Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Sturm Bricht Los


Sturm Bricht Los

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Sturm Bricht Los*
https://i.ibb.co/LrWfPqZ/8.gif

Sturm bricht los aus Wolkentürmen
Lasst ihn rasen, lasst ihn stürmen
Soll das Schwache er verwehn,
Lässt er doch das Starke stehen

Из башен туч поднимается буря,
Пусть она неистовствует, пусть бушует,
Она унесет слабое
И оставит только сильное.

*Поднимается буря

+3

2

С самого утра Эд был оплетён предчувствием бури, словно травами – бури не своей, потому что в последние дни он был наименьший вездесущий и тишайший -  жаль, нельзя было разговоры высушить про запас и забрать в суматошные будни, носить с собой. Что случилось с отголосками варварства внутри него? Куда исчез этот тепловатый мерзавец, к которому на закуску шла конфета? Зеркало в ванной старается не быть личностью, покорно сносит любые плевки царапины и отпечатки нечистых пальцев. Только пыль под диваном ведёт себя как человек, не ёрзает не подмигивает, не сочиняет баек про лучшую от сотворения мира жизнь.
Снаружи дома – нутро города, как всегда, липло к рёбрам забора, дождь был безусловно конкретен. Девять километров, если повернуть еще и к мэрии, набегало на сердце ежедневно. Он ходил по всему Готэму и был одиноче ада. Но он всё ещё был сильнее тигрицы в клетке, людей в удавке — мастер спорта в исчезновениях и играх в прятки. Он умел всё это лучше любого ниндзя, демонстрировал по желанию, нахрен вызов. У него была чистота проглоченной бомбой, которая при взрыве делала его ещё более живым. Площадью сутулой Эдвард проходит в дожде, сознательно не зная, куда он идёт.
Это случилось тогда, когда клюв его слуха уловил зёрнышко вскрика в ближайшем переулке. Чья-то тень, вынутая, как нитка, из иглы, трепетала над, изгибалась под – ну что это за дремучая дичь? Не осилить до самой смерти, на кого была похожа эта скрученная от боли, насквозь промокшая фигурка. С трудом пережёвывая стук своего сердца, Нигма подошёл ближе – да, это была Лаввайр (та-которая-танцует-на-электрическом-столике), которая куда-то бежала, куда-то оскальзывалась в темноте на жиже из мокрых, устилавших асфальт гниющих листьев, но не падала – видимо, потому что была приколота булавкой к чёрному шуршанию ночи. Нарочно ли город обронил её за шкаф? О, он знал это чувство, когда теряешь попеременно то ключи, то достоинство, то пульс.
- Нашлась! – мужчина подцепляет её за плечо, как из шва распущенного выползшую нить. Лесли всё смотрит, выкатив шары, а в Эдварде было одно д о б р о, театр, изнывающий в каждой прожилке. Если он не сожрёт её целиком, то хотя бы цапнет. Обнулит её панику, потому что она в ней как телевизор в пенке помех. Да и у него самого мурашки стучат по спине ботинками копов.
- Что случилось? Ты ранена? – с вытянутых рук соскальзывает плащ. Что они могут затеять в результате совместного переохлаждения? Эдвард об этом даже думать боялся. Двое без руля и без ветрил… - Давай укроемся где-нибудь, - предложил, про себя зная, что тот, кто вчерашние жертвы забудет, может быть завтрашней жертвой. Он выскребал эту заботу о ком-то из глубины своих эгоистичных льдов, но, не будь на дворе буря, он бы купил этой жгучей крапиве билетик в кино. От мысли об этом Эдвард улыбается, обнажая нержавеющие мосты. Лесли была та, с которой он бы сходил на демонстрацию самосозерцающего духа и охреневающей мысли. Крутится и пенится серый мокрый воздух, которым трудно дышать, и ненастье кажется вечным, ибо при такой погоде забывается, что бывает другая, хорошая.

+2

3

Город, обычно не такой мрачный, казалось погрузился во тьму. Люди сновали туда-сюда, хмурые и не приветливые. Словно чувствовали, что-то грядёт. Масштабное, яростно по своей природе. Лесли, тоже ощущала что-то. Лёгкое беспокойство возможно. И пожалуй ностольгию. Ведь этот день так походил на тот, что изменил её жизнь. На до и после. И возможно именно с того самого дня, она, Лесли, свернула немного не в том направлении, в котором двигалась раньше. Да, Лесли, была другой. С самого своего рождения, она обладал тем, о ем многие люди лишь мечтали. Необычная особенность, о которой никто не знал. И Лесли этим гордилась. Уникальная. Такой она себя считала. И вот самый день, когда буря накрыла весь город, она же бушевала и в сердце юной радиоведущей, что отчаянно жаждала признания серой массы, коими считала всех остальных людей. Именно тогда на свет появилась Лайввайр. Живое, движущееся скопление чистой энергии, движимое обидой и желанием отомстить тому, кого считал своим главным врагом. Как впрочем и достаточно других злодеев. проблема была лишь в том, что Лайввайр, она же, Лесли Уиллис, не была злодеем, и тем более, гениальным стратегом. Лесли переродилась. Обрела новую форму, но суть своей осталась прежней. Той самой девушкой, что отличалась от большинства лишь своей необычной способностью.

И этот день почти не отличался от того, первого. Как и тогда, она жаждала встретиться с Суперменом. И как можно догадаться, её план не обладаем ничем Примечательно. Простой, без каких-либо вывертов. Прийти куда-нибудь и захватить как можно больше людей. А после просто дождаться, когда же явит свой "светлый лик" герой. И лучше, если этим героем окажется тот самый любитель трико. Вот и все. Куда уж проще. Этим Лесли отличалась от большинства злодеев. Она никогда не строила многоэтажные планы. Она никогда не злодействовала, она всегда была обычным человеком, что не подумывает, запасной план, для другого запасного. Возможно поэтому она и проигрывала? Или может злодея не суждено победить? Или... Она стремилась лишь к признанию, а не победе над признанием защитникам человечества? Так много вопросов, которые сама Лесли боялась задавать. а остальные... Нет, никто не пытался её понять. Принять. Или может быть им был... любитель трико? И поэтому Лесли так отчаянно пыталась нарваться на Супермена? Она хотела доказать себе, что сможет уничтожить того, кто пожалел ее? Применить на нем всю свою мощь. Уничтожить. только правда ли она хотела уничтожить Супермена? Сложный вопрос. И одновременно абсолютно простой. От которого Лайввайр предпочтет убежать, так и не дав ответ.

Но в этот раз ей не везёт. Приходит другой герой. Неужели все уже знаю о самой главной слабости? Вода! Очередное замыкание. Как больно. Разрядка несёт ясность мысли, но и боль, от того, что она вновь более материальна, чем мгновения назад. Боль от очередного поражения. И попытка сбежать. Постыдное бегство, жалкое. Но без энергии, что обычно струться по её телу, Лесли не способна сражаться. Вот и остаться лишь один выход. Побег. Максимально обессиленная она пытается привести план в исполнение. А тут ещё и эта погода. Казалось, что все против Лесли!

Очередное падение, она почти теряет сознание, когда чувствует прикосновение. Перед глазами все плывёт. Она словно через пелену слышит вопрос. Такой далёкий и почти не различимый. Что-то пытается сказать, но говорить не может. Лишь одна мысль пульсирует в её создании, убежать, спрятаться, от всего, что происходило сегодня. Она жаждет оказаться в безопасности...

+2

4

Хмуроминорный день. Готэм – тот город, где детство его не остынет, не облетит. Мужчина даже не успел толком ничего предпринять, как девушка поникла бутоном вниз. «Жизнь, ты заебала щёлкать каналы так резко» - думает Эдвард, и подхватывает Лесли на руки, а они трясутся, рот кривится. Он голубь, замятый бурей, она – колодезная яма, лишняя в колоде карта. Сейчас ливни так бьют асфальтовые полотна, как будто стремятся их вскрыть и переиначить. А если бы не она, залёг бы сегодня ничком на дно ледяной однушки. "Да кто к тебе прикипит, кто к тебе причалит?" - твердят его собственные уста отпечатком в кружке, в нём самом, недопитом, приторным и остывшим - смотрит, как чаинки мрут в похоронном марше. Он идёт против бури, внутри проросло бессилие и разрослось с каньон. До его дома им идти не вариант, надо сворачивать в подзёмку.
Подзёмка не умеет залечивать шрамы, но она умеет их читать.
Метро полно звуков и чужих историй. Не отвечай привет, даже если услышишь «здравствуй». Каждое уроненное слово обратится чёрной змеёй и обернётся вокруг твоей шеи. она зашепчет тебе в уши то, что ты не сможешь разобрать: тихий навязчивый шшшшшёпот, от которого негде укрыться.
В метро сейчас никого, кроме прирученных страхов. И куда девались все люди? Лесли прекрасна как сплав из фиалок и воронёной стали, а через сердце Эдварда текут железные реки, и совершенно некого в них ловить. Правильно заданный вопрос уже половина ответа.  Что стало с батарейками, которые заменили? Куда попадают тамагочи после смерти? Сколько деталек нужно перебрать, чтобы закрыть одну единственную трещинку? Что делать с теми, что не подошли?
Из памяти, сложенной правильными линиями, получается воздушный самолётик. Эдвард бережно кладёт Лесли на лавку, всё ещё накрытую его плащом, присаживается рядом.  Он говорит – и тикают слова. От царствующей наверху бури еще секунд девять в глазах хороводится ересь.
- Постыдная память о том, до чего они, герои, тебя довели, будем жить в моём мясе солёным песком.
Он присочиняет себе коллекцию немыслимых достоинств. Он реально хотел им подобной стихийной встречи. Он болеторговец, как будто бьется черный мяч и отбивает в сердце бога. И шраму шрам, в метро, мертвея целует Лесли в щёку и шею.  Эд словно лещ, танцующий на леске. Они в метро, прозрачные, как тени, лежат-сидят вповалку, навсегда лицом прижавшись к сновиденьям из окровавленного льда. Ему кажется или он видит, как Лайввайр, занежневев, неловким жестом шепчет дуракдуракдурак. Её взгляд ему говорит: нет, не все ещё, видно, ножи в горло брошены.
Эд навязчив, как полчища ящериц в борьбе за единственный солнечный камень. Он просто носит себя как взрывчатку, примотанную к торсу изолентой, и сам не знает, когда сработает детонатор, поэтому выбирает места побезлюдней, прогоняет всех, кто оказался рядом. Если уж быть снарядом, то с минимальным радиусом поражения.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Sturm Bricht Los


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC