Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » beware, beware, be skeptical


beware, beware, be skeptical

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/dYjDf.png


JASON TODD, ROMAN SIONIS
beware, beware, be skeptical
of their smiles, their smiles of plated gold. deceit so natural,
but a wolf in sheep's clothing is more than a warning

все тайное всегда становится явным - стоит лишь приложить немного умственных усилий. черной маске не стоит ничего сложить два плюс два и получить очевидную разгадку: красный колпак не кто иной, как мертвый джейсон тодд.

+2

2

Друзей нужно держать близко, с этим никто не спорит, но врагов — ещё ближе, и эта мудрость не раз была проверена и взята в оборот. Уж Роман Сионис — не стоит в этом сомневаться — знает толк в близости.

Если лишить человека его маски — он потеряет один из своих секретов. Если раздеть его догола — он будет подавлен и подконтролен гораздо сильнее. Если снять с него кожу — он уже ничего не сможет умолчать. Чёрная Маска знал это, потому что проверял не единожды, и отработанные годами приёмы действовали одинаково на каждого человека вне зависимости от того, кем он был и чем славился; а немногочисленные исключения лишь подтверждали правило. И у близости такое множество проявлений. Дуло пистолета, направленное в висок, — это почти, но ещё недостаточно; нож, приставленный к горлу, — это гораздо ближе; острие, оцарапавшее кожу, — уже близко; лезвие, вошедшее под неё, — ближе; тонкая и длинная сталь, доставшая до кости, — ещё ближе; голые пальцы, сжимающие кровоточащее, едва пульсирующее и влажное, — ещё.

Никто не любит лживое и наигранное, каждый хочет что-то чистое, что-то настоящее и неиспорченное. А что может быть чище и искренней, чем настоящая боль? Не зря же её испокон веков считали той силой, что приносит прощение, освобождение и очищение. Что проносит силу, закалённое испытанием.

И наслаждение.

Те чёртовы перебежчики, которых Красный Колпак послушно выдал Роману после их договорённости, готовы были исполнить любую из прихотей своего бывшего босса, лишь бы не идти ему на утеху — и на показательную казнь для толпы. Тем из них, которые работали у него недолго, Чёрная Маска публично пустил пулю в голову, всласть насмотревшись на страх в их глазах. Тех, которые были под его началом чуть дольше, он заставил мучиться на порядок сильнее — каждому по заслугам и по справедливости.

Хуже всего пришлось тем, кто провёл на службе у Чёрной Маски достаточно долго, чтобы перерасти из обычного наёмного головореза в функциональную шестерёнку системы. Красный Колпак, явно желая побольше зрелищ, вызвался посмотреть — Сионису показалось, что в итоге успел пожалел. Должно быть, Колпак рассчитывал увидеть старомодные щипцы и вырванные с мясом ногти, или одну из пыточных коллекций Романа в действии, но ничего такого ему не предстало — такие вещи хороши для запугивания или дознания, но сейчас Чёрная Маска хотел иного. Ему просто нужно было их убить. А заодно выпустить пар, которого внутри скопилось слишком много за время этих погонь и неудачных противостояний; и в итоге зрелищная пытка, которую хотел понаблюдать Колпак — с вырванными зубами и посыпанными жгучим порошком свёрлами, — обернулась нечеловеческими истошными криками и вспоротыми животами. Разнообразие пыточных приспособлений — это не для истязателя, это для жертвы, чтобы заставить её бояться ещё сильнее. Чёрная Маска мог обойтись простыми ножами и пилами, когда делал это только для себя.

Тот, кому потом пришлось убирать с пола кровавые лужи с потрохами и оттирать засохшие мозги с зубчатых пил, наверняка посчитал себя тоже прошедшим пытку.

Зато Роман в кои-то веки смог просто расслабиться. Кто бы что ни говорил, но мало вещей в этом мире могут быть приятней.

Впрочем, помимо упомянутого, есть ещё одна близость, которая доставляет не меньше удовольствия. Не обязательно касаться физически, чтобы узнать о человеке то, что сокрыто под кожей и костями; не обязательно вскрывать тело, чтобы узнать о мыслях. Роман умел наблюдать и собирать сведения, и он пристально следил за Колпаком во все моменты их встреч и разговоров, подмечал тончайшие мелочи и продолжал искать разгадку, которая с каждым шагом становилась всё ближе и ближе — пока не оказалась у него в руках. На эмоциональном подъёме Роман выкурил несколько сигарет подряд, когда красный пазл наконец-то сложился.

И каждая деталь, поначалу казавшаяся незначительной, сразу встала на своё место. Красный Колпак перестал быть одной огромной загадкой, а превратился в короткий и лаконичный ответ.

Роман Сионис насладился каждым мгновением этого осознания.

И в его взгляде не отобразилось ни тени знания, когда он в следующий раз встретился им с Колпаком. Ни блеска, который мог бы выдать догадку, ни язвительной насмешки, говорящей "ну вот я и раскусил тебя, щенок, я всё о тебе знаю". Нет, в глазах Романа была только прежняя пустота и стеклянность, не отражающая ничего, кроме попадающего на неё света. И даже в голос не прокралась тень самодовольства.

— Ты хотел получить моё содействие в борьбе с Бэтменом? — бесцветно спросил Сионис, когда Колпак в очередной раз объявился в его кабинете, обойдя и охрану, и многочисленные закрытые двери. После установления между ними зыбкого союза он совсем перестал соблюдать нормы приличия, вместо этого расхаживая по территориям Романа, как по своему собственному дому. — Ты получишь.

За огромным видовым окном ярко горели огни ночного Готэма. Завораживающее зрелище. Гипнотическое.

— Но перед этим ты расскажешь мне то, что знаешь о нём. Я могу нанять каждого из самых умелых наёмников и подкупить любого аркхэмского психа, но какой в этом толк, если никто из них не сможет к нему подобраться. Так что не юли и не отмалчивайся. Если у тебя есть план — выкладывай его, и сильно не растягивай, я не славлюсь терпением.

+2

3

Не то что бы Колпак хотел мяса.

Впрочем, нет - именно этого он и хотел, когда вызвал перебежчиков на незапланированное совещание в малолюдном и, конечно же, малоосвещенном месте (таком же, как и любое другое в Готэме). Он ожидал страданий, криков, мучительных пыток, которыми так славился в преступном обществе Черная Маска, но вместо этого стал свидетелем обыкновенной расправы над предателями. Все, что сделал Сионис, - расстрелял обойму и загадил улицу чужими внутренностями.

Роман не стремился впечатлить Колпака. Он даже не собирался всласть оторваться на своих бывших людях за те неудачи, что он терпел в борьбе с Джеем. Он просто устало избавился от бесполезных мешков с костями - и это в какой-то мере Тодду пришлось по душе: если раньше он считал Черную Маску фигляром, которому палец в рот не клади - дай только потешить собственное самолюбие чужими унижениями, то теперь он сумел разглядеть в нем серьезного человека, умеющего вести дела.

Джейсон действительно хотел мяса, но одергивал себя, остерегаясь, что рано или поздно потонет в океане человеческой крови. Он хотел быть санитаром Готэма, но не становиться его гнилым, пораженным болезнью органом. Чем дальше он заходил, тем чаще оглядывался назад - туда, откуда на него свысока смотрела надменная гигантская летучая мышь, во взгляде которой не было ничего, кроме разочарования. "Не переживай, Брюс, не ты один разочарован в своем напарнике". Чем глубже Джейсон погружался в готэмскую грязь, тем сильнее в ней увязали ноги.

С каждой новой встречей с Черной Маской, Джей проливал все больше бензина, сжигая за собой мосты.
"Я никогда не смогу вернуться".

Джейсон не боялся показывать лицо. Он больше не видел смысла его скрывать, поэтому в кабинет Сиониса заходил уже без шлема. Он не следил за речью, не выбирал слова, чтобы скрыть свою личность - существует ли на свете человек, которому не похер, что его зовут Джейсон Тодд? На человека, лишенного всего - даже жизни, нечем надавить. У него нет больных мест, нет ниточек, за которые можно подергать. Трупу ни горячо, ни холодно. Мертвецу нечего бояться.

Такие - самые страшные существа. У них нет тормозов. Нет инстинкта самосохранения. Нет здравого рассудка.
Тодд был одним из них.

- Ты никогда в жизни не справишься с ним, если будешь действовать один. Любая угроза - и твои сопляки побегут к кому-то, у кого будет больше власти, чем у тебя, и тогда ты останешься один на один с Бэтменом и тебе никто не поможет, - Тодд прислонился спиной к стене и скрестил руки на груди. - Тебе нужно заручиться поддержкой других боссов Готэма. Можно использовать врагов - бывших - как отвлекающий маневр, такие шестерки, как Пугало или Риддлер, сойдут за пушечное мясо. Бэтмен на них всегда ведется.

Тодд достал сигарету, прикурил и глубоко затянулся. Слегка прищурившись, чтобы дым не попал в глаза, он смотрел на Романа пристально, зацепившись взглядом за его дурацкий гастук, который явно выбивался из общего образа высокомерного гангстера. У всех есть слабости. Кто-то триггерится на имя "Брюс Уэйн", а кто-то до безумия любит разбавлять напускную суровость маленькой забавной деталью.

- Все, что нужно сделать, - оставить его одного. Без помощи и поддержки. Одинокого и брошенного. Это несложно, зная его характер, но необходимо действовать наверняка. Удостовериться, что ни Бэтгерл, ни Робин не смогут его спасти. А еще лучше - заполучить кого-нибудь из них в качестве трофея. Это особенно ослабит мышку.

Брюс никогда не говорил, что Черная Маска его беспокоит. Он никогда не думал, что Сионис сможет стать настоящей проблемой и возможно по сей день считал, что не стоит воспринимать его, как одного из настоящих врагов летучей мыши. Один раз он уже облажался по полной программе, недооценив Романа, и наступит на эти грабли снова.

Слишком упрям, чтобы признать ошибку.
Слишком, а впрочем, ничего нового.

+1

4

— Заручиться поддержкой? — Сионис криво улыбнулся под маской, но во взгляде это никак не отразилось. Хороший совет, что уж тут сказать. Он бы за него и цента не дал. — Как видишь, я об этом знаю — поэтому ты и здесь. И мне не сильно нужны очевидные советы. Каждый второй пытался избавиться от Бэтмена в одиночку, но вместо этого получал только отбитые почки и срок в Блэкгейте — я в курсе, что без слаженного плана не стоит даже пытаться.

Можно нанять лучшего убийцу и накинуть к нему в довесок отборный десяток преступников из Аркхэма, каждый из которых затаил личную злобу на главного мстителя в городе, но какой в этом толк, если они не будут действовать сообща? Роман знал, что эти попытки бесплодны, потому что однажды уже пытался.

— Найти союзников будет несложно: к счастью, у Бэтмена врагов больше, чем шуток в арсенале у Джокера, и большинство из них хотят только двух вещей: заработать и избавиться от Мыши. Если объединить две цели в одну — они поведутся.

Все проблемы можно решить деньгами — Бэтмен не исключение. Вот только помимо денег нужен ещё и план, который не составить без определённых знаний и толики информации, которой явно обладает Колпак. Найти союзников несложно, но использовать их правильным образом — задача на порядок сложнее. Риддлера и Пугало, которых упомянул Колпак, легко завлечь одним только упоминанием Бэтмена — не будь в Готэме этого мстителя, не было бы и львиной доли всех психов; этих легче заманивать не деньгами, а обманом — чтобы они не думали, что ими руководят. А потягаться с Мышью каждый из них по умолчанию хочет.

И Колпак, как ни крути, немного юлил. Заходил издалека, начинал с очевидного — то ли намеренно тянул время, то ли присматривался к потенциальному "союзнику", пытаясь определить, до какой степени Чёрной Маске можно доверять в таких щепетильных вопросах. Роман оценивающе окинул его взглядом, задумываясь за время их короткого сотрудничества не в первый раз — насколько серьёзно этот бывший мышиный прихвостень настроен? По первому впечатлению казалось, что он нацелен твёрдо и уверенно, но, наблюдая за ним, Сионис всё сильнее понимал, что этот линчеватель не настолько серьёзный и уверенный, каким хочет казаться. Было в нём что-то... нестабильное.

Что, впрочем, совершенно не удивляло Романа с тех пор, как он разгадал эту скрытую под красным набалдашником загадку.

Он подтолкнул в сторону Колпака пепельницу, которая с шумом проскользила по деревянной поверхности стола — если хочет курить в его кабинете, то пусть даже не думает стряхивать пепел на паркет. Как только он заговорил о союзниках Бэтмена, Чёрная Маска тут же принялся слушать внимательней — у него никогда не было сомнений в том, что под костюмом Бэтмена всегда один и тот же человек, но вот его поддержка вызывала больше вопросов. За этим мстителем стоит что-то побольше, чем чистый энтузиазм: новейшие технологии и содействие полиции с тех пор, как её возглавил Гордон, немного уменьшают шансы оставить его "в одиночестве", даже если Роман лично перебьёт всех сайдкиков.

— Слишком уверенно ты говоришь, что это несложно, Колпак. Если я начну трогать его ручных птичек и летучих мышек — он разозлится. И я знаю, о чём говорю — я это уже делал, — Роман хмыкнул, прекрасно понимая то, что "одинокий и брошенный" — это не слабость, когда речь заходит о Бэтмене, а источник дополнительной ярости. — Или ты именно этого и хочешь? Вывести из состояния спокойствия до такой степени, чтобы он потерял над собой контроль? Заставить его метаться в поиск решения одной проблемы, когда за спиной зреет совершенно другая?

Роман чуть понизил голос и хищно улыбнулся под маской, понимая, к чему вполне может клонить Колпак.

— Если разозлить его до такой степени, что он начнёт сгорать от этой ярости изнутри, будет легче дезориентировать его, подкрасться незамеченными и нанести удар — ты ведь к этому ведешь? Затуманить его взгляд, сосредоточить на чём-то одном, а потом зайти со спины — как раз в тот момент, когда никто не сможет её прикрыть? — Сионис поднялся со своего кресла и прошёлся вдоль окон, сверху вниз глядя на простирающийся Готэм. Здесь всё изменится, когда Бэтмена наконец-то не станет. — Ослабить его, поставив на прицел его окружение — это эффективный способ. Он мастерски скрывает свою личность, но какая разница, кто там под маской, если у Бэтмена тоже есть те, за кого он боится?.. Зная это, я могу спланировать, как увести его поддержку подальше от него, отвлечь чем-то сторонним, а потом, чтобы заставить его потерять над собой контроль, скажем... — Роман неопределённо пожал плечами, сел обратно за стол, слегка взмахнул рукой, словно задумался, и сказал, как будто бы первое, что пришло ему в голову: — ...убить его Робина?

+1

5

Сионис не воспринимал его всерьез. Он разглагольствовал о том, что Колпак говорит очевидные вещи, а Колпак в то же время думал про себя, каким же имбецилом нужно быть, чтобы эти очевидные вещи не использовать на практике? Сколько времени должно пройти прежде, чем ненавидящие друг друга группировки объединят силы против одной наиогромнейшей проблемы в лице Летучей мыши? Если Джейсон только что озвучил то, что давным-давно понятно каждому сопливому вору в Готэме, то почему так называемая "организованная преступность" до сих пор себя не организовала?

У Романа были возможности это все воплотить в жизнь. И он уже в голове прокручивал колоссальное количество чеков и банкнот, с коими ему придется распрощаться. Кажется, Джей даже слышал звон кассового аппарата - так громко скрипел своими шестеренками Маска, распределяя затраты и продумывая план.

Ход мысли Сиониса его устраивал. Не нравился, но вполне подходил - и этот запал, с которым Маска начал развивать подброшенную ему тему, однозначно вселял уверенность: Джейсон не ошибся, что решил обратиться именно к Роману. Он точно знал, чего хотел, и собирался взять это голыми руками, если потребуется - и ничто не сможет встать перед ним и целью, если только искра разгорится.

Джейсон хмыкнул про себя и стряхнул пепел сигареты в любезно предоставленную хрустальную вазу с поломанными окурками. Даже изгвазданная внутри пеплом и смолой, снаружи она была натерта до блеска, будто алмаз. Гребаный педант. Лучше бы убрал сральник в своем подвале. С другой стороны, вылизанный интерьер кабинета приятно ласкал глаза после последних лет побираний и, конечно же, полугода в сырой кладбищенской земле. Брюс раскошелился на хороший гроб, и пряжкой от ремня его было действительно трудно расковырять. Настолько усердно пытался не позволить птенцу вернуться?

Глупо так полагать, конечно, но подсознание всегда сильнее нас.

Что точно не нравилось Тодду - так это регулярные оценивающие взгляды, как бы невзначай бросамые в его сторону. Сионис то и дело довольно щурился, и глаза в глазницах его черного черепа мерзко поблескивали. Гангстер словно обмазывался тонной тузов, которые благополучно прятались в рукавах его пиджака, - и вот он вывалил на стол всю крапленую колоду из козырей и джокеров.

Джейсон сорвался с места и почти в один миг оказался рядом, опасно склонившись к Роману и хлопнув по поверхности его стола ладонями.

- Расставим все точки над i, умник. Можешь не строить из себя идиота. Я хоть и думал, что твои мозги выеденного яйца не стоят, это не так. Ты знаешь, кто я. Так что прекращай цирк, если не хочешь, чтобы мои знания о Бэтсе попали в чужие руки, - Джейсон почти шипит ему в лицо - в то, что от лица осталось. Он зол и раздражен, игры в недоумков перестают ему нравиться с самого начала, а потому Тодд сразу раскрывает карты.

Несколько глубоких вдохов приводят Тодда в себя. Он все еще злится где-то глубоко внутри, но эта злость давно стала его частью, и вырезать ее как злокачественную опухоль без следа уже невозможно. Останутся болезненные метастазы, которые расползутся по всему его телу и загонят обратно в могилу.

- Ты действительно думал меня испугать? Серьезно? - Колпак выпрямился, склоняя голову набок - почти по-птичьи, не даром бывшая малиновка. - Типа барабанная дробь, и потом ты объявишь мне, что я, оказывается, нахуй мертвый Джейсон Тодд, а я завизжу от ужаса, как Мэри Крейн или как ее там, да? - лающий смех, сорвавшийся с губ Колпака, не оставлял сомнений в том, что проломленный монтировкой череп все же лишил парня тормозов. Однако в следующий момент Джей посерьезнел, будто секунду назад на его лице не было и тени усмешки: - Не угадал. Но ты уловил самое главное.

Потушив сигарету в пепельнице, Джейсон обошел стол и встал лицом к лицу с Черной Маской.

- Я хочу, чтобы его Робин сдох.

+1

6

Зажжённая спичка, как и ожидалось, подожгла хворост.

Чёрная Маска ставил на то, что Колпак отреагирует резко и агрессивно: не нужно быть провидцем или психологом, чтобы увидеть, что у него в подкорке целый балаган из проблем и злости, вращающихся вокруг Бэтмена и его новой пёстрой птички. И самоконтроль — явно не сильнейшая из его черт, когда дело касается бывшей «геройской» жизни: самое первое, что им руководит, — это бесспорно месть. Месть и обида. Опасное сочетание, как бы по-детски оно ни звучало.

Роман даже не дёрнулся от подлетевшего Колпака, который едва ли не исходили искрами.

— А если я скажу сейчас, что просто блефовал, м? — Роман довольно, едва не злорадно протянул это, рассматривая Колпака спокойным взглядом. — Решил прощупать тебя, а ты взял и заорал во всё горло: «о, да, здесь болит, жми сильнее!», — он засмеялся и укоризненно поцокал языком, словно отчитывая Колпака за излишнюю прямолинейность. — Но ты прав: я знал. Не сложно было сопоставить всё и прийти к правильному ответу; да и ты не слишком скрывался, уж не знаю, намеренно или тебе просто плевать. Джейсон Тодд. Подопечный Брюса Уэйна. Подумать только, этот болван не только технику и деньги Бэтмену поставляет, но ещё и мальчишек.

Роман чуть скривился, но на маске это, естественно, не отразилось. Удивительное свойство, присущее всем самым раздражающим людям — как бы далеко всё не заходило, они исхитряются сделать так, чтобы ты начал ненавидеть их ещё сильнее. Связь компании Уэйна с Бэтменом была слишком очевидна даже для тех, кто намерено не всматривался, но простым финансированием тут дело явно не ограничивалось. Ещё одно гадкое пятно на лице Готэма.

— И не пытайся применять на мне свой лёгкий шантаж, Тодд, давай кое-что проясним: ты нужен мне точно так же, как и я тебе, и если собираешься при каждом удобном случае вскакивать и грозиться, что уйдёшь с вещами — мы не сработаемся. И, поверь, мне не важен процесс. Я хочу результата. Если сдашь Бэтмена кому-то другому — я заплачу ему вознаграждение за то, что избавил меня от одной из проблем, а не буду бороться за право лично вскрыть Мыши череп.

Сотрудничество никогда не бывает лёгким, если каждая из сторон в первую очередь преследует свои интересы: оба хотят одного, но мотивы и цели у Сиониса и Колпака отличаются разительно. И Роману будет проще, если в процессе Колпак не будет вести себя как истеричный подросток (но, стоит заметить, есть в этом что-то полезное — как ни крути, но у бедного мёртвого Джейсона такая откровенная и болезненная слабость...).

— Ожидаемо, — лицо Сиониса под маской исказилось улыбкой. — Хочешь отомстить папочке и убить его новую птичку? Как думаешь, во второй раз он отреагирует острее, чем в первый? — издевательские интонации Романа были адресованы не столько бывшему Робину, сколько неслышащему их Бэтмену: он помнил те времена, когда у него начала слетать крыша, и он носился по Готэму почти все ночи напролёт, но уже без яркого пятна рядом.

Было бы очень иронично и забавно привлечь к этому Джокера — он бы согласился. Вот только Роман не любил работать с такими, как он, да и неизвестно, где его сейчас искать — Джокер давно не показывал своего бледного носа, словно залёг где-то глубоко на готэмском дне.
И наверняка Колпак хочет сделать это сам.

— Организовать это будет несложно, но нужно действовать быстро и уловить момент: если сделаем это слишком рано, то злость Бэтмена пройдётся по нам, а не по нему самому; если соберёмся слишком поздно — можем не успеть, потому что рано или поздно он начнёт подозревать. И отсчёт уже пошёл. Так что советую тебе не слишком утаивать то, что знаешь, Колпак.

+1

7

Сионис слишком назойливо прощупывал почву. Тодду это совсем не нравилось, потому что с каждым словом Маска получал все больше крючков, которыми он мог вытянул из Джейсона почти все. Действительно, Брюс недооценивал его. Роман поступал достаточно умно, не высовываясь и набирая силу, деньги и власть. Единственное, в чем он просчитался - это довериться Колпаку хоть на йоту. Он не прочувствовал, что за жаждой мести и обидой может стоять хладнокровный расчет и желание раз и навсегда стереть с лица Готэма язвенные рубцы.

- Если бы я действительно считал тебя кретином, то поверил бы в твой блеф. Но ты не тупой, ты вполне способен сложить два плюс два, Сионис. Так что кончай ломать комедию.

Джей осекся, стоило Сионису заговорить о поставке мальчишек герою в черном плаще. До него не сразу дошло, что Роман не понял, насколько он был близок к раскрытию личности Бэтмена, но в последний момент развернулся и зашагал в прямо противоположную сторону. Про себя Тодд хмыкнул, но лицом этот смешок не выдал - ему, в принципе, совершенно невыгодно раскладывать перед Маской свой флеш-рояль. Колпак не собирался раньше времени снова лечь в могилу.

К тому же, сам процесс натяжения нити делает мгновение ее обрывания куда более приятным. Бывший Робин еще с геройской юности знал, как сильно Сионис ненавидел Уэйна. Он винил его во всех бедах, которые с ним когда-либо происходили, он считал его подлым предателем, который воспользовался его слабостью и отобрал у него компанию - словом, был очень на Брюса обижен. Знай он, что Бэтмен и Уэйн - один человек, вспыхнул бы как простреленный бензобак одного из своих Роллс-Ройсов и взорвался.

- Да, хочу. Ты даже не представляешь, насколько я хочу оторвать его новой пташке ее крылья. Хочу понадергать из нее перьев, медленно и по одному. Ощипать, как жирную индейку на день благодарения, и в конце свернуть маленькую шейку.

Джейсон произносил эти слова, глядя буквально сквозь Черную Маску. По его глазам несложно было понять, что в тот момент перед его глазами всплывали те самые картины, о которых он говорил. Машинально облизав губы, он хлопнул глазами и убрал прилипшие ко лбу седые волосы назад - эйфория от предвкушения мести прошла столь же быстро, как и началась. Он отвел взгляд от цепких глаз Романа, шумно выдыхая.

Кажется, тому начинало нравиться. И это было взаимно.

- Если ты не напряжешь мозги под своей маской, Роман, мне будет тяжело удержаться, чтобы не разнести твой офис из ракетницы во второй раз, - почти беззлобно - с ненавязчивой ухмылкой - отозвался Джей, поудобнее рассаживаясь на его столе. - Подумай, какого ребенка подвозят в школу на лимузине Уэйна. Подумай, кого Уэйн усыновил до того, как появился я. Газеты пестрят именами, Маска.

"Газеты пестрят именами..."
Джейсон закусил нижнюю губу и нахмурился. Голова загудела, в висках пульсировали жилы. Он помнил те газетные вырезки. "Бэтмен отдает Джокера в руки полиции", "Джокер снова совершил побег". Среди этих заголовков на пробковой доске была прикреплена фотография, которую Талия как бы невзначай показала Джею. Бэтмен и Робин. Новый Робин, Тим Дрейк, долбанная замена. Брюс недолго горевал - и горевал ли вообще? Зачем убивать того, кто отнял у тебя сына, если можно просто найти мальчишку лучше, умнее и послушнее?

И правда. Стоит взять на заметку. Зачем мириться с предательством, когда можно их просто всех убить?

Джейсон снова поднял взгляд на Сиониса и его губы растянулись в усмешке.

- Твоя задача найти тех, кто не облажается. А дальше мы будем править балом.

+1

8

Уголок губ Романа дёрнулся под маской — но не от улыбки, а от раздражения: сучоныш играл с ним, балансировал на грани задирок и подхалимажа, а его кажущаяся беззаботность была очередным напускным фарсом. Хотелось схватить его за загривок, как делают со скалящимися на хозяина собаками, и хорошенько прижать — желательно, шмякнув оцарапанным лицом об стол.

Просто чтобы показать ему его место.

Сидевшая в Джейсоне злость и гнев — а где-то глубже: банальная детская обида — с каждым его словом становились всё заметней, и Роман присматривался тщательней, отмечая реакции. Этот недо-мститель в колпаке сыграет неплохую роль в расправе над Бэтменом и его свитой, а вот что с ним делать дальше — покажет время.

Пока что хотелось только приструнить.

— Газеты пестрят именами, — повторил Сионис за ним, оценивающе смерив взглядом. Не дал ни одного прямого ответа, но натолкнул на чересчур очевидную наводку. Либо не хочет прямо выполнять указания, показывая тем самым своё нежелание подчиняться и играть по чужим правилам, либо же хочет оставить себе место для манёвра: всегда сможет скинуть с себя балласт вины, сделав вид перед самим собой, что это не он поставил «своих» же. — Я уже знаю эти имена, Рэд.

Когда Роман выяснял личность Красного Колпака, от него не скрылись и остальные, но должного внимания им он не выделил, оставив изучение напоследок. А Уэйн, оказывается, действительно поставляет мальчишек Бэтсу — Сионис знал, что один из них сейчас в Бладхейвене. Личность Летучей Мыши тоже должна быть где-то рядом, мелькать через строчку с Уэйном, но — Роман в этом уверен — не так откровенно.
Маска Бэтмена — это лицо под мордой летучей мыши, а не наоборот.

— В моей части сделки можешь не сомневаться, — мысли Романа уже были отвлечены и он протянул это отстранённо и скрипуче, — лучше постарайся не облажаться со своей собственной. А сейчас проваливай.

Роман смахнул Джейсона со стола, как стопку ненужных документов, и полностью отвёл от него внимание.
Он дал ему достаточно зацепок для того, чтобы уделить им должное время.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » beware, beware, be skeptical


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC