Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Разжигая фонари вокруг


Разжигая фонари вокруг

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

РАЗЖИГАЯ ФОНАРИ ВОКРУГ
Helena Bertinelli, Dinah Lance
https://i.imgur.com/vPlDrLU.gif
Когда-то накануне Рождества...
Выяснилось, что в деле исчезновения людей, след ведет к некоему Луиджи Бруно - мафиознику, на которого ничего нет ни у полиции, ни в базе данных бэт-семейства. Кристально чистая биография ставится под сомнение Черной Канарейкой. Она обращается за помощью к человеку, который не по наслышке знает о делах мафии и состоящих в ней людях.

Отредактировано Dinah Lance (2019-02-09 19:26:27)

+1

2

С приближением Рождества Готэм наряжался совсем как потаскуха из захудалого театра, надевавшая всё самое лучшее на встречу с публикой или благодетелем. Посеревшие от времени и едкого дыма декорации украшались гирляндами, блестящими шарами и обзаводились елями, зелеными и пушистыми, казавшимися пришельцами из какой-то другой реальности. Мелкий снежок едва припорошил улицы. Он и не пытался укрыть под собой уродливый лик этих мест.
С улиц, с витрин магазинов, из уст захмелевшего Санты на углу — ото всюду лились поздравления по случаю близившегося праздника. Радость должна была парить в воздухе, пробиваться в самые затхлые норы, чтобы нести рождественский дух. Но Рождество и Готэм — определения настолько разного порядка, что на фоне последнего праздник и все его составляющие выглядели как издевка, пинок под зад, чтобы не забывались и помнили, что в этом городе действительно реально.
А реалии всегда оставались неизменными: царство мрака и хаоса, где преступность во главе угла, а те редкие пятна света, что пробивались через пучину озлобленности, давились как самое больное напоминание о лучшей жизни. Готэм душил, ломал и выворачивал наизнанку. Показывал и ежедневно напоминал, что ничего хорошего здесь не случается. Надежды нет. Есть отчаяние, в котором здесь и проживает большая часть населения.
Дина смотрела на родной город с крыши трехэтажного кирпичного дома, по всей вероятности, построенного в начале XX века. Темные тучи сковали небо и сыпали снегом. В пейзаже была какая-то своя особенная красота, не постижимая уму приезжих. "Эстетика сточной канавы", как называла это явление Лэнс. Она не могла сказать, что ненавидит это место (но было за что). Готэм сделал её той, кем Дина являлась сейчас. Этому городу не удалось сломить её, пусть временами он был к этому очень близок.
Она вздохнула глубже и засунула руки в карманы куртки. Всего пару дней назад она была на страже спокойствия жителей Сиэтла, теперь же, бросив все дела и забыв попрощаться с Оливером, примчалась сюда. И причина приезда была довольно серьезной. В городах попадали люди. Своё расследование Канарейка начала в Сиэтле, однако вскоре выяснилось, что случаи исчезновения жителей участились и в Готэме (чему Дина ни разу не удивилась). Во время последней вылазки путем разговоров по душам с применением методов устрашения и физической силы, удалось выбить из отставшего от банды головореза информацию о некоем Луиджи Бруно, который, по словам информатора, руководил операциями по отлову и доставке похищенных. Но ни куда доставлялся живой груз, ни для каких целей допрашиваемый не знал. Правда не знал, Лэнс убедилась в истинности показаний, отвесив несколько ударов под дых — не смертельно, но встречу с Черной Канарейкой отброс запомнит надолго. И, возможно, в следующий раз будет более сговорчивым, и не придется его бить.
Дина никогда не слышала ни о каком Бруно. Не знала о его существовании ни картотека полиции, ни бэт-компьютер. В течение последующих ночей Лэнс по своим каналам пыталась получить хоть какую-то информацию о члене мафии. Но Луиджи, либо тот, кто его покрывал, хорошо постарался, чтобы сделать призрака. Подвижек по делу по краже людей не было. Время работало против Канарейки. Тогда она обратилась к давней знакомой, в прошлом имевшую прочную связь с мафией и всеми их делами и не понаслышке знавшую людей, составлявших численность того или иного клана. Если Луиджи Бруно реально существовал (в чем Дина сомневалась), Хелена Бертинелли о нем, как минимум, слышала. Нужна хоть какая, даже самая маленькая зацепка, куда двигаться дальше. В остальном Дина сможет разбраться сама.
Накануне Лэнс отправила Хелене незамысловатое сообщение: «У нас пати на хате, не хочешь завалиться? : ) Только не вздумай никого с собой притаскивать, бухла на толпу не хватит!!!», из текста которого следовало, что Охотницу будут ждать в условленном месте следующей ночью и что не следует сообщать о этой встрече Барбс. Типичная формулировка на типичный случай. Попутно уже через другой канал связи Дина скинула коллеге по цеху имя разыскиваемого и спросила об имевшейся на него информации. Можно было решить все дела с Бертинелли на расстоянии, совсем не обязательно возвращаться в Готэм, чтобы потрещать с не особо словоохотливой приятельницей на предмет негодяев всех мастей. Однако Дина все же явилась. И настроение у неё было как раз, чтобы набить чью-нибудь морду.
Ну, как тут дела? Всё как всегда? – завидев Охотницу, Лэнс слезла с ограждения на самом краю крыши, улыбнулась и хлопнула Хелену по плечу.
Разве возможно такое, чтобы в Готэме не происходило некоторое дерьмо? Нет, это не Готэм, если не грабят по ночам и с улиц не доносятся чьи-то душераздирающие крики.

+1

3

Хелена Бертинелли была в Готэме уже некоторое время, выведывая обстановку и охотясь на мелких сошек мафии, пока не решаясь бросать вызов кому-то более могущественному. В ее жизни бывали переделки и похуже, но в данном случае «Спираль» не стали бы прикрывать ее спину: по сути, в городе Бертинелли была сама по себе и ни капли не испытывала от этого дискомфорта. Не считая Дины Лэнс- одной из немногих знакомых лиц, которая вряд ли бы приняла ее методы работы, пусть и поняла бы, что именно значит эта месть для Хелены. Готэм должен быть очищен, а цена этого была не так уж и важна- одним мафиози больше, другим меньше – жаль, что Бертинелли уже добралась до главного «десерта» - Санто Кассаменто, виновного в гибели всей ее семьи. Мысли о бывшем мамином ухажере снова всколыхнули задремавшую было ярость и Хелена, гневно дернув капюшон поглубже на глаза, ускорила шаг. Она не любила опаздывать, тем более на такую важную и достаточно тревожную встречу, требовавшую ее появления точно в срок, если не задолго до назначенного времени. К  тому же, в Готэме оказались такие удобные крыши, что ее передвижение оставалось никем незамеченным, что было ей только на руку. Слишком уж много в городе оказалось мстителей в масках, а свои собственные мотивы и цели Бертинелли собиралась сохранять как можно дольше. Волна убийств причастных к готэмской мафии и так заставила криминальных боссов усилить охрану, затрудняя ей задачу, но их это все равно не спасло бы от свершения мести.
Город казался совершенно чужим, не таким каким Хелена его помнила. Наверно потому, что теперь, под личиной Охотницы, она насквозь видела всю ту грязь, что пропитала Готэм сверху до низу. Даже легкий снежок, окутавший город дымкой, и рождественские украшения не могли скрыть все несовершенство одного из самых опасных – а их Бертинелли видела не мало – городов, в которых ей довелось побывать.  И выглядело все это так же уныло как свежая елка, выброшенная на свалку, даже не освобожденная от всех игрушек и мишуры. Ей никогда не нравилось Рождество. Точнее, с тех самых пор как пришлось перебраться на Сицилию, но в этом году приближающийся Сочельник обещал выдаться особенно омерзительным. Конечно, можно было бы сделать самой себе подарок и красиво упаковать несколько голов мафиозных боссов, но планы пришлось изменить. Впрочем, у нее в запасе есть еще несколько дней, чтобы заняться делом всей ее жизни.
Сообщение, полученное от Черной Канарейки довольно таки взволновало и насторожило. Бертинелли искренне считала борьбу с мафией своим и только своим путем да и была уверена в том, что давняя знакомая работает в Сиэтле. Похоже, что след привел ее сюда и Охотнице это не нравилось. Конечно, она знала кто такой Луиджи Бруно и, пусть информация оказалась довольно скудной, но тип казался довольно таки опасным – просто так его личность не стали бы скрывать. Хелена все же могла назвать Дину своим другом и очень не хотела бы, чтобы она во все это лезла. Охотница мягко приземлилась на крышу трехэтажного дома, одного из десятка точно таких же.
- А что, в Сиэтле уже все преступники пойманы? – Хелена криво улыбнулась, потирая плечо от весьма увесистого хлопка, - Рада, что ты здесь. Разве в Готэме что-то способно поменяться? Разве что мафиозных шестерок стало меньше.
И это было только начало чего-то более грандиозного, способного изменить жизнь города. Охотница весьма верила в свои силы, пусть и сомневалась, что искоренить мафию удастся подчистую. По крайней мере, она способна сделать воздух куда более чистым. Мафия очень напоминала мифическую гидру- отрубишь одну голову и на ее месте тут же вырастут другие.
- Признаться, твое сообщение меня встревожило, - она не стала юлить, предпочитая честно признаться в собственном беспокойстве, - Боюсь, что ты пытаешься наступить на хвост не той ящерице. Что тебе уже известно о Бруно?

+1

4

В точку попала. Глядя на великолепие готэмского пейзажа, Дина и сама не раз у себя спросила: «Какого я здесь делаю?»
Ежилась от влажного, пробирающего до костей ветра, протяжно выдыхала через зубы и в очередной раз вспоминала, что так нужно. Она должна разобраться с этим делом. И чем скорее, тем лучше для всех.
Она натянуто усмехнулась в ответ на вопрос Бертинелли. Если бы так! Но преступность не искоренить за одну ночь, даже если объединить усилия всех известных защитников. И Хелена как никто другой об этом знала.
Считай, что сделала им рождественский подарок, – ответила Дина, пожав плечами, – На самом деле, спихнула ответственность на одного местного. Теперь вот переживаю, как он там, без подстраховки...
И улыбнулась на сей раз более дружелюбно.
А ты своего не упустишь, – задумчиво прокомментировала Лэнс слова Хелены, – И не отпустишь.
Она знала, что Хелена прекрасно поймет смысл её слов. Со стороны Охотница и Чёрная Канарейка могли показаться подружками со схожими интересами. Обе по ночам махают ногами в маскарадных костюмах и сетуют на подчас забытое правосудие. Дина понимала Хелену, мотивы, движущие ей. Однако пути достижения цели у них были различными. И Дина не могла упрекнуть коллегу в жестокосердии. Было время, когда она пыталась удержать Бертинелли у черты, отделявшей правых от виноватых, мораль от аморальности. Потом поняла, что Хелена и без чужого вмешательства способна удержаться на стороне, где Черная Канарейка окажется рядом, а не против.
Надеюсь, те люди заслужили расправы, – добавила Лэнс спустя несколько мгновений.
Она засунула руки в карманы куртки и втянула шею в плечи.
Если это не оборот речи, то теперь Дина и сама деле озадачена. Хелену мало что могло встревожить. Либо всё так, как говорит Охотница, либо над Лэнс издеваются. Она скептически покосилась на приятельницу.
Этот человек руководит похищениями людей в Сиэтле. Думаю, здесь тоже происходит что-то подобное.
«Ты бы наверняка заметила, если бы хоть на секунду отвлеклась от своей мести. Или того, что от нее осталось», – пронеслось в голове, однако, Дина смолчала. Во-первых, бросаться упреками, как минимум, не профессионально и делу не поможет. А во-вторых, если бы не маниакальная одержимость членами мафии, она не примчалась бы через полстраны на встречу с Охотницей. Ей нужна информация, а после она с превеликим удовольствием уберется из этого города.
Дина прикусила язык, а волчий взгляд направила куда-то в сторону, на шелест крыльев стаи голубей, разом взмывших в воздух.
Я потрясла одного из наёмников, – продолжила Канарейка, – Тот указал на Луиджи. И что интересно — этот человек призрак. На него нет ничего, да и самого его как будто не существует. Все, что удалось откопать — имя (а оно запросто может оказаться выдуманным), и что приятель обитает здесь, – Дина облокотилась на ограду и пару раз стукнула пальцем по кирпичной поверхности, – в Готэме.
Она проследила взглядом за стайкой птиц, очертивших в ночном небе круг.
Мы не одни, – спокойно произнесла Канарейка.
В следующий миг о поверхность крыши что-то ударилось, и обзор застелило плотное облако дыма. Дина задержала дыхание и жестом указана Охотнице двигаться к левому краю, куда гранаты не угодили. Однако, не успели они сделать двух шагов, как с другой стороны прошла очередь выстрелов.

+1

5

Происходящее Хелене не очень-то и нравилось. Пусть в Готэме и никогда не бывало спокойно, да и Дина была более чем в состоянии постоять за себя, но все же Охотница считала, что она лезет не в свое дело. Особенно, если исчезнет после того как получит необходимую информацию. Бертинелли вполне могла бы смириться с тем, что они работают вдвоем над одним делом, пусть и за спиной Барбары, но не могла допустить того, чтобы ее самым наглым образом бортанули. Все же, мафия была ее вотчиной и делом жизни. Уж Лэнс должна это понимать. Это все равно, что кинуть кость собаке.
- Уверена, что он справится, - она с интересом посмотрела на напарницу. Было в этих словах что-то такое, что вызывало ощущение, что Канарейка беспокоится гораздо больше за сохранность местного ставленника, чем за преступность в Сиэтле или о том, что ее друг не оправдает возложенных на него надежд, но благоразумно промолчала. В конце концов, у всех них были тайны и Хелена не считала нужным лезть не в свое дело: если Дина захочет, то сама все расскажет.
- Не сомневайся во мне, - Хелена тихо вздохнула. Как она не пыталась стать «своей», а подозрения или недоверие, в чем она не очень была уверена, так никуда и не делись. Пусть вслух это и редко высказывалось, но эти недомолвки висели между ними мертвым грузом и вряд ли когда-нибудь исчезнут. Бертинелли считала свои методы вполне подходящими, старалась не переходить черту (пусть и могла бы), но она уже видела мафию в действии и ее способы борьбы были излишне мягкими по сравнению с тем как развлекались именитые Готэмские мафиози и их прихвостни – они явно заслуживали мучений больше, чем очередной стрелы в сердце, вот только чужие страдания не доставляли сицилийке ни малейшего удовольствия. Стали бы осуждать ее Барбара и Дина, если бы досконально знали всю ту информацию, что узнала Охотница за свой недолгий период пребывания вне Сицилии? Она сильно в этом сомневалась, но делиться подробностями не спешила, - Невиновные меня не интересуют, уж ты должна знать об этом. Если речь не идет об их защите.
Было удивительно приятно, что к ее словам прислушиваются. Матрона привыкла отдавать приказы и им неукоснительно следовали, но вот Охотница была новым человеком в Готэме, никем, по сути. Тем более, что общение между «Хищными птицами» и ей самой не очень-то задалось в самом начале их знакомства. Хелена молчаливо поправила маску, к которой все еще не могла привыкнуть – гораздо привычнее был намордник с черепом, закрывающий нижнюю половину лица, ставший почти родным за время работы на «Спираль». И она прекрасно уловила невысказанный упрек.
- Думаешь, я бы не заметила? – фраза была высказана сквозь зубы, почти с шипением, - Следя все свободное время за криминальными воротилами? Ты серьезно? – ее глаза пристально смотрят на собеседницу, пытаясь просверлить в ней дыру, - Луиджи пытается урвать себе кусок пожирнее, пресмыкаясь сразу у двух боссов, в надежде, чем об этом не узнают, но, как видишь, я знаю. В Готэме все спокойно, но его вполне могут использовать как перевалочный пункт. И да, ты права, имя не настоящее. Он использует, как минимум, два.
Хелена хотела бы продолжить, ей еще достаточно было чего сказать, но их ставшее уже не таким дружелюбным рандеву прервали самым наглым образом – дымовыми шашками. У нападавших явно не было никакого чувства стиля.  Это явно была засада, но Охотница не могла представить кто их навел на это место, за собой никакого хвоста она не заметила. Дым застилал глаза и нападавших никак не удавалось рассмотреть, зато прекрасно было слышно, что с той стороны, куда обе девушки направлялись, раздались выстрелы. Их явно загоняли. Бертинелли рухнула на обледеневшую крышу, утянув за собой Канарейку. К счастью, у дымовых шашек не такой долгий эффект, чтобы быть опаснее, чем пули. Укрытие здесь было так себе и она оглянулась по  сторонам, ища хоть что-то, что поможет – на глаза попались старый кирпичный дымоход, такой нетипичный для Готэма. Кивнув на него, она поползла, спеша занять более выгодную позицию. Оказавшись под защитой кирпичной кладки, Бертинелли наконец-то смогла перевести дух. Оставалась вероятность, что это ненадолго и их попытаются накрыть и с этой стороны.
- Надо бы оставить хотя бы одного в живых, - она криво ухмыльнулась. Верный арбалет оказался в руке.

+1

6

Не ради обмена любезностями Дина приперлась в Готэм ближайшим же рейсом. Никто не говорил о дружеских посиделках и совместном распитии горячего шоколада, но устраивать цыплячьи бои тоже не дело. Хелена же держалась словно кот, пометивший территорию и заметивший на своем участке чужака. Так и хотелось махнуть рукой у неё перед носом со словами: «Хэй, подруга, я своя!» Однако и ощетиниться у Охотницы были причины. После случившегося с Хищными птицами и в личной жизни, Дина решила просто убраться с места, где каждый обоссаный столб напоминал о прошлом. Она захлопнула дверь в прежнюю жизнь и начала новую, практически с чистого лица. Нет, друзей она не забывала, но в одно время ей двигали эгоистические мотивы: ей нужны были перемены. И там, вдали от Готэма, Лэнс завела новые знакомства и в коем-то веке вернулась к сольной карьере в качестве защитника. Бредово, наивно и по-детски глупо, но такой ход помог ей тогда не свихнуться. Она оставила Хелену и Барбс здесь. Проблемы города никуда не делись, просто теперь птички больше не были командой и действовали каждая сама за себя.
Дина прекрасно осознавала, что тактичность не её конек. Для неё всё было просто: получить информацию и отстать, позволив Охотнице и впредь заниматься своими делами. Но так ли просто выглядели дела с точки зрения Хелены?
Она посмотрела под ноги и шмыгнула носом.
Прости, – поправилась она, – Я не это хотела сказать.
Тут самое время замолчать и обдумать, что хотела сказать дальше.
Я не заметила, – ну вот. Не нужно много ума и умственных сил, чтобы признаться в собственной профессиональной несостоятельности, пусть и стало на душе паршивенько так, – Расколола Зеленую Стрелу, а после решила, что в этом деле толку от него все равно не будет. Поэтому я здесь.
Дина пожала плечами и посмотрела на коллегу.
Что бы ни задумали те парни, шифруются они как надо.
Что сложно было не отметить. Промышлявшим кражей людей, уж наверняка, было, что скрывать.
Но мысли с персоны небезызвестного Луиджи вскоре перекинулись совсем на другое. Судя по всему, нападавшие не собирались никого брать в плен. Расправиться быстро и по возможности без потерь — для таких целей огнестрел подходил как нельзя лучше. Но придется ребят огорчить — ни в планы Дины, ни Хелены не входил вариант просто так подставиться под пули и отбросить концы на чертовой крыше.
Лэнс подползла к укрытию. Как временная защита кирпичная кладка подходила, однако под обстрелом долго не простоит. Нужно искать другое решение. Одна из пуль, отколов кусок углового кирпича, воткнулась в дымоход в нескольких десятках сантиметрах от головы Дины. Она инстинктивно отшатнулась в сторону. Затем на несколько мгновений выстрелы затихли. Выглядело это странно, будто стрелявшие решили, что непременно должны были попасть в цель, и теперь уже праздновали победу.
«Не рановато ли? Ну что за дилетанты, вашу ж матерь!»
Пусть у Канарейки и был мета-ген, дававший ей определенную сверхспособность, в остальном она была обычным человеком. Подготовленным, но человеком. Пули для неё опасны точно также как и для любого жителя города. Высунись она из-за укрытия сейчас — её застрелили бы немедленно.
По заминке, неторопливому шороху шагов стало ясно, что неприятель пытался окружить и добить, если потребуется. Надо действовать сейчас. Другого случая может и не представиться. Резким движением Дина схватила осколок кирпича и швырнула его в сторону. Тот с грохотом ударился о поверхность крыши. Реакция людей со стволами последовала незамедлительно. В ту же секунду место падения кирпича было расстреляно. Но этой заминки хватило Чёрной Канарейке, чтобы подняться с колен. Она крикнула. Достаточно сильно, чтобы откинуть плохих парней на пару метров и заставить на какое-то время растеряться. Взять частоту выше — и нападавшие ушли бы с этой крыши глухими. Но, как сказала Охотница, им нужен хоть один живой.
«... и слышащий», – мысленно добавила Лэнс.
Отныне можно было действовать более открыто. Отопнув ствол от ближайшего из противников, Дина двинула ему в челюсть. Следующий, кому, по-видимому, досталось меньше других и который теперь атаковал врукопашную, прямиком отправился в дымоход. Застрял, наверное. Третьи нападали вместе - шансов на успех у них было маловато.
Можно было бы сказать, что птички отделались по-простому, но когда налетчики были практически полностью обезврежены, на крыше показалась новая вооруженная группа.
А это место становится слишком популярным!
За доли секунды Дина схватила Бертинелли под руку, утянула на самый край и выпалила: «Прыгай!»
Следом посыпался град из пуль.
Они приземлились на крышу стоящего рядом более низкого здания. Везение? Отчасти. Опытный стратег разместил бы и здесь еще одну группу захвата.

+1

7

У Хелены было странное чувство дежавю, как будто она снова только что объявилась в Готэме, попав на глаза «Хищных птиц». Вот только в этот раз ее оппонентом была не Барбара Гордон, а, совершенно неожиданно, Дина. И снова они едва ли находили общий язык, хотя и общались уже довольно продолжительное время. Как будто одних только проблем с местной мафией и другими преступниками, не считая заезжих гастролеров, было мало. Бертинелли не считала себя супергероем, пусть и пыталась стремиться  к этому, пересматривая свои методы ведения дел – потому, что именно этого она и хотела, а не превращаться в то же чудовище, которым для нее являлись и Фениче, и Санто Кассаменто – но, увы, горячая итальянская кровь непременно брала верх. Сейчас было не лучшее время для личных разборок, под шквальным огнем было слишком трудно сосредоточиться на аргументных аргументах. К тому же, Охотница вовсе не это имела в виду, но уже почти смирилась с тем, что, зачастую, ее слова принимают не с тем смыслом, что она пыталась в них вложить. Была ли в этом вина того, что натура Хелены непременно вырывалась наружу или вся причина была в том, что она слишком привыкла думать на итальянском, пусть и считала свой английский совершенным.
- Мы просто снова друг друга не так поняли, - вспышка гнева тут же погасла, - В Готэме могут и не вести своих дел с похищением, только координировать действия. Выгодно, если не хочется подставиться, - просвистевшая совсем рядом пуля заставила втянуть голову в плечи, - Позже поговорим об этом, если выберемся.
Укрытие было откровенно так себе: и простоит недолго, если нападавшие продолжат в том же духе, и не позволяет высунуть нос, чтобы достойно ответить. Или хотя бы рассмотреть кто там такой дерзкий. Но и ждать пока какая-нибудь шальная пуля достигнет таки цели не очень-то хотелось.  Бертинелли судорожно соображала, что же делать. Ей доводилось бывать в переделках ничуть не лучше, но вот именно сейчас, как назло, никакой годной идеи в голову не шло. Заминка позволила ей сдернуть с пояса запасные арбалетные болты, к тем, что уже находились в желобе. Без боя Хелена сдаваться не собиралась, несмотря на то, что у противника был численный перевес. Канарейка среагировала гораздо быстрее, бросив осколок кирпича в сторону: весьма умный ход, Охотница бы и сама поступила бы так же, не будь так занята приведением арбалета в боевую готовность. Все же, они обе отлично работали в команде, несмотря на возникающие разногласия. Она лишь мысленно порадовалась, что в данный момент находится за спиной Дины, решившей применить свой крик. Похоже, помощь Хелены не понадобится и это почти огорчало, но не лезть в драку было не в ее правилах, пусть она и отрицала их наличие. Сицилийка сбила с ног ближайшего противника ударом ноги с разворота. Похоже, что нападавшие уже были не столь уверены в своих силах. По крайней мере, те, что все еще продолжали стоять на ногах. Болт с гулким звоном сорвался с тетивы, втыкаясь в колено одного из агрессоров, вырвав протяжный стон, полный боли. Мда, стрелой в колено было явно не приятно.
- Да вашу ж мать, - Хелена выругалась сквозь зубы, завидев подкрепление, - Нужно убираться отсюда.
Бертинелли послушно прыгнула вслед за Канарейкой. Крыша, на которую они приземлились, оказалась жестковатой. Хорошо хоть группа сверху все еще не сориентировалась и большая часть пуль уходила в воздух. Похоже, что в этот раз им удалось уйти. Наверно, стоило бы бояться своих мыслей и не думать о благополучном исходе прежде, чем они обе уберутся на пару кварталов от самого эпицентра. Вот только стоило подумать, как тут же из-за укрытия вышла новая группа. Гораздо более малочисленнее, чем другие, оставшиеся на верху. Похоже, что они здесь для подстраховки- основные надежды возлагали на агрессоров сверху. Тем хуже для них. Почему-то группа захвата не спешили присоединяться к их веселой импровизированной фиесте. Это почти настораживало до тех пор, пока из тени не вышел «виновник торжества» - Луиджи Бруно собственной персоной.
- Смотри-ка, кто тут у нас, - Бертинелли неприятно оскалилась, - Похоже, кто-то недоволен тем, что все его грязные делишки всплыли на поверхность.

+1

8

Канарейка едва успела подняться с колен, прежде чем другая вооруженная группа дала о себе знать. Она окинула собравшихся быстрым взглядом, прикинув в уме их численность и собственные шансы выбраться живой. Затем оглянулась — с крыши более высокого здания больше не палили. И Канарейка, и Охотница были взяты на прицел. Цепные псы ждали команды, в то время как их хозяин вел себя расслабленно и вальяжно.
Что ж, окажи птички сопротивление, шансы на выживание ничтожно малы и сводились к нулю. Какой бы финт они ни вытворили, пуля в лоб им обеспечена.
Очень умно, – негромко проговорила Дина.
В следующую секунду она подняла руки вверх.
В голове не сходились разрозненные части пазла. Те люди, что напали первыми, явно получили приказ о ликвидации. Что изменилось? К чему теперь это хреновое представление с главарем? Что-то здесь не так. Что-то остается неизвестным и без этой детали общая картина не складывалась.
Надо же, какие люди почтили визитом наш скромный междусобойчик! – по интонации Хелены было сложно не отгадать личность гостя, – Знала бы, что дело примет такой оборот, назначила бы встречу в итальянском ресторане.
Так себе шуточка, самой Дине она тоже не особо понравилась (в воображении она звучала эффектнее). Не удивительно, что по едва уловимому кивку Бруно она тут же получила под дых. Удар ощутимый и хорошо поставленный, но недостаточный, чтобы заставить ноги подкоситься. На лице Лэнс изобразилась издевательская улыбка.
Намек поняла. По бокальчику за встречу ты пропустить не хочешь. Тогда зачем мы здесь сегодня собрались?
Она намеренно тянула время. Требовалось время, чтобы подумать, что делать дальше. Время, чтобы Луиджи почувствовал себя хозяином положения и расслабился. Тогда он сделает промах. По крайней мере, хотелось на это надеться. Пришлось признать, что этот мафиозник весьма неплох. Оставалось только гадать, каким образом ему и его людям удалось выйти на Охотницу и Канарейку. Взломать канал связи Бэтгёрл было практически невозможно. За всё время только одному хакеру удалось сравниться с Оракулом, и он в данный момент находился в глуши за много сотен миль от какого бы то ни было мегаполиса. Вероятнее всего кого-то из них выследили. Довольно сложно, но реально, если так прикинуть.

Будь уверена, девочка, – мафиозник обратился к Охотнице, –  Мир ничего не узнает о моих делах.
Он сложил руки на груди и растянул губы в улыбке, самодовольной и слащавой.
Всё закончится сегодня, когда шейки двух слишком любознательных птичек будут свёрнуты, – его голос резко приобрел стальные нотки. С той же улыбкой Луиджи пальцами провел по основанию своей шеи и посмотрел на стоящего за спинами девушек наёмника.
Тут же на руках Дины и Хелены защелкнулись наручники. Бруно знал, с кем имел дело, следом за этим в рот Канарейки был вставлен кляп.
Главарь был по-прежнему безмятежен. День проходил как нельзя лучше! Всё шло по плану. В какое-то мгновение он подошел ближе к заложникам и, остановившись на расстоянии каких-то десятков сантиметров от Черной Канарейки, произнес спокойно:
Так-то лучше. Люблю молчаливых женщин.
А затем сделал шаг и посмотрел в глаза Охотнице.
Не стоит бояться, перед смертью вас ждет увлекательная прогулка.
Легким движением он пнул арбалет подальше от Хелены. Развернулся спиной к захваченным  и на пути к выходу на лестницу коснулся плеча подручного.
Уведите их, – послышался удалявшийся голос. Затем топот шагов по ступенькам.
На головы девушек надели мешки. Толчками в спину им указывали направление движения.

+1

9

Господь сегодня явно им не благоволил: из такой засады лично Хелена не видела выхода, как ни старалась. Возможно, ей удалось бы выкосить хотя бы часть нападавших, но ее ресурсы были вовсе не бесконечны, а уж против пуль и вовсе не было никакой защиты. Бертинелли не Супермен же, в конце концов, чтобы быть полностью неуязвимой. В такие моменты она немножко даже жалела, что не обладает никакими суперспособностями, хотя в любое другое время они сицилийке и не требовались: она комфортно чувствовала себя с верным арбалетом в руке и навыками боевых искусств в самом эпицентре драки.
Охотница одарила Бруно тяжелым взглядом исподлобья. Если бы могла, то наверняка бы прожгла в мафиозном шестерке дырку. Хотя какой из него шестерка? Луиджи оказался слишком хитрым, чтобы смочь выследить их с Канарейкой да и явно пользовался гораздо большими ресурсами и уважением, чем она изначально предполагала. Если только в этом не замешан какой-нибудь босс, которому помешали вести нелегальный бизнес. Жаль, что в Готэме полиция зачастую оказывалась на стороне преступников, за редким исключением не продажных копов. Бертинелли уже начинало казаться, что в Сиэтле Бруно специально подставился, чтобы навести на след «Хищных птиц» кого-то более влиятельного и тому, кому деятельность самой Охотницы слишком мешала.
- Здесь бы я поставила на мир, - она боролась с желанием плюнуть Луиджи прямо в лицо, чтобы стереть эту самодовольную ухмылочку. Хотя, зачем бороться? Взяла и плюнула, тут же схлопотав от его приспешника удар наотмашь по лицу, слишком сильный, чтобы все так же продолжать крепко стоять на ногах. Наручники больно впились в кожу запястий. Идиоты, Охотница могла бы неплохо вбить лицо Бруно в затылок и ногами, если бы численное преимущество не было на его стороне. Даже Хелена, что постоянно была готова рваться в бой, понимала, что ничего не сможет сделать. Ее арбалет был слишком далеко, а один из приспешников даже сорвал запасные болты с ее пояса, чтобы Бертинелли ненароком не воткнула один из них их боссу в глаз, - Мы еще посмотрим за кем сегодня придет смерть.
Черный мешок, надетый на ее голову, нестерпимо вонял, заставляя подкатывать тошноту, и абсолютно перекрывал обзор. Сквозь плотную ткань даже свет фонарей едва просвечивал. Идти в этом было откровенно сложно и упирающийся в спину ствол пистолета, неласково тыкаемый прямо в позвоночник, стоило Хелене хотя бы на секунду замешкаться, облегчению продвижения не способствовал. Не хватало только поскользнуться на заиндевевших ступенях и пересчитать задницей остаток лестницы. Здание было «маломерком» в сравнении с другими домами в Готэме, но спуск уже начинал казаться бесконечным.
Все так же неласково обе девушки были запихнуты на заднее сиденье какой-то Бруно-возки. Спасибо, что хотя бы позаботились о том, чтобы Охотница с размаха не ударилась о крышу машины при неуклюжей попытке сесть. Она явно ощущала присутствие Дины рядом, что не могло не радовать: если бы их разделили, то шансы на побег уменьшились бы. Да и убивать их, похоже, особенно не стремились. Колымага катилась неведомо куда, а водитель не очень-то старался объезжать рытвины на дорогах. Бертинелли пыталась понять куда они едут, но сбилась в наблюдениях за поворотами. В этом все же был громадный плюс – смогут увидеть базу Луиджи или выяснят на кого тот сейчас работает. С этого ушлого типа станется завести себе еще и третьего хозяина.
Она понятия не имела куда их ведут, пока мешок наконец-то не был сдернут с ее головы. Глаза заслезились от яркого света и Хелена отчаянно моргала, пытаясь смахнуть выступившие слезы. После темноты освещение казалось просто одуряющим. Сицилийка облегченно выдохнула опознав в расплывающемся пятне, находящимся напротив, Канарейку, уже без кляпа. Железная дверь лязгнула, запирая их в помещении. Одних, словно никто не знал с кем имеют дело.
- Хорошо, что хоть ноги не связали, - наконец привыкнув к свету, Охотница огляделась. В помещении даже окон не было, но просачиваться сквозь стены даже со свободными руками было бы куда как более неудобно, - И как будем выбираться? Ломать большой палец, чтобы снять наручники, я не хочу, - Хелена максимально понизила голос, на случай если их подслушивают, - В моем сапоге есть нож, но он вряд ли поможет.

+1

10

Одно из двух: либо этот Луиджи слишком умный, либо совсем не умный. Если задумал убивать, так почему не здесь и сейчас? Боялся свидетелей? Странно, ведь обстрел он всё же учинил, да и какая разница увидит кто-то убийство или похищение? Если посмотреть на перспективу, одно и другое — вещи практически равнозначные. Похищенные никогда не возвращаются домой живыми. Повезет, если возвратятся не по частям.
И тем не менее, Канарейку и Охотницу сгрузили и куда-то повезли. В их положении лучше не рыпаться и сидеть смирно. В общем-то этим они и занимались всю дорогу. И всё же чем-то сомнительным и мало понятным выглядело всё происходящее. Словно тот, кто всё это задумал, не знал, чего хотел получить в итоге и боялся сделать что-то не так. А потому Хелену и Дину то чуть не пристрелили, но когда была реальная возможность расправиться с ними раз и навсегда, поменяли планы и зачем-то похитили. Со всем этим еще предстоит разобраться, а пока следовало позаботиться о сохранности своей драгоценной задницы.
Когда двери за спиной захлопнулись, а по ту стороны послышались удаляющиеся шаги, Канарейка поняла, что их оставили одних. Странный ход. Пока их здесь держат, Бруно решил посовещаться со своим боссом на предмет дальнейшей судьбы захваченных?
Первым делом она сорвала с головы мешок и вдохнула полной грудью затхлый сырой воздух подвального помещения. Что ж, кричать можно сколько угодно, на поверхности никто не услышит, даже если будет стоять прямиком над помещением, где содержат похищенных. Да и едва ли их привезли в людный район. Вероятнее всего, они находились где-нибудь на отшибе, где над ними разгуливали разве что крысы. Дина согнулась пополам и переступила через скованные наручниками запястья таким образом, что собственные руки оказались перед ней, а не заведенными сзади. После этого не сложно было расстегнуть кляп. От длительного ношения подобного аксессуара сводило скулы.
Поганая скотина, я тебе веки на жопу натяну! – первым делом пробубнила Канарейка, вытирая губы тыльной стороной ладони. Это были, пожалуй, ещё самое безобидное, что она не отказалась бы сделать с мафиозным главарём, будь у неё такая возможность, – Попадешься ты мне.
Она посмотрела на Охотницу, поинтересовавшись её состоянием. Затем осмотрела комнату, где их заперли. Явно заброшенное, видавшее лучшие времена. Грязно-серые стены в трещинах, как больших, так и мелких, склизкие трубы, тянувшиеся у самого верха, плесень на потолке и желтая лампочка, служившая единственным источником света. Ни окон, ни вентиляционных ходов — ничего. Хлипкая дверь отделяла их от остальной части здания.
Они бы еще в сарай нас поместили, – отметила Дина. Если преступники на самом деле хотели их задержать, нашли бы апартаменты более внушающие доверие. Но если хотели, чтобы пленники предприняли попытку бегства... Бред какой-то!
У них нет ни оружия, ни эффекта неожиданности, ни численного перевеса. В этой комнатке они как подопытные мыши, за действиями увлеченно наблюдали сверху.
Это ловушка, – признала Канарейка, – Выйдем отсюда — нас пристрелят. Останемся тут — все равно пристрелят.
И усмехнулась. Выбор не особо-то и велик. Но идея как выбраться всё же начала проклевываться в мозгу. Дина уселась на шершавый ящик и уперлась локтями в колени. Луиджи нужно обмануть. Заставить его ребят прийти к ним первыми. Но как? Если Канарейка ударит Охотницу, едва ли на её крики кто-то явится и оттащит Дину от якобы избиения подруги. Требовалось что-то другое, что станет угрозой для всех. И тогда её осенило. Она резко подорвалась с места и схватила с пола мешок, сорванный с головы в первые минуты своего пребывания здесь.
Тебе не придется ничего ломать. Самой себе, по крайней мере, – поправилась Дина и состроила кривую улыбочку, – Доставай нож. Устроим шоу с задымлением.
Дина поделилась идеей, согласно которой с помощью ножа и старой штукатурки или, если штукатурка посыпется, вот того камня или арматуры, они выдавят искру и подожгут мешки, которые потом подсунут под дверь и подождут, когда на запах гари кто-нибудь явится. Уж тогда-то они обезвредят пришедших и смогут выбраться, не выламывая двери и не устраивая шумиху из-за своей попытки выбраться.
Твой мешок сухой? – спросила Дина под конец разъяснения плана. Да знала она, что затея не блестящая и не факт, что на уловку клюнут.
Лэнс подошла ближе к двери и бухнулась на колени, уложив голову на пол. Она пыталась заглянуть сквозь щель внизу и рассмотреть, что находилось там, по ту сторону. А там было явно светлее и воздух там свежее, чем в этой конуре. Однако интересовали её вовсе не эти детали, и нужное Дина так и не увидела.
Залезай на меня. Нужно посмотреть, есть ли противопожарный датчик у входа.
В этом помещении такой аппаратуры не было. Она оставила одну ногу назад и согнула колени для большей устойчивости. Если не удалось рассмотреть снизу, возможно, обзор сверху окажется лучше. Если датчики там все же были, то, считай, им хоть в чем-то повезло и дымить нужно будет значительно меньше. Может и хватит сожжения только мешков.

+1

11

Стоило отдать Луиджи должное: сукин сын оказался достаточно умным, чтобы разом заполучить сразу двух Хищных птиц. Ловушка, которую они не заметили и так нелепо попались. Конечно, до головорезов их Блэкгейт он не дотягивал – масштаб не тот, пусть Бруно и была прямая дорога к заключению в тюрьме. Что уж говорить про лечебницу Аркхэм, если ублюдок выкинет все же что-то достойное внимания докторов? Хелена едва не рассмеялась от этой мысли: как бы Луиджи не корячился, а все равно оставался не достойным особого внимания шестеркой, пусть и мнил себя уже не менее, чем выдающимся преступником. Она едва подавила внезапный порыв выбраться отсюда и первым делом разрядить Бруно в мерзкую морду весь имеющийся запас арбалетных болтов, чтобы тот ничем не отличался от какого-нибудь дикобраза. У Охотницы были свои методы, не самые гуманные, но она вовремя спохватилась, что теперь играет в совсем другой лиге, где подобное насилие не одобряют- к этому сицилийка все еще не привыкла, но принимала новые правила. Да и отсутствие арбалета не слабо ее останавливало, она не сомневалась, что тот так и остался на злополучной крыше и никто из приспешников не потрудился забрать его с собой как трофей. Было даже обидно, оружие было выполнено на заказ.  По крайней мере, они с Диной были целы, а, значит, оставались огромные шансы на удачный побег. И все же, Канарейка права, здесь что-то было не так. Жаль, что Бруно так мало трепал языком, не дав никакой новой информации к размышлению- это бы сейчас пригодилось.
- Похоже, что у них на нас какие-то планы, - и Хелена не была уверена в том, что хочет знать в чем именно могла бы заключаться задумка, - В противном случае, им было не за чем оставлять нас в живых. У Бруно был такой шанс. Глядишь и выслужился бы перед шефом.
Выяснить все, находясь в этой собачьей  будке, все равно не представлялось возможным. Рано или поздно Охотница все равно доберется до мерзкого шестерки – теперь это становилось личным – и вытряхнет ему глаза из черепа, если придется, но все-все узнает. Сейчас были проблемы поважнее. Бертинелли последовала примеру Канарейки- легла на пол и перетащила таки скованные руки через ноги, наконец-то оказавшись в более удобном положении. Пусть и получилось не так изящно как у подруги, но Хелена все равно была собой довольна. Она хмуро выслушивала план Лэнс, но не находила аргументов, чтобы быть против.
- Рискованно, - Хелена покачала головой, - Но другого варианта у нас все равно нет. Надеюсь, они не решили самонадеянно, что сторож на не нужен.
План был прост и банален, но, возможно, сможет оказаться эффективным как топор. Если к ним все же приставили охрану, которая принудительно ринется на помощь, чтобы не получить нагоняй от босса. Хотелось бы верить в лучшее, что они с Диной не отравятся угарным газом и не сгорят заживо. Охотница любила ходить по самому краю и была готова рискнуть. К тому же, ей вполне ощутимо требовалось выместить на ком-то накопившуюся злость, а дружки Бруно годились для этого как нельзя лучше.
- Вроде не успела его прорыдать насквозь, пока нас везли сюда, - сицилийка хмыкнула, - Очень удачно, что они решили оставить их нам в качестве сувениров.
Дверь невесть зачем была оборудована небольшим окошком в самом-самом верху. Охотнице было достаточно лишь немного подтянуться, чтобы заглянуть в него, воспользовавшись помощью Канарейки. Искомый датчик, грязный и заросший паутиной, обнаружился не сразу – поганец идеально сливался с не менее серо-желтым потолком. Удручало, что он висел на каких-то нитках и выглядел давно не пригодным к своей работе.
- Он старый как мамонт. Но может сработать, - Бертинелли резко убрала голову, чтобы ее не заметили проходящие мимо приспешники Луиджи. Убедившись, что комната их не интересует, она осторожно опустилась на пол, - Плохая новость, что датчик висит на соплях. Но хорошая в том, что по коридору прогуливаются охранники. Приступим.
Хелена улыбнулась, вытаскивая из сапога нож. Искру удалось высечь не с первого раза – чертова штукатурка не поддавалась – зато арматура идеально подошла. Мешок больше тлел, чем горел, но дыма было более, чем достаточно. Ткань, просунутая под дверь, привлекла нужное внимание: из коридора доносился топот тяжелых ботинок.
- Сработало идеально, - Бертинелли убрала нож обратно в сапог, - Как много здесь не равнодушных.

+1

12

Дина обрадовалась их общей с Хеленой маленькой победе, однако расслабляться ещё слишком рано. Судя по топоту, доносившемуся из-за закрытых дверей, нарвались они на мафиозника средней руки, а в плен попали чуть ли не солдафонам. В прошлом Лэнс довольно много проработала на правительство США. Коллег она видела издалека, выправка и даже походка выдавала военных, в том числе и бывших. Однако забивать голову размышлениями, как мелкий бандюган смог себе позволить услуги частной охранной организации (по всей видимости, наёмники в армейских ботинках именно из такого формирования) сейчас не хотелось. На носу другие проблемы, решение которых откладывать нельзя.
Следовало не переусердствовать и вытащить тлеющую мешковину из-под двери до того, как уловка с поджогом будет раскрыта, и Луиджи донесут, что заключенные блефуют. Ухом прислонившись к двери, мысленно она прикидывала расстояние, отделявшее приближавшуюся группу людей от них, и когда дальнейшее промедление представилось слишком рискованным, вытащила дымящий мешок сквозь щель обратно в помещение.
Послышались разговоры. Слишком тихие, чтобы разобрать слова. После одна пара ног убежала, застучала по лестнице и через какое-то время вернулась с докладом. Вставили ключ и, несколько раз провернув его в замочной скважине, осторожно отворили дверь. К этому моменты оба мешка надымили достаточно хорошо, чтобы вошедшим стало ясно, что источник задымления находился именно здесь.
Дина притаилась в углу у двери, спрятав нижнюю часть лица под курткой, чтобы не надышаться дыма и не отрубиться раньше времени. Как только один из вошедших, не обнаружив пленных на местах, стал рыскать взглядом по комнате и повернулся спиной,  Канарейка атаковала. Выбила из рук оружие, точным ударом отправила в нокаут сначала одного, а потом и второго. С остальными управилась Хелена.
Путь открыт. Медлить некогда. Теперь нужно было не хлопать ушами, а действовать быстро и чётко. Анализировать будут потом. Сейчас главное выбраться отсюда. Но как только Чёрная Канарейка и Охотница вышли из помещения, служившего им тюрьмой, свет в коридоре погас. На несколько секунд наступила кромешная тьма, а затем вместе с визгом сирены включилось аварийное алое освещение. Происходящее удивляло всё больше. Теперь небольшое приключение с мафиозным боссом больше походило на квест в реальном времени, где на тебя охотятся парни с большими пушками, а у тебя при этом нет ничего. Руки и те в наручниках.
Мне это совсем не нравится, – проговорила Дина, стараясь разобрать, с какой стороны ждать первую группу захвата.
Мгновение она стояла неподвижно, затем чертыхнулась и вернулась в импровизированную камеру, где наскоро обыскала карманы отключенных охранников. Поиски дали результат — небольшие ключики от наручников зазвенели в ладони. Первым делом Дина освободила запястья Бертинелли, затем принялась за свои. В общем и целом у противника были явные преимущества. Недруг знал планировку и запросто мог подгадать, куда двинутся пленники в случае побега. Птички, доставленные сюда с мешками на головах, могли передвигаться разве что наугад. Ничего хорошего это не предвещало. И шансы на благополучный побег сокращало, как минимум, вдвое. Лэнс посмотрела на напарницу и жестом дала команду к отступлению. Выходить в незнакомое открытое пространство с голыми руками — слишком самонадеянно, даже если ты считаешь себя героем.
Пули посыпались градом. Входили в глухую стену позади, насквозь пробивали двери. Дождавшись, когда первая волна иссякнет, Канарейка вынырнула из своего укрытия и крикнула, что было мочи. Часть коридора снова погрузилась во тьму из-за лопнувших лампочек, в видимой части были различимы очертания людских тел, лежавших на полу и хватавшихся за кровоточащие уши. Обходя людей, Дина отпинывала от них оружие и двигалась дальше. В следующий раз такой фокус не удастся. Теперь Луиджи или кто-то другой, кто наблюдал за ходом операции, учтет увиденное.
Пойдем, – махнула она Хелене, – Впереди чисто.
Какое-то время они и в самом деле продвигались беспрепятственно.

Куда путем крылатым
В росистой мгле сквозь розовую тишь
По небу, озаренному закатом,
Далеко ты летишь?
*  –
послышался из динамиков уже знакомый голос Бруно, сменившийся хохотом.
Бесконечные извилистые коридоры, где опасность ждала за каждым поворотом, казались лабиринтом. А сама Дина представлялась себе лабораторной крысой, которую гнали в нужном направлении. Временами она ловила себя на мысли, что уже проходила то или иное место, но составить в голове схему так и не удавалось. Окна были слишком маленькими и узкими и находились практически под потолком. Даже если допрыгнуть до них, протиснуться не удастся.
Нужно найти путь наверх, – сказала Канарейка напарнице, – Так мы не выберемся.
И едва головой об стену не ударилась, вспомнив, что слышала шаги по железной лестнице недалеко от комнаты, где их содержали.
Кажется, я знаю, где находится лестница, но придется вернуться. И наверняка нас там уже ждут.

* Уильям Брайант «К перелетной птице».

Отредактировано Dinah Lance (2019-05-02 15:21:24)

+1


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Разжигая фонари вокруг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC