Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Like mother, like son


Like mother, like son

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/ApwrkhP.gif

https://i.imgur.com/m2afMcB.gif

Talia al Ghul & Damian Wayne


Заинтригованный известиями, что Готэм горит в эпидемии, Рэйш аль Гул направляет в город наблюдателя от Лиги убийц в лице своей дочери. Талия же по прибытию узнает из новостей, что сын Брюса Уэйна похищен. В то время как бывшие сайдники Бэтмена разыскивают Робина, дочь Демона решает действовать на опережение и раньше других отыскать мальчика, который позволил себя похитить.


+2

2

Талия ненавидела Готэм вместе со всеми его обитателями. С радостью бы спалила дотла, не будь у этой выгребной ямы защитничков в лице мышиной семейки, вечно мешавшейся под ногами, стоило хотя бы косвенно затронуть интересы проклятого городишки. Однако временами всё же приходилось наведываться и в это забытое богом место. Внушать себе, что это всего лишь какая-то поездка, каких в жизни дочери Демона с детства случались сотни, так что не о чем беспокоиться. Но, так или иначе, всякий раз пребывая в аэропорт, Талия чувствовала, что внутри всё сводило от непонятной и тяжелой тоски. И это ощущение в себе хотелось задушить. Вырвать вместе с потрохами, если понадобится.

Поводом променять жаркий климат песков на дождливое недоразумение Готэма стали дела Лиги. У Рэйш аль Гула были “уши” по всему свету. Глава организации с многовековой историей знал обо всём, из чего можно было извлечь выгоду движению. И Готэм не стал исключением. Разгоревшаяся здесь эпидемия с самого начала заинтересовала Демона, давно считавшего, что очищение человеческого рода следует начать со здешних мест. Болезнь разрасталась и прогрессировала — возрастал интерес к происходящему и Лиги. В какой-то момент начало казаться, что осуществление мечтаний аль Гула совсем близко, и вирус сожрёт город изнутри. Вот так легко пал город — без залпов и сражений. Оставалось только проследить, чтобы положение продолжало ухудшаться — и тогда в Готэме даже крысы сдохнут. И чтобы так оно в итоге и вышло, Рэйш направил в Готэм свою дочь.

Этот город словно нутром чувствовал, что Талия здесь чужая и настроена совсем не дружелюбно. Каждый раз это место подкидывало всё новые сюрпризы и отнюдь не приятные. Поганая погода была лишь малой частью не самых приятных вещей, что здесь происходили. Сломанные каблуки и сорванные встречи, неосуществленные планы, срочное сворачивание операций по внезапным причинам и шальные пули — вот незначительная часть того, что в последние годы по приезду сваливалось на Талию. В этот визит она ждала очередного подвоха.

И дождалась.

Она десятки раз говорила, что ей плевать на ребенка, созданного искусственно из её биологического материала. Дэмиен изначально планировался как воин, который однажды поставит на колени весь мир, и воспитывался соответственно (если, конечно, ежедневные тренировки до потери пульса можно назвать воспитанием). Долгих десять лет Талия исполняла роль личного инструктора — и где благодарность? Глупый мальчишка сбежал к отцу, а она — плохой наставник, ни на что не способный, раз допустила подобное. Где-то глубоко в душе дочь Демона понимала, почему он так поступил, понимала и оттого злилась ещё больше. Её сын сызмальства не должен был знать привязанности, жалости и прочих соплей, мешавших достижению великой цели. Соплей, которые когда-то сделали сильно больно самой Талии и заставили спрятаться в своей непробиваемой раковине. Но что сопляку чужой опыт? Он не поймет, пока не прочувствует всё на собственной шкуре.

“Сюрприз” поджидал Талию при просмотре первого же выпуска местных новостей.
Похищен сын биллионера, меценатата и гражданина города Брюса Уэйна. Подробности уточняются”, —  и бла, бла, бла.

Брюс Уэйн, должно быть, совсем остатки ума растерял, раз позволил информации просочиться в прессу. Теперь, должно быть, сидит у телефона и ждет звонка о выкупе, как какой-нибудь тюфяк! От этой мысли стало мерзко. Талия знала, что многочисленные прихвостни Бэтмена уже снуют по всем гнилым норам в поисках драгоценного отпрыска Уэйна. Должна ли Талия вмешиваться в это дело?.. Хотя нет, не так — хотела ли она вмешаться?.. Собственно, а почему нет? Город бросил вызов, перед которым аль Гул не спасует.

Вся проблема всех этих костюмированных героев с клевыми задницами в том, что они мыслили как хорошие парни. Талия же заходила с другого края и понимала, что её сына ни одна собака бы не похитила, не позволь он этого сделать. Были псы и другого рода, такие как Джокер, но тот урод уже на каждом углу бы похвастался, что украл Малиновку Бэтса. К тому же украли не Робина, а Дэмиена Уэйна… Сочетание имени и фамилии всякий раз заставляло Талию содрогнуться. Её сын — по большей части аль Гул, а уже потом Уэйн. Готэм и эту простую истину вывернул наизнанку и извратил в свойственной ему манере.

Поразмыслив, Талия пришла к выводу, что за похищением стояли далеко не криминальные шишки, а профаны, которые решили срубить бабла “по-простому” на похищении золотого мальчика. А ещё они ведать не ведают, кого их угораздило похитить. Поиски следовало начинать не с укрепленных баз, а с подворотни, заброшенных складов и долгостроев — у дилетантов нет средств, чтобы обустроить убежище на должном уровне, а значит однажды они попадутся. Что вскоре и произошло.

Прокололись ребята на телефонном звонке, совершенном на незащищенному каналу связи, для фильтрации разговоров в котором в поток были заданы ключевые фразы. Через несколько минут на руках у дочери Демона имелось всё: имена грабителей, их фото, данные кредитных карт, приводы и зарегистрированные места жительства. Выследить искомые рожи по камерам, которыми в прямом смысле был усеял город, не составило особого труда. Похитители ведь не знали, что их физиономии уже вычислены.

Она открыла ржавую дверь с пинка. Внутри было тихо и воняло сыростью. Талия не спускала высокого воротника, закрывавшего всю нижнюю часть лица, но запах проникал и сквозь ткань. Вальяжной походкой она прошла внутрь, огляделась — тихо, только ветер гулял в потрескавшихся стеклах и шевелил паутину у потолка. Рассмотрев обстановку помещения, она подошла к тяжелому люку в полу, который подняла и по склизким ступеням спустилась вниз. Внутреннее убранство бункера походило… на бункер, которых немало в американской глуши, где каждый второй верил в пришествие зомби и готовится к концу света. Кстати, из света здесь были разве что простые лампочки, даже не обернутые абажуром. С непривычки их желтый свет больно ударил по глазам, стоило дернуть в сторону тумблер включения. Спустившись до твердой поверхности, Талия зашагала дальше, где посреди безобразия, больше похожего на стоянку бомжей, чем на жилую комнату, и обнаружила своего драгоценного отпрыска, взъерошенного словно воробья.

Здравствуй, мальчик мой, — раздался холодный женской голос, — Ты, как вижу, не особо спешил вернуться на попечение к папочке.

Она смерила Дэмиена взглядом, отметив, что справиться с обычными верёвками он с легкостью мог и самостоятельно. Пара синяков на лице, потрепанный вид школьного пиджака, кровь на некогда белоснежной рубашке — ничего, с чем внук Рэйш аль Гула не смог совладать. Тогда в чём была причина?

Талия придвинула к себе стул и села прямо напротив сына, закинув ногу на ногу и уставившись мальчугану в глаза.

“Совсем размяк”, — красноречиво говорил её взгляд, не скрывавший пренебрежения.

+1

3

Отцов не должно быть ни видно, ни слышно. Только на этой основе можно построить прочную семью ©Оскар Уайльд.

Ветер сегодня был прохладным, как и отношения между Брюсом и Дэмианом, последние пару дней. Их мнения совершенно не совпадали, внук аль Гула был настроен решительно и об уступках даже не помышлял. Он жил без школы эти четырнадцать лет и дальше проживет! Учился на дому и все с ним было нормально. Ему совершенно был не нужен этот «социум» в виде идиотов с пубертатным периодом, прыщами и своими тупыми подростковыми проблемами. Хотя такое описание очень уж сильно напоминало Дэмиану Юных Титанов. Но отец был другого мнения обо всем. Ему хотелось видеть не просто сына, ему было мало того, что он и так его ЗАКОННЫЙ сын. Ему нужно было, что бы Дэмиан социализировался, что бы он скатился до уровня этой мелкоты и «говорил с ними на их языке» © Брюс Уэйн. Ему, видите ли, необходима была семья с картинки, которую все так любили. Он ведь у нас отец-одиночка, такой весь из себя чудесный! Ну прямо - идеал и пример для подражания! И, конечно, для газет, Готэма, да и остальной общественности вдруг понадобилось подтверждение сего факта. Дэмиану необходимо было пойти в школу и показать всем детям, что они - не дети Брюса Уэйна. Вот на сколько это все тупо? А главное для чего? Бизнес? Репутация? Наверное для этого, но почему бы отцу не сыграть на других картах? Да и дело было даже не в самом Бэтмене. Газетчики раздували это какими-то безумными темпами.

Репутация: то, что говорят о вас за вашей спиной© Эдгар Хау

А все началось с одного приема, на который, по мимо Уэйнов, пришли ещё несколько родителей с детьми и все, как на подбор - идеальные дети, которые учатся в лучших частных школах, затем пойдут в элитные вузы и после этого примут на себя тяжелую ношу их родителей - собственный бизнес. Ну и когда Уэйна старшего спросили, учится ли его отпрыск в школе, отец сказал про домашнее обучение, а эта наглая репортерша просто насела на него с вопросами про обучение детей и о том, что в Готеме наверняка плохие школы и, естественно, что Брюс не отдаст своего сына в такое дерьмо. Это подхватили другие газетчики и понеслась. Вот здесь репутация папочки - идеального Брюса Уэйна, который защищает, всегда защищал и будет защищать этот город от всех бед, что когда-либо творились здесь - начала скатываться вниз, при чем темпами камня, спущенного с обрыва, да ещё и с ускорением от катапульты.
Итогом общественного давления стал звонок отца в лучшую школу Готэма и вечерний разговор с сыном о том, что завтра у Уэйна-младшего первый день.
Вот как бы смешно это не звучало, но отец поддался на такие уловки. И больше даже обидно, что общество может так влиять на Бэтмена. Хотя о чем можно думать, если супергерои обычно подвержены такому. Просто Дэмиан до последнего был уверен, что Брюс... другой? Но это все было не важно, вплоть до того самого вечера.

Никто еще не достиг величия, следуя школьным правилам© Ралф Эмерсон

Утром Альфред принёс Дэмиану форму, сшитую на заказ и, как раз, под него. Когда он успел? Ну да не важно. Это же Альфред.
И вот, он уже сидит у директора в кабинете и пишет тест, а затем его ведут в класс. Вот его одноклассники, на которых он вообще не смотрит. Он умнее их и лучше во всем. На переменах он просматривает на своём гаджете камеры наблюдения в Готэме, пытаясь вычислить очередной преступный синдикат. Два последних урока проходят без него. Дэмиан сидит на крыше, осторожно взломав замок. Ему наскучила школа ещё по пути в неё , ему не хотелось учится с идиотами, но отец заставил... А Дэмиан слишком уважает отца, что бы противоречить ему.
На крышу поднялись ещё парочка ребят, которые были старше мелкого по возрасту, да и по росту. Связываться с ними не было никакого желания, поэтому он просто ушёл, заперев этих придурков на крыше.
Сбежать из «элитного заведения» оказалось проще простого. И вот, едва завернув за угол, ему прилетел удар в шею сзади.
Конечно он видел их. Он следил за ними. Он пошёл к ним в руки специально. Его выключило от удара минут на пять, не больше. Он ожидал этого, он был готов к такому. Он понимал кто они, зато они не понимали с кем связались. Было только одно, чего не ожидал парень - сыворотки. Он успел почувствовать, но не среагировать. Его тело обмякло. Ни одна мышца не слушалась. Дэмиан словно был в состоянии анабиоза, но при этом осознавал все, что с ним делали и даже мог говорить, что явно было лишним на таком «празднике жизни». За свой сарказм и прямоту, Дэмиан получил несколько хороших ударов. В конце-концов все закончилось мешком на голову и странным подвалом, позже.

Все матери немножко помешанные© Джером Дэвид Сэлинджер

Прошло часов пять, может больше, а может и меньше, но парень почувствовал, как действие наркотика начало сходить на нет. Правда Дэмиан даже и не думал стать «найденышем». Его похитили на глазах людей, средь бела дня! И как бы тупо это не звучало, но он хотел, что бы Брюс почувствовал укол в сердце. Конечно не слишком долго, но пока полиция нападет на след этих неудачников сама, пройдёт слишком много времени, а время - это слишком большая роскошь сейчас. Дэмиану всего-то нужно было выбраться и подкинуть полиции парочку улик и вот, они бы нашли его «сами». Все шикарно.
Он уже все продумал. Дождался, пока эти придурки покинут своё логово и уже хотел было начать действовать, но рефлексы подсказали ему не торопить события. Вот они, почти бесшумные, но до боли знакомые шаги. Дверь ещё не открылась, а запах тех самых духов уже заполнил всю комнату. К нему пришла она.
Мать.
- Зачем пришла? - ни «здравствуй» и ничего другого, что она заслуживала бы, -В этом городе нет места таким как ты!
Он смотрел на неё холодным, ледяным, «ее» взглядом.

+2

4

Ей никто не указ, ей не нужны советы и наставления от кого бы то ни было. Талия давно не маленькая девочка, чтобы беспрекословно подчиняться воле отца, да и не является немощной старухой, чтобы прислушиваться к недовольному бормотанию сына. И ладно бы этот сын представлял из себя хоть что-то, но нет — перед ней мальчишка, который только и может что бахвалиться. Возможно, по физическому развитию он и опережал сверстников, но всё, что касалось опыта… Дэмиану ещё только предстоит научиться слушать, вместо того, чтобы болтать первое, что придет на ум.

Она склонила голову, наигранно неодобрительно сдвинув брови к переносице.

Ууу, — вытянув губы и сощурив глаза, протянула дочь Демона. И сделала вид, будто слова сына её задели.

На самом деле, ей было плевать, что он думает и что говорит. Вопреки протесту и заявлениям, что он другой, Талия знала его намного лучше, чем кто бы то ни было. И знала, зачем он всё это говорил.

А детектив не особо старался слепить из тебя “приличного человека”, — фыркнула она и дернула запястьем, украшенным массивными браслетами. Нормы приличия ровно как и мораль считались Талией навязанными понятиями, которые лишь мешали. Совесть и её угрызения она относила туда же.

Сомнение яркой догадкой озарило лицо. Талия пожала плечами.

Или может великий и ужасный собственноручно устроил тебе приключеньице, чтобы ты  не позорил фамилию Уэйнов, м?

Дочь Демона хлопнула в ладоши — такая мысль ей пришлась по душе. В самом деле, просто расчудесно, если Брюс так и поступил. Ведь как иначе объяснить причину, по которой Дэмиан до сих пор здесь, а не был благополучно возвращен в поместье на радость папеньке? В отличие от сына, Талия была в хорошем расположении духа и поэтому даже не сделала вид, будто пропустила вопросы мимо ушей. Радостное воодушевление от недавнего открытия резко сменилось отстраненным скучающим видом.

Я пришла... не к тебе, родной мой, — ровно произнесла она, — И даже не к вашей мышиной семейке, будь она неладна.

Она опустила голову и посмотрела на носки своих сапог, покрывшихся пылью от грязного пола. Дёрнула ножкой и взглянула в сторону, прислушиваясь к постороннему шуму, едва уловимо доносившемуся откуда-то сверху. Улыбнулась.

Но тут как раз такое дело… с твоей пропажей… я не могла пройти мимо. Сам понимаешь, — Талия повела бровями и лукавым взглядом посмотрела на мальчишку, — Решила разделить веселье.

Было просто смешно слышать высокопарные изречения про город и кому в нём есть место, а кому нет — сразу понятно, от кого Дэмиан нахватался подобного бреда. Чуть-чуть побольше пафоса, грудь вперед — и вылитый папаша. Вот только аль Гулы другие, им не к лицу заблуждение, они сами способны одурачить кого угодно в этом мире.

Habibi, не будь таким нудным! — закатила глаза она, — Я здесь по поручению твоего дедушки. Всего лишь наблюдатель. Просто смотрю, как весь этот ваш Готэм катится в тартарары. И даже делать ничего не надо.

Талия возвела ладони к потолку и сделала жест, схожий на те, что делают верующие, когда благодарят высшие силы.

Она не солгала. Однако привыкла к тому, что в её словах всегда искали подвох, даже когда она была абсолютно честна. Но доказывать искренность аль Гул, разумеется, не собиралась. К тому же шум шагов становился всё более различимым.

Да у тебя гости, — озвучила очевидное Талия.

Затем поднялась со стула, поставив его на прежнее место, и отшагнула к стене в тень. Она не собиралась заметать следы своего пребывания в этом месте — знала, что профаны, которым не хватило ума, чтобы как следует припрятать украденное, не станут рассматривать узоры на пыли. Как и сказала ранее, аль Гул не собиралась вмешиваться. Она не будет упрощать сыну задачу в обезвреживании похитителей — она только смотрит. И оценивает.

Когда послышался скрип открываемого люка, а затем и топот ног по ступеням, дочь Демона негромко произнесла:

Развлекайся.

Отредактировано Talia al Ghul (2019-12-16 08:22:03)

+1


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Like mother, like son


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC