Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Обратная сторона убийства


Обратная сторона убийства

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/KF43LGn.gif
Lonnie Machin, Dinah Lance

В Готэме всё как всегда. Коррупция, беззаконие, страх и убийства. Первые полосы газет пестрят заголовками: "Обнаружено тело чиновника!", "Убита надежда Готэма, что дальше?", "Полиция бездействует", - и другие в подобном духе. Смерть для этого города совсем не редкость. За стремительным взлётом карьеры политического деятеля почти наверняка стоял кто-то менее "чистый", чья репутация не позволила бы выбраться на свет, а амбиции тянули в сторону власти официальной. Как бы то ни было, Чёрная Канарейка решает изучить происшествие основательнее, залезть туда, где копы буксуют, спросить у тех, чьи показания в расчет не берутся. И расследование приводит её к интересному персонажу.

+3

2

Проникнуть в здание полиции Готэма оказалось гораздо проще, чем Лонни предполагал изначально. И в то же время это было несколько тревожно, учитывая обилие вещей, что в любой момент могли пойти не по плану, но по какой-то причине так и не сделавшие этого, оставив его теряться в догадках и смутных подозрениях, мучимого чувством, будто его где-то обманули.
Но факт оставался фактом: он без особого труда разжился униформой полицейского-стажёра и теперь от исполнения главной части плана его более ничего не удерживало: если нужен был маскарад, он предоставит этот маскарад, сможет побыть даже шутом...
Чтобы потом пожинать плоды.
Нарочито неловко одернув слегка великоватую в плечах куртку и надвинув козырёк форменной фуражки пониже на лоб, Лонни криво улыбнулся своему отражению в стекле дверей главного входа и без колебаний толкнул их вперёд, стремительно ступая следом.
Следовало отдать копам должное – если оставить в стороне такие сомнительные их достижения, как за редким исключением несуществующая статистика раскрываемости дел, коррумпированность и профессиональная некомпетентность, создавать видимость бурной деятельности они умели на отлично. Впрочем, стоило лишь приглядеться повнимательнее, как можно было легко заметить на экране компьютера одного из офицеров маленькое окошко с пасьянсом или же то, как другой то и дело украдкой косился на часы, нетерпеливо постукивая ногой к вящему неудовольствию своей соседки в стервозных очках.
И эти люди были единственным щитом, что отделял простых жителей города от всего того, что пряталось во тьме ночных переулков и в роскошных пентхаусах под самой крышей мира. Как предсказуемо...
И как достойно презрения.
В свете подобных откровений его уже совсем не удивило, что никто из находящихся в непосредственной близости от него людей не то, что бы не обратил на него внимания, но даже не повернулся в его сторону; все делали вид, что жутко заняты: где-то вдалеке наперебой надрывались телефоны, шуршали и падали листья бумаги с захламленных столов, буйный заключённый вещал что-то на повышенных тонах, пока охранник пытался его утихомирить, стуча дубинкой по железным прутьям решетки.
Динамический хаос во всем его сомнительном великолепии.
Какая-то симпатичная блондинка вдруг вскинула голову и посмотрела прямо на него, из-за чего Лонни пришлось немедленно стереть с лица все следы своих нелестных мыслей и смущённо улыбнуться ей в ответ, надеясь, что тень от козырька скроет от неё все то, о чем ей знать не следовало.
Так и случилось – девушка лишь подмигнула, как ей показалось, робкому новичку, и вернулась к своим делам. Улыбка Лонни... нет, Анарки, медленно сползла с лица.
Людей обмануть так просто. Они склонны верить красоте, наделяя её еще и благородством. Они склонны верить, что все, кто схож с ними внешним обликом – это такие же люди, живущие по общепринятому кодексу чести и моральных ориентиров. По их кодексу.
Но они забывают, что привычно земное лицо не может превратить чужеродное создание в человека, а красивое лицо — в хорошего человека.
В этом их слабость. И его превосходство.
Что ж, если не полиция, то по крайней мере его маскировка работает в совершенстве, а это все, что ему пока нужно от жизни.
После этого Лонни уже легко смешивается с толпой, позволяя ей нести себя в нужном направлении, так и не получив от предполагаемых стражей порядка ни единого подозрительного взгляда. Кроме того, он заметил, что почти никто из них не смотрит по сторонам в принципе – настолько они уверены в своей безопасности. Не знают главного правила: никогда не выпускать из поля зрения всё, что находится на расстоянии вытянутой руки. Очень странно видеть это от представителей нации, что создала и испытала первую в мире ядерную бомбу, но, очевидно, так и не сумела постичь основ.
Единственным тревожным моментом оставался тот факт, что серверная находилась в одной из самых труднодоступных частей участка – слишком далеко ото всех возможных путей отхода, что делало попытку побега при обнаружении практически невозможной. Но Анарки все просчитал: в нужном ему помещении в день от силы бывало всего два сонных техника, – в начале дневной и ночной смен соответственно – в то время как в любое другое время оно пустовало.
По крайней мере, таков был план, но если он что-то и знал об устройстве вселенной, в которой живёт, так это то, что она редко ведёт себя согласно людским ожиданиям. Тем не менее, выбора у него особо не было.
Добраться до места не составило труда; проникнуть за дверь, использовав чужую краденную карточку, тоже. Лонни не боялся, что кто-то обнаружит пропажу – сам владелец едва ли хватится до ночи, а ко времени, когда наступит его смена, Лонни здесь уже не будет. Насчёт охраны же он не беспокоился и вовсе: весь обслуживающий персонал для них все равно, что не существовал, и уж тем более никто из них не вдавался в детали их графика работы.
Опасное высокомерие, но даже оно при определенных условиях может быть полезным, а потому Анарки не собирался их разубеждать – пока.
Внутри серверной его недовольный оскал был встречен одним только приветливым миганием лампочек безмолвной и равнодушной ко всему, кроме разве что электричества, техники. Что ж, с этим он мог иметь дело.
Достав из кармана брюк ничем не примечательный с виду девайс, Лонни подключил его к одному из доступных разъёмов и с удовлетворением отметил появившуюся на маленьком экране строку загрузки. Теперь оставалось только ждать, пока созданная им программа обойдёт местные файерволы, чтобы он мог скачать нужную ему информацию и заодно получить удалённый доступ к базе данных полиции – каждый раз устраивать весь этот маскарад ему было не с руки совершенно, а поимка являлась гарантированным билетом в один конец. И отнюдь не в Аркхэм с его дырявой системой безопасности, ибо здравый рассудок всегда был жизненно важной частью его агенды.
Вопреки располагающей к себе атмосфере и мирному гудению кулеров, Лонни долго не позволял себе расслабиться. Более того, его взгляд постоянно притягивала к себе дверь – его единственный надёжный выход отсюда. Были ещё, конечно, вентиляционные шахты старого образца, вот только одна из них вела прямиком на полигон, где в это время суток обычно упражнялся спецназ, а другая находилась под потолком и едва ли могла послужить адекватной заменой – разве что кто-то откроет её изнутри, а потом сможет подсадить его наверх.
Но люди не созданы для подобного постоянного напряжения: рано или поздно их воля истончается, а концентрация ослабевает, позволяя различным мелочным мыслям просочиться между трещин и в скором времени восстановить блаженную стену белого шума, что обычно успешно отделяет нас от внешнего мира. И Лонни не был исключением.
Однако стоило ему начать потихоньку успокаиваться, как за дверью послышались шаги. Он среагировал мгновенно: отступив к двери, он притаился рядом с проходом. У него была подготовлена парочка оправданий для того, чтобы объяснить свое присутствие здесь, но насколько они будут эффективны, он не знал – все же, так глубоко в жизнь участка он не погружался.
Тревога оказалась ложной: просто парочка копов решила зависнуть неподалеку для разговора по душам. Лонни бросил тоскливый взгляд в сторону дешифратора – пока его успехи находились на уровне тридцати двух процентов. Впрочем, спешить теперь ему было незачем, да и некуда, коль скоро в его планы не входила встреча с кем-либо вблизи серверной и располагающимся тут же хранилищем улик.
Полицейские могли сколько угодно быть невнимательными и неосмотрительными, когда их окружала толпа своих, но здесь, в условиях предполагаемого уединения, эти двое не пропустят его мимо себя незамеченным, вздумай он свернуть операцию и попытаться улизнуть.
Это был цугцванг. И пока Лонни не представлял, как его разрешить.

0

3

Порой казалось, этому городу некуда падать. Однако Готэм умел удивлять, раз за разом пробивая дно и расширяя все мыслимые и немыслимые границы. Это место рождало чудовищ более хитрых, более озлобленных и более приспособленных, чем предшественники. Преступность эволюционировала, жестокость поднималась на новый уровень, появлялись новые смельчаки, бросавшие вызов в лицо правосудию (пока еще не открыто, но то ли ещё будет). А правоохранительные органы продолжали работать по схемам, широко известным всему преступному миру. Фемида по-прежнему не замечала ничего и никого вокруг — ослепший символ слепой надежды, которому нет никакого дела до мелких людских делишек. Действительность сильнее, от неё не уйти, как ни закрывай глаза. Попробуй выжить в этом месте и не растерять принципы, если они у тебя когда-то имелись. Посмей остаться собой и не быть раздавленным городом.
Несмотря на многолетнюю борьбу бэт-семьи, теневая сторона Готэма продолжала существовать и существовала успешно. Черный рынок процветал, численность разбоев и грабежей лишь возросла, нищие всё также сновали по удаленным районам, куда и копы заглядывать лишний раз не решались. Проклятый городишко, построенный на болотах, не спешил менять свой облик и сущность. Для перемен слишком мало усилий какой-то кучки людей.
Дина Лэнс вовсе не была фанатиком. Ярость не перекрывала взор не направляла её причинять добро всем, кто попадался под горячую руку. Она родилась в этом городе. Она знала, каково оказаться на улице, где никто и никогда тебя не услышит. Ей повезло встретить доброго человека и не быть сломленной. Но многие ли оказывались такими же счастливчиками? Случай Дины — исключение из сложившегося и закостенелого правила: ты один на один со своими бедами и проблемами. Правило, которое делало из незлобных людей преступников. Правило, из которого Дина, точно также как когда-то её сенсей, стала исключением в образе Чёрной Канарейки.
Политические игры никогда не входили в круг интересов Канарейки. Какое ей дело до битв богатых и власть имущих? Пусть хоть размозжат друг другу башки — хуже от этого никому не станет. Однако новость об убийстве Говарда Норта — заместителя мэра по экономике и финансам — почему-то обратила на себя внимание. Имя Норта частенько мелькало на первых полосах местных газет. Со стороны он казался человеком дела, глупостей прилюдно не морозил. Неизвестно, были то реальные факты или заммэра раскошелился на хороших пиарщиков. Тем не менее, Норт выстроил блестящую карьеру, прочившую не менее блестящее будущее. Но в Готэме не может быть всё слишком хорошо. Или же «хорошо» быстро заканчивается чем-то совсем не хорошим.
При более детальном рассмотрении личности политика, стали всплывать совсем не лицеприятные подробности, указывавшие на то, что Норт являлся подставным лицом кого-то более могущественного и куда менее законопослушного. Вот только кто мог настолько обнаглеть и уничтожить «маску» влиятельного готэмского бандюгана? Ведь здесь бояться стоит не тюрьмы, а преступных кланов, которые сотрут в порошок неугодных?
У Канарейки были свои информационные каналы. Кое-что удалось выудить в даркнете (она, конечно, не Оракул, но кое-какие уроки из сотрудничества с Бетгёрл все же вынесла), слухи, которыми не спешили делиться с лицами не из своего круга, Дина почерпнула из «работы под прикрытием». Уж где, а на улице она была самой что ни есть «своей». Ни один папенькин сыночек, всю жизнь живший в достатке, не имел доступа к связям с самого дна общества. Уже там, переглядываясь и разговаривая вполголоса, чтобы не быть услышанными посторонними, поговаривали, что скоропостижная смерть большого дяди — не прихоть его босса. Помог им «свой». Но какой оборванец имел ресурсы для подобного дела?
Потребовалось время на поиски и мозговые штурмы, чтобы сложить картинку в более-менее приемлемый вариант. До сих пор Канарейка лично не пересекалась с радикалом, называвшим себя Анарки. Придется познакомиться.

В Готэме нет никого, кто мог бы исчезнуть бесследно. Если официальные власти не имеют информации, бомж с угла напротив твоих окон уж точно знает, что о тебе рассказать. По цепочке из знакомых знакомого, которые якобы видели того парня и знают, где его искать, Дина пришла... никуда. Потому что улица не картотека, отличить правдивые слухи от вымысла, порой, сложно и для проверки требуется время, которого, зачастую, не бывает. Приходилось начинать сначала и более детально прорабатывать другую версию.
Так или иначе на выходе у Лэнс сложилось какое-никакое представление о нужном человеке. И... если сильно повезет и сведения не окажутся уткой, место, где можно увидеть искомого парня, у неё тоже было. Он не полный псих, как Джокер (и это радовало), и у его действий прослеживалась логика, которую, как показалось Дине, она понимала. 
Страсть Барбары Гордон к электронным штуковинам не раз помогала Канарейке в одиночных вылазках. Так, например, Бетгёрл одна из первых (а скорее всего и сама первая) узнала, что полицейский участок хакнули. Разумеется, откуда техникам со стороны знать, что дочка комиссара — наикрутейший компьютерный гений и уже давно взломала систему ради собственных интересов?
Дина первая перехватила сообщение коллеги по цеху. Спустя несколько минут она была у полицейского управления и знала, что тот, кто обнаглел настолько, что приперся в участок и обокрал копов, всё ещё внутри. Канарейка не собиралась врываться в здание — слишком глупо или... слишком самонадеянно. Смотря с какой стороны посмотреть. Она подождет, когда хакер года отключится и вывалится из дверей участка сам. Ей навстречу.

0


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Обратная сторона убийства


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC