Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » There is no such thing as justice


There is no such thing as justice

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


https://i.imgur.com/l0lGTJg.gif

https://i.imgur.com/13fpcFQ.gif

https://i.imgur.com/cFjGrhQ.gif

https://i.imgur.com/kai0hXh.gif

Talia al Ghul, Jason Todd


До Джейсона доходят слухи о существовании пророчества о кандидате на роль следующего Головы Демона. Дабы подтвердить или опровергнуть правдивость информации, Красный Колпак отправляется в долгое, увлекательное (нет) и изнутирельное путешествие по пустыне вдали от цивилизации, конечной целью которого становится убежище Лиги убийц в Кадиме. Однако ассасины встречают незваного гостя совсем не радушно.


+1

2

Мириады звёзд холодным светом смотрели с бескрайнего чёрного неба на погрязшую во тьму пустыню. Здесь, за тысячи километров от цивилизации, небо совершенно другое. Чистое, яркое, живое. Однако он никогда не был особым ценителем красоты, не замечая её в бешеном ритме жизни. И только сейчас он мог позволить себе взглянуть наверх, останавливаясь чтобы перевести дыхание.

Путь занял несколько дней. Быть может стоило рискнуть и сократить дорогу за счет перелёта, но воздушное пространство закрыто  и  ни один из пилотов не согласился подбросить его. Не деньги, не угрозы или убеждение не помогли. Ходили слухи, что это место - смертельная ловушка и даже в воздухе злые духи могут достать душу, забрав с собой. Не то, чтобы Джейсон верил в сказки, однако и сам был свидетелем необъяснимого. Годы обучения у Все Касты  позволили привыкнуть ко всему. К тому же дыма без огня не бывает и, он был уверен, слухи не далеки от истины. Не зря же в Кадиме находилось одно из убежищ Лиги Убийц?

В пустыне в Кадиме нет ничего постоянного. Над всем властвует лишь ветер, который то вылизывает ее огромными языками, то вздымает пыльную красную бурю, и тогда в течение пяти-шести часов темный занавес до тысячи метров высотой колышется над землей.  Кажется, поверхность пустыни выталкивает из миллионов своих пор мириады песчинок, сначала превращающихся в облачка, потом в завитки и распространяющихся так быстро, что вскоре пространство полностью скрывается из глаз. В такие моменты нерадивый путник рискует распрощаться не только со своим не хитрым обмундированием, но и собственной жизнью. И только идиот будет брести дальше, рискуя быть погребенным под тоннами песка. Он - тот самый идиот. Если слова пророчества верны, то пески ему не страшны, лишь ещё одно препятствие на пути к вершине. В противном случае он исчезнет, став лишь частью беспощадной пустыни.

Вновь остановившись, и усаживаясь на прохладный ночной песок, Джейсон пригубил флягу, оттянув шемах вниз. Привычное обмундирование пришлось оставить. Броня с титановыми вставками слишком тяжела для бесконечного путешествия сквозь пустыню. А палящие солнце настолько беспощадно, что он превратился бы в бекон уже в первые часы своего бесконечного пути. Вместо шлема -  синий шемах, защищающий голову и лицо от солнца, песка и холода. Вместо относительно тяжелой брони и берцев, свободные шаровары, бело-серая свободная рубаха, отдаленно напоминающая короткую дишдашу. И кожаные сандалии, лямками повязанные вокруг икр.

Проведя несколько дней в пустыне, Джейсон корил себя за то, что не взял с собой рюкзак побольше. Небольшой холщовый мешок, что он носил за спиной, вмещал в себя лишь пузатую флягу на пару литров воды, да несколько порций сухих пайков. Если путь затянется - он окажется беспомощным в этом океане песка. Запасы приходилось экономить и надеяться на то, что он всё же дойдет до цели. 

Юноша огляделся. Сквозь темноту и песчаные вихри не видно было ничего. Дальнейший путь он решил продолжить утром, когда можно было бы сориентироваться. Психическая связь, что была между всеми членами Лиги Убийц и которую ей снабдили ещё годы назад, предательски молчала. То ли он был изгоем, то ли на ближайшем расстоянии никого не было. Однако он чувствовал, что пока шел в нужном направлении. Да и звезды позволяли хоть как-то сориентироваться.

- Ещё совсем немного... - шепчет он в ночи, облизывая пересохшие губы. Сделав ещё один глоток, прячет флягу в мешок, вновь перевязывая его шнурком. И укладывается на неласковое песчаное ложе. В пустыне время превращается в абсолютно ненужное понятие, и лишь чернота и голубизна неба отмечают его ход. Всматриваясь в чёрное небо, усыпанное звездами, Тодд обдумывал события последней недели. Когда до него добралась Сущность, чтобы предупредить, он честно хотел её послать в далекое пешее путешествие, что примечательно, эротическое. Но...

Достаточно быстро он провалился в сон, вновь мысленно возвращаясь в воспоминания. Ему снились тренировки с Дукрой и её многочисленными последователями. Этот сон повторялся из раза в раз. И под самый конец Дукра обязательно что-то произнесет. Он будет видеть, как шевелятся её губы, но не сможет услышать слов. Однако, даже во сне, он мог читать по губам. И не произнесенные в слух слова заставят его вновь проснуться, чтобы вновь отправится в путь.   

С высоты бархана он заметил не ясные очертания какого-то строения. Ещё несколько часов назад он, мог  поклясться, что его не было. В голову закралась мысль, что это мираж. Он сошел с ума от жары и одиночества, не так ли? Джейсон, скользя, спустился с бархана; строение  пропало из виду, но теперь он знал - куда идти. Будто боясь, что не увидит "убежище" вновь, он торопился, практически срываясь на бег, хотя ноги утопали в песке. Взобравшись на очередной бархан, он вновь увидел вдалеке поселение.

Удовлетворенно кивнув своим мыслям и делая три мелких глотка, молодой мужчина решил продолжить путь. На этот раз он шел медленнее, экономя собственные силы. Судьба была к нему благосклонна и ветер лишь вздымал небольшие облачка пыли, не переходя в бурю.   Он не знал как долго шел, всматриваясь в бескрайнее просторы.

Вдали он увидел силуэт, похожий на чёрное пятно, и остановился. Приложив левую руку по лбу, долго всматривался, но ничего не поняв, поправил лямку дорожной сумки и ускорил шаг. Не смог разобрать - человека ли это силуэт, или дерева, или скалы. Однако предчувствие подсказывало, что пора браться за оружие. Плотнее сжав ладонь на рукояти шемшира, бывший Робин шел на встречу неизвестности.

Отредактировано Jason Todd (2019-11-23 21:31:24)

+1

3

О том, что следует ожидать гостей (а точнее гостя) Талии доложили ещё накануне вечером, когда путник миновал первый наблюдательный пост. Все последующее время, что изнуренный недогерой преодолевал расстояние до Кадима, за ним велась слежка. Ассасины умеют становиться невидимыми, растворяться в тени, когда необходимо, и появляться словно из ниоткуда. Личность визитёра также не стала неразгаданной тайной — слишком мало на земном шаре людей, знавших местоположение базы Лиги убийц в здешних местах и осмелившихся предпринять подобное путешествие. Чтобы рискнуть наведаться в Кадим нужно быть либо вконец отчаявшимся, либо полным глупцом — кем, в общем-то, и являлся Джейсон Тодд.

Талия знала, что явных причин навестить старую знакомую у бывшего Робина быть не должно: она и её подчиненные никого не крали, не ставили палки в колеса мышиному семейству, да и думать забыли об их любимом Готэме. После внезапного визита Бэтмена охрана базы стала более внушительной, а количество патрулей, что прочесывали окрестности, удвоилось. Теперь в ворота храма — единственный путь, ведущий в пустыню, а затем и в сам Кадим — могли попасть лишь избранные, те, кто получил своеобразное благословение на дорогу. Остальным же была уготована неминуемая смерть.

“Неужто и этот надумал наведаться, чтобы клянчить одобрение на женитьбу?” — Талия фыркнула. Даже мысль об этом сама по себе оскорбительна, но не для папы-мыши, который, похоже, совсем выжил из ума. Если и птенчик явился с подобными просьбами — сдохнет раньше, чем произнесет первое слово. Дочери Демона одного взгляда хватит, чтобы прочесть подобные намерения в глазах бывшего ученика.

На горизонте гость появился спустя сутки, о чем Талия была назамедлительно уведомлена. Тодд давно был отлучен от Лиги и был “отключен” от канала ментальной связи, действующей в рядах ассасинов. В прошлом он разочаровал аль Гулов, и теперь не мог на равных со всеми пользоваться благами древнего клана. 

Солнечный диск коснулся Земли, заставив пустыню окраситься в мягкие алые краски. Талия любила наблюдать закат в этих местах. Совсем скоро опустится прохлада, от дневного зноя не останется и следа, а на пустыню опустится мрак. Такие условия хороши для боя, которым отринувшегося ученика встретит alma mater.

Он один? — уточняет она у подоспевшего члена Лиги, в данный момент склонившего голову и не смеющего поднять взгляд на госпожу. Она знает ответ, знает, что путник один, иначе бы о его компании уже доложили. Но спрашивает скорее из-за скуки или согласно протоколу.

Да, повелительница, — и ещё более глубокий поклон.

Дочь Демона обводит взглядом до боли знакомые стены, казавшиеся ей не укрытием, а скорее тюрьмой, отрывает виноград и отправляет в рот.

Убейте его, — совершенно спокойно произносит она так, будто просит подать чаю.

Утвердительный кивок служит ответом. После чего слуга удаляется.

Оставшись одна, Талия напевает слова народной песенки про барана, который забрался слишком высоко в горы, где его и загрызли волки. Она достает из ножен свой меч и проводит острием по ладони. Красная полоса мгновенно выступившей крови говорит, что оружие готово. Она идет в зал, где стоит высокий трон, который занимал её отец, когда присутствовал в Кадиме. Сейчас же трон пустовал, как и зал, который обычно использовался для собраний командиров или суда над провинившимися. Талия поднялась по ступеням и заняла место Головы, небрежно закинув ноги на подлокотники. Она коротала время, рассматривая инкрустацию на рукояти, разрезая острым клинком воздух или подбрасывая его словно кеглю для жонглирования. То, что происходило за стенами, её нисколько не беспокоило — слабые должны умереть, послужив более сильному. Пусть и служба эта будет состоять лишь в том, чтобы дать другому отработать удары на себе. Тот, кому Судьбой суждено выжить — выживет, несмотря ни на что. А если нет… значит у Судьбы другой любимчик. Такова жизнь.

Вдруг единственная дверь, ведущая на улицу, со скрипом отворилась, а затем на пороге возникла фигура человека, одетого не в так, как местные. Одновременно со скрипом в голову пришельцу летит нож, выпущенный меткой рукой госпожи.

А вот и ты, — чуть подавшись корпусом вперед, произнесла Талия будничной интонацией, — Не скажу, что рада тебя видеть. Полагаю, и ты пришел не потому, что соскучился.

+1

4

Он давно привык доверять своим инстинктам. После воскрешения он был словно загнанный зверь, который руководствовался лишь чувствами, эмоциями и инстинктами. Самосознания до ямы Лазаря, в которую его так любезно окунула дочь самого Головы Демона, отсутствовало полностью. Месяцами он не чувствовал ничего, не было ни мыслей, ни желаний. И только постоянные тренировки, которые с легкой руки докторов, назначенных молодой Госпожой, назывались экспериментом. Агрессией он отвечал на агрессию. Тело прекрасно помнило всё, чему когда-то обучался подросток. И единственная, кого он в таком состоянии не трогал - Талия аль Гул, дочь демона. Было ли это своеобразной благодарностью за попытки его вылечить или просто он не видел в ней угрозу? Ответа на этот вопрос не было. Как не было и на то, почему собственно он всё ещё дышит.

Лазарь вернул его душу, сознание, личность. Видоизмененную, искаженную, словно отражение в воде по которой прошла рябь, но вернул. Однако сознание не затмило собой обострившиеся инстинкты и он явно мог предугадать, когда стоит обнажить меч. Вот и в этот раз враг едва ли появился на горизонте, а он уже готов. Солнечный диск коснулся горизонта, когда парень закрепил сумку так, чтобы она не потерялась во время боя, но и не мешалась. Шемшир удобно лег в правую руку, будто являясь её продолжением.

Бэтмен учил его драться, защищаться и защищать. Наносить удары и, возможно, причинять боль, заставляя противника сдаться. Но это всё бессмысленно, когда цель противника не задержать тебя бессмысленным сражением, а убить. И его учили убивать: руками, зубами, холодным и огнестрельным оружием и т.д. Перечислять можно до бесконечности, однако Джейсон мог с уверенностью сказать, что при желании смог бы убить даже коробочкой с зубочистками. Спасибо Талии и её обширным связям.

Когда чёрное неясное пятно обрело вполне реальные очертание и разделилось ещё на несколько, Джейсон не удивился. Лишь хрустнул шеей, разминая её. Бой начался быстро. Попыток поговорить и выяснить причины его прибытия никто не собирался. Впрочем, молодой муж скорее бы удивился, если бы такие вопросы были. Молча, уворачиваясь от острых клинков и кинжалов, парируя удары и нанося контр удары, Джейсон пробирался всё ближе. Белая рубаха давно окрасилась кровью поверженных врагов. В нескольких местах были видны порезы, но кожа его цела и невредима.

Первый десяток убийц показался ему слишком лёгким "испытанием". Или его появление стало неожиданностью и большая часть лиги находится в состоянии сна, что было маловероятным, либо испытание проходил не только он один. В понимании Лиги, если тебе суждено погибнуть, то это случится. И это мировоззрение так же прочно вбили и в голову бывшего Робина. Но было одно "но". Всеми фибрами души Джейсон хотел жить. И именно эта жажда жизни вела его вперед. К победе или погибели? Впереди лишь неизвестность.

Тяжелая дверь со скрипом открылась. Капли крови медленно стекали по блестящему лезвию. Шемшир прекрасно справился с задачей и многие убийцы лишились не только частей тел, но и жизни. Когда-то белое одеянии юноши, теперь полностью стало багрово-красным. Намокшая ткань неприятно прилипла к телу. Шемах всё ещё скрывал его лицо, но так же был усыпан алыми пятнами. Миг и он замечает блеск лезвия. Ловит его пальцами лишь на рефлексе, забывая о том, что перчаток на нем нет. По ладони скатывается уже капля его собственной крови.

- От чего же - Джейсон отвел взгляд от ножа, всматриваясь в девушку. Восседает на троне отца, словно она не сама уже является головой Демона, что по сути своей было невозможным и не реальным событием.  Нож летит в сторону и со звоном падает на каменный пол. - Разве я не могу соскучится? Мы же так давно не виделись...

Медленно, уверенной походкой, будто он не чужак в этом доме, юноша приблизился к трону. Очень сомнительно, что он убил всю стражу за один заход, поэтому он всё ждал, когда же в тронный зал вбежит ещё толпа потенциальных мертвецов. Однако одно слово Талии и жизни обеих сторон ничего не угрожало. Дочь Демона он, конечно же, убивать не собирался.

Не дойдя до трона шагов двадцать, Джейсон остановился и легко поклонился, не сводя взгляда голубых глаз с девушки. Всё-таки некое уважение он питал к этой женщине. Были и эмоции, но и они были далеки от слова "любовь" и "романтика".

- Я пришел за ответами - спокойно произносит он, выпрямляясь. Вновь он почувствовал, как по спине пробежались мурашки, предупреждая об опасности. В этот момент в зал вбежала новая толпа "будущих трупов".

+1

5

Не можешь, — резко ответила Талия, прервав череду вранья, посыпавшуюся из уст Тодда. Ассасины не испытывают ни боли, ни жалости. У них нет привязанности, кроме как к господину, и им неведомы иные чувства, кроме преданности. Хотя последнее явно не в случае с бывшим Робином, который на проверку оказался слишком слаб, чтобы оставить позади семейно-родственные отношения.

Появившимся на пороге подчинённым Талия сделала останавливающий жест ладонью, после чего также жестом приказала убираться. Затем посмотрела на Колпака и усмехнулась. Пожалуй, и в этот раз она промахнулась, подумав о нём в лучшем свете, чем он того заслуживал. Дочь Демона поднялась с трона, прихватив меч с собой, неторопливо спустилась по ступеням. Второй меч она достала из ножен во время приближения к незваному гостю.

Запах крови ударил в нос. Тяжелый, вязкий, с металлическими нотками. Аромат Смерти, многих смертей. Ни с чем не сравнимый незабываемый запах пробуждал другую сторону личности — дикую и первобытную. И она жаждала продолжения кровопролития.

Талия оскалилась в хищной улыбке. Шаги перешли на бег. Она атаковала в прыжке. Клинки скрестились. Зазвенела сталь. Дочь Демона наступала с каждым шагом, не давая противнику перевести дыхание или возможности даже помыслить о контратаке.

Тюфяк! — бросила она, одновременно с этим вдарив Джейсону ногой под дых, — Совсем раскис и превратился в тряпку!

К счастью для красного, выправился он довольно быстро и не согнулся попопал.

Здесь нет папы Брюса, чтобы вытирать тебе сопли, — с издёвкой в интонации проговорила она, отшатнувшись всем телом назад и двигаясь из стороны в сторону, дабы избежать серии выпадов, предпринять которые она позволила. Затем резко крутанулась, повернувшись к Тодду другим боком и полоснула мечом по бедру.

Сталь окрасилась кровью.

В следующее мгновение в несколько прыжков через спину Талия отступила в угол, где растворилась в тени, чтобы через миг воплотиться за спиной ученика и воткнуть холодное лезвие ему в спину.

Уши хотели услышать крик, стон, всхлип — хоть какое-то подтверждение боли. Но едва различив глухое мычание сквозь зубы, Талия даже расстроилась. Медленно она вынула из плоти клинок, другой рукой обхватив экс-Робина под подбородок.

Так и о чем же ты хотел поговорить? — прошипела она над ухом.

+1

6

Когда-то давным давно он атаковал каждого, кто посмел его ударить. Было не важно: женщина или мужчина; ребенок или взрослый. Все одинаково получали одинаковую реакцию парня без души. Но была одна девушка, которая сколько бы пощечин не давала ему, видела лишь пустой взгляд голубых глаз и отсутствие каких либо эмоций. Талия аль Гул, дочь демона, с ней он никогда не дрался. Почему - вопрос до сих пор открытый.

Даже сейчас, когда в танце звенели клинки, а они вдвоем рассекали тронный зал, Джейсон не сражался всерьёз. У него не было цели убить, но была цель защититься. Именно поэтому он и не предпринимал попыток атаковать в ответ. Когда-нибудь танец закончится и музыка клинков уже не будет ласкать слух.  Уйдя практически в глухую оборону, Тодд не заметил подлого удара в солнечное сплетение. К счастью удар был недостаточно сильным, чтобы выбить из него весь дух, спасибо тренировкам с учениками Дукры. Однако достаточно сильный, чтобы покачнутся и почувствовать боль.

Тихо зашипев, отпрыгнул назад, выпрямившись и приготовившись к очередной атаке. Одной из слабостей Джейсона были эмоции. Они всегда были сильные, яркие, затмевающие собой всё. И было всего два человека, которые вызывали их: Джокер и  Бэтмен. К обоим питал он ненависть, но причины были разные. Первый ломом сломал его и оборвал жизнь, а после доказал, что это он был тем кукловодом, что привел к становлению нового Робина. Второй же ни сделал ничего, для того чтобы отомстить за смерть сына, пускай и приемного. И не важно, что Джокер, словно гниющая рана на теле Готэма, отравляет его, а кладбища всё пополняются и пополняются. Впрочем, убить отца он так и не смог. И, как только удалось, покинул Готэм. Психи в нем достойны друг друга.

И было совсем не удивительно, что упоминание "папочки" вывело его из равновесия и он атаковал. Замах, ещё один, рассекающий. Конечно  его лезвие не коснулось дочери Демона, лишь слегка разрезало одежду в районе живота, но до кожи не дотянулось. А вот её клинок жадно полоснул по бедру юноши. Он вновь зашипел, но это позволило успокоится. Брюса тут нет.

Что-то засвистело, рассекая воздух. Джейсон должен был следить за передвижениями Талии, а ему приходится отвлекаться. Миг и шемшир отбивает стрелу, разламывая её пополам. Тодд удивленно посмотрел на обломки и проводил взглядом траекторию полета, чтобы успеть заметить лучника. Это было самоуправство или исполнение приказа? Он не знал, да и развивать эту мысль уже было не с руки.

Сжав зубы и хрипло выдохнув, бывший Робин чувствовал холодную сталь в своей плоти. Из такого положения было не удобно драться и с раной он менее подвижен, не говоря о том, что рискует умереть от потери крови. Но стоит сказать, что текущий танец закончился и музыка клинков стихла. Клинок так же легко вышел, как и вошел, оставив кровоточащую рану. Не смертельно, но неприятно. На вскидку у него около получаса на то, чтобы устранить последствия. Но времени ему никто не даст, не так ли?

Холодные пальцы, словно паук, схватили его, приподнимая за подбородок.

- О планах. Прошлых, настоящих или будущих. Я думаю ты понимаешь о чем я. - Джейсон говорил тихо, но уверено. На лице не дрогнул ни один мускул, когда он неосторожно коснулся сквозной раны. Было видно, что это доставляет собой дискомфорт, но парень держался.

+1

7

Она не особо понимала, о каких планах шла речь. Планы Демона и Лиги — не тоддоское собачье дело, и ничего совместного с ним в обозримом будущем не предвиделось. Да и в настоящем тоже. В былые времена у неё и в самом деле имелись на этого паренька задумки, которые, впрочем, так и не осуществились. Подумать только, Талия рисковала положением, доверием отца и собственной шкурой, чтобы вытащить заморыша Бэтмена с того света, и что она получила взамен? Ничего и пустую болтовню, что, возможно, когда-то все старания не окажутся напрасны. Однако Талия верила Рэйшу и его чутью, и раз Голова сменил гнев на милость по отношению к бывшему Робину, может птенец в самом деле когда-нибудь ещё пригодится?

В откуп за ресурсы, время, потраченное на тренировки, и дарованную жизнь Джейсон должен был до конца своих дней стать верным слугой Демона и хранить в душе благодарность, которую не покрыть и реками крови неугодных Лиге людей. Ведь нет на свете дара более бесценного, чем жизнь. Но дерзкий мальчишка принял величайший подарок как жест доброй воли, который получил по неизвестным причинам. Понимает ли он, что за всё рано или поздно придётся расплатиться, и догадывается ли он о цене? Едва ли без подсказки кого-то со стороны.

Губы дочери Гуля растягиваются в довольной улыбке, которая не имеет ничего с той живой радостью, что возникает на лицах обычных людей. Её улыбка скорее похожа на пасть змеи, того гляди из сложенных губ выскользнет раздвоенный язык, а после эта женщина вонзит клыки в жертву. Но в укусе не было необходимости, её жало уже настигло цель, и яд начал своё действие в организме.

У тебя есть десять минут, чтобы рассказать всё, что знаешь. А там я решу, хочу ли я разговаривать с тобой дальше, — всё так же остранённо произносит она. Проводит лезвием меча от шеи к подбородку и до губ парня, а затем выпускает его из захвата.

Взгляд её насмехается, а в глазах играют озорные огоньки.

Клинки отравлены, — поясняет Талия. Затем кончиком указательного пальца касается крови на металле и размазывает по ладони. Один из мечей она тут же прячет в ножны, тем самым давая понять, что дальнейшая борьба бессмысленна, в первую очередь, для гостя. Однако если Тодд посчитает иначе и надует наброситься со спины, аль Гул готова и к такому варианту событий.

Она вновь продвигается в самую глубь помещения и занимает прежнее место на троне отца. Второй меч она кладет подле себя. А после подзывает пришельца подойти ближе. Она не просит опуститься на колени, как положено рабу, который молит у хозяев оставить ему жизнь — Талия знает, что пройдут какие-то минуты, и паренек под действием яда и от потери крови рухнет на пол сам.

Сдается мне, ты узнал о пророчестве и возомнил, что в нём говорится о тебе, так? — решив начать без ненужных вступлений, напрямую спросила она, — Вынуждена разочаровать...

Она переменила положение и закинула ногу на ногу, позволив полам традиционного костюма распахнуться и обнажить штаны с высокими сапогами. Сощурив взгляд, дочь Демона посмотрела на гостя и пожала плечами.

Увы для тебя, но ты не единственный человек на Земле, кто подходит под то описание, — она подняла руку вверх, и тяжелые браслеты со звоном ударились о подлокотник, — И я не знаю, о ком там говорится. Ты пришёл зря, Джейсон.

+1

8

Парень усмехнулся. Стоило догадаться сразу, что женщина прекрасно знает, что убить его просто так не получится. Слишком много сил она, используя чужие руки и знания, вложила в него. Раны затянутся, напоминая о себе лишь полосками шрамов, сломанные конечности заживут. Но вот яд - более весомый аргумент в споре. Взгляд парня блестнул тенью злобы. Препятствие, ещё одно на пути к ответам.

Двигаться трудно. Каждый шаг разгоняет яд по телу всё быстрее и быстрее. Тело ныло. Со лба начал каплями стекать пот. Круги ада проведенные с Дукрой, Всекастой и хардкорными монахами закалили его. Нет, яд не бесполезен, но времени у него всё же больше, чем годы назад. Может минут пятнадцать или двадцать, прежде чем он не сможет держаться на своих двоих. Другая проблема - кровопотеря. Она, наоборот, отнимает драгоценное время. С этой задачей нужно как-то справится.

Взгляд зацепляется за чащи подле трона, пылающих огнем. Передвигаясь всё ближе, Джейсон внимательно слушает слова девушки. Чуть покачнулся, вновь почувствовав как яд сжигает всё изнутри. Плотнее сжимает зубы, чтобы не дать стону вырваться. Не покажет себя слабым или беспомощным. Никогда. Джейсон не хотел умирать в раннем возрасте. Это уже случилось однажды и он во всю вкусил новую жизнь, дыша полной грудью. Мешал только Бэтмен с Джокером. Сейчас же он отринул отца и надеется, что больше никогда с ним не увидится. Он не забыл и не простил, но...

Каста изменила его мировоззрение. И теперь он не хотел погибать так же, как погиб в первый раз. Слабым, беспомощным, жалким. Одним движением он разорвал остатки рубахи, освобождая тело от уже ненужной ткани. Подняв взгляд на женщину, юноша слабо улыбнулся.

- Пророчество бессмысленно без людей, наделяющих его этим смыслом. И ... - Джейсон сделал ещё несколько шагов вперед, ближе к чащам с огнем. - Трактовать его можно по разному.

Меч, который до этого был фактически опорой парня, взметнулся вверх. Но не атаки ради, но помощи. Языки пламени жадно облизывали сталь, раскаляя её. Выждав ещё немного, Тодд, стиснув зубы, приложил лезвие к ране. Глухой стон превратился в неясное мычание. Было больно, настолько, что он мог вот-вот потерять сознание. И только благодаря собственной силе воли он ещё не грохнулся пред трона на колени.

Спустя минуту-другую Джейсон вновь поднимает взгляд на женщину. Яд всё ещё являлся проблемой. Он мог бы принять универсальный антидот, но вряд ли бы это нейтрализовало неизвестный токсин. Хотя, быть может, замедлило. Но для этого нужно было поискать в мешке несколько ампул. И кто знает не разбились ли они во время боя, вылетев из маленькой деревянной коробочки?

Слова о том, что существует и другой герой пророчества не стали удивительными для Тодда. Он и так прекрасно знал, что под описание подходят как минимум двое. Младший Уэйн, сын Брюса и Талии, созданный ненависти, как и сам Джейсон. Его он считал своим братом, хотя кровного родства между ними и не было. Зато в Дэмиан был в чем-то похож на второго Робина. И бывший Робин даже пытался предупредить брата, что рядом с папашей далеко не безопасно. Большинство его учеников умирают, либо становятся бесполезны. Но...

Впрочем, отношения между ними были иными, нежели с другими членами Бэт-семьи. Другие смотрели на Тодда с презрением и ненавистью. Считали предателем, посмевшим возразить отцу и даже пытаться им манипулировать. Уэйн-младший же смотрел на него иначе.

- Сущность считает, что и я, и брат оба можем быть ведомые этим пророчеством. Пришел я... Не зря...  затем, чтобы узнать, действительно ли оно существует. И я получил ответ. - парень вновь оперся о шемшир, держа равновесие. Не хотел показаться слабым. Но яд сильнее. Бороться с болью удалось только отведенные девушкой десять минут. Упав на колени и злясь на самого себя за слабость, парень сплюнул кровавую слюну на пол. - Какая жалость....

+1

9

Пророчества придумают люди, а они, как известно, нередко ошибаются. Талия не принадлежала к числу фанатиков, готовых лоб расшибить только потому, что кто-то когда-то изрёк слова, которые должны стать прогнозом на будущее. Дочь Демона давно поняла, что небесной канцелярии плевать на происходящее на Земле, да и само существование оной ставилось под большое сомнение. Её отец был рождён простым смертным, которому через лишения, гонения и смерть суждено было достигнуть величия. Не это ли прямое доказательство тому, что бог не на небесах? Боги рождаются на земле и по головам карабкаются вверх до тех пор, пока не возвысятся над всем остальным миром.

Если будет угодно Судьбе, Джейсон или Демиен, действительно, однажды выйдут за рамки обыденности и взглянут на происходящее вне навязанных им рамок морали и правильности. Но чтобы понять, что знакомый мир лишь клетка, и самолично разрушить жизнь, единовременно перечеркнув всё прошлое, нужны мозги. Которых, в силу молодости, юношеского максимализма и особенностей характера ни у одного, ни у другого не наблюдалось.

Собственное тело сейчас должно было казаться Колпаку неподъемной ношей. Ничего, вскоре у него будет возможность вновь освободить дух от оков плоти. Если путь, проделанный им от сайдника сумасшедшего в костюме летучей мыши, оборвётся вот так — такова его доля.

Талия поднимается с насиженного места и почти вплотную приближается к мальчику-малиновке. Какое-то время смотрит в его лицо, подмечая проявления действия яда, что пожирал его изнутри в ту самую секунду. Чтобы заставить Джейсона потерять равновесие, не пришлось бить и вкладывать в удар всю силу. Достаточно было просто толкнуть в грудь, причем, практически не напрягая мышц — и вот совсем недавно полный жизни юноша лежит на спине, совсем как черепаха, которая не может перевернуться. Талия опускается перед ним на колени и сверху вниз смотрит в глаза.

Мир меняется, мальчик мой, — говорила она, поглаживая темные волосы гостя, мокрые от пота, — Следующим Головой Демона будет женщина. Та, что возьмет принадлежащее ей по праву рождения.

Затем по-матерински поцеловала парня в лоб и вылила содержимое вскрытой ампулы, что держала в руках, в раскрытый рот. Талия хлопнула в ладоши, призвав тем самым слуг, и велела перенести тело бывшего Робина в купальню.

Маленький лжец лукавил, и она это чувствовала. За время странствий и он научился увиливать и не давать прямых ответов на поставленные вопросы. Слишком глупо (даже для него) уйти за много тысяч миль от цивилизации лишь для того, чтобы быть убитым. Он ведь не надеялся, что будет по-другому? Знал ведь, что незваных гостей в Лиге не любят, а еще больше не любят дезертиров.


Выросший помощник Бэтмена очнётся в совсем других декорациях — светлых, которые по сравнению с мрачной обстановкой зала переговоров покажутся ему раем. Раны его почти затянутся, благодаря добавлению в обычную воду воды из чудодейственного источника Лазаря — такой состав не способен воскрешать, но регенерацию ускоряет многократно. К моменту как глупец вновь откроет глаза, в купальне появится и дочь Демона.

Ты не договорил, — в голосе нет сомнения или заискивающих ноток. Она говорит прямо и желает получить такой же простой ответ, без ужимок и недосказанности.

Какова истинная причина твоего визита?

Талия догадывается, нет, она знает почти наверняка, зачем он здесь, но ей нужно, чтобы Джейсон осознал это и признался сам. И услышал слова своего признания.

Отредактировано Talia al Ghul (2019-11-24 16:01:55)

0


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » There is no such thing as justice


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC