Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Самая тёмная ночь


Самая тёмная ночь

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

САМАЯ ТЁМНАЯ НОЧЬ
Dinah Lance, Oliver Queen
https://i.imgur.com/ObSfnwI.gif

"Ночью все кошки черны", - подумал Зеленая Стрела и отправился в ночной патруль.

+3

2

Ветер подхватывал мусор, кружил его в воздухе, прибивал к липким кирпичным стенам старых многоэтажек, будто специально расставивших свои широкие спины, чтобы ловить шалости ветра. Сиэтл взбивал мягкие перины постелей и готовился ко сну. В металлические крыши с разбега ударялись крупные капли. Стук... стук, стук. СТУК.

Дина наблюдала за непогодой из окна своей квартиры. Озябшими пальцами она держала кружку с кофе, задумчиво повторяла хаотичную мелодию дождя, постукивая ногтем по фарфоровой ручке. Невидящим взглядом она смотрела куда-то вдаль, едва заметно шевелила губами — нет, ничего. Ничего из этого не выйдет, это просто дождь. Всего лишь её меланхолия, серость за окном, как нельзя лучше накладывавшаяся на её внутреннее состояние. Обычное беспокойство, которое не покидало много лет к ряду. Это ничто. И музыкой стать не может. Но так или иначе она бросает на столе остывший кофе и хватается за карандаш, чтобы поскорее записать крутившиеся на языке слова.

В такую погоду то и дело в памяти всплывали эпизоды былой жизни, мало приятные как правило. Обрывки прошлого напоминали о невозвратно утерянном, резали грудь тоской, заставляли чувствовать себя изгоем везде, где бы ни появлялась Дина. Дина Лэнс — одиночка. И никто ей не нужен. Она не должна никого к себе подпускать, чтобы не подвергать их жизни опасности, чтобы быть сильной. Привязанность — это слабость.

Она обхватила ладонями свои плечи и села на высокий стул.
Яркая вспышка за окном. Тут же последовала другая. Затем раскат грома, будто разрывавший небо пополам. Припаркованные у тротуара автомобили дружно взвыли.

В такую ночь невыносимо быть одной. Но куда податься ей в поисках компании? Шумные бары переполнены подвыпившим контингентом. Терпеть издевательства, которые там считались подкатом, не хотелось. Еще меньше хотелось, чтобы в её лице узнавали бывшую солистку Черной Канарейки, и расспрашивали о дальнейшей судьбе группы, частью которой она теперь не являлась. А вот надраться Дина была бы очень даже не против. Только не звонить после этого никому и не плести пьяные бредни.

В холодильнике дожидалась своего часа недопитая бутылка скотча. Что ж, час настал. Поставив стакан на стол, Дина села напротив, немигающим взглядом уставилась на стеклянную емкость, словно та была одушевленным предметом. Вылила содержимое бутылки в стакан. Вышло слишком мало, чтобы расслабиться, но достаточно, чтобы провонять запахом крепкого алкоголя. Выпила одним глотком и тыльной стороной ладони потерла кончик носа.

«Не круто, Лэнс, очень не круто».

С новой вспышкой молнии она почти физически ощутила, как стены, мгновение назад казавшимися неподвижными, стали двигаться ей навстречу. Наступать, давить на мозг, не оставляя внутри ничего, кроме острого желания вырваться. Наспех сменив мягкий домашний костюмчик и тапочки на тяжелые ботинки и косуху, она вышла на балкон, откуда, преодолев перила, спрыгнула на крышу более низкого соседнего здания, а оттуда по пожарной лестнице спустилась на землю. Холодные капли били в лицо, забирались за воротник куртки, неприятно соскальзывая по спине. Мотоцикл с надписью «Wayne» на бензобаке дожидался на подземной парковке.

Дина хитро улыбнулась. В её голове уже созрел план. Она пойдет к тому, кто поймет, кто точно также как она разрывается между двумя жизнями и в итоге одинок. К тому, кто не звал и кто не выгонит. И кого, наверняка, в это время не застать в логове.

– Генри, ты окажешь мне услугу, если скажешь, где найти Зеленую Стрелу, — сладким голоском пропела она в динамик мобильного телефона.

Техник Стрелы информацией делиться не торопился. Растянутые слова, паузы, извиняющий тон — по манере разговора Генри Дина поняла, что этой ночью на улицах Сиэтла с ней пересекаться не хотят. Что ж, если гора не хочет идти к Магомету, то Дина Лэнс сама отыщет геройствующего красавчика с колчаном за спиной. И свои поиски она начнет не с улицы.

Она повернула ручку газа на себя, мотоцикл под ней разве что не вставал на дыбы. Резко крутанувшись на ближайшем перекрестке, она помчалась в противоположном направлении. Через какое-то время Дина была у здания, несколько этажей которого занимала берлога Оливера. Через холл её бы все равно не пустили, да и не хотелось бы, чтобы хозяин раньше времени узнал, что его ожидают. Да и едва ли сам Куин пользуется парадным входом, когда уходит на свои вылазки. У него отдельный вход с лифтом, пароль на замке которого Дина уже давно выучила наизусть.

В гостиной горел свет, негромко играла музыка, а в углу у незакрытого окна раздувались шторы. Должно быть, подобным бесхитростным образом Оливер надеялся создать эффект присутствия. Спасибо, что не закатил пьяный дебош на 50 гостей, по ходу которого о существовании хозяина бы просто забыли.

Небрежные волны промокших волос липли к блестящей от влаги куртке. Дина осторожно ступала по полу, стараясь двигаться бесшумно, но оставляла за собой мокрые следы. Тогда она выключила весь свет за исключением подсветки, прошла в кабинет, где до сих пор был включен компьютер. Уселась за стол и стала просматривать историю поиска.

«Где же вас черти носят, мистер Куин?»

+2

3

Неделю назад нашли труп наркомана на железнодорожных путях со странной отметиной на левой руке в виде китайских иероглифов. Их, в местной полиции, перевели как “должник”, что четко наводило на мысли почему его убили и вырезали столь позорную отметину.
Преступник явно хотел показать другим, что так будет с каждым, кто посмеет не выплатить вовремя свой долг? Наверное, тут даже не нужно было быть самым лучшим сыщиком на свете, чтобы это понять. Только вот убийца или убийцы очень умело заметали за собой следы и выйти на них было практически нереальным.
Примерно два дня тому назад нашли еще два трупа с похожими параметрами как у первого, разве что отметины были старыми, сделанными при жизни, хоть и со схожим смыслом. Этот факт окончательно ввел дело в ступор и поэтому Зеленая Стрела сам решил разобраться, кто вздумал толкать наркотических бизнес в его городе и резать людей, пускай столь низко павших, направо и налево; а заодно по ходу расследования он подумает, как помочь наркоманам избавиться от зависимости уже от лица Оливера Куина. Он сделает все возможное, чтобы жителям Сиэтла стало лучше.
К сожалению, сегодняшняя ночная вылазка тоже не дала никаких результатов, как дневной поиск информации, поиск по вещдокам  и взлом базы данных полиции.
Ничего. Тишина. Гробовая.
Оставалось вернуться домой и попробовать пересмотреть все, попытаться найти упущенное, держась за надежду на то, что можно было упустить из виду лежащую под носом зацепку.
Наконец-то добравшись до дома, Оливер, естественно, не стал заходить через парадный вход. Его жилище было обустроено так, что в квартиру можно было попасть незамеченным через потайной лифт, который, к его удивлению спустился сверху вниз, а не открыл двери сразу. Это заставило напрячься и приготовиться к сюрпризам, что могут его встретить, когда он окажется в родных хоромах.
Поднявшись наверх, он тихо вышел из лифта, держа на всякий случай лук наготове. Код от замка знали только близкие люди, но лишняя перестраховка не помешает никому. От тайного входа, в сторону кабинета, вела мокрая вереница следов, на что Оливер тихо пробормотал, что кого-то он заставит драить полы, ибо этот кто-то действовал крайне нагло, словно был у себя дома.
Заглянув в кабинет, он увидел светлую макушку очень симпатичной и очаровательной женщины, что рылась в его личном компьютере.
— Если ты ищешь, смотрю ли я порно одинокими ночами, то ты вряд ли что-то там найдешь, милая. Ты в курсе, что надо предупреждать, когда врываешься вот так без приглашения? Я могу подумать, что ты сильно соскучилась по мне и захотела устроить сюрприз, Дина.

+2

4

Дверь, отделявшая кабинет от остальной части жилища Оливера, тихонько приоткрылась. Из-за неё осторожно, словно нагадивший кот, выглянул сначала один, потом другой глаз хозяина квартиры, который держал наготове свое средневековое оружие и похоже целился Дине прямо промеж глаз. Откинувшись на спинку кресла, она положила ногу на ногу и в знак покорности медленно подняла руки вверх.
– Что, будешь стрелять в беззащитную женщину? – серьезно спросила она и посмотрела на вошедшего испепеляющим взглядом, – Хорош герой, ничего не скажешь.
Она состроила выжидающую мину, взглядом указала на орудие устрашения в руках Куина, мол, ты поосторожнее со своей штуковиной, так и кое-кого невиновного поранить не долго. Когда же перестала выполнять роль ходячей мишени, Дина снова вернулась к занятию, за которым была поймана и от которого её столь бесцеремонным образом оторвали.
– Здесь, может, и не найду, а вот в виртуальном хранилище данных... – отвлеченно протянула она и приподняла брови. Оливера Куина сложно смутить, не менее сложно скомпрометировать и практически невозможно уязвить непомерно раздутое эго. Хотя, справедливости ради стоит отметить, иной раз Лэнс казалось, что к этому она близка.
Закрыв все вкладки и уничтожив следы вторжения в личную жизнь владельца ноутбука, она откатилась на стуле и поднялась с места. Обошла стол и прислонилась к краю, сложив в замок руки на груди.
– Если бы ты от меня не прятался, я бы и не пришла, – без обиняков ответила Дина.
Она подумала и решила, что лучше поймать Куина за шкварник сейчас, чем потом он свалится как снег на голову и к тому времени наворотит бог весть что. Всё же она не первый день знала этого парня и понемногу начала разбираться в его характере и логике его действий. И сейчас этот слизняк вертится как уж на сковородке, пытаясь переключить внимание Лэнс на другую тему, лишь бы не отвечать на вопросы, которых, как он уже наверняка догадался, будет немало. Ладно, в ближайшее время Зеленая Стрела всё равно никуда от неё не денется (а если попытается, Дина «мягко» объяснит, что не на ту нарвался). Она подыграет. А потом всё равно спросит.
Она опустила руки, уперлась запястьями в крышку стола. Лицо её просветлело в улыбке, глаза лукаво заблестели. В следующий миг она бросилась Оливеру на шею, вцепилась пальцами в его одежду. Она подняла подбородок и губами впилась в его губы. Из горла вырвался тихий смешок.
– Дуралей, женщина не приходит ночью к мужчине, чтобы вместе посмотреть порно, – стараясь выровнять дыхание, прошептала Дина, после чего обхватила плечи Оливера и поцеловала еще раз.

+2

5

Хороша, чертовка. Вся она, начиная с ее боевого характера, заканчивая столь откровенным костюмом. В общем,  она — идеал.
При виде Дины у Оливера всегда сердце замирало и взгляда он с нее не сводил, упиваясь ее красотой и прекрасной улыбкой, которой она периодически его одаривала. И сейчас он буквально застыл, таращась на девушку, словно мальчишка, который увидел перед собой первую любовь.
— Нуууу, — протянул он, делая губы бантиком и приглаживая свои наипрекраснейшие длиннющие усы, — прости за то, что направил на тебя оружие. Сама знаешь, что всегда надо быть осторожным, родная моя. Ииии неее смееей лезть в мое хранилище данных, эй!
Он сделал несколько шагов к столу, но Дина уже успела убрать свои прекрасные ручки от клавиатуры и залепить ему серьезную фразочку на тему пропажи Оливера. Замерев, словно он только что совершил что-то ужасное, стрелок чуть поджал губы, задумчиво мучая один из концов лука.
— Я не прятался. Просто не хочу лишний раз впутывать тебя в проблемы Сиэтла. Дело не в доверии, милая, а…
Вот так всегда! Стоило открыть рот, начать двигать свои мысли, свое беспокойство, как она сразу же затыкала его поцелуем и Олли просто забывал обо всем на свете, утопая в теплых объятиях незабвенной.
Отбросив лук в сторону, он обнял изящную талию обеими руками и нежно ответил на поцелуй, наслаждаясь каждым мгновением томного прикосновения  этих прекрасных губ.
— О, значит ты хочешь провести со мной ночь? Это же лучше, чем смотреть на...процесс, — счастливо улыбнувшись, Олли ласково провел пальцами по нежной щеке и снова прильнул своими губами к ее, прижимая к себе еще крепче и не желая отпускать.
Видимо, кому-то сегодня перепадет, хех. Можно будет позволить себе расслабиться после долгих поисков, которые не дали никакого результата, но утром все равно придется к ним вернуться, как и обрисовать Дине всю ситуацию, потому что, если она появилась здесь, то теперь не уйдет и будет рваться помочь Куину.
Тихо вздохнув, Олли прервал неохотно поцелуй и опустил ладони чуть ниже талии, на бедра…

+2

6

Забавно наблюдать, как за считанные секунды вполне взрослый мужчина превращался в неуверенного школьника с дрожащими коленками. Оливер запинался и заикался на каждой фразе, будто бы и вовсе не умел разговаривать по-другому. Дина видела его реакцию, понимающе улыбалась и прикрывала глаза. Она всё прекрасно знала и чувствовала. Точно также она никак не могла сосредоточиться, когда они находились наедине, как сейчас. Пусть за пределами логова Стрелы оба они являлись бесстрашными и самостоятельными защитниками города, друг напротив друга они становились обычными людьми, просто мужчиной и женщиной, которых неумолимо тянуло друг к другу.
От его прикосновений по спине пробегали мурашки. Дина задержала дыхание, потом резко выдохнула. Ей нравилось это ощущение. Нравилось, как сильные руки обхватывали его. Нравилось прижиматься к Оливеру всё сильнее и буквально задыхаться в его объятиях. Она была без ума от него и никогда бы не призналась в этом в слух. Но её каждое прикосновение, каждый поцелуй, каждое движение говорили сами за себя.
Дина подалась навстречу его напряженным горячим губам. Хотелось большего. Она убрала с лица волосы, чтобы лучше видеть Оливера. Коснулась пальцами его скул по поцеловала глубже. Самозабвенно и дерзко. Ей хотелось нравиться ему, видеть, что он как и она сходит с ума... Безумно хотелось ощутить своим обнаженным телом его тело, хотелось чтобы он любил, желал, принадлежал ей этой ночью.
Нехотя она отстранилась от Куина и почувствовала как пылают её щеки.
«Влюбленная идиотка!» – вздохнула Дина. Остатки разума напомнили, что в комнате довольно слабый свет и что Оливер не сможет разглядеть на её лице краску.
Она сбросила с себя куртку и одним движением забросила её на стол. Посмотрела прямо на Оливера, чуть подалась вперед, а затем стянула с его маску и бросила куда-то за спину.
– По крайней мере, на место на твоем диване я сегодня рассчитываю, – понизив голос, призналась Дина.
И замолчала, словно обдумывая пришедшую в голову мысль. После чего приподнялась на носочки и сорвала промокший капюшон с головы Куина и, не торопясь, принялась расстегивать куртку. Она не сводила с него глаз всё то время, что тянула за молнию.
– Но, разумеется, ты можешь и отказаться, – насмешливо добавила она, прекрасно зная, каков будет ответ.
Затем опустила взгляд и, прищурив глаза, продолжила:
– На мой вкус, ты всё ещё слишком одет, – она с силой толкнула Оливера в грудь, заставив прижаться спиной к стене, и стала остервенело срывать с него оставшуюся одежду.

+2

7

Кажется, Дина только что над ним решила поусмехаться или это так тень легла на прекрасное лицо? Оливер облизал губы, чувствуя наплывшие приятные ощущения, расслабляющие его тело и заставляющие почувствовать себя в полной безопасности. Мысли о проблемах любимого города отошли на задний план и далеким эхом пульсировали в голове, в попытках достучаться до его разума из самых глубоких недр, но, к сожалению, все было занято Диной и всякими непотребными фантазиями на ее счет, что мужчина решил временно отмахнуться от насущных забот.
— Я думаю, можешь занять любую привлекательную горизонтальную поверхность, милая моя, лишь бы тебе было комфортно. Чувствуй себя, как дома… — не отрывая от возлюбленной взгляда, Олли внимательно следил за каждым ее изящным действием. Когда Дина вновь приблизилась и наконец-то сняла с него маску, он вернул ладони на ее прекрасные бедра и собственнически провел по ним вверх, чувствуя тепло чужого тела.
Отдаваясь приятному напряжению, связи между ними, Куин, послушно прижавшись к стене спиной, принялся помогать освобождать себя от ненужных вещей. Скинув на пол колчан со стрелами и лук, следом полетела вниз жесткая куртка, защищающая тело от умеренных повреждений.
Тем более ему безумно нравилось, когда Дина брала верх над ним. Оливер всегда поддавался и лишь хитро улыбался, чувствуя над собой полную власть обожаемой женщины. Это, конечно, не значило, что он горы ради нее не свернет, но порой хотелось почувствовать себя наивным мальчишкой, переполненным искренним счастьем, что на него обратила внимание сама богиня любви и красоты.
Не желая оставаться безучастным, Куин, продолжая улыбаться своей красавице, потянул за шнурок корсета, дабы наконец-то освободиться от одежды, скрывающей великолепное тело.

+2

8

Он главный акционер корпорации, миллиардер и плейбой. В гугле полно его фото в компании девиц не самого приличного вида. Помимо этого, он линчеватель в маске, чьи методы далеко не всегда одобряет закон; супергерой с самомнением, подпирающим облака; мастер сомнительных (но оттого не менее подкупающих) подкатов и так себе шуточек. Уже эти стороны личности Оливера не особо складывались в единый пазл. Когда же он смотрел своими стеклянными глазами совсем как сейчас, Дина терялась. Ей нравился этот миллиардер со странностями, нравилось узнавать его, когда он без задней мысли рассказывал о своем пережитом, делился мыслями, планами. Нравилось изучать его, познавать как ранее не виданную разновидность homo sapiens. Он казался другой планетой, чтобы понять которого, иной раз, требовалось перестроить взгляд на мир. Куин не похож ни на одного из её знакомых героев в трико из Готэма. И он нравился ей таким, какой он есть: простым, открытым, доверчивым и порой наивным до глупости. Он — противоположность всему тому, что Лэнс усвоила с ранних лет жизни на улице. Он как свет солнца — но Дина не может ему раскрыться. Она осторожна и скупа на эмоции. До скрежета зубов она боится раскрыть кому-то душу, показать себя настоящую, предстать такой, какая она есть. Ведь за шипами задирок, бравады и брани кроется обычный страх. Страх потерять тех, кто стал дорог. Страх стать слабой и не суметь в нужный момент защитить любимых людей. Страх быть собой и позволить себе просто, не оглядываясь назад.
Она в коконе из недосказанности и умалчивания ответов. Она просит не задавать вопросов о прошлом. Дистанцировалась от всех и чувствует себя в порядке. Пока ещё.
Но так просто забыться в крепких объятиях, потерять на время голову и наплевать на всё...

Шнуровка на груди корсета носила чисто декоративный характер. Но откуда об этом знать мистеру Куину? Она закусила нижнюю губу, чтобы не рассмеяться в голос, затем убрала руки за спину и кокетливо отступила на шаг назад.
– Величайший детектив Сиэтла в тупике? – спросила она, – В самом деле, и как же это снимается?
Когда попытки растянуть шнуровку ничего не дали, а заветный замок не был нащупан на спине, Дине пришлось сдаться и снять затейливый предмет одежды самой, расстегнув молнию на правом боку. А потом очень постараться, чтобы Оливер не подумал, что над ним откровенно издеваются.

Дина лежала на твердой поверхности стола, но не замечала дискомфорта. Она забыла обо всем на свете. В тот момент для нее существовал только Оливер, его прикосновения, вкус его губ. Все крепче прижималась к нему, желая слиться воедино с его телом. Куда делать её язвительность? Что стало с её отстраненностью, благоразумием и способностью хладнокровно анализировать ситуацию?
«Нечего тут анализировать», – отвечал внутренний голос, заставляя полностью отдаться во власть физического желания.
Обстановка кабинета теперь показалась ей не самой подходящей, о чем Дина незамедлительно сообщила. А после уволокла Оливера в спальню.

Казалось, прошла целая вечность. Дина начала приходить в себя, когда небо за окном заметно посветлело. Ночь уносила вместе с собой непогоду, уступая место новому хорошему дню. Она лежала обнаженной, уткнувшись щекой в плечо Куина. Подняла голову, стараясь двигаться как можно более аккуратно, чтобы не потревожить хозяина квартиры. Она заметила множество шрамов на его коже, которые не разглядела накануне. Невесомым движением осторожно она коснулась затянувшегося пореза и сдвинула брови к переносице. Ей стали неприятны мысли, каким образом Оливер получил все эти знаки отличия, однако чисто с эстетической точки зрения шрамы не выглядели для неё отталкивающе. Наоборот, в них была своя притягательность, не понятная «комнатным растениям», но вполне доступная детям улиц, которые могли часами рассказывать друг другу истории о своих приключениях, подтверждая слова отметинами на коже.
– Ты попался, – проговорила Дина едва слышно, склонившись над ухом Куина, а затем коснувшись губами шероховатого следа на его груди, – Сопротивление бесполезно.

+2

9

Даже тут его встречали загадки, скрываясь в таких мелочах.
Можно было отнестись более внимательно к деталям и не глупить сейчас, словно неопытный мальчишка, коим Олли никак не являлся, имея нехилый список бывших любовниц у себя за плечами.
Отбросив глупые мысли, он опустил руки, наблюдая за каждым плавным жестом Дины и каждый раз облизывая губы от нетерпения.
Кажется, она сейчас смеялась над ним, говоря про великого детектива, кем он порой был от случая к случаю, разгадывая загадки и распутывая преступления, попадавшиеся у него на пути, но, несмотря на такой большой опыт, Дина все равно оставалась для него тайной. Со стороны могло показаться, что она была легкой и поверхностной, но на деле, под этой прекрасной маской беззаботности скрывалось что-то еще,  до чего Куин добраться не мог.
Он осознавал, что каждый раз, приближаясь к Лэнс, упускал ее, словно это был луч света, за который так хотелось схватиться, но он тут же просачивался сквозь пальцы и убегал до следующего своего появления.
И вот она здесь, полуобнаженная стоит перед ним, манит своей привлекательностью и, как казалось, желанием сблизиться и стать наконец-то чем-то большим, чем просто парочка страстных любовников.
Прижимаясь к ней и чувствуя тепло ее тела, Оливер утопал в приятном аромате духов и родного запаха; закрывая глаза, он чувствовал, что находился в тихой райской обители, когда его пальцы касались бархатной кожи спины и потом крепко сжимали сильные великолепные бедра девушки. Ее губы для него были слаще меда и он забывал обо всем, каждый раз целуя их.
Мысли о том, что он отложил важное дело, ничуть его не стыдили и не призывали остановиться, ведь такие томные моменты были так редки, что не хотелось упускать возможности воспользоваться ими.
Олли слушался Дину как послушный щенок; он следовал за ней, испытывая сильное чувство восторга и, если бы у него был хвост, то он непременно им завилял, когда любимая девушка предложила провести остаток ночи в постели.
Были ли это тот самый шаг к чему-то большему или она все же играла с ним, испытывая его на прочность? Может, Дина ждала, что Оливер в какой-то прекрасный момент устанет ждать и бросит ее, наигравшись? Нет, он не верил в подобный исход. Эта женщина была единственной, умевшей затронуть все его хорошие чувства практически разом; рядом с ней Куин чувствовал себя по-настоящему счастливым человеком, он видел в ней опору и хотел быть для нее тем же, чтобы она наконец-то почувствовала себя, находясь в его объятиях, в безопасности, а засыпая с ним, понимала, что наконец-то нашла свой дом...
Сквозь сон он почувствовал щекотку и мягкое прикосновение губ к груди. Приятный голос Дины заставил Оливера сонно улыбнулся и лениво потянуться, открывая глаза, после чего он аккуратно обнял любимую, сжав пальцами обнаженное плечо.
Олли посмотрел на Дину и провел пальцами по ее щеке.
— Я полностью сдаюсь! Можете приковать меня наручниками к кровати, милая леди!
Он засмеялся тихо, касаясь губами лба девушки.
— Мне даже нельзя будет встать и сделать нам кофе? А ещё лучше — завтрак? Хотя, мне кажется, это плохая идея, но такие случаи у меня есть разноцветные хлопья. Очень поднимает настроение, знаешь ли…

Отредактировано Oliver Queen (2019-02-12 16:59:56)

+2

10

Дина не умела быть притворно мягкой и податливой. Только не здесь. Не с ним. Как и любой оперативный сотрудник, она была обучена маскировке и самообладанию, не раз подолгу работала под прикрытием. Но работа заканчивалась на пороге дома, переступив через который она из агента Дрэйк превращалась в обычного человека со своими мелкими проблемами и заботами. Становилась такой же как миллионы других горожан.
С Оливером ситуация обстояла сложнее. Изначально чисто «рабочие» отношения слишком быстро переросли в личное, и теперь отделить одну сторону жизни от другой, подчас, представлялось невозможным. Дина помнила, с какой целью пришла и как отступилась от неё. Теперь бы самое время взять себя в руки и вернуться к намеченному, но... иногда так хочется забыть о той, геройской, части жизни.
Пришлось сделать над собой усилие, чтобы не растаять снова. Как бы ни были хороши часы, проведенные с Оливером, нужно поставить точку в любовных похождениях. По крайней мере, на какое-то время.
Она закусила нижнюю губу и хитро улыбнулась, обдумывая перспективу обездвижить Куина наручниками и допросить с пристрастием. Неплохо, но при любом развитии событий они снова оказывались в одной постели, что мешало делу.
– Олли, – произнесла она серьезным голосом, стараясь настроить его на нужный лад и дать понять, что романтику нужно отложить на неопределенный срок, – С тобой хорошо, но я ведь пришла вовсе не для того, чтобы быть тобой совращенной.
Нет, нельзя быть исключительно серьезной рядом с Оливером Куином, пусть Дина и старалась. Она закрыла глаза и растянула губы в улыбке.
– Ладно, мне это понравилось, но всё же, – вдруг на лице не осталось и тени улыбки.
Она уставилась на Оливера немигающим взглядом и процедила, очерчивая указательным пальцем путь вверх от его живота до шеи:
– Происходит что-то плохое в городе. Люди напуганы. А ты явно что-то знаешь. Знаешь и не хочешь говорить мне.
Последнюю фразу она произнесла с налетом обиды.
– Олли, я ведь не какая-нибудь мартышка на каблуках. Я боец. Как и ты. И я спасала твою задницу и раньше, – этот весомый аргумент пропустить никак нельзя. Пусть вспомнит и уяснит, что недооценивать Черную Канарейку вредно для здоровья.

А после Дина поднялась с постели, и, почесав растрепанную макушку, в чем мать родила прошлась к двери в ванную комнату. Она не стеснялась наготы и прикрываться не собиралась. Более того, мысль заворачиваться в простыню или в спешке собирать разбросанную одежду казалась ей глупым ребячеством. Она — женщина, которая знает, чего и кого хочет, и не краснеет от осознания последствий принятых решений, какие обычно случаются на утро.
Лэнс понимала, что разговор не ограничится парой фраз, нужно будет еще о многом расспросить, многое обсудить. В борьбе Оливера она не останется в стороне, пусть и не надеется. Тут либо вместе как равнозначные партнёры, либо (опять же) вместе, но более извилистым путем.
Скрывшись по ту сторону двери, спустя мгновение Дина выглянула обратно.
– Вообще-то я в душ. Так ты со мной или будешь возиться с кофе?
Ведь кофе, в отличие от других вариантов, готовила машина. А о кулинарных талантах мистера «Я-всё-могу» не слышал лишь тот, кто не знаком с ним лично. Если на то пошло, у Лэнс уже созрел план, как устроить завтрак и как благополучно его пережить.
– Может к черту всё и позже сходим куда-нибудь поедим?
«К черту» это она, конечно, выразилась фигурально. Ведь можно за завтраком обсудить и дела.

+2

11

Всего хорошего, как всегда, должно быть немного, чтобы это не вызывало привыкания. Но у Оливера в последнее время и так хорошего было мало, поэтому теплые минуты в постели вместе с Диной были на вес золота и проблемы лучник был готов задвинуть как можно дальше, оставив их решение на потом.
И вот он тянулся за очередным поцелуем, рассчитывая на продолжение, как резкие слова Дины заставили Олли замереть и сделать несчастное лицо, потому что, когда она переходила сразу к делу, прямо во время наслаждения комфортом и перед завтраком, все желание мигом оборачивалось большим разочарованием, но отрицать того, что любимая была права, было бы очень глупо.
- То есть пришла мне помочь? Хотя, я… - вполне мог бы справиться сам? Не-е-ет. Если он такое скажет Канарейке, то жди хорошей пощечины или того хуже - обиды. Тем более, если Дина уже прознала о его проблемах, то просто так не уйдет, несмотря на все попытки Оливера оградить ее от личных проблем.
Вздохнув, он откинулся на подушки и провел пальцами по усам, смотря в потолок.
- Я не считаю тебя мартышкой или беззащитной женщиной, просто…так…вышло? – он поднял руку, указывая на несчастный потолок. – Я решил расхлебывать проблемы Сиэтла один, потому что я отвечаю за этот город и втягивать своих близких лишний раз в опасные дела я не хотел бы. Прости. Да и раз ты уже в курсе моей беды, хотя бы поверхностно, то я уже не смогу тебя отговорить помогать мне, верно?
Сцепив пальцы под лохматой головой, Куин прикрыл глаза, лишь бы не смотреть на разгневанное личико любимейшей женщины во всем мире, но, этого не произошло; матрас под ним слегка прогнулся, когда Дина решила слезть с постели, из-за чего лучник приоткрыл один глаз и уставился на представшее перед ним прекрасное зрелище.
На мгновение любимая скрылась за дверью душевой и тут же показалась вновь, озвучивая крайне привлекательное предложение, но при этом же слегка подозрительное. Устроив в голове сложные математические подсчеты, пока ноги несли Олли в сторону душевой, он понял, что его женщина не хочет завтрак от супергероя!
- А, вот как! То есть, мы пойдем куда-нибудь и поедим, но кофе моего приготовления пить не будем? А оладушки? Ладно, твоя взяла. Я понимаю, что ты хочешь жить и всякое такое, поберечь свой животик для более интересных вариантов, чем завтрак великого мастера.
Обняв Канарейку со спины, он уткнулся носом в светлую макушку и довольно втянул носом воздух, наслаждаясь моментом близости, который, на самом деле, пролетит довольно быстро, так что Куин старался наслаждаться каждой минутой их совместного утреннего душа, потому что потом придется шевелить извилинами, а не думать другим местом, отвечающим за чувства, романтику и за прочее подобное.
Покончив с совместными утренними процедурами и не став тратить время на приготовление утреннего кофе, Оливер с Диной спустились в гараж, где до лучника дошло что он не спросил мнения у возлюбленной!
- На машине или пешком? Отсюда до любого заведения можно прогуляться, но мало ли, вдруг тебе захочется прокатиться с ветерком?

+2

12

Со стороны их разговор напоминал диалог из дешевого сериала с людьми в трико в главных ролях. «Я пришла помочь» «Ты хочешь помочь?..» и тонна страдания в глазах. Нет, сколько бы они ни были знакомы, Дина еще очень не скоро привыкнет к тому, как легко Оливер переключается с серьезного на комичное и обратно.
– Да, Оливер, – твердо произнесла она и утвердительно покачала головой, – Колись давай. И прекрати изображать дурачка, я знаю, что ты делаешь это специально!
Если ты в тот момент Куин задал еще один глупый вопрос из той же серии, она, не задумываясь, двинула бы ему с правой. Не со зла, конечно, как раз наоборот, от большой симпатии! Но череду несусветной чуши нужно было прекратить. Хорошо, что Олли и сам это понимал.
Дина нахмурилась, выслушивая его доводы. Не нравились ей слова Куина, и безмятежная морда, с которой он всё это говорил, тоже не нравилась.
– Знаешь что? – «спокойнее, агент. Не вспыли. Вздохни и не пори горячку», – С какой стати ты назначил себя единственным защитником города? С каких пор его проблемы стали для тебя личным? Кто дал тебе право решать, что лучше для всех?
Нет, словесный поток так и поступал к горлу. Она прикусила язык и мотнула головой.
– Грёбанный выпендрёжник, хрена с два ты от меня отделаешься, понял? – пауза, в течение которой Дина пару раз недовольно фыркнула и процедила что-то неразличимое через зубы, – Думаешь, если огребёшь, кому-то лучше от этого сделаешь?
«Упёртый баран!»
Всё, надо заканчивать. Прямо сейчас. Охладить голову и успокоить мысли. Она с Куином не закончила, но чем сильнее напирала, чем яростнее он оборонялся, выстроив вокруг себя непробиваемую стену. Не хочет по-хорошему, Дина найдет, как добиться своего, даже если ей сутками придется патрулировать эту чёртову конуру!
Значит душ.
Нужно менять стратегию поведения. Пусть думает, что Лэнс отступилась, пусть поверит в свою неотразимость и почувствует маленькую победу в этом бою. И когда Оливер окончательно расслабится, Дина схватит его за грудки и вытрясет всю правду. А пока... ей и не нужно было притворяться, чтобы казаться счастливой рядом с этим человеком. Это и в самом деле было так. Стоило закрыть глаза, как негодование растворялось, уступая место давно забытому чувству, которое до недавних пор было для неё под запретом.
– Я и не подозревала, что ты настолько увлекаешься кулинарией, – и снова улыбка и сладкий голосок, будто не она всего пару минут назад хотела поставить Оливеру фингал под глаз.
Поцелуи и объятия. Ничего не случилось. Всего лишь небольшая размолвка, какие у всех случаются.
Она не могла идти куда-то в облачении Чёрной Канарейки. И тут дело не столько в конспирации (какая, нафиг, конспирация, когда Дина даже маску не всегда надевала), сколько в желании таким нехитрым образом разграничить две сферы жизни: обычную и героическую. Вывалившись из душа замотанной в полотенце, она без особого предисловия перешла к сути вопроса. Уставившись на Куина и дугой выгнув брови она произнесла с серьезным видом:
– Мне нужна твоя одежда и мотоцикл, – и изо всех сил постаралась сохранить каменную мину.
Шорты и ботинки на ней оставались свои. А вот рыболовную сеть на ногах, косуху и корсет пришлось оставить в гостях у Олли. Из мужского гардероба Дина позаимствовала белую рубашку, которая болталась на ней словно спущенный парус. Из-за не застегнутых до верха пуговиц рубашку тянуло назад, а плечо оголилось. В целом неплохо, учитывая ситуацию. В добавок к этому она умыкнула солнцезащитные очки. Вглядываясь в свое отражение в зеркале, Дина стянула волосы в небрежный высокий хвост и на том решила, что приготовления к выходу закончены.
Она подошла ближе к Оливеру, руками обвила его туловище и прижалась.
– Пойдем пешком, – ответила она.
«Мы так редко бываем где-то вместе», – пронеслось в голове, но озвучить эти мысли Дина так и не решилась. Слишком трудно заставить себя верить, невыносимо быть от кого-то эмоционально зависимой и знать, что когда-то эти эмоции принесут боль. Лучше пусть будет так, как есть: они независимые люди, партнеры и никто из них ничего не должен другому. Они вместе, потому что каждому из них в данный момент так удобно. Заглядывать дальше Лэнс не решалась, предпочитая жить днем сегодняшним.
Сиэтл встретил их ярким солнечным утром. По тротуарам неспешно прогуливались пешеходы, кое-где щебетали воробьиные стайки. Дина светилась от счастья.
Вместе они зарулили в ближайшее кафе, показавшееся ей уютным, и сели за столик на террасе. Она подставляла лицо солнечным лучам и, казалось, ни о чем не думала.
– Хочу кофе и хрустящий круассан с шоколадной начинкой, – подытожила она для официанта. Затем подняла на лоб очки и посмотрела на своего спутника.
– Всё хорошо? – с тенью лукавой улыбки спросила она и вернула линзы очков на прежнее место.

Отредактировано Dinah Lance (2019-03-14 18:00:16)

+2

13

До чего же Дина легко вертела Куином: малейшее ее слово и он тут как тут, готовый исполнить приказания своей госпожи и богини. Но, черт возьми, ему это нравилось, даже заводило, так что ее легкие объятия и слова сделали свое дело, и они оба направились в местное кафе неподалеку, где, кстати, делали отличную выпечку и варили отменный кофе, сильно отличавшийся от кофе Оливера, к дрянному вкусу которого он давно привык.
- Ладно, терминатор, идем завоевывать базу, где самые лучшие пирожки на свете. С луком. Кстати, как ты относишься к луку?
Конечно, есть он их не будет, а то Дина точно не станет целовать того, кто наелся какой-то дряни из-за которой разит изо рта, словно из помойки. Подумав об этом, он чуть наморщил лоб, поражаясь легкой тупости своих мыслей.
- Мда…
Прогуливаясь с любимой, Куин все равно не мог наслаждаться временным спокойствием, когда его мысли вновь переключились на важные проблемы, в которые хотела вникнуть Дина. Ему предстоит сейчас все ей выложить до малейших деталей, а это значило то, что в голове придется повторно все прокрутить и вспомнить о том, что он в одиночку не справлялся и не хотел этого признавать до тех пор, пока Канарейка не ворвалась к нему в квартиру с заявлением о том, что ей прекрасно известны проблемы Оливера.
- Кстати, тебе очень идут мои очки и рубашка. Прям бизнес-леди.
Усевшись за свободный столик, Куин открыл меню, с любопытством его изучая. Живот уже песни урчал от желания поесть, а небольшая прогулка еще больше раздразнила аппетит, что мужчина решил заказать себе плотный завтрак, состоявший из яичницы с беконом, нескольких тостов и кофе, а еще яблочного пирога.
- Да, все хорошо. Я просто долго изучал меню. А чего ты так мало заказала? Нам придется сегодня очень много бегать, дорогая, так что, на твоем месте, я бы поел более плотно.
И он не шутил. Потом у них не будет времени на отдых, если уж решились взяться за местных наркодилеров вместе.
Когда заказанные блюда, наконец-то, принесли, Оливер без какого-либо смущения принялся жадно поглощать свой завтрак, стараясь особо не болтать во время еды. Это был редкий случай, когда он молчал и не трепался без остановки, плюясь крошками на собеседника. Сделав небольшую паузу между поглощением пищи и кофе, Куин поднял взгляд на Дину.
- В городе засели китайские наркодилеры, если не целая мафия вообще. Откуда они здесь и как обосновались - черт их знает. Нашли уже несколько трупов в малолюдных местах с китайскими метками “должник” на теле; некоторых, видимо, при жизни подвергали пыткам. Выйти на преступников я так и не смог, пока что… Да и по-хорошему стоит заглянуть к полицейским в гости, проверить наличие новой информации, потому что ситуация меняется довольно быстро. Ох, как мне не хочется втягивать тебя в это, но, я думаю, твой опыт мне поможет разобрать ситуацию гораздо быстрее.

+2

14

К какому-то луку Дина привыкла довольно быстро — к луку за спиной Зеленой Стрелы, например. В ту минуту она расплылась в улыбке и с хитрым видом посмотрела на Куина.
– Луковые кольца, м-м-м обожаю, – протянула она, – Нужно будет как-нибудь наесться их, прежде чем заступить в патруль. Что думаешь?
Самой ей хотелось бы думать, что Олли поймет её шутку. Не такую искрометную, какие порой выдает он, и до мастерства Стрелы не дотягивает, но всё же.
Дина чувствовала как менялось настроение Оливера. И перемены эти были слишком резкими. Она догадывалась, что объясняются они гиперответственностью, с которой опекал он этот город, считая себя и мамкой, и нянькой, и телохранителем в одном лице. По себе Лэнс знала, до чего доводит такая тревожность. Сложно увидеть грань, когда лучшие порывы души превращаются паранойю. И не хотела бы она однажды застать Куина разбитым психологически и выжатым морально. Он не должен оставаться один. Не должен думать, что это бремя только его. Ему нужен кто-то на подхвате, кто разделит тяжесть ноши... или будет временами отвлекать от тяжелых дум.
Мягкой благодарной улыбкой она ответила на его незамысловатый комплимент.
– Стоит почаще оставаться у тебя на ночь, – бойко ответила она. Подмигнула, а после подняла стакан воды, сделав глоток.
Со стороны Дина выглядела веселой и беззаботной, словно не было в её жизни ничего, кроме нынешнего момента на солнечной террасе. Она пускала быстрые взгляды на официанта, который явился оформить заказ, и выжидала, когда же он, наконец, их покинет, и можно будет продолжить разговор.
– Ты ведь не думаешь, что я задержусь так надолго? – Дина выжидающе посмотрела на Олли, а затем положила ладонь его поверх руки.
Вопрос не требовал ответа. Это скорее предупреждение, чтобы Оливер не строил совместных планов на день. Он — одиночка, она — изгой, собственноручно отгородившийся от прошлой жизни. Им нужно больше времени, чтобы претереться друг к другу. Ей чтобы снова научиться кому-то верить, ему чтобы слышать. Они партнёры в работе, по далеки от равноправных отношений в личной жизни. Слишком много «но», недосказанности и опасений снова больно уколоться. И тем не менее, Дина не могла отрицать исходящего от него притяжения, не испытывать трепет всякий раз, когда закрывала глаза, находясь рядом с ним. Она боялась упасть в водоворот эмоций и ощущений. Боялась снова потерять себя.

Лэнс сосредоточенно слушала всё, о чем говорил Олли. Временами она выглядела предельно серьезной и настороженной, иной раз задумывалась о чем-то своем и кусала губы. Спустя миг будто вспоминала о чем-то, целиком и полностью погружаясь в свои мысли. Кусок в горло не лез. Она так и не притронулась к круассану, вместо этого небольшими глотками поглощала горячий напиток. За всё время трапезы она не произнесла ни единого слова.
Кроме её и Оливера на террасе никого не было. Гулявшие по улице люди не обращали никакого внимания на сидящую в тени кафе парочку. Посетители внутри здания были заняты своими делами и разговорами. Оглядевшись по сторонам, Дина убрала с колен салфетку и отодвинула под собой стул. Она протиснулась между столом и Олли, усевшись ему на колени.
– Ты слишком напряжен, – прошептала она и коснулась ладонями его скул, – Мы найдем этих уродов, кем бы они ни были.
И улыбнулась самой приветливой улыбкой.
– Сегодня вечером дают представление приезжие циркачи. Они раскинули шатер на окраине. Билеты найдешь в твоем электронном ящике. Составишь мне компанию? – Лэнс отвела взгляд, но быстро вернула обратно и сфокусировалась на лице Оливера, – Я бы могла бы справиться сама, но, знаешь... в длинном платье... на байке...
Дина скривила губы и отрицательно покачала головой.
– В общем, это приглашение.

Отредактировано Dinah Lance (2019-04-28 17:54:02)

+1

15

Пожалуй, Олли согласился бы целовать Дину даже после съеденного лука, ибо его этим не напугаешь, а вот всяких негодяев она точно сразит наповал одним лишь дыханием, даже кричать не придется. Представив это, он усмехнулся в усы, осознавая то, как сильно обожал юмор своей незабвенной.
- Мда уж, ну и юмористка ты у меня. На ночь? Почаще? Конечно, только лук на ночь не ешь так часто, а то мой диван станет второй постелью, хех. Подожди, чего?
Ну вот, она опять все свела к более серьезному и важному вопросу, который скорее намекал на истинное решение Дины как можно скорее покинуть его.
- Знаешь, эта вечная беготня друг от друга рано или поздно должна закончиться. Сейчас ты можешь делать что хочешь, но придет время, когда надо будет принять решение, любовь моя.
Закончив с завтраком, завершив его чашкой крепкого бодрящего кофе, Куин осторожно вытер салфеткой пышные красивые усы и отложил ее в сторону, серьезно смотря на Лэнс. Его брови слегка приподнялись, а взгляд на мгновение стал суров и холоден.
- О задании надо думать, так что...что ты задумала?
Слегка приподняв руки над столом, он позволил женщине сесть к себе на колени и приобнять за шею, благо, никто не видел столь милой сценки двух влюбленных, а если и видел, то думал, что молодая пара развлекается, а не обсуждает серьезную миссию.
Отличный ход, кстати, если за Оливером вели слежку. Дина умная чертовка, все сможет провернуть так, что никому в голову не взбредет подумать о том, что это местные супергерои под прикрытием.
- Ты гений, Дина. Первым делом мы посетим цирк, проверим все там, а заодно совместим со свиданием. Ведь это точно приглашение на свидание? Там будет аквариум с пираньями, чисто для остроты ощущений?! И да, тебе нужно купить платье. Тогда начнем наш поход с полиции, все равно большую часть дня убьем на походы по магазинам.
***
Поиски в полицейских данных не дали новой информации для Зеленой Стрелы и Черной Канарейки, лишь в очередной раз освежили имеющуюся информацию в голове, после чего отправились они в магазин покупать платье и прочие нужные аксессуары к нему. Одежду выбирали, мягко говоря, долго, но Оливер никуда не торопился, да и порадовать любимую женщину очень хотелось, поэтому он набрался терпения.
- Ну как? - напряженно спросил он, стараясь сдержать желание слегка отодвинуть шторку примерочной, чтобы посмотреть одним глазком на любимую. Конечно ночью он видел ее во всей красе, но лишний раз не посмотреть на Дину было бы грешно, только вот рисковал получить по носу за свои решения…
***
Китайский цирк отличался от обычного тем,что находился он не под огромным ярким красочным шатром, а прямиком под открытым небом. Декораций было практически минимум: вокруг усыпанной песком “арены” стояли воткнутые в землю факелы, красивые шелковые ленты развевались на ветру, привязанные к ветвям деревьев, а на импровизированной сцене стояло несколько сооружений, накрытых тяжелыми узорчатыми тканями.
- Сразу видно, что точно бродячий цирк со всякими древними фокусниками. Вообще, как ты умудрилась залезть в мою почту, милая?
Видимо, в какой-то момент Оливер забыл выйти с электронки или, может, записал на видном месте пароль, что было большой ошибкой. Он доверял Дине, стопроцентно, но вот будь бы на ее месте кто-нибудь другой - обернулось бы полным провалом для Стрелы.
Почесав макушку от подобных мыслей, он чуть надул губы и вздохнул, стараясь запомнить не оставлять дома все на виду, а заодно принять решение по отношению к собственной рассеянности.
После его вздоха раздался звон маленького гонга, оповещающий о начале представления. Китайцы в черных традиционных одеждах сорвали ткань с огромного стола, на котором лежали арбалет, метательные ножи и прочее опасное оружие, при помощи которого можно было проткнуть кого-нибудь живого и еще теплого…

+1

16

«Надо будет выбирать», – повторялась в голове мысль, озвученная Оливером. В тот момент Дина не поняла, что он имел в виду и к чему клонил. Все ситуации, требовавшие решения, к тому времени она преодолела. И, если бы где-то избрала иной путь, сейчас бы не сидела с Куином на летней веранде кафе. Единственное между чем разрывалась Лэнс — так это Готэм и Сиэтл. Но делать предпочтение в пользу одного города и одновременно с этим закрыть глаза на проблемы другого Дина не могла. Готэм — её дом. Место, благодаря которому она стала той, кем она сейчас являлась. Сиэтл — место её перерождения. Город, помогший подняться с колен  в момент, когда хотелось сдохнуть.
Она не могла назвать Оливеру причины своих внезапных появлений и исчезновений. После глобального провала в личной жизни она не хотела и боялась перед кем-то раскрываться, показать себя такой, как есть, без напускной бравады и едких словечек. Она боялась впустить кого-то в сердце и снова стать слабой. Раствориться в другом человеке и потерять себя. Потому она не рассказывала о своем прошлом, не говорила, что прошла и что видела. Не строила планов на будущее и жила сегодняшним днем. Она боялась загадывать и как будто бы ждала, что внезапно кто-то распахнет дверь, и жизнь, старательно выстроенная и разложенная по полочкам, рассыпется к чертям как карточный домик.
Сказать по-правде, у Дины были другие планы. Она собиралась расстаться с Оливером в кафе и остальную часть дня провести наедине с собой и своими делами. Однако если мужчина решил, что ему нужно купить новое платье, едва ли какие-либо доводы способны его остановить. Бесполезно говорить, что есть у Дины платье и не одно, и что она даже знает, какое надела бы. Безрезультатны попытки съехать с темы, увести разговор в другое русло и в итоге как-нибудь смыться по-тихому. Оливер непоколебимо стоял на своем. Но раз так, почему бы не доставить любимому бородачу радость и не прикинуться просто девочкой, которая любит ходить по магазинам и любит мерить платья?
В итоге весь день они провели вместе. Дина не мгла сказать, что время, проведенное с Куином, прошло продуктивно — нет. Больше всего они разговаривали ни о чем, дурачились и хохотали, словно дети. Ей было хорошо рядом с ним. Хорошо и спокойно. Если бы она искала человека, на которого можно положиться, кого-то лучше Куина и придумать сложно. Он терпеливый, тактичный и добрый. Он обаятельный и иной раз хотелось задушить его в объятиях. А главное, что он снисходительно относился к странностям Лэнс и делал вид, будто и вовсе ничего не замечал. И он не давил на неё, что немаловажно.
Вечер наступил незаметно. К месту проведения представления стекались люди. Солнце клонилось к закату, подсвечивая флажки с вычурными письменами. Для Дины было непривычно и несколько дико выходить куда-то в ночь не в образе Канарейки. Да и Оливера без зеленого капюшона и колчана за спиной видеть было также непривычно. Однако нынешний костюм ему шел. Закусив нижнюю губу, искоса она поглядывала на своего спутника и не могла отделаться от мысли, как же он хорош.
– Древними? – фыркнула она, – Самое древнее здесь — это та выцветшая тряпка в центре арены. Интересно, что под ней.
Время работы с Бэтгёрл не прошло для Канарейки даром. От этого сотрудничества у Дины остались устройства взлома данных и удаленного доступа. Фактически, чтобы воспользоваться личными данными Оливера, ей не потребовалось бы даже заходить в его квартиру. Если бы она хотела выкрасть информацию, то могла сделать всё тихо и без следов. Стрела даже и не узнал бы, что его систему взломали. Но она не хотела выстраивать отношения в подобном роде. У Оливера была частная жизнь, и беспардонно влезать в неё Лэнс не считала нужным.
– Это было несложно, – ответила Дина с улыбкой на вопрос о входе в почту. Она повернулась лицом к своему спутнику и поправила воротничок его рубашки, – Увалень Генри явно не отрабатывает деньги, которые ты платишь ему за защиту данных.
Они прошли к своим местам, откуда открывался хороший вид на арену. С началом представления зрители замерли. Красочное шоу вызывало восторг. Зал то охал от удивления, то рукоплескал ловкости жонглеров или грации акробатов.
Но вовсе не за этим они пришли в это место. Дину интересовало не то, что происходило на сцене, а то, что творилось за ней. Она коснулась руки Оливера, склоняясь к его уху.
– Твоей даме нужно в уборную, – проговорила она. И после непродолжительной паузы добавила, – Проводишь меня?
На самом деле никакая уборная ей не нужна была. Но требовался повод, чтобы уйти с представления и осмотреться. Клетки с животными и шатры с реквизитом они миновали успешно. Здесь не было ничего, стоящего внимания Канарейки. А вот гринписовцам бы тут не понравилось. Каблуки проваливались в притоптанную пыль, узкое в бедрах платье мешало привычно двигаться, но неудобства одежды не могли стать препятствием на пути к цели.
Не обследованными оставались только дальние шатры, возле которых сновали люди. Дина спряталась за повозку, целиком оставаясь в её тени, жестом подозвала Куина.
– Эти люди не напоминают тебе охранников? – поделилась размышлениями она, – А если охраняют, значит есть что прятать. Надо поскорее посмотреть, что там.
И она двинулась вперед. Пригнулась, насколько позволяла одежда. В тусклом лунном свете разве что светлые волосы Канарейки казались чужеродным белым пятном на фоне серой травы и дороги. Незамеченными им удалось подобраться достаточно близко. Так близко, что, казалось, рукой подать — и вот она, ткань шатра, скрывавшая содержимое от посторонних глаз.
Вдруг краем глаза Дина уловила движение где-то позади.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Самая тёмная ночь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC