Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » hated you from hello


hated you from hello

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

hated you from hello
https://funkyimg.com/i/329XB.png https://funkyimg.com/i/329XC.png https://funkyimg.com/i/329XD.png

Roman Sionis & Selina Kyle
Обычно Женщина-Кошка ни на кого не работает, но только не в этот раз

+3

2

Власть развращает.

За плечами у Романа Сиониса был целый Готэм, миллионы неотмытых денег и успешно реализованных схем; под его пальцем билась криминальная жилка этого города: сожмёшь — прыснет чёрной зловонной кровью. Останавливаться на достигнутом — недостижимый уровень, свойственный только аскетам либо последним трусам: первым Сионис не был, вторым и подавно; и маячащие на горизонте новые величины тянули с немыслимой силой — ему хотелось заполучить всё, сжать в своей руке целый город так крепко, чтобы он трещал под натиском и мелко крошился.

Абсолютная власть развращает абсолютно.

У Лекса Лютора в Метрополисе были новые открытия и новые разработки — оно и неудивительно, технологии современности не стоят на месте: скоро будут неотличимы о магии и сверхспособностей — и зачем тогда будешь нужен ты, Супермен? О новом открытии метрополисского гения слухи ходили так рьяно, что даже до Готэма добрались: дыма без огня не бывает — если из «Лекскорп» потянуло так густо и так далеко, то это неспроста. Чёрную Маску разрывало простое любопытство напополам с жаждой абсолютной власти — подумать только, какие возможности откроются, если в рукаве будут припрятаны новейшие разработки Лекса Лютора.

Роман хотел их заполучить — полностью и целиком, единолично, и без каких-либо оговорок: попросту говоря, Роман хотел их украсть, но для такого нетривиального дела нужен однозначно нетривиальный исполнитель. Все схемы и прототипы Лютора не лежат на открытых стендах, не висят на стенах, как дорогие картины, и не спрятаны в сейфе на четырёхзначном коде. Это будет сложнее — гораздо сложнее, где-то на грани с невозможностью.

Но Романа это не останавливало. В конце концов, он ведь не собирался лезть туда лично.

Женщина-Кошка. Это имя было первым в числе претендентов на роль исполнителя: разве есть во всём мире хоть одна щель, в которую она не сможет пробраться ради наживы? Роман был хорошо осведомлён о её способностях и ловком мастерстве, но была одна загвоздка — она бы ни за что не согласилась на него работать. Более того, Роман не хотел открыто выступать заказчиком: не стоит лукавить, он хорошо понимал, что будет отправлять исполнителя на убой — каков там шанс, что она уйдёт из недр «Лекскорп» живой? И каков шанс, что не сдаст имя организатора доблестной охране Лекса? Определённо меньше половины. Малая вероятность успеха, впрочем, не волновала Чёрную Маску — риск того стоит, тем более, что рисковать он собирается не собой.

Но безымянный заказчик, скрывшийся за маской анонимности, вряд ли убедит её на такие риски — даже за большие суммы вознаграждения. Роман хотел поступить иначе: поставить Женщину-Кошку в ситуацию, которая бы предполагала согласие, показать ей, что в её собственных интересах согласиться; путь был не из самых лёгких, но и не в привычках Романа выбирать простое.

Чёрной Маске потребовалось совсем немного времени, чтобы создать поддельную личность: пару строк биографии в труднодоступных источниках, ошмётки слухов, пущенных туда же — наткнётся только тот, кто намеренно станет искать; информации удручающе мало — как раз достаточно для того, чтобы вселить в любого, кто станет копать, ощущение намеренной скрытности. Винсент Эйфман, по составленной наспех легенде: нью-йоркский магнат, коллекционер и торговец информацией; по этой же легенде именно он — организатор проходящей прямо сейчас выставки самых дорогих мировых алмазов в Готэме — осведомлены и приглашены только некоторые из высших (по большей части, преступных) сословий горожан. Имя Винсента Эйфмана не афишируется нигде: это лишь ширма, на которую наткнётся тот, кто захочет копнуть поглубже — но даже для того, чтобы выйти на эту откровенную ложь, придётся приложить немало усилий.

Имя Романа Сиониса не афишируется нигде и даже не соприкасается с этой историей.

Никакого приглашения для Женщины-Кошки, естественно, не было: её ждут не в роли гостя, а в роли воровки. Затравка была брошена, как лакомый кусок мяса псу под ноги — оставался лишь вопросом времени тот момент, когда воровка клюнет на приманку. Десятки дорогих, прекрасных бриллиантов — как на это не соблазниться?

Место, где проводилась выставка, было оснащено всеми современными системами охраны и обнаружения — более того, проникновения не просто ждали, его добивались, а потому появление гостьи было замечено — и как раз вовремя. Роман Сионис, скрывшийся за полностью вымышленным, но таким реалистичным образом Винсента Эйфмана, уже ждал её — и как только птичка залетела в клетку, все пути отхода были моментально заблокированы.

Погодите, погодите, — грузный и высокий Эйфман, говорящий с ощутимым, но не поддающимся точному определению европейским акцентом, вышел в выставочный зал. Ночью он был закрыт для посетителей — но некоторые из них не нуждались в открытых дверях. — Не спешите уходить.

Он не видел её: приглушённое на ночь освещение скрывало половину зала в тенях, Женщина-Кошка наверняка затаилась — сбежать она не могла: путь, которым она сюда проникла, сейчас был заблокирован.

Я знаю, что вы здесь. Признаться — я вас ждал! — Роман сымитировал глухое покашливание; силиконовая маска пожилого и «бульдожьего» лица Эйфмана была на удивление реалистичной. — Женщина-Кошка. Наслышан, наслышан. У меня есть к вам некое... предложение.

В гнусавом голосе "Эйфмана" слышались нотки самодовольства: он рыскал глазами по залу, высматривая свою собеседницу.

+3

3

Селина редко могла пройти мимо того, что, по ее мнению, плохо лежит да еще и так притягательно поблескивает точеными гранями. Воровство давно превратилось для нее больше в хобби, чем в действительный источник обогащения, но, чем крупнее был перед ней куш, тем сильнее был соблазн, которому она столь охотно поддавалась .
Лучшие друзья девушек – это бриллианты, ведь так? Вот уже не первый день по темным закоулкам Готэма доносились вести о том, что в одной из местных галерей планируется выставить крупную партию сияющих драгоценных камешков и Кайл старательно наводила справки по своим каналам: возможность перейти дорожку кому-то из местных воротил ее не пугала, но очень уж хотелось знать чего стоит ожидать от ее небольшой вылазки помимо улова. Имя Винсента Эйфмана ей ни о чем не говорило и было даже на руку, что хозяин блестяшек не местный и, скорее всего, не знает про самую ловкую воровку Готэма. Разумеется, раздобыть приглашение на торжественное открытие не представлялось  для нее возможным, но Селина в не и не нуждалась.
В этой галерее Женщина-Кошка была впервые: обычно здесь проходили выставки предметов искусства, к которым она обычно была более равнодушна, чем к драгоценностям. Попасть внутрь было не так сложно – прорезать подходящих размеров дырку в стеклянной крыше здании, а дальше уже было дело техники: передвигаться по слепым зонам камер и оставаться в тени. Нужно лишь добраться до искомого зала, с чем Селина успешно справилась. Зал был подозрительно пуст: на ее взгляд, самые дорогие алмазы в мире охранять должны, по меньшей мере, полицейский взвод под руководством комиссара Гордона. Она не тешила себя иллюзиями, что все будет так просто как кажется на первый взгляд. Наверняка здесь установили новейшую систему сигнализации и протянули по всему залу лазерные лучи. Это ее ни капли не останавливало, как и возможность все же попасться. Главное, чтобы это произошло после того как мешочек с заветными бриллиантами окажется за пазухой. Воровка едва смогла взгляд от витрины, где ее ожидали камешки. Прежде, чем Селина смогла что-то предпринять, в центре зала появился высокий грузный мужчина, заставив тем самым ее врасплох. Кайл юркнула в тень, попытавшись остаться незамеченной.
Женщина-Кошка терпеть не могла такие сюрпризы, столь очевидные, и которые она так легко не могла предусмотреть. Она злилась на саму себя, что попалась в банальнейшую ловушку, не распознав ничего за блеском бриллиантов, что сейчас находились прямо перед ней за стеклянными витринами. Кайл пряталась в тени колонны, наблюдая за незнакомцем сквозь очки ночного видения, которые позволяли рассмотреть его в самых мерзких подробностях. Обычный «денежный мешок» - его изображение с легкостью могло бы служить иллюстрацией богатея в школьном учебнике начальных классов. Ничего примечательного: весьма заметное брюшко, залысины и испещренное морщинами лицо. И все же, было в его облике что-то настораживающее. Селина ничем не выдавала своего присутствия, хотя это и было бесполезным, ища пути отхода. Тем же путем, которым она пришла, уйти уже не удастся – удачно спланированная ловушка. Впрочем, это похоже было наименьшей из ее проблем. Она молчаливо выслушивала слова Эйфмана, все больше и больше морщась. Может ему и удалось загнать ее в угол, но соглашаться ни на какие просьбы и предложения она не собиралась.
- Не думаю, что это будет мне интересно, - Селина вышла из-за колонны, покачивая бедрами. Продолжать таиться дальше не было смысла, с Эйфманом она в любом случае сможет справиться, а без добычи уходить из галереи она не собиралась, - Ну раз наслышаны, то должны быть в курсе, что я не работаю в команде. Или же на кого-то. Гуляю сама по себе, как и полагается кошке, - Кайл коротко усмехнулась, - Если же хотите что-то другое, то вы не в моем вкусе.
Частично заявление про гордое рабочее одиночество было ложью: Женщина- Кошка с переменным успехом объединялась то с семейкой мышей, то с теми, кого в Готэме считали злодеями. Меняла стороны как перчатки, оставаясь верной только себе и своим представлениям о справедливости. Но откуда же об этом знать магнату из Нью-Йорка?
- С вашего позволения, я заберу это, - Кайл ткнула острым когтем в сторону бриллиантов, - И тогда, может быть, никто не пострадает.

+1

4

Поймите меня правильно, — с гнусной ухмылкой на самодовольном лице Эйфмана произнёс Роман, — я не предлагаю вам сотрудничество.

Кошка попала в ловушку и начала выпускать коготки — кто бы мог подумать об обратном? Роман удивился бы, пойди она на сотрудничество без должной мотивации и вот так сразу — не зря ведь коты прослыли животными горделивыми; её резкий отказ не был для него внезапностью. И даже в цене вопроса не высказала заинтересованности — не иначе как набивает цену.

Вы ведь неспроста пробрались сюда, и, согласитесь, обидно будет уйти с пустыми руками — или же не уйти вообще, — самодовольство в его голосе начинало прорезаться всё выразительней. Роман сделал несколько шагов вдоль выставочных стеллажей, не сводя с Женщины-Кошки пристального ухмыляющегося взгляда. — Поэтому сейчас я озвучу вам, что вы должны сделать, а вы — согласитесь и единственное, что останется между нами неразрешённым, это размер вашего вознаграждения в случае успеха.

Учтивость в чуть хрипловатом голосе Эйфмана звучала как насмешка. Он скользил взглядом по Женщине-Кошке с нескрываемым интересом — даже будет немного жаль, если с задания, на которое Сионис её зашвырнёт, она не вернётся.

И не столь уж важно, в вашем я вкусе или нет, — сквозь гнусавый голос Эйфмана прорезался жёсткий смешок Чёрной Маски. — Потому что вы — очень даже в моём.

Приглянулась ли Кошка Эфману? Да, определённо, — эту часть Роман не обошёл вниманием в своей игре.
Приглянулась ли Кошка ему самому? Ха, да ещё бы.

Но не ради этого он устроил целую постановку с затратой времени и средств — Женщина-Кошка ещё наверняка пожалеет, что заинтересовала внезапно объявившегося нью-йоркского магната своими способностями, а не всего лишь своим тельцем.

Роман сделал шаг по направлению к ней и достал из кармана небольшой пульт управления дверьми, которым и заблокировал их все несколькими минутами ранее. Неплохо было бы соблазнить её на попытку забрать пульт силой — Сионис с удовольствием в этом бы поучаствовал. У каждого есть своя цена — вопрос только в количестве нулей после заветной цифры или в товарном эквиваленте, а если кого-либо по странному стечению обстоятельства не получается заманить деньгами — значит, нужно давить на больное. А уж в этом деле нет никого лучше. Для её же собственной сохранности — пусть лучше её цена будет в банальных банкнотах.

Принимаете моё предложение без лишних возражений — и я даю вам возможность отсюда уйти с небольшим авансом и всеми девятью жизнями в запасе. Если же ситуация ещё недостаточно ясна для вас, то позвольте пояснить: чем активней вы будете сопротивляться мне — тем в большую опасность поставите сохранность вашего привычного уклада жизни, — Роман под личиной Эйфмана выдержал короткую паузу, — и себя саму тоже.

Если понадобится — он готов перейти к мерам куда более радикальным; а пока что его собеседнице стоит прислушаться к своей кошачьей интуиции и принять озвученное предложение, пока ещё есть возможность самой же не уйти в убыток.

Всё довольно просто, как вы можете видеть. И я не требую ничего из ряда вон: только хорошо знакомые вам проникновения и кражи — звучит привычно, не так ли? Но придётся немного расширить территории и поднять планку — я хочу получить то, что хранится за закрытыми дверьми Лекскорп.

Роман показательно спрятал пульт во внутренний карман своего пиджака.

А бриллианты, — он прошёлся вдоль стеллажей, рассматривая драгоценные камни, сверкающие под стеклом, — сможете получить в качестве оплаты. И даже захватить кое-что в виде небольшого аванса — если, конечно, сумеете отсюда вынести.

Эйфман засмеялся и его обрюзгшее лицо неприятно затряслось. Женщина-Кошка в самой отвратительной ситуации из всех, в какую только могла попасть, — и самое приятное в этом то, что ей только предстоит осознать это до конца.

И если в вашей прелестной головке промелькнула хоть малейшая мысль о том, чтобы обмануть меня, то лучше поймайте её и задушите. И тогда, может быть, никто не пострадает.

+1

5

- Вот так сразу и даже без ужина? Фи, - предложение о сотрудничестве все еще мало ее волновало. Точнее, вообще не заботило. Женщина-Кошка ни на кого не работала, какими бы другими словами эту сделку не называли, и какое бы вознаграждение за это не сулили.
Эйфман нравился ей все меньше и меньше, но пока никакого пути отхода у Кайл не было. Единственным свободным путем, если толстяк и туда не добрался, оставалась вентиляция, идущая через все здание, но до ближайшей решетки еще нужно были дойти, обогнув этого хозяина побрякушек. В принципе, ничего сложного.
- Похоже, ваше это сотрудничество несет куда-то не в ту сторону, - Кайл презрительно скривилась.
Селина и сама толком не понимала почему все еще стоит здесь и слушает Эйфмана. Намного проще было бы стащить алмазы, оставить на лице богатея несколько царапин на память и смыться в неизвестном направлении. Наверно, всему виной была ее неуемная тяга в играм: алмазы в конце концов все равно станут ее, а вот от мистера Эйфмана зависит только то, насколько целым он отсюда уползет до готэмской больницы, если сможет.
Она не сводила взгляда с пульта, наконец-то оторвавшись от созерцания витрины с драгоценными камушками. Свобода была так близко, всего-то в нескольких шагах от нее, но Селина упрямо оставалась на месте, не проявляя никакого интереса к пульту. Нет, сейчас Эйфман вцепился в него бульдожьей хваткой и ожидает нападения. Стоит уболтать богатея, отвлечь, и уже потом без особых препятствий завладеть и бриллиантами, и пультом.
- Ах, если бы мне дарили по бриллианту каждый раз как я слышу эти слова, то я могла бы открыть здесь свой филиал Алмазного фонда, - она коротко усмехнулась, - Даже интересно как вы собираетесь портить мне жизнь. Попытаетесь нанять Бэтмена? О, или позовете больших страшных охранников? Ставлю на второй вариант.
Угрожали Женщине-Кошке далеко не впервые, и, скорее всего, далеко не в последний раз. Вот только в слова этого напыщенного толстосума одновременно верится и нет: ей слабо представлялось, что он способен на что-то большее, чем позвать на помощь своих болванчиков-охранников, которые ей самой и в подметки не годились,  а с другой стороны было в Эйфмане нечто, что заставляло не очень-то и сомневаться, что он тот еще злопамятный мудак и  будет преследовать Селину все девять жизней и немножко после смерти. Вернее, таинственную Женщину-Кошку, а не одну из жительниц Готэма, днем мало чем отличающуюся от тысяч других. Угрозы мистера Эйфмана были скучными, Кайл даже притворно зевнула, изящно прикрыв рот ладонью в перчатке, пока ее внимание не привлекло место назначения. Нет, все же она не ошиблась, когда подумала, что наниматель немного не блещет разумом.
- Лекскорп? – Селина рассмеялась, - Теперь понятно, почему такой богатый дяденька не лезет за своими побрякушками сам, а ищет козла отпущения , - и она очень сильно сомневалась, что Эйфман найдет такого дурака, что полезет в самое пекло, - Если перейти дорожку Лютору, то со всеми девятью жизнями можно распрощаться намного легче и быстрее, чем сказать мяу, - предложение «нанимателя» откровенно ее забавляло, - Придется искать другого безмозглого с отсутствием чувства самосохранения.
Метрополис не был ее местом для добычи блестяшек, но о Лексе Люторе не слышал только глухой. Конечно, Женщина-Кошка любила кражи зрелищные, громкие, но в Готэме и не у настолько влиятельных и опасных людей. Она несколько секунд боролась с соблазном согласиться. Не из-за напыщенных угроз Эйфмана, а из-за собственного тщеславия, но разум все же победил – никаких сотрудничеств не будет. Это могла бы стать кража века, заставившая общественность по обе стороны океана без умолку писать о готэмской воровке, но, се ля ви, во-первых,  не под руководством Эйфмана, а во-вторых, Кайл понятия не имела, что могло бы привлечь ее в Лекскорп. Эйфман засмеялся, видимо очень довольный собой, но воровка ничего смешного в его словах не нашла, наблюдая как трясутся его подбородки.
- Оставите даму без новых бриллиантовых сережек за спасибо? – Селина, насколько ей позволяла маска, состроила обиженное лицо, подходя ближе, - Даже без какого-нибудь жалкого колечка с алмазным напылением?
Общение с нанимателем уже начинало ее утомлять и казалось, что разговор идет по кругу. Глухой слушает глухого и все такое. Пора бы уже было переходить к более активным действиям.
- Ну почему же сразу обманывать? – она подошла еще ближе, - Честно признаюсь, что у нас ничего не выйдет: предложение так себе, а работать на кого-то, кроме себя я не люблю.
Пульт был так рядом, так близко. Селина удивленно вскинула брови, когда быстрым движением попыталась выхватить пластиковую коробочку из рук богатея, но ее пальцы наткнулись лишь на пустоту. Эйфман, с несвойственной для его комплекции быстротой, пресек ее попытку. Кайл не привыкла сдаваться и не собираясь оставлять пульт без внимания, ловко перекатилась назад, вставая в стойку и выхватывая кнут. Похоже, что сегодняшний вечер будет полон сюрпризов.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » hated you from hello


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC