Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Когда воскресают из мертвых, не устраивают вечеринку


Когда воскресают из мертвых, не устраивают вечеринку

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://i.imgur.com/YJt9NbR.gif
Dinah Lance, Kurt Lance


Когда-нибудь предстоит научиться ничему не удивляться. А пока Судьба преподносит сюрпризы, способные резко развернуть прежнюю жизнь на 360 градусов. Выслеживая очередных плохих парней, коих в карьере было множество, Канарейка отправляется в Непал, откуда, по всей видимости, и тянется длинная цепочка торговли живым товаром. Бесправных рабов случайно выловили в доках СТАР-Сити, откуда и началось расследование.
Вынужденное путешествие Канарейки не планирует затягиваться. Но… в самых неожиданных местах порой встречаются люди, увидеть которых и не надеялась.

+3

2

Это был обычный погожий летний вечер. Солнце пока не успело скрыться за вершинами гор и освещало крыши домов, что находились у подножия повыше. Загадочная фигура, чьё лицо было сложно разглядеть под капюшоном, спускалась по извилистой горной тропинке и направлялась в сторону населённого пункта. Совершенно очевидно, что это был мужчина - не местный и явно не желавший привлекать к себе лишнее внимание. Впрочем, у местного населения всегда хватало своих дел - им было не до незнакомцев. Когда странник оказался на улицах города, никто не приставал к нему с вопросами. Разве что торговцы на рынке окликивали, предлагая свой товар - у них намётан глаз на туристов. Но загадочный мужчина явился в город не ради покупок, а по совершенно иным делам. У него была запланирована встреча в местном баре, который, по слухам, являлся то ли игровым притоном, то ли борделем, то ли всем сразу - в общем, им заправляли нехорошие ребята. И если знать, к кому обратиться, там же можно было договориться о самых разных услугах, в том числе и о контрабанде.

Странник, которым на самом деле был Курт Лэнс, явился в бар и, переговорив там с кем-то вроде администратора, направился в дальний конец помещения. В заведении царил полумрак, играла какая-то местная музыка, посетителей было более чем достаточно. Будучи опытным разведчиком, Лэнс быстро осмотрелся вокруг, дабы оценить обстановку. Ничто пока не говорило об опасности, никаких подозрительных личностей, которыми могли оказаться старыми знакомыми из А.Р.Г.О.С. или кто-то ещё. Курт для многих был лакомым кусочком не только благодаря своим навыкам, но и своим способностям. Именно поэтому он находился здесь - на другом конце света, как можно дальше от всего, что было связано с его прежней жизнью. Или вернее будет сказать жизнями?

Лэнс уже не был уверен, что из произошедшего с ним было реальностью, а что ложью или иллюзией. Некоторые вещи не поддавались объяснению и вызывали много вопросов. До недавних пор он пребывал в полной уверенности в том, что его выбросило в прошлое и он прожил свою жизнь до старости. Он помог своим друзьям и надеялся отправиться на покой, но ему попросту не позволили это сделать. Аманда почему-то была уверена, что Курт в очередной раз потерял память и начнёт жизнь с чистого листа, поэтому он не стал убеждать её в обратном. В каком-то смысле ему это было удобно. После трагедии с Одиссеей остатки А.Р.Г.О.С. ещё не скоро придут в себя и поймут, что к чему. А у Лэнса по-прежнему оставался козырь в виде лейбла и связей, которые он построил за свою прежнюю жизнь.

Сам лейбл, действительно, ещё существовал и сведения о нём говорили, что он принадлежал мистеру Пайку - то бишь самому Лэнсу. И именно здесь, в баре, Курт собирался  договориться с нужными людьми о переводе некоторых активов и оборудования в Непал, где он находится сейчас. Эти переговоры не были первыми, но оставалось урегулировать ещё пару моментов. В дальнем конце бара была лестница на второй этаж - она вела в так называемую V.I.P. зону. Она охранялась, но охрана пропустила Курта. Он поднялся по лестнице и обнаружил, что за столом его уже ждёт мужчина средних лет, чьё лицо не казалось знакомым - по всей видимости, местный. Вероятно, это к лучшему - сейчас Лэнсу меньше всего хотелось встретить старых "друзей", хотя он и понимал, что это вопрос времени. Но лучше позже, чем раньше.

- Здравствуй, Пайк! - заговорил мужчина за столом. - Я выполнил свою часть сделки - твоё имущество прибудет сюда в течение недели. Осталось обсудить мою долю.

- Здравствуй, - кивнул Курт, усаживаясь напротив. - Хорошо, назови свою цену.

Они сидели за столиком на втором этаже, который представлял собой большой балкон, поэтому всё, что творилось внизу, было видно как на ладони. Появление в баре светловолосой женщины не ускользнуло от Лэнса - уголком глаза он заметил знакомую походку. Он повернул голову и понял, что не ошибся. По спине пробежал холодок, и он тотчас же сорвался с места.

- Прости, сделка переносится. Мне нужно уходить, - сказал Курт и поспешил к запасному выходу.

+1

3

Кажется поразительным, что в современном продвинутом обществе всё еще существовала работорговля. Мир по-прежнему делился на тех, кто потреблял блага цивилизации и тех, кто находился на её обочине, никому не нужный и забытый, изуродованный и побитый, словно старый пёс с гнилыми болячками.

Около месяца назад в бухте Эллиотт было обнаружено грузовое судно, под завязку наполненное контейнерами с живым грузом. Находка потрясла своей бесчеловечностью не только журналистов Сиэтла, пропускавших новость о нелегальных мигрантах на первые полосы газет. Канарейка издали наблюдала за ходом дела. Когда правда всплыла, и общественности стало известно о содержимом трюмов входящих в порт кораблей, казалось, проблема решена и виновные получат по заслугам. Но правосудие, как это часто случалось, оставалось слепым, расследование зашло в тупик, а после и вовсе было приостановлено. На том бы история и закончилась, со временем об инциденте бы забыли, а дело отправили пылиться в архиве. Благополучному обществу сложно смотреть на тех, кому в жизни повезло намного меньше. Само существование обделенных и бесправных — немой укор всему, чем так гордился цивилизованный человек. Между тем свобода, равенство и братство продолжали оставаться красивыми словами, в действительности доступными для избранных, коими запуганные и грязные гости из Азии не являлись. Однако Дина не собиралась мириться с происходящим. В отличие от продажных копов и бойких журналистов, у неё были свои методы, свои ресурсы и свои причины. Она найдет тех, кто причастен к торговле людьми. Найдет и заставит кричать от боли. Ведь для неё это личное. Не важно, какой расы, цвета кожи и вероисповедания являлись люди, списанные правительством со счетов. У них есть защитник.

Прежде всего Лэнс ещё раз убедилась, что если человек хочет спрятаться, он спрячется. Поиск сведений через уличных информаторов давал довольно слабые результаты, даркнет молчал. Местные мало что знали о происшествии. Слухи, домыслы, данные, которые проверить не удастся. Тем не менее, бессонные ночи и прогулки по неблагополучным районам навели на след. И след этот тянулся за океан.

У Канарейки не было имени. Не было точных данных, где искать. Дина знала, что ей надо в Гималаи и... «красный шерпа». Но что это? Название банды, прозвище главаря или вывеска на здании? Информации недоставало, но подробности Канарейка решила выяснить по ходу дела.

Так она отправилась в очередное сумасбродное путешествие. Как и в других сомнительных поездках, у неё не было чёткого представления, что именно предстоит делать и с кем предстоит столкнуться. Но она была преисполнена решимости и праведного гнева настолько, что никому не сообщила об отъезде. Идиотская самоуверенность и вера в положительный исход двигали ею. А когда Канарейка зла и видела перед собой цель, остановить её было практически нереально.
- - -
Она потеряла счет времени, попав в другую страну на противоположном конце света. Здесь всё было иным, уклад жизни местных, их приветливое радушие и в то же время отстраненность, с какой встречали Дину в этом уголке света. Здесь давно привыкли к белым, снующим то ли в поисках приключений, то ли ищущих духовного просветления. Но на фоне грузных туристов, проплывающих по узким улочкам или фотографирующихся возле храма, рослая женщина со светлыми волосами резко выделялась, привлекая к своей персоне больше внимания, нежели то требовалось для дела.

За время пребывания в Непале Дина узнала, что случаи исчезновения людей из мелких поселений — здесь не редкость. Людей никто не искал. Поговаривали, что таким образом родственники пропавших расплачивались за долги местной преступной организации, которая после переправляла товар в Китай ловцам покрупнее. Но у этой гидры была голова. И глава этот называл себя Кумар.

Добравшись до затерянной в горах деревушки, Дина первым делом навела справки о клубе, считавшимся здесь культурным центром. В него приезжали посетители из многих республик и соседних стран. При ближайшем рассмотрении заведение, как сказали бы в штатах, промышляло незаконной деятельностью — проституция, бои без правил. И заведовал всем этим, если верить рассказам местных, тот самый Кумар — Красный шерпа, как называли его здесь.

Не удивительно, что вскоре после расспросов о Красном шерпе по душу Дины пришли. И ушли ни с чем, изрядно погромив захудалый гостиничный номер, чьи стены пошли трещинами задолго до налета банды. С гостями Дина разобралась, а для себя усвоила, что отныне ей предстоит быть тише воды и ниже травы.

Светлые волосы были стянуты в тугой хвост. Вышагивать по извилистым каменистым улочкам обмотанной в сари было не самым удобным занятием, но, по крайней мере, так её фигура не бросалась в глаза с другого конца деревни. Этим вечером Канарейка решила посетить клуб Кумара. И она попадет внутрь, скольким бы охранникам ни пришлось сломать челюсть. Впрочем, если есть обходной путь, Дина им воспользуется. И на её счастье такой путь имелся.

Пробравшись через кухню, Канарейка вышла в тесный зал для гостей, по здешним меркам казавшийся роскошным. В воздухе пахло пряной едой, алкоголем и сигаретным дымом. Дина поправила сари, глубже спрятав в ткань макушку, и осмотрелась. Хочешь с чего-то начать — начни с бара, так? К нему-то она и направилась, блуждая взглядом по помещениям, прикидывая, куда лучше всего будет податься, если всё пойдет не так.

Но мысли быстро растворились в голове, а былая собранность распалась на десятки кусочков, стоило столкнуться с тем, что увидеть никак не ожидала. Тем более здесь, на окраине цивилизации за много-много тысяч верст от родного дома. Она окаменела, не моргая, боясь даже подумать, что глаза не обманули её. Фоном она слышала вопросы бармена, интересовавшегося, чего ей налить. Но Дине вдруг стало плевать. Плевать на конспирацию и на сумасбродное задание, за один только выход на которое с неё сдерут три шкуры в той же ЛСА. Плевать на бандитов, которые за неё возьмутся, стоит себя раскрыть. Важным осталось лишь видение. Разве можно так ошибиться? Разве могла ли она в чужом облике разглядеть знакомые до боли черты? Гром грянул в ушах, стоило лишь на секунду подумать, а вдруг увиденное не обман?.. И медный таз тут же перекрыл забрало. Судя по тому, как резво “глюк” подорвался улепётывать, никакой он не призрак, а очень даже из плоти и крови. А раз так, Канарейка его поймает.

Не просто так она разглядывала залы и коридоры клуба — Дина знала, куда побежит тот, кто не желает встречи с ней. А потому помчалась на перехват. Сначала к уборным, затем поворот в подсобку для персонала, через склады и к выходу в переулок. Её видение выбрал другой путь, но вывел он сюда же. Канарейка зло ухмыльнулась, явно рассмотрев по спины знакомую фигуру — эти плечи и эту задницу она узнает где угодно даже с выколотыми глазами. Хлопок дверью — и преследуемый выскочил на улицу. Она — следом. Наступая на длинный подол, на ходу фиксируя его так, чтобы не сваливался и не приходилось постоянно отвлекаться и поправлять, Дина перепрыгивала через мусорные кучи и лужи нечистот.

Стоп. Шаги перестали быть слышны. Если не можешь скрыться от преследования, атакуй, так? Этому учили ещё в К-7, и именно это он надеяться провернуть? Как бы не так. За десять лет несовместной жизни Дина кое-чему всё же научилась, и особенно хорошо у неё получалось мыслить как преступник, а в данном случае поставить себя на место мужа. Чёрт, ну и хреновая же ситуация выходила! Мало того, что она встречает человека, слишком подозрительно похожего на Курта таким образом, так ещё и думай теперь, как он связан с работорговцами. Но ведь связан же, и её он узнал, потому и играет сейчас в догонялки.

Слишком много вопросов крутилось в мозгу, стоило замедлить бег, а после перейти на осторожные шаги. Сердце выбивалось из груди, пульсируя в ушах. Дина пропускала вздохи, прислушиваясь. Наконец, она остановилась, спиной прижавшись в раскаленной ккаменной кладке. Она знала, что там за поворотом должен быть человек с внешностью её погибшего мужа. Знала и медлила. Затем сделала вздох и выпрыгнула навстречу, одновременно с этим уводя корпус в сторону, пропуская удар. Милая встреча, ничего не скажешь. В следующий миг Канарейка перешла в наступление, начав с замаха левой рукой. Действовать ногами в полную силу она не могла, мешала одежда. Однако блокировать удары, выставляя согнутое колено, вполне получалось, хоть и тонкая ткань скрипела и расходилась прямо на ней.

Вскоре ей надоела бесцельная борьба. Крутанувшись вокруг своей оси, она размотала кусок ткани, на ходу накинув её на голову противнику, тем самым выиграв себе преимущество. Непродолжительное, но этого хватило, чтобы запрыгнуть беглецу на грудь и повалить на спину, а после сжать ноги у его горла.

Прекрати, — сдавленным голосом прошипела Дина, запыхавшись, — У меня преимущество.

В доказательство своих слов она схватила булыжник и замахнулась над самой головой противника. Было больно даже просто смотреть на него, пусть лицо по-прежнему скрывал пестрый шелковый материал. Стоило подумать, на ком Канарейка сейчас сидела, как начинала бить мелкая дрожь. Но она приказала себе собраться и думать о другом. О девочках, которых доставляли через океан и продавали в бордели, о разрушенных судьбах десятков и даже сотен людей... Дина сжала губы, выдавив из себя:

Надо поговорить.

И тут же предупредила:

Только дернись — и я придушу тебя. Всё ясно?

Не думать. Не думать. Не думать! Сначала слушай, потом задавай вопросы. Она уже успела сделать выводы, но хотела узнать, что скажет другая сторона.

Кто ты такой и почему убегал? — самый очевидный и самый глупый вопрос, который обозначился сразу. Опыт подсказывал, что если кто-то выглядит как Курт, ещё не факт, что этот человек в самом деле являлся её мужем в полной мере. Или помнил о том, что Дина когда-то была его женой. Судя по движениям и манере вести бой, перед ней всё же Лэнс, которого она знала. Но не факт же, да?

+1

4

Ну почему по закону подлости всегда происходит так, что чем меньше ты хочешь быть замеченным, тем выше вероятность встретить того, кто тебя непременно узнает? Это не так страшно, если ты женщина, вышла с похмелья без макияжа в магазин за сигаретами и встретила соседей, но не когда ты агент под прикрытием или находишься в бегах. Курт был готов ко многому: к террористам вроде Василиска, ищейкам А.Р.Г.О.С., даже к появлению самой Уоллер, но никак не ожидал встретить в богом забытом непальском городишке свою (бывшую?) жену.
"А она какого чёрта здесь делает?!" - было первой мыслью в голове Лэнса.

И, быть может, всё бы обошлось, но он выдал себя с потрохами, как только дёрнулся с места. Будто бы он бандит какой-нибудь или наркоторговец. На самом деле умом он понимал, что если Дина здесь, то бояться стоит точно не ему, а скорее его "деловым партнёрам". Хотя у неё теперь точно будут вопросы, а Курт не был готов на них ответить. Он бежал по служебным коридорам, пока не упёрся в дверь запасного выхода. Успокаивало только то, что преследовательница была в неудобной одежде и едва ли смогла бы в ней угнаться за кем-либо. Она пришла в клуб явно не для погони. Но, зная Дину, Лэнс был уверен, что для неё ничто не помеха, тем более одежда.

Как ни удивительно, но на улице жены не оказалось. Это было даже странно, как затишье перед бурей. Не успел толком Курт подумать, как Дина выскочила из-за угла, и ему ничего не оставалось, как инстинктивно сделать выпад навстречу. Кто бы мог подумать, что им придётся драться! Хоть это и не в первый раз. К счастью из-за одежды Лэнс хотя бы не получал ударов ногами по лицу. Однако радоваться пришлось недолго. Всё произошло так быстро, что Курт даже не успел понять, как он оказался на земле в шаге от удушения если не тканью сари, то крепкими ногами на шее. И сейчас он на полном серьёзе боялся быть убитым своей женой.

- Слезь с меня! - выдавил он, попутно вцепившись пальцами одной руки в бедро Дины, а другой пытаясь стащить с лица ткань.

Наверняка местные органы правопорядка уже заметили потасовку или скоро заметят, если двое нарушителей спокойствия не уберутся с места в ближайшие пару минут. Каким бы ни было задание Дины, она наверняка его сорвала, если только охотилась не за своим мужем. Что же до Курта - если в окружении больше нет знакомых и его жена здесь одна - у него ещё есть шанс остаться инкогнито. Наверное.

- Тебе память отшибло? - продолжил Лэнс, когда хватка немного ослабла и он сумел избавиться по крайней мере от ткани на лице. - Как будто ты не знаешь. Если убьёшь меня - я не смогу рассказать.

Несмотря на случившийся инцидент, Курт не мог утверждать, что был совсем не рад встрече. Быть может, через какое-то время он и сам вышел бы на связь с Диной, потому что она одна из немногих, кому можно доверять. Слишком много воды утекло, он дважды терял память и умирал или как минимум оказывался на волоске от смерти - сейчас уже трудно понять, как оно было на самом деле. Лэнс просто хотел организовать себе новую безопасную жизнь, а уж потом решать, какие из старых связей ему действительно будут нужны в этой самой новой жизни. Он старался не думать о Дине, хотя и не забывал её. Он понимал, что в любом случае придётся начинать всё сначала.

- Давай поговорим обо всём в другом месте, не нужно привлекать внимание, - предложил Курт. - На горе есть убежище, там безопасно. Я отведу, только помоги мне встать.

Поднявшись с земли, Лэнс отряхнулся от пыли. Он размял шею, поймав себя на мысли, что уже давненько ни с кем не дрался. Впрочем, пока и не хотелось. Забавно, что Дина пыталась как-то соответствовать местной моде, хотя её наряд изрядно потрепался. К тому же он мало помогал в маскировке, даже наоборот. Неясно, для чего были такие ухищрения.

Курт остановился в местном монастыре, а точнее в в монастырской гостинице. Там его никто не знал, постояльцев было немного из-за засушливого сезона, который для туристов был настоящим испытанием. Но даже в случае возникновения опасности в монастыре хватало секретных мест и тайных ходов, в которых можно было скрыться.

+1

5

Вот так всегда и происходит: живешь себе спокойной жизнью, своими заботами, сжираемая собственными тараканами, и ведать не ведаешь, что происходит под самым носом. Дина пыталась сохранять спокойствие ровно в той степени, насколько это было возможно, старалась считать до десяти (или до скольки выходило), мерно втягивая носом воздух. Подумаешь, всего лишь встретила в жопе мира мужа, которого уже не в первый раз считала погибшим, а он (или точнее, его тело, насчет разума всё под вопросом) жив, здоров и в добавок ко всему умудрился ещё и похорошеть, если память не подводила.

Очаровательная встреча, в лучших традициях каких-нибудь шпионских романов. Вот только плевать Дина хотела на подобного рода приключения, ей в прошлые разы за глаза хватило. Совсем не хотелось думать о том, что в тот момент она испытывала — просто лишнее это, и нельзя на этом концентрироваться, если не собираешься услышать, как трещит собственная психика и сыпется штукатурка с прежних ориентиров. Уже в который раз её обманули, не важно, под каким предлогом. Возможно, узнай Дина детали, она бы и согласилась, что незнание было лучшим вариантом из возможных. Но опять кто-то решил за нее — и это бесило.

Не собиралась она лишать жизни своего вновь ожившего мужа. Не таким образом, ни каким-либо другим. Лишь кивнула, плотно сжав губы, после чего оперлась на одно колено и резко поднялась на ноги.

Так значит это всё же ты, — равнодушно констатировала она, — Я уже начала думать, что Уоллер клонировала своего любимого агента, и создала армию Куртов Лэнсов, оправленных в разные уголки планеты.

Хотела ли она знать подробности — безусловно, но набрасываться с вопросами не собиралась. В конце концов, кто она для Курта? Женщина, которую он не знал и которая носила его фамилию. Спустя годы, пройдя через всё, что оба вынуждены были пройти… едва ли они многим отличались от чужих. Перед ней не тот Лэнс, которого Дина знала и в которого когда-то была по уши влюблена. А она — давно не та глупая наивность с горящими глазами, готовая свернуть горы ради объекта своего обожания. Оба изменились, и с человеком напротив Канарейка не знакома.

Про возможность незаметно подобраться к Красному шерпе можно было забыть, теперь не приходилось и думать, что когда-либо появится другой шанс. Нужно было резко сворачиваться и убираться, потому что её светлая голова едва ли могла остаться незаметной. Нужен новый план, для разработки которого потребуется свежая голова, а не та каша, которой в данный момент заполнялся череп. Всегда так. Стоило Лэнсу замаячить на горизонте — и у Дины отключался мозг.

Она оценивающе посмотрела на Курта. В самом деле ему нужна помощь, чтобы оторвать задницу от земли? Дина ведь даже практически не помяла его! Скептически выгнув брови, она дернула за край сари, по виду больше похожий на половую тряпку, но руки так и не подала.

Тюфяк, — бросила она, — И это лучший агент АРГОСа!

Намотав ткань на левую руку, она одернула юбку, прикрыв сбитые колени. Понимала, что видок у нее, должно быть, жуткий. Вместо конспирации в итоге она привлечет ещё больше внимания, нежели в обычной одежде европейца. Что ж, придется идти окольными путями и стараться не нарваться на местных воротил, у которых к ней имелись вопросы.

Из-за меня у тебя будут проблемы, — предупредила Дина, посмотрев Курту в глаза. Хотя едва ли он сам не догадывался, что там, где Канарейка, всегда неприятности, и с её легкой подачи всё летит коту под хвост.

Она поняла, о каком месте говорил Лэнс. Замышился среди редких туристов и довольный. Она даже выдавила едкую улыбочку, вспомнив, что прятаться в самых очевидных местах, равно как и отыскать скрывающихся, у него всегда получалось лучше других.

Я сама тебя найду, — напоследок сказала она, ещё раз посмотрела на человека, которого в мыслях привыкла называть мужем, а затем развернулась и пошла своей дорогой. И тут накатило. Пришлось сильно зажмурить глаза, чтобы не дать волю слезам. Плечи осунулись, будто на них вдруг упал тяжелый груз. Она до боли прикусила губу, чтобы не та дрожала.

“Ты ведь взрослая девочка, Дрейк, — говорила она себе, — Ты предполагала, что тебя водят за нос”.

После потасовки с людьми Кумара в гостинице, не могло быть и речи, чтобы остаться там или в других домах, принимавших гостей. Дина не могла также пользоваться добротой местных жителей и остановиться у них. Слишком приметная у неё внешность для здешних мест, в деревне её разыскивали — она знала. И подставлять под удар невинных людей, проявивших радушие, она не хотела. Канарейка устроилась в лагере альпинистов недалеко от деревни, которые несколько раз в неделю или месяц (как позволяла погода) совершали пешии экскурсии к вершинам близлежащих гор. Когда у подножия не падало ни одной дождинки — на более высоких точках могла быть метель. Такие особенности местной природы давали возможность тихо сидеть в своей палатке и делать скучающий вид. Никто не мешал ей в делах, никто не интересовался, где она пропадала днями, лишь бы к ужину поспевала. И, надо сказать, поспевать тут было к чему.

Возвратившись в логово, Дина первым делом задернула замок. Затем размотала с себя рваную ткань сари, некогда бывшую красивой, оставшись в нижней одежде. Обработала ссадины на руках и ногах, затем выбежала с полотенцем к умывальнику. Переодевшись в более удобную одежду и ставшие привычными ботинки на тяжелой подошве, она мирно отужинала с персоналом, засунула армейский нож в голенище обуви, прихватила с собой пистолет и на том решила, что готова. В своей геройской карьере Канарейка недолюбливала оружие — герои же не убивают, только сильно калечат, пусть даже оставляя на всю жизнь калекой или отправляя в кому. Но тут другой случай: оказавшись рядом с Лэнсом, Дина превращалась в обычного человека — пусть подготовленного, но всё же обычного. Мета-способности отказывали, а ей нужны были аргументы посерьезнее, чем кулаки. К тому же, она не была уверена, что может ему доверять. Она не знала его, не знала его мотивов. На секундочку, у этого сукиного сына дела с местным работорговцем — о каком доверии вообще может идти речь?

Так она и отправилась к стенам храма, который служил, своего рода, развлечением для приезжих. Не пришлось долго выяснять, в какой именно комнате остановился Курт — Канарейка просто влезла в окно, где горел свет. Внутри никого не оказалось, и стояла тишина, что давало возможность осмотреться. Устроился Лэнс лучше, чем она. Тут даже были кресла, в одно из которых Дина не без удовольствия плюхнулась. Вытянула ноги и принялась дожидаться хозяина.

+1

6

Курта сперва удивило нежелание Дины идти вместе с ним, однако потом он понял, что так, действительно, будет лучше. Они и так засветились вместе и могли привлечь ненужное внимание, поэтому не стоило усугублять положение. Лэнс проводил жену взглядом, на миг ему показалось, что та уходит в расстроенных чувствах. Её сложно было осуждать за это, ведь она наверняка была уверена, что её муж состарился и умер и больше ничто не тревожит его душу. Курт и сам так думал. Отчего-то стало даже не по себе после слов Дины о том, что Уоллер могла клонировать своего агента и создать армию клонов. Что если он в самом деле такой не один? Что если его память, оставшаяся после прежней жизни - это производственный брак? Да нет, бред какой-то. Лэнс не стал задерживаться у стен клуба и через минут после Дины отправился обратно в убежище. Сегодняшняя сделка была сорвана, тут уже ничего не поделать.

Монастырский комплекс находился на некотором возвышении - путь туда от города пешком занимал чуть более получаса. Добираться туда на автобусе или автомобиле был проблематично по причине извилистой и довольно узкой дороги. Особо рьяные туристы могли ездить туда и обратно на байке, но ходили слухи о нескольких несчастных случаях, закончившихся фатально для таких сорвиголов. Труднодоступность места была ещё одной причиной его малой популярности, помимо засушливого сезона. Но жители монастыря не жаловались - напротив, зачем все эти толпы туристов, которые приезжают просто поглазеть? Как говорили здешние монахи: "это место только для истинных ценителей". Ну или для беглецов, как в случае с Куртом. Отсутствие большого количества туристов было ему на руку. Меньше народу добирается до этого монастыря - меньше свидетелей. А значит больше возможности закончить свои дела до того, как о нём станет известно старым знакомым из А.Р.Г.О.С.

Когда Курт вернулся в монастырь, на улице уже смеркалось. Оказавшись в своём номере, он стал дожидаться Дину. Возможно, она не пошла с ним, потому что у неё были какие-то незаконченные дела? Лэнс надеялся, что жена сдержит слово и появится. Раз уж она здесь, им многое предстоит обсудить. Главное, чтобы она не доложила о нём кому-нибудь, кому не стоит знать о его делах.

Время шло, а Дина всё не появлялась. Голод давал о себе знать, и Лэнс отправился в столовую при отеле, чтобы поужинать. Однако когда он оказался в столовой, его там уже ждал Кумар - человек, с которым сегодня сорвались переговоры из-за появления Дины.

- Что же вы так, мистер Пайк, - заговорил он, - скрылись, ничего не объяснив? Или будет правильнее называть вас мистер Лэнс?

Курт сразу понял, что бандиты явились сюда не для продолжения переговоров. У них явно были вопросы по поводу произошедшего в клубе и они подозревали, что Лэнс в этом как-то замешан.

- Я знаю, кто вы и чем занимаетесь, - продолжал Кумар, - но до сегодняшнего дня я надеялся, что вы приняли правильное решение и мы партнёры. По-видимому, я был неправ. Я человек серьёзный и привык исправлять допущенные ошибки. А в данном случае ошибка - это вы.

Он кивнул, после чего пара амбалов, стоявших чуть поодаль, подошли и схватили Курта.

- Послушайте, мистер Кумар, - заговорил Лэнс, едва справляясь с волнением, - я понимаю, как это всё выглядело, но поверьте, я приехал сюда один и собирался начать новую жизнь. Та женщина - она знает меня, я не хотел неприятностей и вопросов.

- Неужели? Думаете, я поверю, что вы не заодно со своей супругой? - Кумар говорил повышенным тоном, демонстрируя явную потерю терпения, после чего поднялся со стула и пошёл в сторону выхода. Громилы последовали за ним, уводя с собой Курта.

У Лэнса не было убедительных доказательств того, что он на самом деле не шпионил за работорговцами. Разумеется, будь он по-прежнему агентом, у него могло быть такое задание. Но сейчас он был сам по себе. Он знал, чем занимается Кумар, но убеждал себя в том, что это не его дело. Во всяком случае, сейчас.

Когда вся группа людей вышла на улицу, Курт осмотрелся вокруг, дабы найти хоть какие-то возможности для побега, но быстро смекнул, что помощи от кого бы то ни было тут ждать не следует. Монахи может и не заложат его, если он сбежит и попытается скрыться в подземных коридорах, но вот сейчас на помощь явно не придут и не станут противостоять бандитам. Возможно, Кумар заправляет и этим монастырём? Кто знает.

Как бы то ни было, но умирать в очередной раз что-то не хотелось. Поэтому улучив момент, Лэнс резко откинул голову и ударил одного из громил затылком по носу, а второй получил ногой в челюсть, когда попытался приблизиться к нему. Кумар не растерялся и, достав оружие, выстрелил в Курта, но промахнулся. Лэнс рванул к закрытой территории самого монастыря, надеясь, что если Дина находится поблизости, она услышала выстрел, догадалась, в чём дело, и скоро появится, чтобы помочь.

+1

7

Ожидание затягивалось, что не особо нравилось Дине. Не просто же так она предупредила, что придет. Зачем уходить куда-то из дома, когда ждешь гостей? И пусть гостиничный номер не являлся домом так таковым, но лучше бы Лэнсу находиться в нём, чем разгуливать где-то, когда на хвосте сидит разгневанный местный авторитет. Канарейка даже не думала о том, что ее “небольшая”, а главное “тихая” встреча с мужем осталась совершенно никем незамеченной. Криминальные лидеры никогда бы не достигли своего положения, если бы являлись идиотами или смотрели на происходящее сквозь пальцы. Итак, по итогу текущего дня получалось, что охота назначена не только на белую женщину, сующую нос куда не следовало, но и на белого мужчину, с которым она была знакома. Совпадение? В общем-то да, но кто поверит в такое случайное стечение обстоятельств? Вот Дина бы точно не поверила.

От скуки она начала прогуливаться по номеру. Взгляду тут особо не было, за что зацепиться — чисто и скромно. Даже аскетично, но это привычно для такого забытого богом уголка земного шара. Если вспомнить обстановку жилищ местных жителей и убранство гостиницы — так тут даже шикарно: крыша не течет, пол сухой и кровать с балдахином, защищающая от насекомых. Но кто ищет, тот найдет — и Канарейка отыскала графин, судя по запаху, с рисовой водкой. Налила в стопку из белого фарфора и тут же опрокинула в себя, чтобы скрасить ожидание. И поморщилась. Не самая приятная догадка ударила в голову. Всегда, когда Курт находился рядом, она теряла способность использовать крик канарейки. Горло сводило, не давая связкам работать привычным образом, будто кто-то схватил за глотку. Но теперь она не чувствовала ничего подобного — она запросто хоть сейчас могла набрать воздуха и крикнуть. И это не нормально. Значит Лэнса нет поблизости.

Выругавшись сквозь зубы трехэтажным матом, злая то ли на непоседливость мужа, то ли на собственную непроницательность, Канарейка двинулась к окну, через которое и попала внутрь. Использовать дверь она не хотела — если её искатель приключений угодил в беду, за дверью могла поджидать засада, сталкиваться с которой Дина не планировала.

Прогремел выстрел. Нет, ну стрелять в таком месте просто так точно никто не станет, а значит Курт всё же успел отыскать неприятности. В принципе, в этом не было ничего удивительного — талант влипать во всякого рода истории у Лэнса имелся и в далекие годы службы в К-7. Ничего не изменилось.

Дина передвигалась в тени, стараясь идти бесшумно. Для начала ей нужно было понять, что произошло. Взобравшись на крышу (благо, постройка была невысокой и можно было залезть наверх, наступив на оконный проем и подтянувшись), Канарейка засела с обратной стороны ската, выглядывая на действующих лиц. Её взгляду предстала суматоха. Люди с серьезными лицами сновали по открытой территории, другие стояли чуть поодаль. С ними же и сам господин Красный шерпа, явно недовольный происходящим. В его руках пистолет, который он и не собирался убирать. Наверное, из него и был сделан тот выстрел, отголоски которого Дина слышала ранее. А где же Лэнс? Можно было ещё разок вспомнить его всеми недобрыми словами, которые только знала, но очень скоро она почувствовала характерное першение в горле и поняла, что беглец (на сей раз от банды Кумара) находился где-то рядом. Канарейка сползла, выглянув с края крыши. Она ничего не разглядела, но слышала приглушенный стук удалявшихся шагов вниз по ступеням, ведущим под комплекс храма.

“Нашелся”, — подумала она.

Но, похоже, не только она обнаружила, куда скрылась пропажа. Аккуратно согнув ноги в коленях и едва коснувшись пальцами травы во время приземления, Дина спрыгнула с крыши прямо за спину мордоворота. Отработанным ударом она оглушила одного из членов банды, который тут же рухнул ей на руки, и оттащила в угол, где тело не будет видно со стороны. Затем одернула майку и прокралась вслед за шагами, которые слышала до этого.

Надо сказать, Курт успел уйти довольно далеко вглубь по коридорам. Какое-то время она шла в полной темноте, ориентируясь лишь на ощупь, рукой дотронувшись до шершавой стены. Убедившись, что отошла на достаточное расстояние, Дина достала телефон и включила фонарик.

Надеюсь, ты знаешь, куда везут эти ходы, потому что я нет, — произнесла Канарейка, скорее чтобы дать понять, что она не бандит. Иначе очень велика вероятность, что Лэнс затаился где-то и выпрыгнет в самый неожиданный момент, свернув ей шею. А шея была Дине дорога.

Только что у нее была возможность снять Кумара, просто пустив ему в лоб пулю, сидя на крыше. Но она этого не сделала, посчитав, что так будет слишком просто. И нечестно… как будто понятия чести здесь кого-то волновали. К тому же, не было гарантии, что на место убитого просто не придет новый Красный шерпа. Здесь нужно было действовать более деликантно и придумать схему. А пока неплохо бы просто отыскать задницу Курта целой и невредимой.

Похоже, ты решил завести дружбу не с теми ребятами, — она продвигалась глубже, надеясь, что впереди не ожидал тупик, — Извини, что в очередной раз подпортила тебе жизнь.

+1

8

Как и подобает любому хорошему агенту, Курт за время пребывания в Непале успел обзавестись полезными контактами, в том числе и не имеющими отношения к криминальному миру. Кое-кто из монахов был в курсе бедственного положения Лэнса и согласился оказать посильную помощь, пусть и не безвозмездно. Так Курт разжился картой монастырского комплекса, включавшей секретные ходы и подземные коридоры. Вход в подземелья находился на закрытой территории - конечно, дверь туда не была заперта, но входы охранялись монахами. Они не были в курсе дел Лэнса и не были рады, когда он буквально ворвался во двор монашеского общежития и помчался в его дальнюю часть. Не внимая предупредительным возгласам обитателей, Курт добежал до одной из дверей, и скрылся за ней.

Почти сразу за дверью располагалась лестница, ведущая в подземелья. Лэнсу ещё не доводилось там бывать, несмотря на карту. Он надеялся, что карта хотя бы точная, но не исключал вероятность, что найдутся закоулки и проходы, которые нигде не отмечены. Мера предосторожности создателей или заказчиков. Сложно было сказать, полезут ли бандиты вслед за Куртом в эти дебри - в конце концов, у них наверняка есть дела и поважнее. Тем более, если появится Дина. Лэнс не был основной целью Кумара, скорее всего, бандит собирался наказать его за якобы шпионаж или добиться информации о местоположении Канарейки. Как бы то ни было, но Курт не хотел сейчас об этом думать. Сейчас предстояло выбраться снова на поверхность подальше от монастыря, дабы оказаться на безопасном расстоянии от бандитов. Жаль только, что пришлось вот так всё бросить. Хотя по сути у Лэнса ничего и не было в отеле. Куда важнее был груз, который уже наверняка отчалил от берегов Штатов вместе с рабами.

Пройдя достаточное количество метров и свернув пару десятков раз по коридорам, Курт, наконец, решил остановиться, чтобы оценить ситуацию. Карта была у него на смартфоне, судя по местоположению, он сейчас находился на достаточном расстоянии от монастыря. Оставалось только добраться до ближайшего выхода. Однако не покидало ощущение, что кто-то всё же следует по пятам. Лэнс спрятал телефон обратно за пазуху, после чего отправился в сторону, откуда доносились шаги. Главное передвигаться тихо и появиться с неожиданной стороны.

Внезапно Курт услышал знакомый голос. Определённо, Дина решила последовать за ним и была уже где-то поблизости. Оставалось лишь выяснить, нет ли за ней хвоста. Определив примерное местоположение жены, Лэнс проследовал по коридорам чуть назад, попутно сверяясь с картой. Больше никого. Либо Дина разобралась со всей шайкой, либо они попросту решили не лезть вслед за ней. Последнее означало, что банда Кумара ещё объявится и нанесёт удар, но не здесь. Однако лучше было расспросить обо всём жену, нежели гадать.

Следуя за голосом, Курт быстро вышел на Дину. Он не стал подкрадываться тихо, но при этом старался и не шуметь лишний раз.

- Я здесь, - заговорил Лэнс, появившись из бокового коридора. - Не думал, что ты пойдёшь за мной, - он остановился подле жены и улыбнулся. - Что с Кумаром?

Замолчав, он прислушался на несколько секунд. На всякий случай. Погони не было.

- Ладно, нужно выбираться отсюда. Можно спрятаться дальше в горах, там есть одно закрытое поселение. Если, конечно, у тебя нет идей получше.

+1

9

Сказала бы Дина, что может отыскать муженька по одному только запаху, но это не так. Не было у неё таких способностей, да и чтобы выделить знакомые очертания фигуры из толпы, нужно было его всё же увидеть. Так что Канарейка визуал, да — быстрее соображает, когда перед глазами никто не мельтешит. Она не очень комфортно чувствовала себя в темном подземелье. Привыкшая полагаться на рефлексы и обозревать всю картину происходящего, Дина чувствовала, словно если бы её правой руки лишили. Остальные чувства справлялись, но при отсутствии основного рабочего инструмента, заменители воспринимались... непривычно.

Ну да, оставил за собой след из хлебных крошек и надеялся, что его никто не заметит, — она покачала головой, скосив глаза к потолку, но в темноте её гримаса едва ли была увидена.

Вот так значит? Не “здравствуй, Дина, я мудак и подставил тебя” — это ведь не за ней пришли бандиты, и не она спалилась, раскрыв свою стоянку — и никаких тебе вопросов, а цела ли дорогая женушка? Куда важнее сохранность грёбанного ублюдка, которому ровным счетом ничего не грозило. Она цокнула языком, скривив губы в ядовитой усмешке, и тут же себя одёрнула. Канарейка уже проходила это в прошлом и сильно обожглась. Не стоит вестись на облик этого человека и приписывать ему выдуманные качества и черты, которыми он не обладал. Они никто друг для друга, и свадьба, состоявшаяся десять лет тому назад, за сроком давности и всего произошедшего стала всего лишь неуместной формальностью, которую ещё предстоит уладить.

Не переживай, ничего с твоим дружком не случилось, — проговорила она, — Ещё не настало его время.

О причинах такого решения Дина рассказывать не стала. Да и какое дело Лэнсу до её целей? Она не на разборки с главой банды сюда шла, а получить хоть какое-то объяснение происходящему от своего прежнего напарника, которого считала погибшим. Впрочем, сам он не торопился начинать подобный разговор, а вот Канарейку всё внутри так и подбивало спросить. Хотя она тоже понимала, что из-за недавних событий сечас и время неподходящее, и место. Тем не менее, о чем-то же с Куртом нужно было разговаривать, иначе схватит так за шкварник кто-нибудь, а она и не поймет, что его рядом нет.

Выше в горах бушует вьюга. Проводники прекратили туристические маршруты и дожидаются улучшения погоды. Там не пройти, — заключила она. Откуда она знала? Да просто она жила в лагере с местными покорителями гор и вместе с ними сидела у подножья, дожидаясь, когда стихия смилостивится.

Конечно, у неё были идеи получше. Вопрос только в том, что означало для Лэнса это “лучшее”? Для неё-то всяко приятнее делать хоть что-то, чем попросту сидеть без дела в чужой стране и дожидаться, когда светлая голова Канарейки станет желанным подарком криминальному воротиле. Дина не идиотка, и понимала, что долго прятаться, находясь в одной (!) деверне с противником, у нее не получится. Наверняка, люди Кумара уже прочесали большую часть поселка.

Кроме того, чтобы спрятаться, других дел в том поселении у тебя нет? — как бы между прочим спросила она.

И совершенно не надеялась, что Лэнс вот так возьмет и раскроет карты. Но ей это и не нужно была, да и не интересно. Хватило бы ответа “да” либо “нет”. Остальное — не её ума дело.

Я отправляюсь на запад. Там дельце у меня, — последнее она особо подчеркнула, — Можешь пойти куда-то ещё или же ждать, когда закончится непогода в горах. Я вот уже неделю жду.

Легкий свежий ветерок повеял в лицо, зашевелив выбившиеся пряди волос. Дина сразу почувствовала это дуновение, поняв, что блуждание в темноте вот-вот закончится, и они выйдут на поверхность. Так оно и получилось. Солнце уже опустилось за горизонт, и на улице стоял полумрак. В траве, кустах и на деревьях стрекотали насекомые, вдалеке в лесу стайками с места на место перелетали птицы. Окажись Канарейка в этой стране при других обстоятельствах, ей бы непременно понравилась здешнее спокойствие и размеренность. А теперь она, наверное, впервые посмотрела на мир вокруг незамутненным взглядом.

А ты любишь кэмпинг? У меня есть бобы и тушенка, — Дина остановилась, поняв, что вот-вот пути с Куртом опять разойдутся, а она так и не узнала, что с ним произошло. И вместо самых важных для неё вопросов спрашивала, казалось бы, о всякой чепухе.

Она опустила глаза, затем посмотрела прямо на мужа.

Путь неблизкий, мне ещё нужно забрать свои вещи.

Канарейка так и намеревалась никем незамеченной прокрасться в большую армейскую палатку на стоянке, забрать свой огромный рюкзак и пуститься в дорогу. Местные предупреждали, что на тропы часто выходят медведи. Но, по мнению Дины, лучше столкнуться с диким зверем, чем дожидаться новой встречи с Кумаром. С этим боровом она ещё непременно столкнётся, но несколько позже.

И да, это было предложение, — она улыбнулась одними уголками губ, резко затормозив прямо перед Куртом, преградив ему путь.

+1

10

Лэнс почти оскорбился, услышав от Дины, что с его якобы дружком Кумаром всё в порядке. Он спросил не потому, что переживал за сделку - сделка и так уже сорвана - а дабы убедиться, нет тянется ли за ними хвост и сколько времени есть в запасе.

- Он мне не дружок, - возразил Курт.

Сейчас было не самое подходящее время рассказывать, как всё обстоит на самом деле. И они могли бы это уже обсуждать в уютной обстановке номера отеля, но всё как всегда пошло не так. Что ж, беседу придётся отложить. Хотелось надеяться, что ненадолго, однако жена была настроена не столь оптимистично.

- Эмм, ладно, какие у нас есть варианты? - спросил Лэнс. - Мне в общем-то без разницы, куда идти, лишь бы подальше отсюда.

По сути так и было. Прежнее убежище Курта раскрыли, теперь было важно затаиться в любом другом месте - причём не только от Кумара, но и от возможных знакомых из прошлой жизни. С другой стороны, был ли теперь смысл затаиваться вообще? Дина знает о нём, Кумар, как оказалось, тоже. Поскольку он жив, ничто не мешает ему сдать информацию о Лэнсе кому следует. И груза теперь дождаться вряд ли получится. Так или иначе, придётся возвращаться в Штаты, чтобы завершить свои дела. Сейчас разве что есть смысл переждать, чтобы продумать новый план.

- Так что у тебя там за дельце? - полюбопытствовал Курт, когда они, наконец, выбрались на поверхность. - Рано или поздно обо мне узнают, но не хочу, чтобы в очередной раз застали врасплох.

Он отряхнулся, затем осмотрелся вокруг. Опасностей поблизости видно не было, местность выглядела малообитаемой, хотя Лэнс не сомневался, что цивилизация находится уже за ближайшим поворотом. Но главное, что сейчас их никто не видит.

- Хорошо, идём, показывай дорогу, - согласился он.

Курт слышал, что на безлюдных тропах порой встречаются опасные животные, однако это зло меньшее, чем опасные люди. Каким бы ни было животное, Лэнс не сомневался, что они справятся. Будет ещё лучше, если путь окажется доступным только для пешеходов - так бандиты не смогут за ними угнаться. Разве что преследовать на вертолёте, если позволит видимость, но вряд ли бандиты станут так заморачиваться, не зная наверняка.

- Нужно будет решить, что делать с Кумаром, - заключил Курт. - Лучше покончить с ним при случае. Конечно, его место займёт кто-нибудь другой, но меня к тому времени здесь уже не будет. Мне придётся вернуться в Штаты, чтобы закончить своё дело, а там уже решу, куда податься.

Лэнс поймал себя на мысли, что так толком и не посвятил Дину в свои планы. Да и она тоже не рассказала о своей цели пребывания здесь.. Она, по-видимому, решила, что её муж стал преступником, поскольку связался с бандитами. Во всяком случае, беседа Курта с Кумаром вызвала у неё вопросы. Действительно, со стороны это выглядело не очень.

- Я собирался рассказать тебе, что договорился с Кумаром о транспортировке моего оборудования из Штатов сюда. Только и всего, - заговорил Лэнс. - Я всё ещё владею лейблом, но почти всё моё имущество осталось там, - он посмотрел на Дину. - Я понимаю, у тебя много вопросов о том, что со мной произошло, но я сам знаю далеко не всё. И, честно говоря, пока не хочу знать. После взрыва Одиссеи я почти сразу же уехал сюда и залёг на дно. Хотелось просто побыть наедине с мыслями.

Он замолчал, опустил взгляд и посмотрел себе под ноги, по-прежнему следуя за женой. Тропа под ногами была пыльной и похожей на другие подобные тропы. Ночь приближалась, скоро станет совсем темно и придётся либо доставать фонарики, выдавая тем самым своё местоположение, либо устроить ночлег, поскольку Дина предупредила, что путь предстоял неблизкий. Днём, конечно, передвигаться безопаснее, даже несмотря на жару и засуху. В конце концов, они не в Сахаре.

- Ну а у тебя здесь что за дела? Ты вообще давно здесь? Что будешь делать, когда всё закончится? - полюбопытствовал Курт. - Слышно что от старых знакомых?

+1

11

Говоря начистоту, Дина совершенно не собиралась влезать в заботы Курта, ждать от него каких-либо объяснений или рассказов, как всё было и почему произошло именно так. Выводы напрашивались сами, исходя из того, к чему привел выбор, сделанный когда-то в прошлом. Все точки над i расставлены пять лет назад, и с тех пор мало что изменилось.

Ей, по большому счету, было плевать, что связывало Лэнса и местного криминального воротилу. Она все равно сделает то, ради чего пересекла половину земного шара. А муж её может либо подвинуться, либо попробовать встать на пути — от этого исход не изменится, и Кумар получит по заслугам. И всё же Канарейка облегченно вздохнула, услышав, что Курт не считает Красного шерпу приятелем. Вот только можно ли ему верить на слово?

Это не моё дело, — выставив перед собой раскрытые ладони, оборвала Дина. Хотелось оградить себя от лишних проблем. Меньше знает — крепче спит. В конце концов, её не должны волновать заботы чужого человека, у которого давно своя жизнь. Из общего у них осталась разве что фамилия в паспорте, но эта деталь прежде не мешала ни одному, ни другому.

“У нас”? — она усмехнулась, затем скривила лицо, — Нет никакого “мы”, Лэнс. Мы не напарники, не любовники, и нас ничто не связывает. Не бойся, я не стану на тебя вешаться, как прежде, в надежде, что ты меня вспомнишь, и всё будет как в моих девичьих сопливых мечтаниях. Ничего этого уже нет.

Вышло резко. Но по существу. Нужно было сразу обозначить свою позицию, а Канарейке вовсе не нужны были дополнительные поводы, которые отвлекали бы от основной задачи. Всё можно решить потом. Разумеется, если один из них опять не решит отбросить коньки. Впрочем, и в этом не было его вины.

У тебя свой путь, у меня свой, — глядя Лэнсу в глаза, она натянуто улыбнулась, — Просто в какой-то момент наши дороги вновь пересеклись. Ты влип из-за меня, и поэтому я помогу тебе убраться отсюда подальше. А потом мы разойдемся.

Маршрут до лагеря Дина изучила достаточно хорошо. Время позднее, все обитатели либо уже спят, либо готовятся ко сну. Никто не встретит её с расспросами. А значит можно по-тихому забрать свои вещи и уйти. Так она и сделала, оставив Курта дожидаться чуть поодаль. Риск, что его кто-либо здесь увидит и запомнит мал, но все же не хотелось лишний раз подставляться или втягивать в свои дела посторонних людей. Они и так пожалеют, что приютили Канарейку, когда люди Кумара доберутся до стоянки. Взвалив на плечи тяжелый массивный рюкзак и прихватив с собой всё, что могла прихватить и что пригодилось бы в пути, Дина выдвинулась к месту встречи. В руках она тащила все то, что не поместилось за спину. Для этого пришлось умыкнуть у кого-то ещё один рюкзак. И вместо взятых предметов она оставила зеленые купюры, придавленные камнем, чтобы их не унесло ветром. 

Позаимствовала для дела, — предупредила она возможные вопросы Лэнса. После чего сбросила поклажу с плеч, принявшись делить ношу пополам.

Снарядившись и нацепив на лоб шахтерский фонарик, можно было выдвигаться. Первоначально нужно уйти как можно дальше, чтобы не быть нагнанными возможным преследованием.

Сначала пойдем по тропе. Она узкая, но я её знаю, не заблудимся. Потом дороги не будет, — и в их случае это даже к лучшему. Дина не спешила отвечать на все вопросы, решив, что для разговора будет еще много времени.

Ну… Я здесь как раз из-за Кумара. Точнее, из-за того, чем он промышляет. Из ближайших деревень воруют детей, а потом их доставляют в США. Думаю, в другие страны тоже. Нелегальные эмигранты продаются в бордели и в личное пользование извращенцам с большими кошельками. Выследить и набить рожу каждому покупателю я не могу, а выйти на организатора очень даже. В деревне, куда мы идем, как раз пропадают дети. Мне нужно посмотреть и придумать как сломать преступную схему. Тогда можно будет идти и за Кумаром.

Предстояло подняться на холм, откуда потом спуститься в лес, а там их следы уже никто не найдет. Было заметно, что молчание давалось Курту с трудом. То ли собственные мысли и опасения не давали покоя, то ли хотел оправдаться, пока на него не набросились.

Расслабься, солдат, — спокойно произнесла она, выслушав его сбивчивый рассказ. Дина остановилась, сверившись с картой и компасом.
У меня ведь нет соответствующего уровня допуска, и я не должна была знать о тебе, — произнесла она спокойно внешне, хотя факт очередного обмана царапал когтями по сердцу. Зная Аманду, можно было догадаться, что она не упустит возможности иметь рычаги давления на Канарейку. Просто на всякий случай, потому что ей нравилось ощущение полного котроля.

Она повернула голову, внимательно посмотрев на мужа.

Я работаю на АРГОС, — прямо призналась она, — Сучку Уоллер вижу чаще, чем хотелось бы. Уилсон стал наёмником, кошмарит парнишек в трикошках. Тревор поднялся. Кэш занимается мошенничеством и инсценирует собственную гибель.

Хотя, сдавалось Канарейке, что о бывших сослуживцах Курт знал и так. Она не строила планов наперед, просто не умела этого делать, находясь не в полевых условиях, когда кругом враги. А еще хотелось отделить работу от остальной жизни, где она плыла по течению.

Вернусь домой? К прежним обязанностям Черной Канарейки, члена ЛСА и внештатного агента АРГОСа. Какая, к черту, разница…

Тьма стала совсем непроглядной, стоило войти в лес. Неподалеку послышался шум воды, именно возле водоема и решено было сделать привал. Раскладывать палатку и спальники было поручено бывшему спецназовцу, сама же Канарейка отправилась за дровами и вскоре вернулась с охапкой.

Треск костра успокаивал, предавая меланхоличное настроение. Таявшие в черноте неба искры завораживали. Дина сидела на коряге, пошерудила палкой тлеющие угольки, а потом снова стала тыкать вилкой в металлическую чашку с разогретой фасолью.

Значит ты здесь тоже недавно, — заключила она после длительного молчания. Инцидент с Левиафаном случился совсем недавно. Люди так и не оправились от произошедшего. Позже выяснилось, что многие из тех, кто считался погибшим, оказались в плену и позже были освобождены. И раз так, Уоллер может догадываться, что её одурачили.

Вовзращаться для тебя рискованно. Ты ведь уже обзавелся поддельными документами не от Агентства?

+1

12

Курт не желал, чтобы жена считала его негодяем из-за связи с местным криминальным авторитетом. Поэтому он предложил обсудить текущие дела в спокойной обстановке, но не собирался навязываться. Казалось, Дина не была против, поэтому Лэнс никак не ожидал от неё внезапного выпада на вполне безобидную фразу. Одно было очевидно: вопрос их прежних отношений был всё ещё болезненным для Дины, в противном случае она не стала бы искать в сложившейся ситуации то, чего нет. Однако сейчас Курт не хотел это обсуждать и предпочёл просто проигнорировать. Но он собирался вернуться к этому вопросу чуть позже, когда обстановка будет более подходящей.

Оставшуюся дорогу до лагеря Лэнс предпочёл пройти молча, обдумывая всё, что было сказано и услышано. Он не стал заступать на территорию лагеря во избежание лишних вопросов и остался ждать возвращения жены поодаль, а заодно следить за обстановкой. Дина вернулась спустя несколько минут, неся на себе солидную поклажу. Судя по всему, не все вещи изначально принадлежали ей.

- ...Скажи, что ты это не украла? - пробормотал Курт, впрочем, каким будет ответ он уже догадывался.

Делать нечего, покачав головой, Лэнс принялся принимать запасы. Бог знает, что им может понадобиться в пути. Главное, чтобы ноша не замедляла их.

- Как скажешь, - вздохнул Курт и последовал за Диной.

Обнадёживало,что они пойдут по бездорожью, где машине не проехать. Пока они шли, у них было время больше узнать о текущих делах друг друга.

- Раз уж на то пошло - я могу тебе помочь разобраться с Кумаром, - предложил Лэнс. - Я знал, что он помышляет тёмными делами, но без подробностей. Работорговлю я ещё могу понять, но дети - это непростительно.

Впрочем, кто Курт такой, чтобы давать моральную оценку поступкам других? У всех свои причины действовать так, а не иначе. С другой стороны, и ему самому никто не запрещал поступить так, как он сам считает правильным.

- Если дети пропадают регулярно, то часть из них уже должна быть в Штатах. Нужно будет найти их там и вернуть.

Как бы то ни было, но строить столь долгосрочные планы было пока рано. Сперва надо было разобраться с Кумаром. А перед этим хорошо бы немного отдохнуть в безопасном месте. Курт надеялся, что Дина знает о таком.

- Зачем ты работаешь на АРГОС? - полюбопытствовал Лэнс.

Разумеется, всё было и так ясно: работают обычно за деньги. Не то чтобы этот факт стал для Курта неожиданностью. Он не сомневался, что жена не станет сообщать о нём Уоллер.

Вообще-то Аманда Уоллер сейчас была последним человеком, о котором хотелось говорить. Поэтому он предпочёл бы просто сменить тему или вовсе замолчать. Тем более, что сейчас стало ещё темнее, а они с Диной шли по лесу. Нужно было сохранять бдительность и не отвлекаться на посторонние беседы, чтобы не заблудиться. К счастью, долго идти не пришлось: они услышали шум воды и вскоре вышли к водоёму. Пожалуй, лучшего места для привала в окружающей темноте уже не найти, поэтому решили остановиться здесь. Курт остался разбивать лагерь, а его жена отправилась за хворостом.

Спустя примерно полчаса, может, чуть больше, палатка была установлена, а костёр разведён - можно наконец приступить к ужину. Лэнс уже давно проголодался, поэтому обрадовался даже фасоли.

- Пару недель, - ответил Курт на вопрос о давности своего пребывания в Непале и продолжил трапезу, но вскоре снова был вынужден прерваться, чтобы ответить про документы.. - А как по-твоему я здесь оказался?

Закончив ужинать, Лэнс отложил посуду и посмотрел на Дину. Пока у них есть время для серьёзного разговора, нужно расставить все точки над i.

- Послушай, Дина, - заговорил он. - Мне жаль, что всё так вышло между нами. Не только сегодня - вообще. Я знаю, что в отличие от меня тебе было тяжело, ведь ты думала, что я погиб. Потом эта история с потерей памяти и моим выздоровлением. А потом я оказался в прошлом… - на мгновение Курт замолчал и задумался, затем продолжил. - Хотел бы я, чтобы всё сложилось иначе, но получилось так, как получилось. Посмотрим правде в глаза: с нашей работой лучше не иметь глубоких привязанностей, - он посмотрел на жену. - Из-за наших отношений мы подвергали риску друг друга и остальных. Это произошло даже сегодня.

+1

13

Пожалуй, о погоне теперь можно было не беспокоиться. Ночью в лесу не найти не то что дороги — дальше собственного носа ничего не видно. Можно сказать, что им повезло вовремя найти место для остановки и теперь не приходится ходить кругами, рискуя окончательно заплутать.

Предложение помощи от Курта выглядело мило, но, по правде говоря, ему бы для начала со своими проблемами разобраться. А потому Дина не отнеслась к его словам серьезно. В конце концов, Кумар — ее работа. А работу она привыкла выполнять хорошо.

Ну, судно с живым товаром было задержано в доках СТАР-Сити. Мы начали неофициальное расследование, и вот теперь я здесь, — пояснила Дина для большего понимания. Она не с бухты-барахты решила укатить так далеко от дома, у нее были на то веские причины, — Мы не можем отыскать всех уже переправленных. Боюсь, таких детей слишком много. Надеюсь, если как следует потрясу шерпу или кого-то из его приближенных, у них найдутся какие-нибудь списки. Груз не дешевый, учет должен был вестись.

Она рассуждала спокойно и отстраненно, хотя внутри всё скручивалось в жгут от негодования и отвращения. Канарейка обязательно разберется в этом вопросе, но пока… Пока нарисовались задачи, подумать о которых нужно было здесь и сейчас.

Почему Дина с АРГОСом? Уж это, как ей казалось, Лэнс должен был понимать. Не потому, что ей жутко нравилась Уоллер и страсть как хотелось поработать под её началом. И уж точно не потому, что на переносице Канарейки по-прежнему были надеты розовые очки, и она считала всех вокруг друзьями. Нет. Если когда-то с Амандой и связывало что-то помимо работы, то теперь она оказались на разных берегах.

Держи друзей близко, а врагов ещё ближе, так? — продолжать она не стала, только многозначительно посмотрела на Курта, надеясь, что этих слов будет достаточно.

Когда хочешь сбежать — варианты найдутся. Но, судя по тому, поддельные документы у Лэнса все же имелись, к побегу он готовился заблаговременно. А значит решение это было не сиюминутным и взвешенным. Точно также как и выбор места. И всё было бы прекрасно, не угоди Дина в эту же страну и в это же поселение. Действительно, такое совпадение выглядит слишком подозрительно просто потому, что так не бывает!

Дина знала, что рано или поздно этот разговор придется завязать. Через него просто необходимо пройти людям, имеющим за плечами такой груз, какой имели они. Нет, она не злилась, не ощущала горечи по былому. Больше не ощущала. Вдруг самой себе она показалась сторонним наблюдателем, и всё прошлое как будто происходило не с ней. Она помнит каждую деталь, каждую эмоцию, от которой сердце билось сильнее или замирало, надеясь и молясь всем небесным силам. Помнит, но не переживает теперь. Запомнила человека, теперь сидящего напротив, в чьих знакомых глазах отражались языки пламени. Она смотрела на него сквозь разбушевавшийся огонь и понимала, что внутри её только затухшие угли.

Я ни о чем не жалею, — призналась она.

Изменилось ли что-нибудь, не ответь тогда она Курту взаимностью? Нет, скорее сделала бы только хуже и после корила бы себя. А потом могла ли она поступить по-другому, обнаружив его у Василиска? Едва ли. Дина не хотела возвращать былого, чтобы что-то в нём исправить. Всё произошедшее — не её вина и не вина Лэнса. Так вышло от независящих от них обстоятельств. Чтобы принять эту мысль, потребовалось много времени, но в итоге Канарейка свыклась с ней.

Ты так говоришь, будто мы обреченные какие-то. Мы ведь сами выбрали эту работу!

В случае Дины выходило, что выбирала не она, а её. Сначала предложение, от которого сложно отказаться, сделал Линч, потом всё закрутилось как в диком водовороте, и Канарейке уже не нужны были чьи-то приказы сверху — она сама прекрасно умела видеть всю картину и от общего вычленять отдельные задачи.

С последним утверждением она была не согласна. Дина отвернулась. На щеках играло пламя, заставляя их гореть. Что значит “из-за отношений”? Нет их давно, но передряги по-прежнему не заканчиваются. Она закрыла глаза — в памяти моментально всплыли события из К-7, когда рада была отправиться на задание, лишь бы побольше времени провести с Куртом. А времени всегда не хватало, его приходилось вырывать, подчас ощущая себя преступником, совершающим что-то незаконное и неправильное.

Мы помогали людям. Мы были на стороне хороших парней, — ответила Дина, мгновенно вернувшись в реальность, — Это никогда не бывает просто и безопасно. То, что произошло, случилось не из-за нас, а с нами. Мне жаль, что в чужой игре ты стал разменной монетой. Очень жаль.

Она ковырнула вилочкой по пустому дну, затем опустила тарелку и просто держала её в руках. После чего обошла костер и отобрала приборы и у Лэнса, отправившись к воде, чтобы вымыть их и убрать до другого раза. Сделав два шага прочь, Дина обернулась вполоборота и посмотрела на мужа.

Лучше иди спать, — едва заметно улыбнулась она, — Встаем с рассветом.

Закончив с укладкой утвари, она вернулась к реке, где умылась обжигающе холодной водой. Б-р-р, дальше лезть в неё совсем не хотелось — слишком холодно.

+1

14

После всего сказанного Курт инстинктивно слегка втянул голову в плечи, опасаясь, что Дина может рассердиться и чем-нибудь запустить в него. Но, к счастью, этого не произошло. Удивительно, но жена на сей раз отреагировала довольно спокойно. Возможно, всему причиной была обстановка. Они ушли достаточно далеко от мест столкновения с бандитами, разбили лагерь и чувствовали себя в относительной безопасности. Конечно, при условии, что лес в сердце Непала с его экзотической фауной - меньшее зло, чем влиятельная преступная группировка.

- Мне жаль, что тебе пришлось несколько лет оплакивать меня, - ответил Лэнс.

Он замолчал и погрузился обратно в свои мысли, но ненадолго, поскольку вскоре подошла Дина, чтобы забрать посуду и посоветовала Курту отправляться спать. Он, конечно, не последовал совету сразу, хотя и собирался отдохнуть после этого безумного дня. Ещё несколько минут он сидел у костра и смотрел то на языки медленно догорающего пламени, то на занятую полезным делом жену. Отчего-то мелькнула мысль, что эта сцена является прекрасной аллегорией их отношений: Дина, по крайней мере, всегда пытается сделать если не полезное, то хотя бы какое-то дело, а Курт просто пускает всё на самотёк по самым разным причинам от незнания ситуации до вполне сознательного бездействия. Она боролась за жизнь мужа, когда узнала, что тот не погиб. Она пошла на сделку с негодяем, надеясь, что это поможет Курту выжить, даже несмотря на то, что он мог навсегда остаться овощем. Дина делала всё, чтобы помочь ему реабилитироваться, даже позволила ему согласиться работать на Уоллер. А что сам Лэнс? Ему всегда казалось, что его участие во всём минимально. Он женился не потому, что всерьёз думал об их совместном будущем, а потому, что был уверен в отсутствии этого будущего. Самое паршивое, что из-за амнезии он даже не был уверен, любил ли он Дину когда-либо или просто позволял ей любить себя. Возможно, это не худшее, что он делал, ведь он не бросал её в трудную минуту и они были вместе до последнего, точнее, до потери памяти. Кто знает, что бы было, если бы память осталась с ним? Возможно, во с наступлением спокойной жизни они бы разошлись из-за разногласий. Может, всё, что делается - к лучшему?

- Дина, - обратился Лэнс к жене, обернувшись в её сторону, - теоретически - если бы у нас остались или вернулись чувства друг к другу - мы могли бы попытаться ещё раз? - он нервно усмехнулся. - Бредово звучит, я знаю. Не бери в голову.

Пожалуй, единственное чувство, в котором Курт был уверен по отношению к Дине - это благодарность ей за всё. Он в самом деле не хотел больше причинять ей боль ни своим присутствием, ни своими действиями, ни новостями о себе вообще. Он чувствовал себя виноватым за то, что поставил под угрозу её текущую миссию и, пожалуй, не найдет себе покоя до тех пор, пока не будет покончено с Кумаром. Хотя интересы самого Лэнса пострадали из-за появления жены не меньше, если не больше, чем её, он, как ни странно, не чувствовал ни досады, ни злости на Дину… Потому что предполагал, что даже без её появления сделка вряд ли закончилась бы для него успешно.

Курт потушил костёр, после чего поднялся и подошёл к жене.

- Спасибо тебе, - сказал он и по-дружески обнял Дину, а спустя несколько секунд выпустил из объятий. - Прости меня. За всё, - произнёс Лэнс, опустив взгляд.

Он развернулся и направился в сторону своей палатки. Время шло, а им нужно было как следует отдохнуть, ведь завтрашний день обещал быть не менее насыщенным.

+1

15

О нет, Дина совсем не хотела даже мысленно возвращаться на десять лет назад и вспоминать, каково тогда было. Ощущение, будто её закопали заживо, не покидало на протяжении нескольких лет. Она не жила тогда, только перетаскивала своё тело с места на место, изображая подобие существования. Всё, что было дорого, на что надеялась и что любила, оставалось в прошлом. Она смотрела вперед — и не видела ничего, взгляд то и дело поворачивался назад, ведь там ей было хорошо, хоть и не было всё безмятежно. В те дни Дина боялась, что исчезнет то единственное, что ещё было — воспоминания, которые она лелеяла и баюкала как маленького ребенка, переносясь во времена, когда внутри не разрывалось всё на части, когда не было нестерпимой  боли, с которой предстояло научиться жить, когда могла спать по ночам, а будущее не пугало своей безнадежностью. Нет, она совершенно не хотела проходить через подобный период снова.

Канарейка передернула плечами, стряхивая с себя пелену пережитого.

Это не важно, — старалась произнести как можно более нейтрально она, но фальшь, проступившая в ответе, резанула по ушам и самой, — Ты оказался куда более живучим, чем все рассчитывали.

Она выдавила из себя улыбку, вымученную и неискреннюю, такую же как её интонация. Она так и не научилась смотреть в глаза и врать этому человеку. Это было выше способностей Канарейки. Дина чувствовала себя неловко в теперешнем положении. Она нервничала и старалась как можно скорее закончить разговор — он был для нее неприятным, и Канарейка не хотела продолжать. Её как будто приперли к стенке и ждут признания, к которому Дина не была готова.

“Почему ты спрашиваешь?” — подумала она, быстро скользнув глазами по фигуре Курта. В поисках поддержки она посмотрела в черное небо и выдохнула, прикрыв глаза. 

Я не хочу говорить об этом, — честно призналась Дина. Для неё это были не просто слова. Чтобы ответить, ей нужно было поковыряться в себе, вновь растеребить покрывшуюся рубцами рану и проникнуть глубоко внутрь — туда, где похоронены былые переживания, ненависть к себе из-за бессилия перед обстоятельствами вместе с нездоровой привязанностью к Лэнсу.

Дина выглядела растерянной, с лицом перепуганного ребенка, заблудившемся в лесу и не знающим, куда двигаться дальше. Смотрела под ноги, будто где-то там внизу могла быть разгадка.

Прошу тебя, не сейчас, — и глаза полные мольбы. Не надо ворошить прошлое теперь. Более неподходящего момента и представить сложно.

В объятиях Курта было хорошо и спокойно — Канарейка практически позабыла как это было. Повинуясь неосмысленному порыву, она приподнялась на носочки, обхватив его шею руками и на короткое мгновение положив голову на плечо мужа. Сердце мгновенно пропустило удар, а потом заныло. Она отшагнула, поняв, что внезапно оказавшись с ним наедине, слишком просто потерять контроль. Нет, так нельзя. В душе пробудилось былое. Словно зомби, высунуло из могилы полусгнившую лапу, прорезавшую поросшую ровным газоном землю…

° ° °

Едва небо начало светлеть, Дина была уже на ногах. Ей плохо спалось, и всю ночь она проворочалась, отгоняя от себя кошмары, где ее то жгли огнем как ведьму, то протыкали острым клинком. Под утро, решив, что пора бросить безуспешные попытки заснуть спокойно, она вышла подышать воздухом. Канарейка сидела на стволе старого поваленного дерева, всматриваясь в водную гладь и разогревая на костре завтрак. Очертания окружающего мира стали различимы, и она принялась складывать снаряжение обратно в рюкзак.

Когда показался Курт, Дина протянула ему кружку растворимого кофе, кивнув, чтобы располагался.

Южнее река разливается и становится слишком широкой. Мы пойдем севернее, за водопадом, — она кивнула в сторону шумящего потока, разбивающегося о камни у подножия, — Течение там быстрее, но мы пройдем.

Дина чертила палочкой схему маршрута. Она специально завела этот разговор, чтобы не возвращаться к вчерашней теме. И старалась избегать взгляда Лэнса.

В пути она шла чуть впереди, постоянно со сосредоточенным видом сверяюсь с компасом и с картой. К полудню, если ничего не случится, они должны будут выйти к соседней деревне.

Солнце было уже высоко и нещадно жарило верхушки деревьев, когда лес стал более светлым и редким. Послышались чужие голоса и треск веток под ногами. В тот же миг Канарейка в один прыжок оказалась возле Курта, толкнув его и прижав спиной к ближайшему дереву. Приложив указательный палец к о рту, она повернула голову и наблюдала за проходящими мимо людьми. Те были вооружены и, судя по всему, совершали плановый обход территории. А значит гостей здесь уже ждали. Но почему-то не только об этому думалось — дыхание стало более глубоким, а руки горячими. Вдруг Дина обнаружила, что так и оставила ладонь на груди мужа, и тут же ее опустила, сжав пальцы, и со всей силы старалась сосредоточиться на других мыслях. Выждав, пока патрульные отойдут, Канарейка тихо проговорила:

Надо быть внимательнее. Похоже, нас ждут.

И решив, что тяжелая ноша теперь будет лишь помехой, Дина сбросила рюкзак, прикрыв его ветками, и предложила Курту сделать то же самое. Прежде она не была в этой деревне и, по-хорошему, нужно было бы осмотреться, чтобы в случае чего знать, куда двигаться. Именно разведку она и решила провести. Соваться куда-то вслепую — глупо даже для дилетантов, коими Лэнсы никак не были. Подойдя ближе к поселению, она жестом показала, что проход свободен, и вскоре оба оглядывали местность, чуть высунувшись из-за каменного забора на склоне, ведущем в долину, где и располагались постройки.

Внезапно Дина почувствовала, как что-то холодное уперлось в голову. Первым делом она покосилась на Курта, чтобы увидеть, что в таком же положении оказался и он. Она осторожно подняла руки вверх, поднимаясь с колен, тем самым показывая, что безоружна. Однако парни явно не понимали, с кем столкнулись. Опытный оперативник может обезоружить и голыми руками, что Лэнсы и сделали после предварительной договоренности в едва заметный кивок головой. Однако один из нападавших успел пустить в воздух случайную очередь, и вскоре все поселение встало на дыбы. Из просевших стареньких построек как стая насекомых повалили вооруженные люди.

Ух! — воскликнула Канарейка, пытаясь на ходу оценить силы противника и понимая, что оказались в полной жопе, — Весело сейчас будет. Полагаю, нам лучше разделиться.

Сказав это, она сделала шаг прочь, потом будто вспомнила что-то важное и, схватив Лэнса за руку, потянула к себе и накрыла губами его губы. На короткое мгновение мир перестал существовать. Время замедлилось, а сердце ушло в пятки. Они снова оказались в ситуации, когда каждый вздох может стать последним. Дина пожалела бы потом, если так просто отпустила мужа. Но отпустить она должна была. Так будет лучше.

Будь осторожен, — произнесла она напоследок. Уголки губ дрогнули и опустились, — И не вздумай снова умереть.

+1

16

Курт, конечно, не был психологом, но одно он понял за этот вечер: несмотря на свою показную холодность, Дина всё ещё колеблется, и стоит только ему дать зелёный свет, как это в очередной раз утянет её в омут с головой. Лэнса пугала подобная одержимость, он уже давно пытался понять, чем заслужил такое отношение, ведь в сущности он обычный человек… Ну не совсем обычный, учитывая его способность, конечно, но с вполне обычными человеческими достоинствами и недостатками. За свою не такую уж и долгую жизнь он не сделал чего-либо выдающегося, разве что успел пару раз потерять память и примерно столько же раз умереть. А ещё его почему-то многие хотят использовать в своих целях. Но не Дина - в этом он был уверен и как минимум поэтому ей можно было доверять и уважать за это.

Оказавшись в своей палатке, Лэнс покопался в запасах и достал оттуда снотворное. Слишком насыщенный был день и, хотя он испытывал усталость, прекрасно понимал, что едва ли сможет уснуть естественным способом при таких условиях. Открыв упаковку и закинув капсулу в рот, он подумал о том, что, возможно, стоит предложить лекарство и Дине, но решил лишний раз не тревожить её перед сном. Пожалуй, на сегодня с них обоих хватит. Устроившись поудобнее в спальном мешке, Курт уставился в потолок и погрузился в свои мысли. Снотворное не спешило действовать, и на мгновение в голове мелькнула мысль, что оно тут не поможет, однако несколько минут спустя сон всё же сморил Лэнса.

Проснувшись, Курт на несколько секунд почувствовал себя потерянным, не сразу сориентировавшись, где он находится. Судя по пробивающемуся сквозь материю палатки свету, утро давно наступило. Поэтому Лэнс потянулся к часам - если те шли верно, то было уже около десяти утра. Похоже, снотворное оказалось действеннее, чем он предполагал. Курт поспешил одеться и выбраться из палатки. Он и так проспал слишком долго, и если не поспешит с завтраком, то их дальнейший с Диной путь до назначенного места придётся на самый пик полуденной жары.

- Доброе утро, - произнёс Лэнс и взял кружку кофе, которую протянула ему жена, - прости, что-то меня разморило.

Дине явно было не по себе после вчерашнего. Да уж, ночь толкает людей на откровения, впрочем, если бы не поведение жены, Курт бы вёл себя как ни в чём не бывало. Ну почти. Ему отрадно было слышать, что они не покинут лес и пойдут вдоль реки - у воды и среди деревьев всё же не так жарко, как на какой-нибудь дорожной пустоши. Как бы то ни было, но стоило запастись водой - никто не знал, что ждёт их на оставшемся пути и в деревне.

Всю дорогу Дина была ведущей - следила за компасом и сверялась с картой. А Курта не покидало дурное предчувствие о том, что они не достигнут цели. Когда они подошли к окраине леса, жена сделала предупредительный жест и придавила Лэнса к дереву. Поблизости ходили люди, и это были явно не местные жители. Точнее сказать, может и местные, но точно не с мирными намерениями, судя по их вооружению.

- А у Кумара, видно, всё схвачено, - заметил Курт и нахмурился.

Не выдавая себя, они сбросили поклажу и отправились дальше в сторону деревни на разведку. В какой-то момент Лэнс услышал щелчок, и что-то холодное упёрлось в его затылок. Похоже, это был пистолет. То же самое случилось и с Диной. Он осторожно покосился и заметил стоявшего за женой солдата. Того, кто стоял за ним самим, Курт не видел, но, судя по всему, противников было двое. Можно справиться. Переглянувшись с женой, он начал действовать. К сожалению звуки случайной стрельбы в ходе борьбы были услышаны остальными участниками засады, а их оказалось немало. Вот уж действительно сильно чета Лэнсов встала поперёк горла местному авторитету… Если, конечно, он действует один.

Чего Курт не ожидал в столь напряжённый момент, так это поцелуя от жены. Это казалось очень некстати и едва не выбило его из колеи. Как будто прощание, хотя у них бывали обстоятельства и похуже. Впрочем, никогда не знаешь, выживешь или нет. Лэнс и сам когда-то пошёл на отчаянный шаг, женившись на Дине, поскольку думал, что они не выживут на очередном задании. Но сейчас всё казалось куда проще. Или нет?

- После поговорим, - с уверенностью в предстоящей победе произнёс Курт, после чего вытащил из своих запасов гранату и забросил в один из шатких домишек, откуда выбегали бойцы. Раздался взрыв, который разнёс постройку и порядочно обвалил ещё две по соседству. Как минимум пятеро противников погибли либо серьёзно пострадали и уже не могли участвовать в бою.

- Дина, их всё равно слишком много, - крикнул Лэнс, ударив очередного солдата и отобрав у него пушку.

Он сделал несколько ловких движений и оказался подле жены.

- У меня есть идея, но тебе она не понравится, - сказал он, наблюдая за тем, как к деревне приближается фургон, пассажиры которого, скорее всего тоже будут настроены не слишком дружелюбно.

Транспортное средство остановилось у дальнего конца деревни и из открывшейся двери выбежало ещё несколько военных. Некоторые из них побежали в сторону Лэнсов, некоторые воспользовались забором как укрытием и начали оттуда пальбу. Лэнсам тоже лучше было сейчас спрятаться, дабы их не ранило. Пока противники не добрались до своей цели, Курт решил воспользоваться преимуществом, которого не было у простых людей. Он вытащил беруши, которые, как и снотворное, обычно использовал для лучшего сна, и воткнул себе в уши. От предстоящего шума они вряд ли спасут, но хотя бы не позволят оглохнуть навсегда. После этого Лэнс схватил жену за руку и воскликнул:

- Почирикай, птичка, сокруши их!

+1

17

Именно этого Дина и опасалась, предложив разделиться: ей опять придется использовать крик, когда Курт рядом. За десять лет она  научилась прекрасно контролировать свои способности, даже более того — теперь Канарейка могла не только сносить стены силой голоса, по и сумела подчинить крик себе, тем самым, из опасной особенности сделав весомое преимущество. Дина больше не боялась, что крик выйдет из-под контроля и нанесет случайный вред, сейчас такое попросту не могло произойти. Однако неприятные воспоминания заставили пробежаться холодку по коже. Это стало уже классикой: полчища врагов, крик и Лэнс где-то рядом. Хотелось бы верить, что он усвоил прежний урок и не будет вставать под звуковую волну.

В представлении Канарейки уж лучше бы они разошлись по разным углам и пересеклись уже потом. Курт бы забрасывал гранаты и палил из автомата, а Дина бы не отвлекалась и не оглядывалась бы постоянно: а как там Лэнс? Не угрожает ли ему в этот момент опасность и не нападает ли в эту самую секунду из-за спины неприятель? Она делала это неосознанно, вовсе не потому, что сомневалась в подготовке мужа и не потому, что страдала комплексом наседки. Хотя нет, и всё же страдала, судя по всему. Когда-то в привычку вошло оберегать, заботиться и подставляться самой. Тупо, очень тупо, но как есть. Скрипя зубами, Канарейка заставила себя представить, что рядом любой другой человек на свете, но не Лэнс. Вокруг пальба, толпы людей, которые хотят разорвать тебя на куски, в то время как ты не можешь сосредоточиться на происходящем, мысленно обращаясь к другому человеку. Это неправильно и так не должно быть! Дрейк, ты же профи, соберись!

Пока удавалось справляться врукопашную, вовремя уворачиваясь от выстрелов, либо прячась за подоспевших бойцов как за живым щитом. Махать кулаками у Дины выходило не хуже, чем у профессиональных бойцов ММА. Да и любила она потасовки, чувствуя себя в них самой собой, испытывала какой-то азарт и воодушевление, когда начищала чужие морды. Во время драки она словно кормила внутреннего демона, питающегося физической болью. Ей нравилось быть причиной этой боли. Вот и сейчас она самозабвенно раздавала тумаки, надеясь, что поток желающих не иссякнет слишком быстро. Демон ещё не насытился, а темная сторона личности совсем не хочет снова залезать в свое логово где-то в глубине души. Дина часто дышала, капельки пота выступили на лбу и над губой, зрачки расширились. В тот момент другая сущность вылезла наружу и не желала уступать место кому-то другому.

Качнув головой, злобно улыбнувшись, она отвергла предложение Курта. Это же деревня, где живут мирные люди?.. Кто знает, в каком из домов скрываются жители?... Правильная Дина не может подвергать опасности невиновных, они и так настрадались от действий Кумара!

Нет, так мы можем сделать только хуже, — пояснила Канарейка.

Она также отметила шум двигателя приближающегося автомобиля. Из которого по приезду и вывалилась важная фигура Кумара. На этом моменте лицо Канарейки вытянулось. Как он успел добраться из точки А в пункт B чуть ли не быстрее их? Конечно, догадаться, куда ушли Лэнсы, он мог бы, но не по воздуху же он перемещается! Дина невольно посмотрела на небо. Может у него был воздушный шар или вертушка? Одного взмаха руки Кумара хватило, чтобы по бойцам пробежалась волна шепота, после чего пальба и атаки вдруг прекратились. Дина и Курт остались на прежнем месте, на возвышенности, откуда наблюдали за происходящим, чуть высунувшись из-за каменной изгороди.

Да этот утырок явно волшебник какой-то! — процедила она.

Тем временем Красный шерпа по-хозяйски прохаживался вдоль полуразвалившихся стен домов.

Вы считали себя умными, — сердито произнес он, не глядя на укрытие Канарейки и Лэнса, — Но здесь я хозяин. А вы воры. И умрете как собаки.

Кумар сплюнул и подошвой ботинка размазал плевок по земле. Вид у него был угрожающим. А еще нервным. Должно быть, появление американцев в его вотчине заметно усложнило жизнь и ведение бизнеса. И избавиться от незваных гостей хотелось как от любой другой помехи — быстро и без проблем. Но с последним не вышло, да и с первым не выйдет наверняка.

Дина оскалилась, услышав такие слова.

А не шел бы ты? — сквозь зубы прошипела она.

Один вид важного раздобревшего мерзавца вызывал в ней отвращение. За спиной воротилы выстроились вооруженные люди, вышедшие из фургона. Так может теперь нужный момент настал?

Ненависть застилала глаза. Она ненавидела — люто и жгуче — и Кумара, и людей, которые его окружали. Они посчитали себя выше других, они плевали на чужие жизни и судьбы, силой забирая тех, на кого не имели никаких прав. Дина встала из-за укрытия и выпрямилась в полный рост. Она чувствовала, что больше нет невидимого стального кольца, сковавшего горло. И крикнула.

Крик лавиной устремился перед ней, подняв пыль, сметая на своем пути предметы, качая траву и кустарник. Этот вопль невозможно было слышать — протяжный и истошный, он исходил из сердца, где не было оправданий работорговцам. Люди обронили оружие, согнулись пополам, зажимая уши руками. Медленно Канарейка двигалась вперед, с каждым шагом приближаясь к группировке. Оказавшись на расстоянии десяти метров, она напрягла связки сильнее и повысила амплитуду. Звук заставлял осыпаться оставшиеся от взрыва гранаты камни, проваливаться шатким потолкам лачуг. Он сносил перед собой всё. Ещё чуть громче — и присутствующие навсегда лишатся слуха. Достойная расплата за прошлые грехи? Люди пытались уползти в сторону, подальше от источника шума. Сам Кумар спрятался за фургоном. Но это не спасло его. Под действием ультразвука автомобиль перевернулся, раздавив своим весом местного криминального авторитета.

Разом оборвался крик, и Канарейка на подкосившимся ногах сделала еще несколько шагов, а затем бессильно рухнула наземь.

+1

18

Курт искренне недоумевал, почему Дина отказалась использовать крик. Сейчас же была идеальная возможность! Возможно, она тревожилась за жизнь мужа? Однажды его уже завалило обломками из-за её крика. Но здесь более безопасное место - поблизости нет гигантских построек, горы далеко. Если оттуда теоретически сойдёт лавина, то в низину она опустится ещё нескоро. Скорее всего, их здесь уже не будет. Что же до мирных жителей - их либо всех перебили, либо прогнали, чтобы не мешались. В любом случае, худшее для них уже позади…

- Ты правда думаешь, что здесь есть кто-то из гражданских? - возразил Лэнс.

И тем не менее, со своей стороны он мог повлиять на ситуацию только усилив или блокировав способность жены. Внушать ей что-то сделать он не мог. Оставалось надеяться, что они правильно рассчитывают силы и справятся без этого.

Но похоже, что нет. Как оказалось, в фургоне находилась не только новая партия бойцов, но и сам Кумар решил пожаловать. Видимо, недаром у Лэнсов было предположение, что их так просто не оставят в покое. Криминальный босс безбоязненно пошёл вдоль деревни, направляясь в сторону затаившихся противников. По-видимому он сам ещё не успел их обнаружить, но кто-то из его людей шепнул, где находятся Дина и её муж. Подойдя к ним ближе, Кумар что-то произнёс, но Курт не услышал его речь, поскольку в его ушах по-прежнему были беруши. Можно было, конечно, прочесть по губам, но всё внимание Лэнса был приковано в основном к жене и бойцам, что держали их на мушке. Зато Дину, судя по всему, порядочно разозлило сказанное криминальным авторитетом. Настолько, что она забыла о своём желании не использовать крик. Она вышла из укрытия и крикнула. Курт сразу же почувствовал неприятную вибрацию в груди и сильный гул в голове - не так, как бывает на дискотеке, а словно его череп зажали в тиски и хотят раздавить. Да уж, беруши при таких частотах всё равно, что мёртвому припарка. Он мог бы мигом всё прекратить, но в конце концов, он сам это предложил, кроме того, нужно было избавиться от людей Кумара и ещё лучше - от него самого. Сейчас была идеальная возможность.

Дина пошла прямо на врага, Курт же, наконец, смог приподняться и выглянуть из-за ограды. Он видел, как Кумар прячется за фургоном, а затем как фургон перевернулся и придавил его. Что ж, одной проблемой меньше.

А после всё затихло. Канарейка без сил опустилась наземь, а Лэнс, вытащив из ушей затычки, поспешил к ней. Он взял жену на руки и медленно отправился прочь из деревни - в ту сторону, откуда приехал Кумар. Напоследок он бросил взгляд на перевёрнутый фургон, из под которого выглядывала рука криминального авторитета. Проверять, погиб ли он под обломками, у Курта не было желания. Шансов выжить после такого нет, если только у тебя не бронированная кожа. Остальные солдаты тоже оказались либо под завалами, либо убежали. Теперь некому будет отдавать приказы и можно не беспокоиться о том, что кто-то нападёт. Даже если так - он не будет представлять большой опасности.

- Ты как, в порядке? Дальше идти сможешь? - спросил Лэнс, после чего осторожно опустил Дину на землю, по-прежнему придерживая её. - Если Кумар так быстро нас нашёл, значит, где-то поблизости есть вертолёт, я уверен. Пойдём по дороге и дойдём до площадки. Судя по карте, поблизости есть пустошь, пригодная для посадки.

Если вертолёт на ходу, они смогут сесть на него и отправиться в столицу. А оттуда уже в аэропорт и обратно в Штаты. В конце концов, должен же Лэнс как-то переправить своё имущество в безопасное место…

Как и предполагал Курт, спустя примерно минут двадцать они вышли на небольшую поляну, где стоял вертолёт. Разумеется, транспортное средство не могли оставить без присмотра и без пилота, поэтому рядом патрулировали двое бойцов, а внутри сидел пилот.

- Этих тоже убьём или попробуем убедить убраться подобру-поздорову, оставив нам вертолёт?

+1

19

Канарейку не так просто заставить потерять сознание. Такова ее физическая особенность. Нельзя вырубить Дину и не сломать при этом пару костей на руке, — давно проверенный на практике факт. В текущем положении продолжительный крик выжал из нее все силы, заставил внутренности сжаться и не дышать какое-то время. Так протяжно Канарейка не кричала… пожалуй, лет пять точно — не было нужды, обычно противник валялся оглушенным и после небольшого рыка. Но не в этот раз. Казалось, в деревне не оставалось уголка, куда бы не проник ультразвук, не было норы, где не был бы слышен мощный голос. Крик был везде, окутывал каждый камень и каждую песчинку, стал всепроникающим.

Очень скоро видение окружающего мира вернулось в норму. Белые пятна перед глазами исчезли, зрачки адекватно воспринимали картину происходящего. Всё, таум-аут окончен, пора возвращаться в строй и принять последствия своих действий. 

В порядке, — отвечала Дина, внезапно обнаружившая себя на руках Курта, — Я не кисейная барышня и смогу идти сама.

Вся такая сильная и независимая Канарейка просто не могла сказать по-другому. Чья-то помощь воспринималась ею как признак собственной слабости, как будто суть напарничества не в том, чтобы прикрывать друг другу спины. Она привыкла контролировать ситуацию, давать себе отчет за каждый шаг, свой или членов команды, вмешиваться в критических обстоятельствах, но чтобы признать, что иногда передышка или помощь нужна и ей — нет, увольте, это слишком! Она со всем справится сама, затащит заведомо бесперспективную схватку, и не надо не нее давить, пытаясь сделать одолжение. Она сможет всё сама! Такова сущность Канарейки, выведенная путем самодисциплины, самозапретов и искусанных по прошлому локтей.

И, тем не менее, Дина поблагодарила Лэнса — сухо и коротко, на войне никогда не было времени на особые сантименты. Она обернулась и обвела взглядом деяния рук своих. Кумара больше нет, его бойцы кто корчился от шума, разрывающего череп, кто пытался уковылять в лес, тем самым надеясь найти там спасение. Канарейка не испытывала угрызений совести, не считала, что перешла черту. К выродкам, подобным этим, у нее не было сожаления, они сами шагнули к пропасти в тот самый день, когда решили стать работорговцами.

Какие-то мгновения она просто осматривалась вокруг и слышала блаженную тишину. Вдруг скрип и приглушенный шепот, затем из-за угла показались изможденные и грязные детские лица, смотревшие на пришельцев огромными черными глазенками. Должно быть, все это время они прятались в подвалах под развалинами домов и только теперь осмелились выйти на поверхность. Дина улыбнулась детям — спокойно, добродушно и дружелюбно. Она мало что разбирала на местном наречии, но поняла, что их с Лэнсом благодарили. Больше здесь им делать нечего.

Пройдя в указанном направлении, Канарейка и впрямь увидела на опушке вертолет.

“Ну надо же, какая роскошь для такого богом забытого захолустья!” — подумалось ей. Знать, бизнес Кумара и в самом деле приносил даже слишком приличный доход.

Охранявшие вертушку люди не могли не слышать звука, доносившегося из мест, куда отправился их босс. Но ультразвук тут мог показаться не более, чем шумом от порыва ветра. Охранники были встревожены и наставляли ствол в сторону любого шороха — Кумар задерживался, и это заставляло его пособников нервничать. Дина сделала останавливающий жест рукой — подходить к противнику лицом к лицу не хотелось.

Я не убийца, — холодно напомнила она, — Красного шерпу раздавил вес фургона, а не я. Не я заставляла прятаться за ним, это собственное решение Кумара, которое имело последствия.

Решив, что подкрадутся со спины и одновременно устанят сопровождающих, Лэнсы выдвинулись на дело. С пилотом всё оказалось намного проще: после того как промазал, выстрелив из пистолета, он стал на редкость сговорчивым. Обещал рассказать все, что знает, отвезти, куда скажут, пусть только не убивают. Говорил он также на местном языке, и Дина понимала лишь обрывки фраз — неверное, это и к лучшему, не хотелось засорять голову лишним трёпом. К тому же, её интересовало другое. Вытащив пилота из салона и швырнув на землю, Канарейка подошла ближе к стонавшему хлюпику, дрожащему всем телом от страха. Присела на корточки и, схватив мужчину за шкирку, придвинула к себе.

<Мне нужны данные>, — сказала она на китайском языке, — <Документы Кумара, списки переправленных через границу, его бухгалтерия. Ты поможешь мне?>

Мужчина кивнул, а затем пальцем ткнул на вертолет, заверив, что все есть на борту. Босс привез бумаги с собой, чтобы свериться насчет новой партии. Но там имелись и сведения о прошлых рабах — численность, имена, возраст, в какую страну были проданы и кому.

Этого было более, чем достаточно. Дина улыбнулась и похлопала пилота по щеке.

<Хороший мальчик>.

А в следующую секунду её тяжелый кулак заехал в челюсть мужчине, и он тут же отключился. Третье лицо не нужно Лэнсам, навыки управления летательными средствами имели оба (или может кто-то подзабыл, что имел в прошлом). Оставалось только построить маршрут и связаться с диспетчером.

После всех приключений в дебрях лесов Непала, было удивительно непривычно оказаться так далеко /по местным меркам/ за столь короткое время. Столица хоть и выглядела той еще деревней, но по сравнению с глубинкой казалась великим достижением цивилизации, где в отелях наряду с тараканами размером с кулак имелась горячая вода, а по вечерам узкие улочки озарялись неоновыми вывесками.

Изначально требовалось отмыться от грязи и принять вид более похожий на облик французской туристки — Дина также путешествовала под вымышленным именем с липовой биографией. Ближайший вылет только с утра, предстоит пересадка в Европе, но Канарейку это не огорчало, лишь бы улизнуть из этой страны поскорее. А пока можно было хотя бы поесть и на короткое время представить себя беззаботной путешественницей, которая не обдирает колени, неудачно приземлившись с крыши. Она сидела на открытой террасе, спрятав глаза за солнечными очками, в широкополой белой шляпе. Длинное струящееся платье прятало от чужих взоров многочисленные ссадины и синяки на теле. В таком виде Дина и в самом деле напоминала выходца с Французской Ривьеры, решившего исследовать экзотику. Она положила в рот очередной кусок добавочной порции и посмотрела поверх очков на Лэнса.

Ты, наверное, не очень-то и рад, что твое инкогнито раскрыто, и теперь приходится покидать столь тихое и уединенное местечко, — откинувшись на спинку стула, Дина посмотрела на панораму города, окутанную дымкой.

Всё-таки, если не кататься по миру исключительно по заданиям, в любом уголке можно обнаружить свою прелесть. Жаль, что времени на это обычно не было.

+2

20

Курт вздохнул. Конечно, он тоже не считал себя убийцей, но ситуации случались разные. Иногда убить кого-то было меньшим из зол. "Не убийц" и так развелось слишком много среди хороших ребят и борцов за правосудие в последнее время. Тем временем, бандиты, террористы и инопланетные вторженцы не колеблются и делают своё чёрное дело. Порой секунды решают судьбу целых кварталов, целых народов - пока спаситель думает, как поступить с врагом милосердно, последний нажимает на заветную кнопку детонатора и потом герою лишь остаётся винить себя в промедлении всю оставшуюся жизнь…

- Дело твоё, просто знай, что я поддержу любое твоё решение, - кивнул Лэнс.

Ему правда было сейчас не до споров. С Кумаром покончено - пока лишь это имело значение. Можно вздохнуть спокойно. Он был уверен - у них с Диной ещё будет время обо всём поговорить.

Лэнсы явили себя противнику и в считанные минуты решили все вопросы мирно. Оставшиеся бандиты отдали вертолёт в распоряжение американцев, да ещё и охотно поделились данными, что находились на борту. Вот спасибо.

- Так, отлично, - Курт хлопнул в ладоши, когда они погрузились на борт вертолёта. - Тогда я могу повести, а ты разберёшься с документами, в конце концов, это твоя миссия. Не будем терять время даром.

Сказав это, Лэнс устроился на сиденье пилота и взялся выстраивать маршрут, сверяясь с картой. Он не лез к жене с расспросами, позволив ей разобраться с её делами. Однако он готов был помочь в случае надобности. Но скорее всего, основная помощь понадобится уже после прибытия в Штаты.

Без привычных для обоих приключений Лэнсы добрались до столицы и разместились в одном из отелей. Вылет предстоял только на следующий день, но оно и к лучшему, поскольку Курт чувствовал себя слишком уставшим и измождённым для очередного перелёта. Хотелось всё же оставить приятные впечатления о стране и улететь отсюда со светлым чувством на душе. Ну или по крайней мере не в состоянии напряжения и боевой готовности из-за возможного преследования. Впрочем, расслабляться всё же не стоит ни при каких условиях.

- Ну, вообще-то я не слишком-то хотел пускать здесь корни, - возразил Лэнс, сидя за столиком на террасе отеля, и задумчиво посмотрел в ту же сторону, что и Дина. - Подсознательно искал повод, чтобы не оставаться. И рад, что нашёл, - он поднял бокал, наполненный белым вином. - Думаю, мы можем отметить окончание миссии здесь. Пусть и не самое успешное, но и не провальное.

Он сделал несколько глотков, затем почувствовал, как зазвенело в ушах, и поставил бокал обратно на стол, слегка покривившись. Звон утих, затем снова внезапно усилился, а после постепенно начал исчезать, пока не пропал окончательно. Всё это произошло в течение нескольких секунд. Должно быть, последствия недавнего крика канарейки давали о себе знать.

- Мы постоянно говорим только о работе, - заметил Курт. - Наверное, иногда всё же стоит абстрагироваться.

Лэнс пододвинул свой стул ближе к столу, затем подался чуть вперёд, чтобы взять баночку со специями и добавить  в своё блюдо.

- Не знаю, нужно ли тебе знать об этом, но… - продолжил он, отставив специи, затем перевёл взгляд со своего ужина на Дину. - Я видел, что в будущем ты будешь замужем за другим человеком. Просто хочу, чтобы ты знала.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Когда воскресают из мертвых, не устраивают вечеринку


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC