Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Total Recall


Total Recall

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

https://i.imgur.com/WDxCaAg.gif

Неизвестным образом Бэтмен Флэшпоинта и Фрост оказались в мире, где грёзы оживают и становятся реальностью. Герои перестают быть героями. Они — альтернативные версии прежних себя: Кейтлин Сноу — жизнерадостный молодой ученый с докторской степенью, и Томас Уэйн — глава корпорации, который считает подрастающего сына главным достижением в жизни. Мир мечты прекрасен и всё больше затягивает в свои сети. Но что-то в нём не так...

+4

2

Совершенно обычный день в совершенно обычном городе. Совершенно обычный кофе по пути на совершенно обычную работу. Все бы ничего, да вот все эти определения никак не подходили под жизнь Кейтлин Сноу – биоинженера и эксперта в области медицины в С.Т.А.Р. Лабс, точнее, все, что от него осталось. Они хотели сделать мир лучше, переменить его и воздвигнуть совершенно на новый уровень.
   Наука всегда занимала в жизни девушки самое первое место. Как и положено, она старалась и быть во всем первой. Лучше всех закончила школу, поступила в университет, получила степень и ее сразу заметили. Юное дарование, которому натерпелось сделать жизнь лучше! Она была из тех людей, что допоздна засиживаются на работе, готовя проект к сдаче и самыми первыми приходят на работу, распахивая двери в мир науки. Кейтлин буквально жила тем, что ей так нравилось. Немногие могли похвастаться таким рвением.
   Кейтлин припарковала машину недалеко от входа в лабораторию и взяв с пассажирского места пакет с кофе, направилась внутрь. Сегодня был важный день. На их «базу» придут важные люди, которые рассмотрят лабораторию на предмет нововведений и улучшений для дальнейшей работы. Проще говоря, привлечение инвесторов. У профессора Штайна было несколько интересных идей на реализацию, а Кейтлин с удовольствием вызвалась ему помочь. Не всегда же за всех ему отдуваться. К тому же, это такой шанс познакомится с самим Томасом Уэйном! 
   Сноу забежала в помещение и по спине пробежала дрожью. Сегодня было довольно прохладно, а еще немного хотелось есть. Она так торопилась, что забыла даже позавтракать. Кейтлин поздоровалась с охранником на входе и воспользовавшись  своей ключ-картой, проскользнула в лабораторию. Добравшись до своего кабинета, она поставила пакет на стол и сняла пальто, сменив его на привычный белый халат. За прозрачными окнами, она увидела, как мимо проходит ее босс. Она быстро схватила стаканчик с кофе, папку с документами и побежала следом.
   - Профессор Штайн, - окликнула его Кейт.
   - О, мисс Сноу, вы как всегда первее всех на рабочем месте.
   - Как всегда, - повторила девушка и протянула ему стакан. – Принесла вам кофе перед важным днем.
   - Спасибо, дорогая. Руки у тебя, как ледышки, - заметил Мартин.
  - На улице немного прохладно сегодня, ерунда. Я немного переделала ваш план презентации, как вы просили, так что все должно быть по высшему разряду, - девушка просунула папку под мышку профессору и улыбнулась.
   - Кейтлин, что бы я без тебя делал. Твоим настроем можно питать всю нашу станцию.
   - Ну, не всю, - отмахнулась девушка, - разве что, левое крыло и зал криогеники. Ладно. У меня есть еще пара дел. Увидимся в два часа в холле. Не опаздывайте!
   Сноу свернула по коридору в другой зал и посмотрела на свои ладони. На секунду ей показалось, что кончики пальцев покрылись инеем. «Хмм, странно. Нервы?». Не обратив на это больше никакого внимания, девушка направилась к своим коллегам. Поинтересовавшись результатами работы, теперь она была точно уверена в успехе сегодняшней презентации.

   Ближе к двум часам, она уже ждала в холле гостей, как к ней подошел ее босс.
   - Нервничаешь? – спросил Штайн.
   - Вообще-то нет. Я уверена в наших силах. Мы же команда, что может пойти не так. Но, здесь как-то холодно. Кто-то выключил отопление?
   - Нет, се хорошо работает. Может, ты заболела?
   - Вот еще! Так подставлять вас я не собираюсь.
   Кейтлин разгладила халат, поправила свои вьющиеся каштановые волосы и широко улыбнулась, когда их гости перешагнули порог лаборатории. И хоть ее глаза так и светились уверенностью, что-то казалось ей не так. Нет, она была уверенна в своих силах, в своих планах, но от чего-то Сноу казалось, будто она не была в своей тарелке. Странное ощущение отстраненности и подозрительности.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t14259.gif[/icon]
[sign]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t31642.gif[/sign]

Отредактировано Caitlin Snow (2020-03-04 02:26:34)

+1

3

Луч солнца, выглядывающий в щель между занавесками, упал на лицо, заставив поморщиться и перевернуться на другой бок. Одновременно с этим резко включился мозг. Томас открыл заспанные глаза. Первым делом увидел плечо жены со съехавшей бретелькой атласной ночной сорочки — выглядело это чертовски соблазнительно. Он коснулся гладкой ткани, пальцем очертил дорожку до выреза и растянул губы в довольной улыбке. Затем поправил тонкую ленту, вернув её на положенное место и дотронулся губами до щеки пока ещё спящей Марты. Нужно вставать.

День обещал быть длинным. И плодотворным, если всё пройдет как надо. Новые знакомства с людьми, которые могут стать полезными в будущем, расширение горизонтов для “Wayne Chemical”, обсуждение далеко идущих планов и принятие решений, которые для многих сотрудников могут стать судьбоносными. Никогда не знаешь, какое слово отзовется в будущем и каким образом это произойдет.

Лицо Томаса было измазано пеной для бритья, когда из спальни послышались шорохи — Марта встала. Он повернул голову и увидел силуэт жены, проскользнувший мимо входа в ванную. Совсем скоро в дальних комнатах послышался сонный детский голосок. Брюсу пора собираться в школу.

Отрепетировав перед зеркалом части из своего обращения к потенциальным партнёрам и выучив дежурную улыбку, пока завязывал галстук, Уэйн спустился на первый этаж, где уже поджидал горячий кофе и завтрак. Брюс вяло ковырял ложкой по дну чашки с хлопьями, Марта разогревала тосты.

Веселее, парень, так ты до вечера проковыряешься, — обратился он к сыну и взъерошил волосы на его макушке.

Мальчишка подпёр подбородок кулаком и, надув губы, посмотрел на отца.

Ненавижу эту школу, — пробубнил он.

Тут вмешалась мать, одёрнула сына, но в общем и целом, разве Брюс был не прав? Был ли на этом свете ребенок, который любил ходить в школу? Даже если нравилось посещать уроки — не налаживались отношения со сверстниками, если случались успехи в спорте или кружках по интересам — неизменно страдали оценки за поведение.

Томас посмотрел на жену, мысленно попросив её отступить

Ты не можешь заниматься только тем, что тебе нравится. Такова жизнь, сынок, — подмигнул он, — Будь моя воля, я остался бы дома со своей семьей.

На этих словах он поднялся из-за стола и подошел к Марте, обхватив её талию и поцеловав в шею в качестве благодарности за завтрак.

Но… Нужно думать о завтрашнем дне и обеспечить всем нам достойное существование.

Брюс насупился, но, кажется, мысль отца понял. В то самое мгновение фигура сына “поехала”. Совсем как старая заезженная пленка, изображение на которой пошло рябью. Томас сдвинул брови и проморгался — визуальный обман спал. Странно. Но Уэйн не заострил на этом внимание и вскоре совсем забыл.

Стоило выскочить из дома и сесть за руль (водить автомобиль Томас предпочитал самостоятельно), как мысли переключились на рабочий лад. Голова была заполнена вопросами первостепенной важности, вопросами, с которыми можно повременить, и рутиной, требующей ежедневного копания. Но пока всё это отходило на второй план, потому что едва попав в штаб-квартиру, нужно будет пересесть в вертолет, и вместе с другими представителями совета правления отправиться в исследовательский центр, сфера работы которого была небезынтересна для корпорации.

Секретарь сунула в руки все необходимые бумаги, проверить актуальность и правильность которых придется уже в пути. Но странное чувство охватило Уэйна. Он видел свои ладони, свои руки с запонками на манжетах рубашки и чувствовал себя не собой. В смысле, словно он не совсем он или делает что-то не так. И выглядит не так. Поймав своё отражение в стекле, он убедился, что не надел кислотную рубашку с бабочкой зеленого цвета. Всё в порядке, всё так, как и должно быть. Но эту мысль пришлось практически вдалбливать себе в сознание.

Том, ты как? — услышал он голос Боба Целлербаха. Уэйн поднял взгляд и столкнулся с озадаченной физиономией старого знакомого.

В норме, — неуверенно ответил он, — Просто голова разболелась.

Боб вынул из внутреннего кармана пиджака стандарт аспирина и протянул Томасу.

Раньше у тебя там хранилась пачка презервативов, — ухмыльнулся Уэйн.

Боб пожал плечами и, отстраненно разглядывая пейзажи в иллюминатор, со вздохом ответил:

Стареем, приятель.
* * *

На месте назначения делегатов от “Уэйн Энтерпрайзис” уже встречали. Погода испортилась. На посадочной площадке выл шквальный ветер, подгоняемый крутящимися лопастями вертолета. Очень скоро гости и встречающие прошли внутрь здания и очутились в светлом просторном холле, откуда всех провели в лабораторию, где присутствовали и другие люди.

Согласно правилам любой лаборатории, каждый сотрудник обязан надевать халат. Делегация гостей центра, по большей части, состояла не из людей науки — это были бизнесмены, которые понимали один язык, язык денег — но общепринятые правила нарушать не собирались. И потому поверх костюма каждого из вновь прибывших оказался надет лабораторный халат.

Профессор Мартин Штайн, полагаю? — с рукопожатием и заученной улыбкой обратился Томас к человеку, стоящему в центре, — Томас Уэйн. Я ознакомился с Вашими исследованиями. Должен сказать, теория впечатляет.

По очереди профессор представил свою свиту. Томас кивал в ответ, обменивался рукопожатиями и говорил, что рад знакомству. Очередь дошла до молодой женщины приятной наружности, которую представили как доктора Кейтлин Сноу — знатока в области медицины и биоинженерии.

—  Уверен, это имя мы все ещё услышим, — в прежней манере произнес Томас.

Но что это? Картинка перед глазами снова задрожала и порезалась горизонтальными линиями. Он видел перед собой то Кейтлин, то незнакомую женщину с неестественно яркими хищными глазами цвета ледяного пламени. Будто два изображения наложили одно на другое и в просветах периодически виднелись серебряные волосы с мертвецки бледной кожей.

На какие-то мгновения улыбка пропала с лица Уэйна. Он потер переносицу и достал из кармана очки, которые тут же надел.

Извините, на чём мы остановились?

Видение прошло. Картинка перед глазами вновь приобрела объем и реалистичность.

Чем вы занимаетесь в данный момент? — спросил он доктор Сноу, дабы сгладить заминку, — Если это, конечно же, не секрет.

+1

4

Девушка была воодушевлена. Она знала, что все получится. Она знала все реплики и то, что надо говорить. Черт возьми, Кейтлин Сноу она или нет? В плане презентации ей было легко, стоило только начать говорить о том, что ей действительно нравится, так она сразу входит в раж. Глаза горят, восхищение в голосе, уверенность в собственных силах. Девушка кивнула сама себе, когда Томас Уэйн в компании своей свиты появился перед ними уже облачившись в халаты. Профессор Штайн познакомился со всеми и переставил свою помощницу. Ей было приятно, что ей сделали такой приятный комплимент. Хотя, честно, она и сама знала, что добъется многого. Немного самонадеянно, но Кейтлин была просто напросто уверена в том, что делает. Она с широкой улыбкой протянула руку Томасу для рукопожатия. И вдруг, буквально на секунду увидела вместо улыбающегося, гладковыбритого миллиардера в костюме, угрюмого мужчину с трехдневной щетиной и глазами, полными боли и грусти. Девушка одернула руку и несколько раз моргнула, прогоняя странные ощущения. «Приятно познакомиться», - вновь кивнула Сноу и указала рукой в сторону лаборатории.
  Пока они шли вдоль белых стен коридоров, девушку не покидали мысли о дежавю. Она будто уже видела то, как шла вдоль лаборатории, но тогда в ней было темно и все было покрыто льдом. Кейтлин потерла ладонями по предплечьям. Нет, здесь действительно было очень холодно. Но это не должно было отвлекать. Кейтлин подслушивала разговор профессора с Уэйном и примечала все детали, ну, чтобы не повторяться в случае если спросят ее мнения. Ей хотелось пару раз встрять в разговор, но она удерживалась. Сноу была, словно маленький ребенок, которому нетерпелось рассказать и продемонстировать все прелести новой игрушки.
   Когда они прошли в главную лабораторию, то мистеру Уэйну дали в руки небольшую папку с описанием большого прибора, стоявшего посреди помещения, перед тем, как кто-то начнет вдаваться в научные термины.Мартин Штайн сделал шаг назад и наклонился к Сноу:
   - Рональд о тебе снова спрашивал.
   Кейтлин вдруг покраснела и попыталась скрыть улыбку. Ронни Реймонд один из сотрудников лаборатории, он был инженером, так что они периодически сталкивались  и трудились над одним проектом. Он был веселым молодым человеком, которые не стеснялся проявлять знаки внимания, но Кейтлин была вся в работе. Но, стоило отдать должное, он был настойчив, а Штайн, кажется, и вовсе потакал ему во всем. Вот же негодник, беспокоится о благополучии своих гениальных умов.
   - Мартин, не сейчас, - она все же не сдержала улыбки и отмахнулась. Девушка взглянула на своего наставника и увидела, что его глаза стали белыми, а вокруг головы будто возникло еле заметное пламя. Доктор Штайн что-то ей сказал, но она будто не слышала. Зато ее из ступора вывел голос Уэйна. Она резко обернулась к нему, затем снова на Мартина. Все было, как прежде.
   - О, я? Да, конечно, - она кивнула и прошла чуть вперед, встав прямо перед Уэйном и компанией. - Итак, дамы и господа, представляю вам вашего нового лучшего друга — Самоподдерживающийся термодинамический Ультрапроводник. Или коротко СТУ. Эта прекрасная машина способна опровергнуть второй закон термодинамики и создать вечное движение. А еще, именно она питает сейчас все это здание. - Кейтлин улыбнулась, но затем ей показалось, будто она говорила не своим словами, будто кто-то поместил ей в голову эти мысли, как в том фильме с Деонардо ДиКаприо. Но нет, она была точно уверена, что написала их сама. Тем не менее, она продолжила. - Да, выглядит она не очень, но в дальнейшем сделаем поменьше, попроще и посимпатичнее, - Кейтлин подмигнула комиссии. - Будет не только круто, но и стильно.
   «Все это ложь, Кейти», - вдруг произнес чей-то голос в голове у Кейтлин, что она даже обернулась по сторонам.
   Ее снова охватило чувство нереальности и странного непонимания ситуации. Кейтлин посмотрела в глаза Томасу Уэйну. Почему он казался ей таким знакомым? Нет, конечно, его знали все, но Сноу как-будто его знала очень давно.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t14259.gif[/icon]
[sign]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t31642.gif[/sign]

+1

5

Вопрос поиска альтернативных источников энергии являлся для Томаса не безынтересным. В конце 19 века его предок, Алан Уэйн, построил первую электростанцию, которая питала весь город. С тех пор многое изменилось, электростанцию несколько раз перестраивали, создавали новые пункты вместе с расширением Готэма, но в общем и целом принцип работы не менялся более сотни лет. Должны быть альтернативные пути, снижающие риск терактов на объектах подобной важности, более простые и безопасные. И более надежные в оказании бесперебойной подачи электроэнергии на предприятия и в дома граждан.

Вот почему он был здесь. Посредством научно-исследовательского фонда “Wayne Foundation” Томас мог проспонсировать исследования СТАР-Лабс, сохранив при этом независимость последних, но по факту интерес Уэйна носил практический интерес, точно также как интерес и его бизнес-партнёров. Томас пролистывал бумаги, которые ему любезно передали на ознакомление. Как и в любой презентации, на бумаге и на словах ученых открытие должно приоткрыть путь к лучшему будущему, но едва ли всё настолько прекрасно на самом деле. И немаловажные факты просто не озвучивались, дабы не разрушать радужную картинку открывшихся перспектив.

Если дать исследованию доктора Сноу “зеленый свет” и освоить изобретение на практике, выигрывали все предприятия, чьи названия содержали фамилию Уэйна. Нельзя допустить, чтобы такая технология попала в руки другой корпорации — это понимал и сам Томас, и представители Совета правления, которые бросали на него недвусмысленные взгляды, мол, почему ты медлишь? В чем дело? Но у Уэйна были свои размышления на этот счет и ряд вопросов, которые он посчитал нужным задать.

Прежде всего (и Томас для себя это отметил сразу же, как в его распоряжение попала папка), из фонда будут выделены средства на дальнейшую работу. Помимо этого, предприятия Уэйна готовы вложиться и в смежные исследования, касающиеся вопроса, но обо всем по порядку.

Должен сказать и, думаю, коллеги поддержат меня, — он оглянулся и прошелся быстрым взглядом по собравшимся со своей стороны. Многие головы благосклонно кивнули. Томас сдержанно улыбнулся, — что разработки вашей лаборатории представляют большой интерес для “Уэйн Энтерпрайзес” в целом и для “Wayne Chemical” в частности. Нашими предприятиями проводится активная работа по поиску способов улучшения уровня жизни населения. Кроме того, одним из первостепенных вопросов для нас остается экологичность разрабатываемых проектов.

Томас сделал паузу, намеренно привлекая внимание к следующей фразе.

Мы готовы начать сотрудничество и перейти к юридическим формальностям, но прежде я вынужден спросить: каковы риски работы вашего изобретения, доктор Сноу? — не моргая и не выпуская её из виду, Уэйн смотрел на девушку, прищурив взгляд, — Проводили ли вы испытания в нестандартных условиях. Уточню, под “нестандартными” я понимаю экстремальные. Я хочу знать об альтернативных возможностях применения вашей установки. Скажем, чем обернётся её использование в военных целях. Это ведь возможно, правильно я понимаю, мисс Сноу?

Слова произносил он внятно и спокойно. Да, своими вопросами Томас пытался вывести ученого из состояния равновесия, заставить говорить то, что он хотел услышать, а не обрисовывать мир радужных пони и ах, как всем будем хорошо в будущем. Он собирался вложить в этот проект деньги, и деньги немалые, он должен знать, на что идет, и чем в случае неудачи всё это грозит для империи Уэйнов.

Помимо этого, меня интересует вопрос безопасности, — он оглядел массивную установку. Томас заметил, что ни на самом оборудовании, ни в лаборатории, ни на подходе к ней не было предупредительных знаков. Может быть их сняли, чтобы не спугнуть гостей? — Что всех нас ожидает в случае отказа одной или нескольких частей прибора? Или, скажем, намеренной порчи этих частей?

Внезапно свет погас, а потом судорожно замигал. Коллеги Уэйна исчезли, будто вмиг растворились в воздухе. В помещении лаборатории находились лишь двое: он и та странная женщина с белыми волосами и волчьим взглядом, которая привиделась ему прежде. Она находилась как раз на том месте, где секунду назад стояла доктор Сноу. Эта женщина точно знала ответы на все вопросы.

“Кто ты?” — пытался спросить он, но губы не шевелились, и вопрос так и остался крутиться на языке.

Миг — и снова всё исчезло. С ошарашенным видом посмотрел он по сторонам. Как невовремя разыгралась мигрень! Томас должен быть собранным и равнодушным, а тут перед глазами плывет. Правильно сказал Боб, “стареем”.

+1

6

- О, рады это слышать, - с улыбкой произнесла девушка, чуть ли не подпрыгнув на месте, благо, Мартин вовремя сделал предупредительный шаг вперед, легонько похлопав свою напарницу по плечу, благодаря за отличное начало презентации. Да и сама Кейтлин была раба тому, что не перепутала слова, не поскользнулась или сказала что-то не то. Пока, все шло, как надо. Если бы не этот чертов холод.
   Пока Томас Уэйн шушукался со своей свитой, она наклонилась к одному из лаборантов и попросила проверить термостат. Он быстро пробежался пальцами по планшету с графиками внутренней окружающей среды и показал его Кейтлин. Все было в пределах нормы, и ее СТУ работал исправно, раздавая тепло по лаборатории, как вай-фай. Значит, дело было точно в ней. Ее охватил легкий озноб. Профессор Штайн это заметил и тихо спросил, в порядке ли она, Сноу, в своей шутливой манере отмахнулась, аргументировав тем, что просто немного волнуется. Все же, такой человек здесь, нужно было не ударить в грязь лицом.
   - Риски? Ну-у-у, - протянула Кейтлин, переведя взгляд на Томаса. Она знала ответы на все вопросы, ведь это было ее изобретение, но все же, потребовалось несколько секунд, чтобы собрать слова в нормальное предложение. – Мы провели все необходимые тесты, ставили СТУ в экстремальные ситуации и прибор прошел их все, показав наивысшие результаты, так что, я вполне с уверенностью могу сказать, что СТУ полностью безопасен и готов к использованию. – Кейтлин уверенно кивнула головой и спрятала руки в карманы халата, сильно их сжав, чтобы хоть как-то согреть. – И, разумеется, в дальнейшем будет совершенствоваться. А что касается военных целей. Ну, в первую очередь, это аппарат жизнеобеспечения. Если нам удастся… когда нам удастся сделать его более компактным, то может служить батареей для лагерей, давая источник энергии. Мы здесь ученые, а не военные, мистер Уэйн.
   Кейтлин пожала плечами, говоря более вкрадчиво и понятно. Она явно давала понять всем, что ей не приятна сама идея о том, что ее детище могло кому-то навредить, а использование в военных целях – прямая тому обязанность.
   Следующий вопрос все же заставил ее подумать получше. Хоть они с коллегами и ставили различные эксперименты, Сноу не покидало чувство тревоги. И, наверное, так происходит со всеми. Вот, например, вы купили электрический чайник, новенький, только-только привезли домой и просто чуть ли не пылинки сдуваете, постоянно опасаясь, а достаточная ли у него мощность, не выбьет ли пробки, когда включишь в розетку? Так же и здесь. Все новое подвергается тщательному наблюдению.
   - Что же, думаю, если судить логически, то , в случае изменения каких-либо параметром, ультрапроводник может вжаться сам в себя и произвести мощный взрыв. – Мартин посмотрел на Сноу обеспокоенно, но девушка пожала плечами, чего толку скрывать. – Но, это можно лишь сделать изнутри. Вряд ли кто-то в своем уме будет переподключать систему, находясь внутри, да еще и с включенной системой охлаждения. Это безумство.
   «Безумство, Кейти? Подумай хорошенько еще раз», - снова этот голос в голове, но теперь он звучал ближе, отчетливее и еще более пугающе. Перед газами все поплыло, окрашиваясь с голубые и белые цвета. Сноу увидела перед собой раскуроченный СТУ, обломки которого валялись по всему полу и лица незнакомых ей людей. Они были напуганы. А ее кожа… Сноу даже у мертвецов не видела такого цвета при трупном окоченении. Картинка вновь исчезла.
   - Кейтлин, ты неважно выглядишь, может, тебе все же присесть? Дальше мы сами закончим.
   - Нет, я в порядке, - огрызнулась Сноу, даже непривычно для себя. – Извини, это было грубо. Не знаю, что на меня нашло.
   «Ради всего святого, оглянись ты вокруг! Это не твоя жизнь, это все ложь, ну же, глупая ты девка! Я не хочу подохнуть из-за твоих фантазий, вытащи нас!»
   Чьи-то ледяные руки будто схватили ее за запястья и Сноу сделала пару шагов назад, будто ее обожгли. Все прояснилось.
   - Какого дьявола?!
   Кейтлин Сноу огляделась по сторонам. Это была ее история и не ее изобретение, не ее звездный час. Даже не ее жизнь. Она посмотрела на свои руки и волосы. Сноу выглядела как… человек. Она была той, кем была раньше, но все еще чувствовала внутри Киллер Фрост. Она хотела есть.
- Томас? – Кейтлин зацепилась взглядом за Уэйна, который стоял рядом с другими людьми и смотрел на нее, как на душевнобольную. Он выглядел таким молодым, его глаза были светлыми, а на лице не выражалось вселенской тоски. Он был… счастлив?
   - Кейтлин, что происходит? – Мартин Штайн попытался ее успокоить, но она одернула руку.
   - Не трогайте меня! Вас здесь нет.
   «Ну, наконец-то, до нее дошло! Спасибо, Госпади!»
   - Киллер Фрост?
   «А кто же еще, милочка? А теперь, давай, разбуди своего прекрасного темного принца, нам нужно убираться».
   - Томас, посмотри на меня, это все не правда. Это не наша жизнь, - он все еще смотрел на нее замешательстве. – Ай, ну же, Уэйн! Да, к черту. – Девушка рванула к нему и обхватила его голову голодными ладонями, сильно нажав большими пальцами на виски.
«Тук-тук, а Бэтмен выйдет погулять? Нам нужно выбраться из этого вымышленного кошмара». - голос Киллер Фрост, резкий, холодный, не похожий на голос Кейтлин сложно шип вонзился прямо в мозг Томаса, призывая его очнуться. Вокруг них  все еще была лаборатория и шокированные работники.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t14259.gif[/icon]
[sign]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t31642.gif[/sign]

Отредактировано Caitlin Snow (2020-03-08 02:35:04)

+1

7

Лицо Томаса оставалось резким, хоть он и сдержанно улыбнулся, анализируя ответ доктора Сноу. Ну да, совсем не часто услышишь от изобретателя чистосердечное, что его труд может быть применён не только во благо. На словах ученых выходило, что всех их (и Готэм в том числе) впереди ждали только свет и радость, но Уэйн привык видеть альтернативное развитие событий, которое казалась ему более реалистичным, нежели радужные прогнозы. И в данном случае он видел перед собой источник энергии, который может существенно снизить суммы в счетах за электричество или же приобрести характеристики схожие с бомбой. Дай бог, если не ядерной. В этом не была заслуга ученых, черный рынок и запросы террористов всех мастей найдут свою выгоду, подчас, в самых безобидных открытиях. Это норма. Такова сущность мира, в котором всем суждено обитать.

Последующие слова Кейтлин лишь подтвердили его догадку. Томас постучал пальцем по столу, услышав отражение собственных опасений в речи ученого, затем повернулся и окинул взглядом своих коллег — теперь стало ясно, куда он клонил и на что были направлены его вопросы? Члены совета правления качали головами и показывали жестами, мол, я пас, рули как знаешь.

Выражение его лица смягчилось, хоть и взгляд продолжал быть колким.

Мисс Сноу, — ровным голосом произнес он, — Я ни в коем случае не намеревался Вас как-то задеть или оскорбить Ваши чувства созидателя. Мой интерес носит чисто практический характер.

Он улыбнулся, но от улыбки этой другие представители корпорации заёрзали в креслах и вдруг резко начали поправлять полы пиджаков. Коллеги поняли, что Уэйн нашел в кого вцепиться когтями и будет впиваться все сильнее до тех пор, пока не получит желаемое. В данном случае, ему требовалась исчерпывающая информация, которой, по всей видимости, из всех собравшихся владела лишь доктор Кейтлин. Остальные работники лаборатории перестали представлять для Томаса какой-либо интерес.

Впрочем, не на такую реакцию от мисс Сноу рассчитывал Уэйн. На фоне этого его разыгравшаяся мигрень казалась пустяком — доктор явно испытывала на себе приступ панической атаки, Томас отчетливо видел все признаки, хоть и не был специалистом конкретно в этой области. Показалось странным, почему Кейтлин из всех присутствующих обратилась именно к нему, он ведь всего лишь проходное в её жизни лицо, которое впервые повстречалось ей на пути и облик которого в очень скором будущем она забудет. Его покоробило от фамильярного обращения — этого он точно не ожидал. Остальные присутствующие, потеряв дар речи, наблюдали за открывающимся взору действием. Уэйн нахмурился, но девушку не оттолкнул. Он непременно поинтересуется у Штайна состоянием психического здоровья его сотрудницы, но пока доктору Сноу нужна была помощь, и он вынужден ей потакать, чтобы она не нанесла вред себе либо кому-то из находящихся в лаборатории.

Да… Кейтлин? — неуверенно произнёс он, озираясь по сторонам.

Что она хотела от него? Связано ли это так-то с видениями, периодически проскакивающими с самого утра? Не “наша” жизнь? Погодите, Томас эту девушку впервые видит! На фоне он уже услышал сдержанный хохот Целлербаха, в уме уже прикинувшего что к чему и явно решившему, что старина Уэйн неудачно попал на свою бывшую любовницу. Хорошо, хоть от острот воздержался.

Дальнейшее Кейтлин не произносила вслух, но Томас отчетливо слышал её голос в своей голове. Каждое слово, которое будто отколупывало в мозгу слой старой краски, скрывавшей под собой совершенно другое изображение. Он слышал и голос Боба, выкрикивающий “да эта баба тебя хочет!”, но совершенно точно знал, что это не так.

Всё обман, как она и говорила. Постепенно в голове дали трещину, а затем и разлетелись на мелкие осколки воспоминания о прошлой жизни, об утре с семьей, которое, казалось, прожил только что.

Нет. Нет!

Верить не хотелось. Чертовски сложно было принять, что все вокруг обман. Он ведь совсем недавно держал в руках ладонь жены, теплую и живую. Разве могут быть грезы настолько реалистичны? И, тем не менее, Томас знает, что это так. Неизвестно откуда, но знает, что Кейтлин Сноу говорит правду. Да и сама она Кейтлин Сноу лишь только отчасти.

Радостный мир перестал восприниматься реально. Его и краски и блеск теперь казались чрезмерными.

Я узнаю тебя, Фрост, — тихо произносит Томас в качестве признания своего полного поражения перед вымышленным миром. Теперь он видит её настоящую.

Ну эй, любовнички, завязывайте уже! — Уэйн чувствует тяжелую ладонь у себя на плече. Потная рожа старого знакомого кажется омерзительной, как у только отобедовавшего хряка.

Мы здесь не для этого, — продолжает тот же голос и силой пытается утянуть на себя, вернуть обратно в обман, снова заставив жить в нём, существовать по его правилам.

Ты не реальный, — отзывается Уэйн.

Что? Старик, да ты совсем расклеился! Предлагаю вернуться к делам после, а пока отвезем тебя к жене.

Марта тоже нереальна. Как и Брюс.

Томас знал, что разговор этот мог продолжаться еще долго. Очень долго. Возможно, в какой-то момент он бы согласился с доводами и снова уплыл по реке забвения. Но теперь он понимал, что прозрел. И едва ли это продлится надолго.

По-прежнему возле уха жужжал всё тот же надоедливый голос, обладателя которого хотелось прихлопнуть.

Тебя здесь нет, Боб. Никого из вас нет.

И желая продемонстрировать свою правоту, он резко рванул к охраннику, стоявшему у входа в лабораторию, выхватил пистолет и выстрелил сначала в Боба, а потом поднес дуло к виску.

И меня здесь тоже нет.

Томас закрыл глаза. Прогремел выстрел, который совершенно точно вышив на стену мозги. Но глаза вновь открылись, и он находился на прежнем месте. Живой, хоть и испачканный кровью.

Нельзя умереть во сне, — сказал он, после чего обратился к Кейтлин, — Идем. Надо найти выход из этой стимуляции.

+1

8

Честно говоря, Сноу была удивлена тому, что Киллер Фрост решила ей помочь. Нет, она осознавала, что обе их жизни зависят от того, выберется ли она… где бы ни была. Они с Мороз были напрямую заинтересованы в том, чтобы выжить. Да вот только ситуация складывалась достаточно прохладной. Кейтлин не обращала ни на кого внимания, потому что, понимала — все, что происходило, не было настоящим и эти люди, хоть и выглядели живыми, со своими присвистываниями и дурацкими фразами, они были — плод воображения. Но, чьего? Это нужно было разузнать и как
можно быстрее.
   Что-то новенькое. Было непривычно, что теперь Киллер Фрост заговорила не только в ее голове, но и в голове Томаса, будто бы телепатически пыталась с ним связаться. И это сработало. Сноу отпустила его голову, когда тот начал приходить в себя, отступила на пару шагов назад. Кейтлин бросила лишь короткое «отлично, ты со мной». Она хищно осмотрела собравшихся вокруг. Люди не понимали, что происходило. Профессор Штайн, он же, вторая половина Огненного Шторма (кем и должен быть в реальном мире) с непониманием и даже страхом смотрел на нее и перегладывался с другими людьми. Он что-то ей говорил, но Фрост уже не слушала, она лишь наблюдала за трансформациями, которые происходили сейчас с Томасом Уэйном.
   Ей было его даже жаль. Только что, он жив в самом лучшем для него мире, а она разом прикрыла лавочку, вернув с небес на землю. Да еще и так смачно, лицом прямо в готэмскую грязь. Кейтлин слышала, как в его голосе звучали нотки разочарования. «Марта тоже нереальна. Как и Брюс". В этих словах было слишком много надежды. Хотя, вся эта сцена была кучей беспросветного дерьма. В один миг из счастливого мужчины, Томас вновь стал тем, кем Кейтлин его знала - мрачным Темным рыцарем.
   - Стой! – выкрикнула она, но Уэйн оказался слишком быстрым. Послышался выстрел, а его друг упал на пол истекая кровью, люди в помещении закричали и начали разбегаться в разные стороны. Мартин Штайн скрылся где-то за СТУ, и кажется, вызвал охрану. Еще один выстрел, а затем повисла тишина. Кейтлин, если честно, была напугана, никто не знал, что случится, выстрели он в себя, но… пронесло.
    "- А он прямо сорвиголова. Я смотрю, тебе нравятся парни у которых беды с башкой?" – все не унималась Киллер Фрост. Теперь, когда она вновь обратила на себя внимание, точно не заткнётся, всеми силами показывая, что она здесь хозяйка. Черта с два.
   Кейтлин быстро стартовала с места и, схватив Томаса за запястье, повела его прочь из лаборатории, пока по их души не явились. Она уже и забыла, каково было неудобно ходить на каблуках и юбке-карандаше. Было непривычно видеть свои руки не такими бледными, а волосы вновь приятного шоколадного оттенка. Кейт не знала, что было насчет глаз, но они, скорее всего, тоже были как раньше. Приятное и отталкивающее чувство, будто она не в своем теле.
   - Стрелять себе в голову было не лучшей твоей идеей, - шикнула на Томаса Кейтлин. Получилось не столь угрожающе, как хотелось из-за обычного голоса. – Кто знает, что вообще происходит? Может, это вообще могла быть симуляцией? Но, ладно, благодаря тебе, точно знаем, что нет.
   Они шли дальше по белому коридору и навстречу им вырулил высокий парень лет двадцати пяти. Он широко улыбнулся Сноу. Она ни сразу признала в нем своего давнего знакомого, но стоило ему заговорить, все снова встало на места.
   - Кейтлин, здравствуй! Проводишь экскурсию для мистера Уэйна, - он взглянул на Томаса и кивнул. – Мистер Уэйн, - а затем снова перевел глаза на Сноу. – Я был уверен, что вы со Штайном зажигаете.
   - Ты не настоящий, Реймонд . Ты даже не тот, кем должен быть, - твердо сказала Кейтлин. Она никогда не видела его в своем обычном теле, только как Файершторма и к своему стыду отметила, что он был довольно харизматичен. Киллер Фрост рассмеялась этим мыслям. Видимо, этот мир дал не только возможность на старое обличие, но и вернул ей способности испытывать эмоции. Та еще дрянь. Кейтлин рассекла рукой воздух снизу вверх, попытавшись приморозить парня к стене, но ничего не вышло. Ее силы исчезли. И вот это напугало ее еще сильнее.
   "- Ох, Кейти, ты еще не поняла, что произошло?"
   - Замолчи, я думаю! – вслух сказала Сноу. – Мне жаль, Ронни, но тебя придется вырубить. – Поняв, что ее сил тут точно не хватит, она кивнула Томасу. А ему вот понадобился один единственный сильный удар, чтобы избавиться от помехи. Кейтлин достала из кармана Реймонда ключ-карту, которая, еще может им пригодится и они пошли дальше.
   Им навстречу из-за поворота кто-то двигался, и им пришлось скрыться в одном из кабинетов.
   - Это какой-то бред, - начала девушка. – Я ничего не помню. Как мы вообще тут оказались? Что это за гребанное место? – Кейтлин приложила ладони ко лбу и снова почувствовала, насколько онемели ее кончики пальцев. – Это все какой-то кошмар. Ты тоже видел что-то неправильное?

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t14259.gif[/icon]
[sign]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t31642.gif[/sign]

Отредактировано Caitlin Snow (2020-03-23 13:01:23)

+1

9

Знакомое ощущение пропасти, вмиг образовавшейся внутри.... И пропасть эта говорила с ним, звала в свои объятия, приглашала упасть на самое дно, где темно, одиноко, и где ни один человек в мире не способен будет потревожить. Это самое ощущение преследовало почти тридцать лет, каждый день заставляя подниматься из пепла, вопреки всему заявлять всему творению рук Господних, что этот мир не раздавил Томаса, не сломал и не перемолол в своих жерновах. Годы шли, жизнь подкидывала все новые передряги и испытания, а Уэйн по-прежнему топтал эту Землю. Если так происходило, значит это для чего-то было нужно?

Пусть так, и в руках снова рассыпалось на мелкие крупицы былое, пусть за несколько коротких секунд пришлось пройти путь от отрицания до принятия очевидного, пусть самые ужасные кошмары вновь претворились в действительность — Томас всё ещё здесь, в своём уме и трезвой памяти, хотя с этим многие бы поспорили.

Он сделал то, что должен был — ведь так проще всего… проще разом отодрать с раны присохшую повязку, чем откладывать, готовясь к неизбежному. Повязка Уэйна снята, сердце всё также обливается кровью, которой хочется сплюнуть на грязный асфальт. Оно бьется, оно чувствует… а значит Томас по-прежнему живет.

Ему не понятна суета Кейтлин. Зачем? К чему всё это? Они оба знают, что эта реальность не настоящая, что всё вокруг обман — зачем она так упорно пытается играть по правилам этого мира? Он вяло посмотрел на свою спутницу, оказавшейся единственным островком адекватности в этом хаосе безумия.

Угомонись, Фрост. Всё же в порядке, — и отметил, что хоть и говорила она в своей привычной манере, голос этот был не её. Усмехнулся. Впервые  он видел Сноу, которая, как казалось, не была лишена эмпатии. Это нужно запомнить и потыкать в неё палочкой, проверяя, действительно ли она что-то ощущает или только реагирует так?

Будь мы внутри симуляции, не думаю, что ты бы выглядела вот так, —  на этих словах Уэйн окинул её говорящим взглядом. Впрочем, спешившая в одной ей известном направлении Сноу, могла и не заметить его посыла.

За дальнейшим наблюдать было даже интересно. Томасу как-то сразу не особо понравился назойливый приятель Фрост, поэтому его не стоило просить дважды, когда понадобилось заткнуть болтуна. Он покачал головой, оглядываясь на обмягшее тело молодого человека и потер костяшки на пальцах — странное ощущение, которого давно не было.

Теперь по закону жанра мы должны будем встретиться со всеми твоими дружками, которые будут втирать тебе, что всё идет так, как должно, а ты сбрендила. И я вместе с тобой, — мимолетно заметил Уэйн, утягиваемый девушкой, — Кстати, Кейти, а много дружков у тебя было?

Он фыркнул. Могло показаться, что интересует личная жизнь Сноу, что было неверным в корне. Томасу, скорее, хотелось знать, скольких ещё предстоит повстречать на пути и от скольких потребуется избавиться. Или всё же нет, и он действительно лез в её личную жизнь?.. Чёрт знает, что такое!

Каким образом получилось так, что оба они оказались внутри чужого мира, Уэйн также не знал. Он не припомнил ничего, что предшествовало его пробуждению с утра в полной уверенности, что эта жизнь его. Он искоса посмотрел на Фрост — она говорила правильные вещи, впрочем, как и всегда. И тут его охватили сомнения. Умненькая Кейти могла быть плодом его воображения или программой, точно такой же как другие окружающие люди. Что, если все её действия — обман и направлены на… а на что они, собственно, могли быть направлены?.. Тот еще вопрос, который предстоит решить.

Неправильнее, чем видеть тебя в таком виде? — ответил он вопросом на вопрос, — Или себя рядом с тобой? Или что твой дружок совершенно никак не отреагировал, увидев меня в крови? Всё в порядке, мы просто прогуливаемся!

Да уж, хронология в этом видении конкретно поехала. Доктор Сноу и семьянин Томас Уэйн в принципе не могли существовать в одном временном промежутке.

А ещё я совсем не уверен, что ты настоящая, — он сказал это прямо, не увиливая и не выискивая способов завуалировать свои догадки. Он мог бы направить ей в лоб дуло пистолета и спустить курок.

Может ты тоже плод моего воображения?

Но были и более гуманные способы, но ничуть не менее хамские. Он обхватил девушку за талию, с силой прижал её в стене и навис над ней, словно туча. Затем наклонился и кончиками пальцев коснулся её шеи, провел по ключицам. И поцеловал её в губы, крепко и напористо. После чего также резко отступил, вопросительно посмотрев на Кейтлин. В мыслях крутилось совсем не то, на что он рассчитывал: так действительно нужно было или он этого хотел?

+1

10

- Нет, не в порядке! Мы блин, понятия не имеем, что происходит, - Кейтлин перешла на агрессивный шепот, будто боясь, что кто-то вот-вот их обнаружит. Она жестикулировала руками, поправляла волосы, касалась холодными пальцами лица и шеи. Было заметно, что ей было не по себе и попросту некомфортно в этом, уже чужом для нее теле. Но больше ее нервировало внутреннее состояние.
   «Твой очаровательный друг дело говорит, просто успокойся», - меланхолично напомнила о своем существовании Мороз.
   - Да закрой ты рот! - Кейтлин приложила ладони к ушам, пытаясь избавиться от назойливого сожителя.
   А она не могла перестать нервничать. Какое же убогое чувство. Хоть было понятно, что они сейчас были заперты в своем сознании, Кейтлин не знала, как поведет себя мозг в той или иной ситуации, будет ли сознание строить баррикады и преграждать путь к свободе. Вот именно поэтому она была осторожна и пока что, играла по их правилам. Именно этим она тоже поделилась с Уэйном. Возможно, правильно, что они начинали ломать картинку изнутри, но что если это сделает только хуже? Для начала, нужно разобраться и вспомнить, что произошло и как они здесь оказались.
   - А ты небось ревнуешь? - дернула головой Сноу, прекрасно понимая, что Томасу вот вообще не интересен этот аспект ее жизни. Скорее, он так же как и девушка пытался хоть как-то собрать мысли в кучку, даже если для этого придется болтать о чем-то отвлеченном. - Вторая половина Огненного Шторма, - просто решила пояснить девушка, на случай, если Уэйн этого не знал (ага, смешно). - Похоже, мое подсознание решило сыграть очень не смешную шутку
   Кейтлин попыталась собраться с мыслями. Она глубоко выдохнула и напомнила себе, кто она такая. Да вот только проклятые человеческие чувства снова туманили ей мозг. Сноу уже успела от них отвыкнуть. И ей богу, если придется испытывать подобное замешательство вновь, напомните, кто безжалостно выкачал силу Супермена. Почему-то ей это давало какое-то чувство превосходства.
   Что Сноу, что Томас задавали правильные вопросы, на которые еще предстоит найти правильный ответ. Девушка сняла туфли и бросила их в дальний угол комнаты. Она отчаянно пыталась вспомнить, как они с Бэтеном оказались в этой ловушке разума, но ее воспоминания буд-то чем-то блокировались и чем больше она старалась вспомнить, тем сильнее начинала разбаливаться голова. Она с подозрением посмотрела на Уэйна.
   - Не знай я тебя, подумала, что ты мне не доверяешь,- сказала Сноу, пытаясь выудить из мужчины чуть больше его мыслей. - Небось уже представил, как вышибил мне мозги? Ну, попробуй, кто знает, чем это все закончится. Еще одна жертва злого Бэтмена, тебе не привыкать. - Кейтлин была раздражена и почему-то ей просто хотелось выбесить Томаса. Что за тупые эмоциональные заскоки?
   Сноу отступила на шаг назад, когда Уэйн приблизился, а затем и вовсе оказалась прикованной в его объятиях.
   «О, ты глянь, оказывается, в его воображении все гораздо интереснее».
   Она почувствовала его прикосновения и по телу пробежали мурашки. Поцелуй был уже ей знаком, но сейчас, при внезапном появлении эмоций, все стало виднеться немного в другом ключе. Сноу даже ничего не смогла толком предпринять, лишь несколько раз похлопала ресницами, смотря на мужчину.
   - Какого… - Кейтлин хотела было начать возникать, но затем чуть взглянув в сторону, призадумалась. - Минуточку… - девушка вновь притянула Уэйна к себе за воротник рубашки и поцеловала. Ей потребовалась пара секунд, чтобы удостовериться в своей догадке. Она оттолкнула от себя мужчину.
   «Да ладно, Кейти, что, больше ничего интересного?»
   - Твою мать! - выругалась она. - Я не могу забрать твое тепло. Не могу силами своими воспользоваться. Томас, если мы сейчас где-то лежим в отключке, то эта срань может кончится плачевно для нас обоих. Где-то там, все быстрее активируется ледяная бомба. Похоже, мои силы на исходе.
    «О, до нее только что дошло. Ты как-то не слишком сообразительна для ученой, знаешь?»
   - Да ты можешь хоть минуту помолчать? Какого черта ты явилась только сейчас? - спросила сама себя Кейтлин. Ну, ответ, в общем-то был очевиден, раз госпожа Мороз появлялась в случае крайнего трандеца.
  А Уэйн, тем временем, воочию мог увидеть всю прелесть шизофрении Кейтлин Сноу.
- Ладно, тут мы точно ничего сделать не можем, придется прогуляться по нашему созданию. Может, удастся найти выход, - Кейтлин открыла дверь кабинета и сцена с белого лабораторного коридора сменилась совсем другим окружением.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t14259.gif[/icon]
[sign]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t31642.gif[/sign]

+1

11

А ещё в этой ситуации ненормально то, что Томас практически никак не реагировал на разговоры Кейтлин самой с собой. О причинах он догадывался, но не задавал вопросы, как там она, в порядке или подсобить чем. Подумаешь, его спутница сходит с ума. Всего-то! Здесь каждый сумасшедший и никому нет до этого дела. Раздвоение личности, в теории, не такой страшный недуг. Зато не скучно и всегда есть с кем поговорить, да и на всё можно взглянуть с разных точек зрения. Это почти как иметь две головы — сплошные плюсы, если подумать.

Уэйн видел не совсем ту Сноу, которую знал и к которой успел привыкнуть. У этой дамочки психология работала по другим законам, общеженским, если хотите. Да, чёрт побери, в том числе и из-за этого Томас думал, что она может быть глюком и на самом деле никакой Кейтлин здесь нет. Но в то же время были моменты, которые указывали на обратное. Например, реакции. Часть из которых словно испытывала его, другая часть была необъяснима с точки зрения логики, что заставляло задуматься. Будь Сноу программой… разве выбрала бы программа из всего множества возможных решений такие необдуманные и глупые ходы? Или так, или Томасу просто хотелось верить, что Фрост настоящая.

Ему и в самом деле не нравилось ощущение, вызванное одним только фактом существования этого Ронни. Причем, чувство это было какое-то чужое, будто вставленное в голову кем-то, а не родившееся самостоятельно в мозгу.

Да хоть шестая рука богини Шивы, — буркнул он. 

Ревность? С чего бы? Но да, по ощущениям очень похоже. Хотя откуда Томасу знать. Ревность и слёзы всегда были уделом Марты, не его. Границы своих прав он чётко знал и понимал, что едва ли кто-то осмелится их переступить. И уж тем более не Марта, которая не видела своего существования вне семьи, которая заменяла для неё весь внешний мир.

Кейтлин бросало из стороны в сторону. Похожим образом ведут себя изрядно подвыпившие женщины, которые недовольны своим кавалером — упрёки, попытки поддеть и выставить в вину все несчастья мира. Заткнуть их можно двумя способами: первый Томас в уме уже отмлёл (да не будет он стрелять в Кейтлин), второй часто показывают в фильмах. Подобный, пусть и не совсем с той целью, Томас и испробовал. Он понял, что перед ним совершенно не та Фрост. Она была другой во всем. Жаль, нельзя было настучать девушке по черепушке и попросить выйти Кейтлин Сноу, которую Уэйн знал. С этой женщиной любое плёвое дело грозило перерасти в скандал или затянуться неизвестно насколько. Может имела смысл идея всё же ее пристрелить? Попытка — не пытка и, возможно, без помехи в виде Фрост, вновь обретшей возможность к чувственному восприятию, дела обстояли бы проще?

Её доводы по поводу угрозы, зависшей над реальностью, пока их проекции блуждали в этом мире, показались Томасу не слишком обоснованными.

Ты не можешь поглощать тепло, потому что в действительности между нами нет физического контакта, — озвучил он свою точку зрения, — Это значит, что наши тела не находятся рядом. Рядом с тобой вообще никого нет.

Так её бомба не сработает? Но даже в таком случае задерживаться в мире иллюзий совсем не хотелось. Велика вероятность, что пока они блуждают тут, в реальности их жизни подвергаются большой угрозе. Не то, чтобы Томас боялся смерти, но уйти вот так, погрузившись в грёзы, словно бесхребетное животное, он совсем не хотел. А значит нужно было найти способ выбраться. С помехой в виде недоСноу или без неё.

Декорации изменились. Как только подопытные в виде Кейтлин и Уэйна сумели разглядеть нереальность этого мира, окружение преобразилось. Томас вышел в коридор, который теперь выглядел совсем не так, каким запомнился. Он видел белый свет и, стоило шагнуть за порог и оставить выход позади, как дверь растворилась. Кейтлин стояла рядом, а впереди, вширь и позади — кругом простиралась белая пустыня, казавшаяся бесконечной. Белый осязаемый пол был единственной различимой поверхностью в этом вакууме. Яркий свет неизвестно откуда светил — ламп не было, не было небесных светил, но он свет был. Уэйн сделал несколько шагов, вдохнул поглубже, стараясь поймать хоть какой-то запах или дуновение ветра — хоть что-то подсказывающее, в какую сторону двигаться. Ничего.

И вдруг порыв. Будто волна воздуха, своей силой распахнувшая плохо закрытые створки окна. Томас почувствовал знакомый аромат духов, обернулся — на том месте, где секунду назад находилась Кейтлин, стояла Марта. Нет, она не может быть здесь, она ещё один плод фантазии, но такой реалистичный, что, казалось, в мехах её норкового манто можно задохнуться, если как следует прижаться.

Ее глаза, полные волнения и опухшие от недавних слёз, внимательно осматривали мужа. Идеально уложенные волосы, из которых не выбивалась ни единая прядь. С такой прической она казалась восковой куклой — слишком идеальная, чтобы быть живым человеком. Такой Томас её и запомнил. Он знал, что перед ним не Марта, но не удержался, чтобы подойти и обнять её. Она ответила не сразу, какое-то время не понимая, что ждать от супруга.

Звонила Регина, — сказала мечта, — Она… она сказала, что ты застрелил Боба.

Брови её поломались, идеально очерченная линия губ исказилась. Дрожали длинные ресницы, на которых крупными каплями заблестели слёзы.

Я приехала сразу, как только смогла, — продолжала она. Затем разомкнула объятия и посмотрела на Томаса, — Что происходит? Скажи мне, что с тобой.

Молчи, — просил Уэйн, — Просто молчи.

Он не подозревал, что вновь увидев проекцию живой и осязаемой Марты, будет настолько сложно оставаться в трезвом рассудке,пусть и повторяя про себя, что её здесь нет. Её руки озябли, Томас чувствовал это сквозь замшевые перчатки, прятавшие её тонкие пальцы. Разумом он понимал, что на месте жены, по всей видимости, должна находиться Сноу. И если Сноу всё же более реальна, чем призрак Марты, одному богу известно, о чем она в данный момент думает и как воспринимает происходящее. Марту хотелось просто чувствовать в своих руках, держать и не выпускать. Одна часть Уэйна цеплялась за её образ, как за единственную память, не считая выжившего Брюса из другого измерения. Другая же часть отчаянно хотела прогнать и содрать маску в виде лица жены.

Врачи уже здесь. Они помогут тебе, — продолжала госпожа Уэйн и хлюпала носом, — Мы со всем разберемся вместе.

Томас закрыл глаза. Он казался себе губкой, которая изо всех сил пытается впитать себя воспоминания, которые с каждым днем становились всё менее объемными. Он вновь притянул к себе жену (или Сноу, и тогда Сноу придется потерпеть) и обнял. Пора прощаться с этим прекрасным обманом.

Нет. Не сейчас, ещё одно мгновение.

Пойдем, Томас.

Пора. Так надо.

Или нет.

Чёрт побери, ему опять требуется фростотерапия. Без её вмешательства Уэйн уже готов сдаться и поддаться на уговоры мягкого, но настойчивого голоса, сулившего решение проблем.

+1

12

- Нет, дело даже не в этом, - отмахнулась Кейтлин, пытаясь точно сообразить, что происходит. Обычно, когда она отключалась, то Киллер Фрост брала контроль, но теперь даже она заперта в этом идеальном мире. – Если мое сознание отключено и находится здесь, то я физически не могу повлиять на то, чтобы поглощать тепло, соответственно, как и выброс ледяной энергии. Да и если бы могла, то меня бы просто разорвало изнутри…. Что собственно и происходит, только немного другим способом.
   Девушка помассировала виски. За долгое время «принятия» своего существования, она жалела о своих способностях. Хотя, возможно, все было дело в вернувшихся эмоциях. Да, скорее всего так и было. Кейтлин еще раз выдохнула и собралась. Киллер Фрост в это время выдавала что-то язвительное, но девушка уже не обращала на это внимания. Она решила поступать так же, как и она с ней, просто закрыть где-то в дальнем кабинете разума и не открывать до востребования.
   - Лучше бы говорила что-то полезное, - тихо добавила Кейтлин и кивнула сама себе. Вроде бы она уже успокоилась и взяла себя в руки.
   - Если рассуждать логически и отталкиваться от того, что мы находимся в какой-то симуляции или того хуже, подключенные к одному аппарату, то вряд ли мы далеко друг от друга. Не может же это происходить у нас в головах одновременно несвязанно. Вопрос лишь в том, как мы оказались в такой ситуации. Я не помню ничего из того, что было до появления здесь. Я будто прожила всю свою жизнь в этом месте.
   И действительно, Кейтлин помнила все до мелочей. То, как закончила школу, пошла в университет, затем ее взяли на работу в СТАР Лабс. То, как она познакомилась с Ронни. Забавно, но в своей настоящей жизни они сначала были врагами, которые не могли поймать друг друга. Ха, можно ли считать это своеобразным флиртом с их стороны? Все эти «Шторми» и «Фрости». А ведь они даже не пытались убить друг друга. Просто… гонялись. А потом его убила Лига Несправедливости и все пошло по наклонной, до тех пор, пока Бэтмен ее не приручил. Забавно, все ее самые интересные моменты в жизни начали происходить, только тогда, когда кто-то из Бэтменов рядом.
   - Томас, ты меня слышишь? - Она одернула своего товарища по несчастью, а когда он обернулся, то перед ее лицом был не Томас. Кейтлин сделала шаг назад. – Папа?
   - Кейт, ты чего тут прячешься? – с улыбкой произнес призрак ее умершего в реальности отца. Кейтлин этого мира не испытывала горести утраты, поэтому сразу не бросились в глаза воспоминания, но теперь у нее перехватило дыхание. Он не страдал от тяжелой болезни, он не умер еще до того, как она закончила университет, он работал в Меркьюри Лабс, как и всегда. А еще он был рядом и помогал ей в трудную минуту. – Ты так быстро убежала, что, презентация пошла не по плану?
   А Сноу не могла вымолвить ни слова. В ушах снова зазвенело, а разум будто отключался. Ноги подкашивались. Она хотела открыть рот и что-то сказать, но тело будто не слушалось. Это не ее тело. Не ее тело. «Это не мое тело».
   - Ты не настоящий. Не надо… - Кейтлин снова сделала шаг назад. К горлу подкрадывался предательский ком. – Ты не настоящий.
   - Снежинка, ну конечно я настоящий, ты чего? – он протянул к ней руки и обнял. Горячие объятия, которые уже давно позабылись где-то в памяти. Кейтлин сначала неуверенно подняла руки, затем крепко обняла, уткнувшись в плечо. По щекам полились слезы. Она понимала, что это все было нереально, но так не хотела отпускать. Этот мир был таким, каким Сноу хотела его видеть. Идеальным и лишенным боли.
   Но все началось рушиться. Где-то в подкорке были слышны глухие удары, а затем резкий звук битого стекла. «Я не хочу умереть здесь из-за твоей мягкотелости! Сделай уже что-то!». Кейтлин открыла глаза и заметила уже знакомый костюм. Ее обнимали не руки отца, а Томаса. Их сознание вновь решило сыграть ужасную шутку. Девушка высвободилась из объятий и посмотрела на Уэйна, чей взгляд был таким тяжелым и уставшим, но совершенно ей незнакомым. 
- Уэйн!– она потрясла его за плечи, ничего. Затем, наотмашь ударила его по щеке. Если он пользовался радикальными методами, то и Кейтлин вполне могла. Ей удалось вернуть его. – Эй, ты со мной? Чудно. – Она вытерла рукой дорожку из слез со своей щеки, будто это была какая-то грязь. Кейтлин огляделась по сторонам. – Только пустыни нам не хватало здесь, да? – Было понятно, что ни она, ни Томас не хотели обсуждать случившееся. Они были слишком скрытны и зажаты в своих эмоциях, хотя возможно, просто не хотели казаться обычными людьми. Еще секунда и прямо перед ними из ниоткуда появилась деревянная дверь. Они с Уэйном переглянулись. Ну, выбора у них не было, так что пришлось дернуть ручку и войти.
   Слепящее солнце сменилось закатным. Они оказались на лужайке какого-то загородного клуба. Повсюду были развешаны цветы, а на столиках стояли бокалы с шампанским. Все было похоже на свадьбу или торжественный прием.  Вокруг ходили люди, что-то обсуждали, кто-то даже махнул в их сторону. Томас при параде в костюме-тройке, Кейтлин в длинном фиалковом платье и уложенными в прическу волосами.  Она приподняла подол и фыркнула себе под нос:
   - Опять туфли, - вот теперь ее раздражение было больше похоже на привычное состояние той самой Кейтлин Сноу. – И что же нас ждет на этот раз?

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t14259.gif[/icon]
[sign]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t31642.gif[/sign]

+1

13

Томас также не помнил событий, предшествующим утру в этом мире. Странно. Всё, что происходило ранее от хоть как-то припоминал. Должно быть, ему хорошенько промыли мозги перед тем как отправить в путешествие по собственному разуму, а может неизвестные напали во сне или со спины. Других причин провалов в памяти он не видел. Он припонимал, как поздно вечером возвращался из клиники, и всё. Ни добрался ли он до дома, ни пути обратно он, как ни пытался, вспомнить не мог. Если всё так, как говорила Кейтлин, и она на самом деле является той Сноу, которую Уэйн знал, то они должны были быть подключены к общей сети или аппарату. Иначе один из них в видении другого просто глюк, что Сноу всячески отрицала.

Пришлось как следует напрячь извилины, чтобы заставить мозг соображать в нужном направлении. Чертовски сложно было отделить реальность, которая здесь не казалась такой уж настоящей и была похожа скорее на сон, большая часть из которого забывается по пробуждению. Одни воспоминания накладывались на другие, стремились заменить друг друга и отражать не то, что происходило на самом деле. Пришлось предельно сконцентрироваться, чтобы напомнить себе, кто ты на самом деле и что пережил.

“Я Томас Уэйн, сын Патрика и Лоры Уэйн, — вел он внутренний монолог, — Моя жена мертва. Сын… тоже. Или... нет”.

Потребовалось усилие воли, чтобы не запутаться в причинно-следственных связях. Судьба Томаса и без последнего приключения имела запутанный характер, разобраться в клубке которой под силу не каждому детективу. Приходилось выбирать скорее интуитивно, так как подчас он не мог со 100% уверенностью сказать, что происходило на самом деле, а что было привнесено в его голову вмешательством этого мира. Но Брюс должен быть жив. Томас помнил вечер на Парковой Аллее 26 июня, помнил лужу крови вокруг маленького тельца сына. Помнил истеричный и страшный хохот любимой женщины… И откуда-то знал, что Брюс выжил. Как? Вот этого Уэйн уже не знал.

Видение с Мартой исчезло также внезапно, как и возникло. Когда чары рассеялись, на месте жены Томас видел Кейтлин, как и предполагалось. Не было никакой Марты. Зато было знакомое лицо с выражением, какого Уэйн не видел на нём раньше. Сожаление. Тоска, что разъедала изнутри. Вина. Он слишком хорошо знаком с этими чувствами, чтобы спутать с другими. Чувства, которые хотелось спрятать и похоронить в душе как можно глубже. Он не подал виду, будто заметил в Сноу эту перемену. Она не хотела бы, чтобы он разглядел.

Это всего лишь мираж, — вкрадчиво объяснил Уэйн.

Пожалуй, если продолжать бродить по этому белому плену, очень скоро крыша окончательно съедет. Но кто-то (или что-то) решил повременить с неотвратимым сумасшествием, и открыл дверь с другими декорациями. Запах спелого лета ударил в ноздри. Аромат цветов и горящих на столах свечей разносился по всей украшенной площадке. Вокруг раздавался смех, улыбки, разговоры ни о чем. Томас со спутницей оказались на празднике. К слову, Кейтлин изменилась. Это касалось не столько её одежды и прически, сколько цвета волос, которые стали привычного иссиня-пепельного оттенка и глаз — обычных человеческих глаз голубого цвета.

Ты выглядишь… по-другому, — хотелось сказать, что выглядит она хорошо, но уместно ли делать комплименты в момент, когда не знаешь, действительно ли видишь перед собой то, что есть, или же это обман?

Лица собравшихся были Томасу не знакомы. Зато его как будто знали все. Здоровались, чуть кивали головами, если находились слишком далеко и встречались взглядами, или же приподнимали бокалы, отдавая дань уважения. Распорядитель попросил гостей рассаживаться по расставленным в ровные ряды стульям и вскоре гомон утих. Уэйн выглядел настороженным, осматриваясь вокруг и выжидая, что уготовано дальше.

Не знаю, где мы, но мне это место не нравится, — тихо произнес он.

Что-то, словно червь, грызло изнутри, долбилось в глухую стену, желая пробить в ней щель. Что-то убаюкивало и успокаивало, заставляя поверить, что всё хорошо, а он на своем месте там, где и должен быть. Но Уэйн не сдавался. Он повторял себе, что Марта мертва (снова видеть её образ он не хотел), и он не должен находиться здесь. Но невидимые руки мягко обхватывали его со спины, а едва уловимый вздох молвил: “Я здесь”.

Не выдержав борьбы самим с собой, Уэйн развернул к себе Кейтлин и спросил:

Постарайся вспомнить, в реальном мире, откуда мы с тобой пришли, жив ли…

Томас осёкся, когда перевел взгляд через заполненные ряды и увидел профиль Брюса, стоявшего к нему спиной. Сын не видел его, всё его внимание было поглощено женщиной, которую он держал за руку. Женщину в кружевном платье и с вуалью на лице. Когда она повернулась, Томас узнал в ней Селину и проглотил язык.

“Не может быть”, — сказал здравый смысл.

Но глаза не хотели моргать. Не хотели пропустить ни единого мига фантазии, которая была такой реалистичной и прекрасной. Селина здесь, она счастлива, жива и… здорова.
Вдруг за спиной раздается истеричный смех, от которого в жилах стыла кровь.

А ты нет! — выкрикивает скрипучий голос, после чего женщина с разодранным ртом и зелеными волосами вонзает нож в спину Томаса.

Он чувствует холод металла, как острый клинок проходит под лопаткой, но взгляда не отрывает. Мадам Джей выпрыгивает на всеобщее обозрение, кланяется апплодисментам.

Ты умер, Том, — с выражением фальшивой скорби произносит Джокер, — И это твои похороны.

Брюс и Селина расступаются. Становится видно, что перед ними всё это время стоял гроб, а улыбки на самом деле были слезами. Селина кладет букет на закрытую часть гроба. В этот момент Томас поднимается с места, проходит вдоль рядов, чтобы увидеть лицо покойного. Оборачивается Брюс.

Ты мертв, отец, — безэмоциональным голосом говорит он, — Ты умер, чтобы я жил.

Уэйн-старший кивает. Он согласен с заключением сына. Это правильно, так должно было быть и именно об этом мечтал он, заливая алкоголем горе в бэт-пещере.

Эй, тюфяк! — подкрадывается к нему клоунесса и хватает под руку как старый друг, — Знаешь что? А знаешь что?.. Хи-хи, держу пари, не знаешь, дряхлый ты пень. Но я скажу… Ведь мы с тобой давние приятели.

Под кривляния и ужимки Джокер начинает пространственный монолог, о том, как жил-был эгоист, которого ничего не интересовало, кроме его собственных желаний, и как сурово он поплатился за свою беспечность, когда дом его сожгли, а его самого заперли в подвале воры. Метафора клоуна была ясна, говорила она о своём муже.

А знаешь, что… Что?! Ха-ха! Хочешь знать, кто тот вор? — подавив припадок хохота, с безумным видом она выставила палец, указывая куда-то за спину Уэйна. Томас обернулся. Обернулись и все присутствующие. Рука в некогда белой, а теперь грязной замусоленной перчатке указывала на Кейтлин, — Это она. Она не выпускает тебя. Всё она.

Гости повскакивали со своих мест. Лица их вытянулись и ощетинились.

Она! Она! — скандировали собравшиеся, сужая кольцо, в центре которого находилась Сноу, — Тебя не должно здесь быть”.

Теперь Томас узнавал это место — поляна у фамильного кладбища недалеко от семейного поместья. И вправду, откуда здесь быть Фрост?

+1

14

Кейтлин осторожно повертела головой в разные стороны, осматривая весь этот праздник. Пока было непонятно, на что он был направлен, все почему-то знали их. Ну, или, по крайней мере, Томаса точно. По собравшимся гостям, а точнее, по их одежде было непонятно, к какому случаю они собрались. Кто-то был одет ярко и экстравагантно, будто сошел с показа Дольче в минувшую субботу, кто-то вызывающе, а кто-то и вовсе в стогом костюме. Дресскод, видимо, не отличался какими-то ограничениями. Разве что, спортивных костюмов не было.
   Она, так же, как и Томас не особо рвалась идти дальше, чтобы наткнуться на новое приключение в виде сломанного мозга и вырвавшихся наружу эмоций. Девушке на сегодня явно хватит. Кейтлин повернула голову к Уэйну. Она взяла в руки прядь своих волос, которые стали уже привычного для нее оттенка. Сначала, Кейтлин даже обрадовалась такой перемене, потому что, ее внутреннее я боялось остаться в чужом теле навсегда, но затем, поняла, что это не сулит ничего хорошего. Точнее сказать, все было очень плохо.
   - Это нехорошо, Томас, это вообще нехорошо, - теперь, каждое слово давалось ей с трудом. Ее горло будто начало сковывать льдом. Все шло точно по самому ужасному сценарию. Сначала кончики пальцев, затем горло, потом голова, и наконец, сердце. Где-то посередине может появиться Киллер Фрост, которой до смерти как хотелось выбраться наружу и поиграть с кем-нибудь.
   - Кейти, не хочу тебя расстраивать, то если бы я хотела, то уже бы выбралась на свободу. Ты подумай хорошенько, что происходит. – Голос Мороз был не таким язвительным, как обычно. Оны была уставшей. И если капнуть чуть глубже, то она умирала вместе с Кейтлин. Впервые за долгое время, Кейтлин стало страшно. Если Киллер Фрост не могла выбраться отсюда, то, что вообще происходит наверху? 
   Кейтлин припомнила, как однажды, чтобы сохранить хоть немного своего тепла, впала в своего рода анабиоз, что позже не помешало Мороз шутить про Белоснежку. Но сейчас, она даже этого сделать не смогла. Девушка хотела уже ругаться на свою соседку за то, что та не говорит, как нужно поступить, но затем поняла, что это было частью ее разума. Киллер Фрост говорила то, что по сути знала сама Кейтлин, просто додуматься вовремя не могла. Она ее подталкивала. 
   Сноу взглянула на Томаса, когда тот схватил ее за плечи. Кейтлин непонимающе посмотрела на него. Разве он не помнил всего, что должен был? Сноу позабыла разве что, последний день, но не всю жизнь. Вероятно, своеобразным маяком так или иначе служило ее злодейское «я».
   - Томас… - осторожно начала говорить Сноу. – Что вообще ты помнишь?
   Она боялась, что его разум вообще начал пропадать в этом мире грез. Кейтлин слышит чей-то голос, затем, руки Томаса отпускают ее, Кейтлин видит кровь, и разукрашенное лицо Джокера… это был ведь Джокер, верно? Или… Нет, дела обстояли еще хуже. Сначала сознание пыталось выстроить комфортный новый мир, затем начало давить на скрытые эмоции и воспоминания, а теперь и вовсе стало агрессивно настроено. Это вообще было к чему? Это хорошо или плохо? Сноу замешкалась, сделав несколько шагов назад. Кейтлин обернулась назад. Перед ней вдруг возникло кладбище и закрытый гроб. Она увидела Брюса и Селину Кайл рядом.
   - Прочь, - Кейтлин сделала шаг вперед навстречу Джокеру, вновь рассекая воздух руками, но она опять позабыла о том, что способностей у нее нет. Горло проткнуло ледяной иглой. Сноу услышала издевательский смех. – Томас, не подходи к ним! Слышишь меня, не смотри на них! Это все неправда! – она пыталась достучаться до него, хоть как-то обратить на себя внимание, но его мысли были полностью поглощены возникшей ситуацией. Кейтлин злобно взглянула на Джокера и чуть ли не зашипела. – Не слушай ее!
   И тут, все взгляды были направлены на нее. Все тыкали пальцами, причитая «это она, это она». Кейтлин вновь ощутила это поганое чувство из прошлого. Ее все ненавидели, призирали, не понимали, как такое существо, как она может ходить по земле. Девушка сжала руки в кулаки и стиснула зубы.
   - Не подходите ко мне! – крикнула Сноу. Ледяные силы тоже и в этот раз ее подвели. Ей не удалось защитить себя. Все эти люди, словно зомби медленно сживали вокруг нее кольцо. Она начала быстро думать. И хоть это было нереальным, Сноу не хотела проверять, можно ли здесь умереть. И хоть, Томас уже проверил это на себе, мало ли что изменилось за то время.  – Томас! – крикнула из-за кольца. Фрост понимала, что все это было сейчас не ее разумом, а Томаса, значит, нужно было заставить его очнуться. Он не мог выбраться без ее помощи, нужно было действовать.  – Если бы я хотела твоей смерти, я бы помогала найти тебе лекарство от которого ты умирал? – Кейтлин всеми силами старалась достучаться до его воспоминаний. – Ты бы не доверил мне свои тайны, знай, что я могу этим воспользоваться! Ну же, Уэйн! Я не хочу умирать вот так! – Каждое слово причиняло ей боль. Кейтлин рискнула и пробилась сквозь кольцо, хватая Бэтмена за запястье. – Ты не виноват, слышишь! В моем мире Брюс жив и жизнь дала тебе второй шанс, не смей его упускать, слышишь меня!
   Кейтлин почувствовала, как ее начинают тянуть десятки рук, а она старалась не отпускать Томаса, но ледяная хватка начала ослабевать. Она умоляюще взглянула на мужчину, а затем, не смогла удержать.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t14259.gif[/icon]
[sign]http://forumfiles.ru/uploads/0019/f8/b0/67/t31642.gif[/sign]

+1

15

Глаза стали стеклянными. Томас напоминал загипнотизированного, сделался одним из толпы, частью общего. В голове творилась неразбериха из образов, обрывков воспоминаний и вариантов развития одних и тех же событий. И всё это закрутилось в сплошной вихрь, из которого уже не вычленить отдельных частей. Всё смешалось.

Ему нужен был ориентир. Без света маяка Уэйн пойдет ко дну в этом мире, по количеству странности и маразматичности ничуть не уступающему реальной действительности. Всё то же самое Томас видел всю свою прошлую жизнь, только здесь события приобретали гипертрофированный характер. Происходящее казалось бредом сумасшедшего — и бред этот накрывал с головой, словно лавина. Завертело и погрёбло под обломками прожитого.

Он покачал головой и печально усмехнулся.

Нет, это и есть моя жизнь, — произнёс Уэйн, — Такой она и была. 

Довольно стремительно образ Кейти вытеснялся из памяти, будто что-то намеренно пыталось запратать связанные с ней воспоминания как можно дальше и глубже. И вот он масса. Стоит неподвижно и смотрит сквозь предметы. Он никто. Нет ни прошлого, ни будущего. Настоящего тоже нет. Есть только миг, который вытянулся в бесконечность и который проживаешь прямо сейчас. Томас смотрит на Сноу, видит её по-настоящему испуганное лицо, и его это уже не трогает. Он видит, как шевелятся её губы, должно быть, она что-то кричит, но смысл её слов не доходит. Неуловимый встречный ветер заглушает произнесенное, хотя воздух вокруг оставался недвижимым.

Равнодушие. Спокойствие. Больше незачем вести ежедневную битву с собой и со всем окружающим миром.

Перед глазами пролетает незримая стрела. Она же пробивает череп одновременно с этим, скрывая его содержимое, выбивая оттуда всё постороннее. Взгляд мгновенно приобретает осознанность. Томас осматривается, пытаясь сообразить, что происходит, и как он здесь оказался. В стороне от толпы под раскидистым дубом стояла бледная тень. Она молчала, сурово было выражение её лица — знакомого, Уэйн много раз видел его раньше. Ни единый мускул не дрогнул, когда она перевела взгляд и указала на девушку, закованную в толпу людей-зомби. У девушки были её черты. 

“Киллер Фрост”, — пронеслась в мозгу догадка. Это она разговаривала с Томасом тогда, в лаборатории. А женщина в толпе — часть, без которой невозможно её существование.

Чего ты ждешь?” — вопрошали её надменные глаза. Она не просто так обрела видимую оболочку. Если Киллер Фрост появилась, значит дела совсем плохи.

Полупрозрачная фигура коснулась ладонью живота, и Уэйн машинально пощупал свой бок. Под полой пиджака он обнаружил пистолет, который ранее отобрал у охранника в исследовательском центре. Фрост удовлетворенно кивнула и растворилась в воздухе. 

Томас невел дуло пистолета на лоб Джокера. Скосив глаза к переносице, она рассмеялась.

Мы оба знаем, что ты этого не сделаешь. У тебя кишка тонка.

Не в этот раз, — ответил Уэйн и тут же нажал на курок, — Ты — не она. Ты всего лишь воспоминание, от которого нужно избавиться.

Рука дрогнула. Тело клоунессы отлетело на несколько метров, врезавшись в спины кучке людей. Лицо мадам Джей превратилось в кровавую массу, безумная улыбка по-прежнему красовалась на губах. Она стала похожа на тряпичную куклу или марионетку. Наверное, ей бы понравилось такое сравнение.

Не дожидаясь ответной реакции, Томас локтями растолкал собравшихся, стервятниками окруживших Кейтлин. Он схватил её за руку, притянул к себе и волком глянул на толпу, которая расступилась, вжавшись друг в друга, боясь участи клоуна. Хотя… разве умели бездушные призраки бояться? Это игра.

Я не оставлю тебя, ни здесь, ни там, — шептал он девушке, уводя прочь с холма. По залитому янтарным светом лугу они шли к старинному поместью, ставшему домом для не одного поколения Уэйнов, — Для тебя в моей жизни всегда найдется место.

Он сжимал её маленькие кулачки в своих ладонях. Не стал задавать типичный для подобных ситуаций вопрос: в порядке ли она. Они не в реальности, и видения не могли нанести Кейтлин физический вред. Для Томаса вдруг стало кристально ясно, что по-отдельности им не выбраться из этих иллюзий. Либо они найдут выход вместе, либо так и застрянут в водовороте видений кошмаров и убаюкивающих сказок.

Должен быть ключ. Без тебя мне не выбраться, — теперь можно было говорить спокойно. Стремящееся к горизонту солнце мягко касалось земли, травы, листвы деревьев. В воздухе плясали паутинки мошкары. На какие-то мгновения у них была передышка между прошлым кошмаром и неизвестностью впереди.

Должно быть что-то общее, что сработало бы для нас обоих. Подумай, Сноу, что это может быть? Что нас объединяет и делает возможным существование этой выдумки?

Не так просто подбирать связные слова, когда всего несколько минут назад смотрел на происходящее как зомби. Сложно формулировать свои мысли, когда сам не до конца понимаешь, что требуется отыскать и в каком ключе размышлять. Но Кейтлин умненькая, прежде ей как-то удавалась понимать Томаса и без пространственных объяснений. Может сработает и в этот раз?

+1

16

Честно, было страшно. После того, как она отпустила руку Томаса, все будто замедлилось . Перед глазами промелькнули быстрые воспоминания и сожаления о не сделанных вещах. Все, как описывают в различных фильмах и книгах, ни дать, ни взять. И хоть Сноу знала о том, что она не может умереть (наверное) в этом мире, она чувствовала, как руки этих людей хватали ее за плечи, шею, тянули на себя, уволакивая прямо в пучину безнадежности. Даже сейчас Киллер Фрост молчала, просто пропала. Забавно вышло, Кейтлин вечно хотела избавиться от ее голоса и от нее в целом, а теперь горела желанием вернуть обратно, чтобы она спасла жизнь им обоим хотя бы в последний раз. Да и не хотела она умирать в таком положении. Только не так. Только не здесь. Сноу продолжала отбиваться, царапаться и хвататься за свою жизнь. Кейтлин не собиралась сдаваться и всеми силами старалась выбраться. Она продержится до самого конца, если потребуется.
   Но еще, она до последнего была уверена в том, что Уэйн все же одумается и вытащит ее и не зря. Звук выстрела таким эхом распространился по воздуху, что, казалось, будто лопнули барабанные перепонки. Она видела, как сквозь толпу к ней пробирается Томас. Она выдернула свою руку из крепкой хватки мужчины в костюме, а затем потянулась к своему спасителю. Толпа расступилась, как только Уэйн взял под контроль свой разум. Кейтлин несколько секунд просто стояла в объятиях Томаса, зло косившись на толпу.
   Он уводил ее прочь от людей, которые вслед смотрели на них, а в голове у Сноу так и вертелись его слова «Я не оставлю тебя». Будь Кейтлин чуть более романтичной и чуть менее умной, сочла бы за весьма серьезный жест, но учитывая их общее состояние и ситуацию, в которой они оказались, дело было только в выживании. Без помощи друг друга они не выберутся. И чтобы им не подкинуло их сознание, они не должны были ему поддаваться.
   - Надеюсь, в том месте найдется приличная кровать, потому что, я хочу очень хочу спать, - хоть Кейтлин и попыталась выдать из себя привычную несмешную фразу,  но ее вымученная улыбка  от боли в горле и желание сна были дурным знаком. В привычной среде, Фрост не требовался отдых, его она просто восполняла похищенным теплом. Но, теперь это было чем-то очень нехорошим. – И я бы не отказалась от Май-Тай… каким бы он ни был на вкус.
   Сноу правда оценила жест доброй воли от Томаса. Он пытался привести ее в чувства, согреть и хоть как-то поднять дух, но ее тело испытывало изменения по ту сторону реальности. Она даже не представляла, что ему пришлось вынести ради того, чтобы спасти ее. И, черт возьми, Кейтлин будет благодарна ему до конца жизни.
   Когда они, наконец, доковыляли до поместья, то зашли внутрь, заперев дверь. Все было таким тихим, что это даже пугало. Сноу уселась в ближайшее кресло и согнулась пополам, уткнувшись лбом прямо в колени. Она сосчитала до десяти, а затем слова выпрямилась.
   - Не знаю, как тебе удалось прийти в чувство, но очень надеюсь, что я не зря драла горло, - Кейтлин вновь обратила внимание на свои руки. От тупого покалывания в пальцах, теперь руки практически по локоть стали цвета самого кристально-чистого льда. Она буквально видела все через них насквозь. В них ни было ни кровеносных сосудов, ни костей. Просто руки ледяной статуи. И хоть это все было иллюзией того, что происходило там, наверху, Сноу это пугало. Девушка скрестила руки, обхватив себя, лишь бы не видеть того, что происходило. Она даже не хотела смотреть в зеркало, потому что, знала, что и лицо ее тоже не было похоже на привычное. – Так что, спасибо, что вытащил меня… хотя бы оттуда. Там было довольно неприятно. – Кейтлин все еще чувствовала на себе эти руки, пытающиеся живьем содрать с нее кожу.
   Теперь каждый вздох казался ей мучением, но она старалась держаться. Ей очень хотелось кричать о том, что Киллер Фрост больше нет, что будто часть нее умерла, оставшись с теми зомби, но понимала, что нужно беречь силы. Хотя бы здесь. Хоть это и не имело смысла.
   - Хотелось бы, чтобы это просто была кнопка перезагрузки, - прошептала Кейтлин, небрежно распрямляя изодранные куски некогда красивого платья. Впрочем, это было последнее, о чем стоило переживать. – Черт, ее больше нет, - покачала головой девушка, но Томас понял, о ком шла речь. – Я больше ее не слышу. Даже сейчас не слышу.
   Кейтлин снова согнулась в «блевательной» позе, но затем выпрямилась, откинувшись в кресле. Ей вдруг стало невероятно холодно, но она продолжала перебирать варианты у себя в голове. Но, все, о чем она могла думать, то о своей потерянной соседке.
   Но, вдруг Сноу поняла, что в этом все и было дело. Она засмеялась. Громко и раскатисто, будто это все было какой-то шуткой. Но, даже в этом смехе, который разнесся по всему фойе, можно было четко проследить огромную боль. Кейтлин закрыла лицо своими ледяными руками, а затем посмотрела на Томаса.
   - Есть у меня одна идея, но она тебе не понравится, - Сноу улыбнулась, распуская свои белые волосы из вычурной прически. – Что бы мы не делали, чтобы не предпринимали в попытках выбраться из всей этой… ситуации, изнутри мы не сможем ее сломать, - Сноу теперь говорила почти шепотом. – Чтобы отключить штуку, чем бы это ни было, нужно сделать это оттуда, - она тыкнула пальцем в небо. – И, кажется, я знаю, как это можно сделать. Видишь ли, нам понадобится такой удар по голове, что заставит создание вновь повиноваться хозяину. Нужно лишь подать мозгу электрический импульс. – Сноу пока не поняла, догадался ли Томас о том, что Сноу хочет предложить, поэтому, просто продолжила, -  СТУ не только сделал меня той, кем я являюсь, но и дал возможность второго шанса. Ты встретился со своими демонами, и остался жив, а мой все еще впереди. Как бы мне не хотелось этого говорить, но придется пережить самый кошмарный день в моей жизни еще раз, чтобы вырваться и вытащить нас отсюда. Надо только найти дверь в лабораторию.
   Кейтлин глубоко выдохнула, глядя куда-то перед собой.

Отредактировано Caitlin Snow (2020-04-04 00:52:10)

+1

17

Black Label Society — Just Killing Time

Уэйн знал, что перед ними не ухоженный и оснащенный всеми современными модификациями особняк Брюса, это полузаброшенный дом из Флэшпоинта, в котором Томас был хозяином. Он видел, что происходило с Кейтлин. Видел, что постепенно она становится прозрачной, совсем как призрак Киллер Фрост, и всерьез опасался, как бы Кейти не растворилась в воздухе вслед за её альтер эго. Ничего хорошего такое исчезновение не сулило. Более того, если подключить мозги и вспомнить азы психологии снов, можно предположить, что этот мир успешно справляется с задачей и поглощает Сноу слишком быстро. Но Уэйн не готов её просто так отпустить, не даст ей стать частью этой поганой фантазии, целью которой было уничтожить разум как его, так и Кейтлин.

Хотелось подбодрить её. Но что сказать, когда она лучше него всё понимала? Слова Томаса прозвучат фальшиво, как бы он ни старался вложить ноты оптимизма. Бэтмен, который всегда готовится в самому худшему и вера в лучшее?.. Нет, это что-то из области фантастики. И раз Уэйн не мог убедительно наврать, он и не пытался. Сжимал плечо девушки и заглядывал в потухшие глаза. Нужно срочно что-то делать. Но что?

В декорациях этой реальности он чувствовал себя более включенным что ли. Он обращал внимание на то, что в привычном мире пропустил бы мимо и не придал бы значения. Кейтлин хотела коктейль — Уэйн же налил ей в бокал виски и заставил выпить. Она холодела — он вприпрыжку бросился в соседние комнаты и вернулся с одеялом, в которое и завернул девушку. Меры эти были бесполезными, и Томас понимал это. Но всё, что он в данный момент мог — это попытаться побороть внешние признаки, раз до причины плохого самочувствия Сноу добраться пока не удавалось.

Не спи, слышишь меня? Ты мне нужна, — он заглядывал ей в лицо и мысленно корил себя на потраченное время. Если бы Кейтлин не блуждала вместе с ним в его кошмарах, сейчас они могли быть в другом месте, где, возможно, вопрос с оледенением не стоял бы так остро.

Разговаривай со мной, Сноу. Заснешь — и уже не проснешься.

Голос её был вялым как у изможденного человека на последнем издыхании. Смотреть на неё было больно. Ещё больнее от того, что причиной стал он сам.

Видел я твою подругу, — произнес Уэйн, подразумевая Киллер Фрост, — Ты не слышишь её, потому что твоя подзарядка на нуле. Но ничего, выберемся отсюда, и она еще долго будет тебе докучать.

Он улыбнулся, хоть было совсем не весело. Сноу знала о своем состоянии, и едва ли ей хотелось видеть здесь и сейчас привычную вечно мрачную физиономию Бэтмена. Раз уж мир дал шанс побыть кем-то другим, своей прошлой версией, можно было им воспользоваться и выйти за рамки обыденности.

Плевать, нравилось ему или нет предложение Кейтлин. Он готов был взорвать ядерную бомбу и содрать кожу со всех присутствовавших на холме, лишь бы помочь ей. Лишь бы знать, что она протянет еще какое-то время. Но едва ли даже столкновение Земли и Солнца могло согреть покрытые инеем руки. Пугало лишь то, что путь обратно займет слишком много времени, которого у них не было. Уэйн побродил по гостиной, шагами измерив её длину. Прикидывал, как скорее попасть обратно и возможно ли это вообще. В поместье имелся большой гараж, который давно не особо пользовался популярностью у хозяина. Там находились старые автомобили, большинство из которых не заводилось по три десятка лет. Имелись и модели, которые использовались по назначению чаще, ведь, в конце концов, дела казино нужно было решать и решал их не человек с улицы, а лицо, чью фамилия значилась на вывеске заведения. Были там игрушки (по-другому не назовешь), выбитые из бывших коллег по бизнесу в качестве платы по долгам — двухместные спорткары, которые развивали впечатляющую скорость за какие-то секунды, что сейчас было как раз кстати.

Идём.

Уэйн бросился к Кейтлин, вместе с пледом поднял её на руки и понес по направлению к лестнице, а там на уровень ниже. Оказавшись в гараже, одной рукой он скинул с автомобиля чехол, после чего усадил девушку на сиденье кабриолета. Он спешил, действовать нужно было быстро. Отыскал нужный брелок с ключами в выдвижном ящике шкафчика в углу, после чего нажал на кнопку, дистанционно включив зажигание. Через пульт открыл ворота гаража, которые с гулом поднимались вверх.

Мы не знаем, по какому принципу здесь сменяются локации, — пояснил Томас для Кейтлин, в глазах которой все его действия, должно быть, выглядели более, чем нелогично, — Могу только предположить, что декорация не бесконечна, и в местах “стыков” нас выбросит в другое место.

Переключив скорость, Уэйн сдал назад, на ходу врезавшись в куст, а потом, вдав по газам, помчался к трассе. Через приборную панель он включил автоматическое раскрытие крыши, чтобы Сноу не продувало. Дороги пустые, день переходил в ночь, цифровая панель светилась неоном. Томас глянул на часы, будто их стрелки имели хоть какое-то значение, посмотрел на дорогу и тут же врезался в темноту.

Автомобиль вошел в туннель, неосвещенный, показавшийся бесконечностью. Через какое-то время свет, показавшийся с непривычки ослепительно ярким, ударил в глаза. Томас затормозил, но поздно — и стеклянные двери разлетелись на мелкие кусочки от удара. Послышался скрип тормозных колодок — машина остановилась посреди просторного фойе. Уэйн улыбнулся своей удачливости. Именно здесь он находился с утра, сюда вместе с командой от “Уэйн Энтерпрайзес” добирался воздухом, здесь же встретил доктора Сноу и её наставника.

Приехали, — оповестил он. Тут же вышел из автомобиля и направился к пассажирскому сиденью, откуда вынес на руках девушку.

Он не слышал слов охранника, грозившегося начать стрелять и вызвать полицию. Мало смущал его и вой сирены, завизжавшей на весь комплекс. Томас шел по памяти. Он точно знал, куда нужно двигаться, чтобы попасть в лабораторию.

Отредактировано Thomas Wayne (2020-04-04 09:02:52)

+1

18

- Ага, засунь себе ежа в глотку и спой мне, - огрызнулась Фрост, но совсем не со зла, а скорее для того, чтобы напомнить и Томасу и самой себе, что она все еще была, ну… собой. Кто будет действовать на нервы, если не она?
   Ей вдруг стало интересно, с какого перепугу ее тело начало морозится на манер диснеевских принцесс? Она же была ученым, а вовсе не сказочным сознанием. Ее кожа по крайней мере должна была стать просто чуть прозрачнее, показывая черные, медленно пульсирующие кровеносные вены. Так что, сознание решило сделать поменять ее стиль жизни и сделать дамой в беде? Ну, уж нет, сама Кейтлин будет рвать всех на своем пути, чтобы вырваться. Только… только дайте немного вздремнуть.
   - Видел, значит, - Сноу улыбнулась, чуть склонив голову, смотря на то, как вокруг нее суетится Томас. Ей было некомфортно от того, что к ней было столь большое внимание, но она слишком устала, чтобы припираться. Особенно с Томасом, который мог победить и Кейтлин в состязании зануд. – Она само очарование, да? – Кейтлин хотела добавить и то, что та Фрост могла бы ему понравится больше, чем эта беспомощная замерзшая девушка, но не стала. Это прозвучало бы совсем, как ревность. Да и к кому? К самой себе? Слишком странно.
   Сноу выпила предоставленный алкоголь. Он не дал никаких результатов, но все же, лучше, чем ничего, может хоть растопит пару льдинок в горле. Девушка поблагодарила Томаса и отдала ему стакан, вжавшись в кресло и одеяло. Как бы она не старалась согреться, ничего не выходило. Оно и понятно, дело то вовсе не в количестве накинутых одеял. Но, жест доброй воли подогревал немного изнутри.
   - Хватит перед глазами маячить, а то меня стошнит, - отозвалась Сноу, закрыв глаза. Доктор Сноу прекрасно понимала, что если перестанет говорить и заснет, то уже не проснется. Сейчас все зависело только от того, что Сноу только предстоит сделать. Поэтому, она просто начала говорить. Даже если каждое слово приносило чертовски невыносимую боль. – Я чувствую, как начинается гипотермия, - вдруг отчего-то решила сообщить Сноу. Либо она комментировала свое состояние, чтобы держать в курсе своего собеседника, либо для того, чтобы просто не отключиться. – При… при… - Кейтлин отчаянно старалась подобрать слова, чтобы составить нормальное предложение, но это уже становилось тяжелее. Проблемы с речью, так же, как и сонливость с галлюцинациями – степень умеренной гипотермии. -  Организм отдаёт в окружающую среду все тепло, - Кейтлин почувствовала, как ее поднимают на руки, унося куда-то в другое место. Перед глазами летали яркие радужные огни, такое бывает, к примеру, от воздействия вспышки фотокамеры.  – Замедляется дыхание, работа внутренних… органов, мозг отключается. А потом… - Кейт услышала, как хлопнула дверца машины, она взглянула перед собой вперед, а затем на место водителя. – Куда мы едем? – спросила вдруг Сноу, а затем вспомнила. Им нужно было выбираться отсюда. Как можно быстрее. – Ах, да…
   Было странно не слышать своего внутреннего голоса, который саркастично напоминал бы о себе. Голос, который так ненавидишь, то уже, тем не менее, привык. Нет, она еще вернет ее. И вернет из с Томасом назад во что бы то ни стало.
   - Мой прекрасный Темный принц, - улыбнулась Кейтлин, от чего, о щеке прошлась тоненькая сеточка мелких трещинок. – Чтобы я без тебя делала... померла бы со скуки...
   Как только они оказались в лаборатории, Сноу тут же почувствовала знакомый запах и увидела свет от ярких ламп. А еще эта ненавистная камера, которую она не хотела видеть никогда в жизни. Она похлопала Томаса по плечу, чтобы тот ее отпустил. Вокруг стояло несколько ученых в халатах. Они не знали, куда им деваться. То ли прятаться, то ли, убегать.
   - Все прочь! – шикнула Сноу, подобно Киллер Фрост. Ее глаза наполнились злобой. Она сделала несколько шагов к пульту управления. Движения были резкими и замедленными, словно у куклы-марионетки. Лязг от заледеневших конечностей эхом распространился по лаборатории. – Прочь!
   Сноу очень надеялась на то, что Томас отгонял людей за ее спиной, потому что, она больше даже ничего не слышала. Перед глазами только пульт управления и память о самом страшном дне в ее жизни. Больше ничего и не требовалось. Она на секунду остановилась, согнувшись над пультом, чтобы не упасть, но взяла себя в руки.
   Девушка заставила дверь камеры открыться и перед глазами вновь промелькнули воспоминания, которые она так тщательно старалась забыть. Сноу
выставила руку в бок, чтобы Томас подошел к ней. Она крепко (как она думала) схватила его за воротник пиджака, вглядываясь почти невидящими ничего глазами.
- Слушай… меня… внимательно. Когда я зайду внутрь… ты должен включить эту адскую машину… и если мы все сделали правильно, то я очнусь от этого бреда… и вытащу тебя следом, отключив… симуляцию, - она сглотнула, пытаясь хоть как-то расслабить заледеневшее горло. – Что бы я не делала, не говорила… как бы я не пыталась выбраться, не отключай. – Кейтлин понимала, что ей предстоит вновь испытать на себе СТУ, чтобы вернуть Киллер Фрост, но в мозгу она уже слышала собственные крики.
   Она кивнула и Томасу и самой себе, и прошла дальше, взявшись за дверь проводника.
   - А знаешь, тебе очень идет улыбка, делай это почаще, а то смотреть на твою кислую физиономию уже нет никаких сил. Увидимся наверху.
   Сноу закрыла за собой дверь и кивнула Томасу. Когда СТУ запустился, она до самых мелочей знала, что делать. Именно эти воспоминания врезались в ее память.  Кейтлин открыла крышку безопасного отключения. Как и в прошлый раз, ее переформатировали, без возможности отключения. Сной вырвала провод из гнезда и переподключила к системе охлаждения. Ультрапроводник начал сжиматься. Изнутри камеры послышались нечеловечески крики. А затем, все охватила темнота.

+1

19

Marilyn Manson — Coma White

Было крайне непривычно наблюдать в Сноу черты обычного живого человека, который дуется, если превратно поймет, устает или страдает перепадами настроения. Томас привык к тому, что его напарница была практически машиной, которая не грузит вопросами и уточнениями, делает, что нужно и когда нужно, и не совершает дурацких необдуманных поступков, возомнив себя всемогущей. Пожалуй, в данном случае недостатком разумной взвешенности обладал Уэйн, который также делал многое из того, о чем в реальной действительности и не подумал бы. Случай позволил им обоим взглянуть на себя и на друг друга альтернативных, таких, какими они были задолго до того, как пересеклись в реальности. И, надо сказать, едва ли их знакомство отличалось бы от взаимоотношений других людей, сложись всё по-другому.

Кейтлин оказалась права — ему категорически не нравилась её идея. Она казалась бредовее всего, что с ними происходило с самого утра. Но в то же время Уэйн признавал, что в словах Сноу была доля здравого смысла. Кейти изначально не была идеально вписана в этот выдуманный мир, она выбивалась. И, возможно, в этой неё специфичности и кроется ключ к разгадке. Томас мог лишь догадываться, что она пережила, оказавшись запертой внутри СТУ. Было понятно, что произошло это в результате несчастного случая, но как она там оказалась? Кто запер её? И почему никто не пришел на помощь, слыша крики? Не сейчас, но когда-нибудь потом он спросит об этом. А пока на расспросы просто не было времени.

Послушай, если ты хочешь убить себя, давай я тебя пристрелю — это куда проще и менее болезненно… для всех.

Уэйн с шумом выдохнул. Хреновое чувство грызло изнутри. Будто он был её палачом и собственноручно отправлял на костер, где Сноу перед кончиной ожидали невыносимые мучения. В привычном мире Томас вяло реагировал на боль, как чью-то, так и собственную. Боль и физическая, и душевная, стала его неизменным спутником, к соседству которого он давно привык. Но здесь всё было по-другому. В этой действительности Кейтлин — обычный человек, которому предстоит ещё раз испытать на себе весь спектр болевых ощущений. Да, черт побери, зная это, на неё даже смотреть было больно, хоть она и крепилась, до последнего пыталась не показывать, насколько в тот момент была слаба.

Её возгласы напоминали больше мяуканье новорожденного котенка. За спиной у Кейтлин Томасу пришлось показать пистолет сотрудникам лаборатории, чтобы те послушались её. Был ли у него выбор? Была ли возможность наплевать на всё и бросить эту затею? Была. Но в другой стороны маячил ничуть не более позитивный вариант, где Сноу просто не станет. Ни в этом мире, ни в реальности. А потому пришлось стиснуть зубы, но согласиться с её доводами. Он не отвечал ей, не говорил ни "да", ни "нет", лишь молча тряс головой, стараясь не смотреть ей в глаза, чтобы ещё больше не чувствовать себя предателем и трусом. Если бы потребовалось, он заменил бы её в той камере, но так это не сработает, и оба это знали.

Он ухмыльнулся, услышав её слова до того, как Сноу скрылась из вида. Он сделает всё, как она просила, пусть будет уверена. Активировав установку, Уэйн тут же направился к выходу из лаборатории. Плотно закрыл за собой дверь и подпер её собой, сев на пол. Он надеялся, что отсюда душераздирающий визг будет менее слышен, но ошибался. Этот крик проникал прямо в мозг, звенел в подкорке, заставляя перед глазами плясать кадры из событий прошлого. Вон Фрост со скептическим видом осматривает Джона Константина. А затем она же в белом костюме во время работы под прикрытием смотрит с той стороны дороги и улыбается своей заносчивой улыбкой недостижимого высшего существа. Вон они на балконе на приеме в музее… тогда Кейтлин была в черном и только белые волосы ярко выделялись на общем фоне. И вот она же сегодня с утра, с румянцем на бледной коже — такой её Томас не увидит больше никогда.

Крик заставляет мозги плавиться. Уэйн зажимает ладонями уши, но по-прежнему его слышит. Из глубины коридора к нему бежит человек в форме полицейского. Томас не должен его пустить внутрь. В обойме осталось всего два патрона. Первый выстрел — и коп падает на пол. Второй приходится по напарнику, подоспевшему сразу же. Обойма пуста. Уэйн переходит на бег и на ходу сносит третьего, впечатав затылком в небольшую тумбу. Вдруг искореженное незнакомое лицо. Хлопок. Вспышка. И тьма перед глазами.

Ты это подразумевала под весельем, Сноу?

+1

20

Hozier - In The Woods Somewhere
   Кейтлин чувствовала, как ее разрывает изнутри, как меняется ее генетический код, превращая ее в нечто иное. Она уже даже не была человеком. Перед глазами, галлюцинациями проносились ледяные вихри, трансформирующиеся в волков, сдирающих кожу с девушки острыми зубами. Сноу уже даже не слышала собственных криков, только звук разбивающегося льда и то, как ледяные иглы пронзали плоть. Все это, разумеется, ей только чудилось, но от этого становилось не легче.
   Стены начали падать, заставляя девушку встать на колени. Ультрапроводник сжимался, а значит, все работало в точности, как нужно. Кейтлин превозмогая боль, думала о том, что лишь бы все получилось. Пусть, она не совершила самый необдуманный поступок в своей жизни. Пусть это был правильный выбор, и пусть они выберутся из этого кошмара.
   Ее подняло в воздух. Ее ломало изнутри, будто что-то адское вселилось в тело и теперь просится наружу. Время было на исходе, а боль все не прекращалась. В голове стрелой промелькнула мысль, что это конец, что она навечно застряла в своем собственном кошмарном сне, который будет мучить ее снова и снова, и снова. Оставалось только догадываться, какую участь сознание приготовило для Томаса. Сноу уже мысленно распрощалась с ним и сожалела, что не смогла их спасти.
   Но, вдруг, все прекратилось. Боль закончилась, а Кейтлин опустилась на пол. Платье в клочья разодрало от снежного вихря, а кожа побелела. Все выглядело прямо, как… тогда. Кейтлин сделала решающий шаг вперед и открыла дверь камеры.

   Сноу резко открывает глаза, словно кто-то резко схватил ее за плечи, заставляя проснуться. Она жадно хватает ртом воздух и ей даже удается сесть. От резкого движения, с ее головы слетели датчики, которые были присоединены к ее голове. Девушка резко оглядывается.
   - Получилось, - думает она, - Получилось!
   Кейтлин ждала ответа в своей голове, но его не последовало. Вместо этого – гнетущая, разрушающая изнутри пустота. Киллер Фрост не было.
   Она находилась на лабораторном столе в какой-то комнате, размером с небольшую лабораторию. На Сноу был привычный костюм для миссий. Вокруг были различные приборы и подсоединенные к компьютерам мониторы, которые потухли от насевшего на них инея. Почти все вокруг постепенно покрывалось коркой льда и что вероятнее всего, в этом была виновата именно Кейтлин. По степени ущерба и морозного оцепенения, прошло не меньше часа, чтобы все пришло к такому состоянию.
   Только сейчас, повернув голову в сторону, она увидела, что на соседнем столе лежит Бэтмен. Его пальцы подергивались во сне, а к голове так же были присоединены провода. Кейтлин потянулась, чтобы их снять, но не смогла оторвать руку от койки. Она была привязана ремнями к ней. Словно какой-то душевнобольной в психиатрической клинике. Это ее разозлило. Ее глаза сверкнули в полутьме, и от ладони пошел пар, замораживая ремни. Кожа рассыпалась, а Кейтлин смогла выбраться. Вдруг, ее тело пробила жгучая боль, которая заставила упасть обратно на стол. Сердце словно покрылось шипами и пыталось выбраться наружу. Стало ясно, она израсходовала все свое тепло на адреналине.  «Черт, черт, черт, черт, еще не все! Это еще не все!»
   Она потянулась к Томасу, но руки не слушались.  Кейтлин чувствовала, как замедляется его сердцебиение. Он был истощен и если она попробует забрать у него тепло, то дело закончится плачевно. Для начала, нужно, чтобы он очнулся. Пока не еще не слишком поздно. «Давай же, Сноу, ты не можешь так просто сдаться!», - пыталась себя настроить Кейтлин, как бы это сделала Мороз. «Соберись, ну!».
   Окоченевшими пальцами она смогла сорвать с его маски провода с присосками и откинуть их в сторону. Сноу тяжело выдохнула, будто ее легкие были наполнены дымом, и опустила голову на койку. «Давай, давай, давай, проснись», - молилась она в своих мыслях. «Давай же, проснись, хмурая ты мышь! Ради меня, ну же!». Сноу выжидающе смотрела и теперь даже старалась не дышать. Его веки задергались и Томас открыл глаза. Кейтлин выдохнула и немигающим взглядом уставилась на Томаса. Со стороны могло показаться, что на его уставился взгляд безжизненного тела, но вопреки всему, Кейтлин была еще жива. Ее вытянутая рука все еще была направлена в сторону мужчины и ей даже удалось пошевелить пальцами, но она оказалась слишком слаба, чтобы забрать тепло, находясь даже в каких-то полутора метрах от источника.

Отредактировано Caitlin Snow (2020-04-06 21:59:24)

+1

21

Темнота сменилась бликами. Поначалу было непонятно, что происходит, и как Уэйн очутился в месте, где все это время физически находился. Перед глазами качались стены, качался и потолок, готовый свалиться прямо на Томаса. Он моргал в надежде поскорее вернуть зрению четкость и после этого рассмотрел обстановку вокруг. По виду походило на больницу или близко к тому, вот только Уэйн на здоровье не жаловался, да и пользовался менее традиционными методами самолечения — он посмотрел на свои руки в перчатках от костюма — тем более в облике Бэтмена. Ледяные глыбы, техника, покрытая толстым слоем инея навевали мысли о крайней севере. Возможно, его отравили и похитили, перебросив при этом куда подальше от Готэма. Но, стоило увидеть изможденное (даже по меркам Снежной Королевы) лицо Кейтлин, и всё встало на свои места. Они могли находиться в любой точке мира, хоть в тропиках, а обледенение — результат “работы” её дара. Не сразу дошло, что увиденное — не очередной обман восприятия, задуманный неизвестно кем, это и есть реальность, прорваться к которой они пытались так долго.

“У неё вышло”, — подумалось Томасу. В глубине души он был чуть ли не в восторге, но на лице это никак не отразилась. Вместо этого практически сразу появились вопросы о виновниках происшествия и их целях.

Уэйн оторвал плечи от больничной койки — собственное тело показалось камнем, который тянул к земле. Запястья закреплены. Пришлось проявить чудеса изобретательности и вытащить зубами из голенища сапога нож, воспользоваться которым вот так сразу было непросто. Моторика нарушена, изо рта шел пар — Томас был рад, что в костюме Бэтмена имелась терморегуляция. Не будь её — и откинулся бы намного раньше, заблудившись в стране снов. Опасно соседствовать с Фрост в моменты, когда она себя не контролировала.

Освободившись, Бэтмен первым делом решил справиться о состоянии Фрост. Хреново ей, могла бы и не говорить — все понятно по её виду. Но в отличие от иллюзии, здесь она могла пользоваться своими способностями, а значит и подкормить внутреннего ледяного демона. Насколько близко к ней можно было подойти? Кейтлин как-то сказала, что доверяет Томасу. Пожалуй, настало самое время, чтобы отплатить ей тем же. Он подхватил девушку под руки и, вернув на ее прежнее место, сел рядом.

Лучше? — коротко спросил он.

Лицо его было сосредоточенно. Сдвинув брови, он размышлял о том, что в этом месте происходит. Он увидел свой пояс, снятый кем-то и разложенный на передвижном столике. Цилиндры откреплены, карманы вскрыты, и их содержимое находилось тут же. Бэтмен поднялся и начал складывать свое добро по положенным местам. Пистолеты вместе с кобурой пропали.

Нужно понять, где мы, и выбираться, пока наше пробуждение не обнаружили.

Он прислушался — тишина, нарушаемая лишь гулом ламп дневного освещения. Осторожно выглянул за дверь помещения, в котором их держали — также тихо. Ни голосов вдалеке, ни шагов, ни скрипа открываемой двери — ничего.

Идти сможешь? — спросил он Сноу. По-хорошему, он понимал, что ей слишком мало незначительной подпитки, нужно больше тепла, а значит неплохо бы перед уходом разыскать кого-то, у кого это тепло можно было забрать.

Выйдя в коридор, Томас метнул бэтаранг в камеру, уставившуюся на них своим единственным взглядом. Затем дал сигнал Кейтлин, что путь свободен. Но сколько бы ни бродили они по неизвестному зданию, живых существ так и не встретили. Решив, что ловить здесь больше нечего, Бэтмен прошел по указателям с ярко-красной надписью “ВЫХОД”, распахнул глухую тяжелую дверь — и зажмурился. Перед ними на много сотен метров вокруг вплоть до самого горизонта лежал снег, который блестел под полуденным солнцем. Пришлось изменить настройки линз на маске, чтобы разглядеть хоть что-то. Стоило ступить на хрустящую поверхность — и ноги утопали. Уэйн отошел подальше, чтобы рассмотреть сооружение, где их держали. Тепловизор не показывал наличие живых существ снаружи.

И какого дьявола здесь происходит? — вполголоса спросил он сам себя. Неизвестность ставила в тупик. Зачем было тащить их на полюс? Томас нажал на кнопку на ремне, включив геолокацию, затем активировал на предплечье интерактивную карту.

Южный полюс.

+1

22

Кончики пальцев начало покалывать и Сноу почувствовала, как по телу начинает растекаться тепло. Вены начали пульсировать, а внутренние органы постепенно оттаивать. Стало легче дышать и даже боль в горле постепенно сходила на нет. Она на несколько секунд закрыла глаза, чтобы сосредоточиться на том, чтобы не сделать ситуацию хуже. Кейтлин боялась сейчас только одного, что не сможет остановиться, начав поглощать тепло. Ее пластины на запястьях уже были активированы, и теперь только небольшой красный маячок указывал на то, что заряд батареи был практически на нуле. Значит, ей уже пришлось  воспользоваться экстренной подпиткой. Так, что же случилось? Сноу буквально вцепилась оттаявшими пальцами в плащ Бэтмена и несколько раз глубоко вздохнула. Теперь она наконец-таки ощущала себя в своем теле.
   - Кажется, вечеринка прошла весело, - попыталась пошутить девушка. Хороший знак. Но, она так и не услышала ответа от еще одной участницы событий. Значит ли это, что Киллер Фрост навсегда исчезла, пожертвовав собой для жизни Томаса и Кейтлин? Нет, если бы она знала, к чему приведут ее действия, сделала бы это куда экстравагантнее и сказала что-то гаденькое напоследок. Возможно, она просто уснула? Кейтлин еще не до конца оправилась и чувствовала усталость. Наверное, ей стоило сначала привести свой разум и тело в порядок, а потом разбираться.
   Но, к сожалению, это было не самой главной проблемой и местоположение, а так же события прошедшего дня все еще были загадкой для двух героев. Кейтлин, наконец, отпустила плащ и села на столе, размяв шею. Она взглянула на Томаса, и убедившись, что он был в порядке, похлопала по плечу. Ну, то, что она не заморозила его насмерть, уже хорошо.
   - Ага, как глоток свежего воздуха, - кивнула девушка и встала на пол. Ноги слушались, уже хорошо, значит, идти она может.  Она вновь оглядела лабораторию уже более трезвым умом. Наверняка и Томас заметил, что техника была не самая новая, но вполне работающая. Где-то были свежие вставки поверх ржавых корпусов. Некоторая лабораторная техника и вовсе была собрана, как говорится, из говна и палок. Здесь явно кто-то работал и давно. Вопрос был лишь в том, на кой черт ему понадобились Бэтмен и Фрост. «Какого хрена вообще произошло?»
   - Я бы предпочла все же встретиться с тем, кто это сделал, - фыркнула Сноу. Конечно, вряд ли сейчас она могла с кем-то соперничать, максимум охладить чьи-нибудь напитки. Но, вот злости в ней хоть отбавляй. Мыслей хватит на то, чтобы сравнять это место с землей. Но, черт возьми, нужно было сначала узнать, что произошло. Сначала думай, а потом действуй. Сноу кивнула Томасу. – Да, могу.
   Кейтлин последовала за Томасом, который начал выводить их отсюда. В голове назрело куда больше вопросов, нежели до пробуждения (что вполне ожидаемо), но их пока озвучивать девушка не стала. Еще не время, к тому же, и у стен вполне могли быть уши… и глаза, судя по камерами. Все это ей напоминало какой-то фильм по типу «Пилы» и такие игры ей ой, как не нравились. «Здесь пусто. Никого нет», - сказала сама себе Сноу. Возможно, она так и пыталась достучаться до Мороз. Она видела лишь одну тепловую сигнатуру Бэтмена и никого более.
   - Ты тоже нихрена не помнишь? – спросила Сноу, когда они с Томасом подходили к выходу. – Я надеялась, что все прояснится, когда мы очнемся.
   Девушке пришлось поставить руку козырьком, когда прямо в глаза ударил яркий свет Солнца. Повсюду простиралась белая снежная пустыня. Кейтлин даже не сдержала раздражённого смешка. Нет, жизнь точно решила над ней поиздеваться. Ну, вызов принят. Кейтлин прошла чуть дальше от сооружения. Холода она не чувствовала, ровно так же, как и раздирающего ледяного ветра, а вот за Томаса стало как-то не спокойно. Будет обидно, если он себе что-то застудит в своем костюмчике. Сноу обернулась, чтобы оглядеть масштабы бедствия. Стоило ей только увидеть слово «Аванпост» и надпись СТАР Лабс, так она чуть не взорвалась.
- Да вы, блин, издеваетесь надо мной! – крикнула она в сторону входа и развела руками в стороны.
   Вдруг, до нее дошло, что их с Томасом привело на этот аванпост. Он как-то сказал, что может ей помочь в ее расследовании «инцидента» и убрать все похожие посты. Поэтому они были здесь. Девушка тихо выругалась, а затем обернулась к Бэтмену.
- Черт возьми, я начинаю припоминать… Чертов «УЛЕЙ». Мы прилетели сюда по их души, ты помнишь? Они так же отмывали деньги на неудачные исследования у СТАР Лабс, а сами проводили свои эксперименты… - Сноу смотрела прямо перед собой, стараясь уловить все воспоминания, - мы высадились неподалеку, а затем… Черт, я не могу вспомнить, что-то мне мешает. – Она приложила холодные пальцы к вискам, а потом, резко замахнувшись, словно бейсбольный мяч бросила кусок льда в сторону аванпоста. На лету, безобидная льдинка растянулась в острый шип и проткнула насквозь дверь.
   В голове снова проносились сотни мыслей в секунду.
   - Мы их уже потеряли. Судя по заморозкам в той камере, они как минимум пару часов уже в бегах. Как они вообще нас поймали? Как они поймали меня? - шикнула Фрост. – Вот же, Дьявол. Надо убираться отсюда.
   Хоть вся ситуация и была не столь радужной, Кейтлин было приятно вновь быть собой. Хотя бы, частично.

Отредактировано Caitlin Snow (2020-04-07 14:27:24)

+1

23

Пришлось вернуться внутрь, чтобы ещё раз всё детально осмотреть, теперь уже не опасаясь, что явится кто-то и ударит с тыла. Некому здесь было заниматься диверсией. Встроенный в маску сканнер отмечал следы чужого довольно долгого пребывания — царапины на стенах, грязные следы на дверях и бесчисленные отпечатки пальцев разных людей. Судя по всему, работа здесь кипела. И тем более странно, что её бросили вот так в одночасье. Полученные данные Томас вместе с изображением лаборатории и планом здания передал на бэт-компьютер. Над этой информацией ещё предстоит поразмышлять.

Трезвый ум и здравая память возвращались к Томасу не столь стремительно, насколько это происходило с Фрост. Он бы и сам не прочь встретиться хоть с кем-то, кто работал на станции, будь он хоть охранником. Но нет, всех как будто ветром сдуло. Следы жизнедеятельности людей были, и они повсеместно находились, будь то записи в блокноте, обрывавшиеся на полуслове, или пончик с чашкой с недопитым кофе, забытые на столе. Но что заставило персонал резко эвакуироваться? Уж не “особенность” ли Кейтлин, грозившая заморозить весь исследовательский центр изнутри? Должно быть, по первости морозила Сноу получше промышленного холодильника. Возможно, наблюдавшие за этим ученые ошиблись в расчетах и сделали неверный прогноз, в результате которого, если бы глыбы льда нарастали с прежней скоростью, до оледеленения всего комплекса оставались считанные часы. Возможно, в этот момент и началась паника, результатом которой и стал побег. Но знали ли экспериментаторы, что лед Сноу — никакая не магия и из воздуха не сотворяется?.. Её тепловой заряд закончился быстрее, чем она успела покрыть коркой льда и одно помещение. К счастью для Бэтмена, кстати.

С праведным гневом придется повременить, — процедил Уэйн отстраненно, — Находившиеся здесь испугались твоих талантов и дали дёру задолго до твоего пробуждения. 

На её вопросы относительно последних воспоминаний, Томас коротко качал головой. Ничерта он не помнил, и место это видел как будто впервые. Если всё так, как говорила Кейтлин, значит не пешком и не на попутном самолете они сюда добрались, а значит где-то поблизости должен быть бэт-винг, если его не занесло снегом. Через удаленный доступ Бэтмен активировал дистанционное управление, завел двигатель, который после прогрева должен быть готов к перелёту.

По крайней мере, не придется добираться пешком до ближайшей населенной станции, — Бэтмен вовсе не причислял себя к оптимистам, но при ином раскладе они просто бы застряли в этих стенах до лета, когда температура воздуха хотя бы повыше, чем -20 градусов.

На вопросы Сноу у Томаса не было ответов. Он пожал плечами.

Быть может ты чего-то о себе не знаешь? — такое предположение даже ему казалось сомнительным, но ничего другого на ум не пришло.

Понятно, что его и Фрост оставили здесь на верную гибель, надеясь, что они сами себя порешат, находясь запертыми в выдуманном мире. Раз их поймали, было бы глупо надеяться, что личность Бэтмена осталась тайной. Нет, Томас был даже уверен, что его лицо видели. И его это мало заботило. Альтер эго в виде хирурга Томаса Хоука не имело близких, у него не было друзей, и он не прогуливал работу. Плохая база, чтобы шантажировать. Заботила его другая мысль, а именно технология, которую оба они на себе испытали.

Мы стали подопытными крысами, которые сами угодили в мышеловку, — сказал он.

В лаборатории, где находился аппарат, лед начинал таять. Уэйн осмотрел установку, которая по-прежнему работала, однако данные программирования, введенные через внешний вход, отсутствовали. Вероятнее всего, изначально было подключено портативное устройство обработки данных — ноутбук, планшет или вроде того, которое и моделировало окружение, в которое попадали подопытные. И это уже попахивало проблемой.

Если исследователи видели, что с нами происходило, они знают, что Томас Уэйн жив, — и это уже открытие, которое могло повлечь за собой большие неприятности для большого круга лиц.

Это первое. Помимо этого, Бэтмен думал на перспективу, и что-то подсказывало ему, что прибор альтернативной реальности будет развиваться и, кто знает, возможно, однажды не потребуются никакие провода, чтобы подключить к нему целую группу людей.

Слышала о заказе правительства на разработку так называемой “виртуальной тюрьмы”? — даже если не слышала, из названия суть ясна, — То, что мы испытали на себе, очень похоже.

И всё это очень смахивает на то, что очередная специальная разработка попала не в те руки, что само по себе не сулило ничего хорошего.

+1

24

Кейтлин небрежно пнула кусок льда под своими ногами, от чего тот почти сразу испарился. Не без помощи Сноу, разумеется. Для себя она отметила и то, что терморегуляция работает пока нормально. Выбросы ледяной энергии она старалась распределить равномерно тому, какие запасы тепла были в ее организме. По расчетам, на пару часов без дополнительной подпитки должно хватить. Если, конечно, не представится возможность, как выразился Томас «праведного гнева». Это одновременно было и хорошо и плохо. Но, она бы не отказалась добраться холодными пальчиками до чьего-нибудь тела. О, да она рассуждает как заправский маньяк. Что же, эти мудаки этого заслужили.
   - Испугались они, - прошипела, словно змея Сноу, - А ставить надо мной опыты они не испугались. Зря думали, что я не выберусь. Теперь у них нет никаких шансов.
   Если бы Бэтмен не знал Кейтлин настолько хорошо, то мог подумать, что это она говорила всерьез. Ну, так и было отчасти. Убивать, она, конечно же, их не собиралась, хоть и думала, но вот хорошенько помучить, это да. И плюс еще высосать из них столько энергии, что зубодробительная мигрень будет преследовать всю оставшуюся жизнь.
   Девушка осматривала лабораторию, убирая оставшийся созданный ей биологический лед и то и дело нервно разминала кулачки словно перед дракой.  То, что Уэйн не помнил прошедшего дня так же нервировало. Ее частичек воспоминаний тоже не хватило, чтобы воссоздать всю картину.
   - Видимо, мозг человека оказался более уязвимым, чем мозг мета, поэтому ты не можешь вспомнить то, что произошло, - предположила девушка. Это были лишь догадки, но без каких-либо сведений трудно было что-то сказать. Пока она лишь озвучивала самые очевидные варианты. Кейтлин пожала плечами. – Только вот мышки оказались на редкость живучими и теперь будут мстить.
   Сноу освободила все помещение от оставшегося льда и теперь можно было что-то отыскать. Плюсом от биологического льда, было то, что он не оставляет следов. То есть, не тает и не вредит тем самым электротехнике. Интересно, знали ли об этом те, кто запер их тут? Вряд ли у них было время сделать химанализ ее льда. Если они забили на этот факт, то у героев был шанс хотя бы вскрыть пару компьютеров и добыть какую-никакую информацию.
   - Если они видели наши страхи, то у нас есть более серьезные проблемы, чем личность Томаса Уэйна, которого никто уже и не помнит. – Сноу намекала на Брюса, Селину, Мартина Штайна и Ронни Реймонда. Хотя, даже если и так, кто вообще был до конца уверен, что происходившее у них в головах вообще имеет какой-то смысл? Может, попав в тот мир, они вообще были другими людьми? Томас вполне мог быть Супеменом, а Сноу Чудо-Женщиной. Они все еще не знали, что собой представляет это устройство. – Не думаю, что стоит переживать хотя бы из-за твоей тайны личности. – Кейтлин кивнула на его маску. – У тебя же есть защитная функция на случай потери сознания или типа того? Даже, если они и попытались снять маску, то получили нормальный заряд тока. Хотя… - Кейтлин глубоко выдохнула, что аж пар пошел изо рта, -… нихрена мы не знаем.
   Кейтлин пожала плечами. Что-то может она и слышала по поводу этой разработки, но точно не обратила на этого должного внимания. А зря, видимо стоило. Ну, по крайней мере, у них были зацепки, за ниточки которых можно было подергать.
   - Ладно, забирай все, что можно унести и сваливаем с этого места, а то мне уже не по себе, - не от самой лаборатории, которая была привычным местом обитания Сноу, а здания и окружающей пугающей снежной пустыни. Да уж, звучит достаточно иронично.
   С тех компьютеров, что были еще активны, можно было скачать информацию прямо через передатчик, встроенный в костюм Фрост. Спасибо Бэтмену за усовершенствования. Она вставила небольшую флэшку и программа-вирус взломала систему, крадя все файлы. Затем, она отдала ее Уэйну. С этим они разберутся позже.  Ну, а те, что были уже в плачевном состоянии, явно нуждались в разборке, так что прихватить удалось только жесткие диски. Видео с камер наблюдения тоже были при них.
   Они вышли обратно на ослепляющий снег. Если воспоминания Кейтлин ее не подводят, то их самолет находился в километре от самого аванпоста в режиме маскировки за выросшим ледником в форме носа корабля. Но, на всякий, Сноу попросила Томаса определить его местонахождение.
  Честно говоря, ей просто хотелось откинуться в кресло и немного отдохнуть. И, наверное, стоило обсудить то, что произошло.
   Что-то она устала.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Total Recall


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC