Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Calm in a storm


Calm in a storm

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://i.imgur.com/fHZmXMV.png
We can be heroes everywhere we go
We can have all that we ever want

Dinah Lance & Wally West
До ЛСА доходят сведения, что на другом конце света развернул деятельность неизвестный человек со способностями. Канарейка отправляется раздевать обстановку и, по возможности, наладить контакт. Но неожиданно для себя она сталкивается с совершенно иным явлением.

+1

2

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Внешний вид


Разбудил звонок. То не был обычный телефонный звонок, пропустить который как нечего делать – утро раннее, в такое время вообще неприлично названивать. Но сигналили коммуникатор ЛСА, а значит произошло что-то серьезное, что-то требовавшее внимания Чёрной Канарейки. Дина лениво вынырнула из-под одеяла, открыв один глаз и, поморщившись, снова закрыла. В следующую секунду она резко подорвалась с постели и отыскала в кармане брошенной на полу куртки разрывавшийся от писка прибор. Вяло пробежалась глазами по тексту сообщения, затем вернулась обратно к кровати и осторожно села на край.

Это с работы. Нужно идти, – склонившись над спящим Уолтером, прошептала она и коснулась губами его щеки, – Позвони мне, ладно?

Мгновения и детали приятно проведенной ночи всплыли в памяти. Она улыбнулась. Провела ладонью по огненного цвета волосам, затем обвела взглядом комнату, в которой оказалась. Накануне Дина была настолько увлечена делами интимными, что не обращала внимание ни на что вокруг, кроме чувственного. Она не помнила, куда попала, да и честно сказать, плевать ей было. В те моменты переставало быть хоть сколько-нибудь важным всё, кроме Уолтера, его объятий, его голоса, горящих глаз и ощущений, что он дарил. Дина поерзала на месте, чувствуя едва ощутимую боль в промежности – доказательство, что ночь была реальной. И была так прекрасна, что казалась фантазией.

Взлохматив волосы на макушке, она принялась поднимать разбросанную одежду, тут надевая её на себя. Обычно, ЛСА не собирали по пустякам и, если сообщение разослано, то в ближайшее время всех членов ожидали в убежище. А заставлять долго ждать неуравновешенных граждан с Бэтменом во главе не решилась бы и  Канарейка.

Закончив с одеждой, Лэнс собрала волосы в небрежный пучок и спрятала глаза за линзами темных очков. Затем на прощание поцеловала Уолтера и выпорхнула за порог.

“Ну и как отсюда выбраться?” – оказавшись на улице, первым делом подумала она.

Путь до убежища оказался не быстрым. Добравшись до места назначения, Дина встретилась с раздраженными физиономиями коллег по цеху, у которых “тоже дела, но все ждут принцессу”. Однако обсудить проблемы с глазу на глаз не вызвался даже кзарнийский громила.

В ходе ознакомления с информационной сводкой, Канарейка узнала, что где-то на индонезийских островах было замечено нечто, проявляющее сверхспособности. Четких изображений объекта запечатлено не было. По предварительным данным, люди столкнулись с действиями мета-человека, который не проявлял враждебности по отношению к населению, однако предстояло выяснить, кем на самом деле являлся объект, установить слежку и узнать о его истинных намерениях.

Плёвая работёнка, – фыркнула Дина. Ей казалось, что произнесла это она весьма негромко, но в условиях полнейшей тишины, образовавшейся за столом переговоров, её реплика была слышна абсолютно каждому члену Лиги.

Как раз для тебя! – обрадовано отозвались остальные, похлопывая Лэнс по плечу в качестве “поздравления” с новой миссией.
В Индонезию Дина вылетала первым же рейсом.

Во время 20-ти часового перелета она успела раз тридцать проверить телефон на наличие входящих сообщений или пропущенных звонков, почитать книжку, ознакомиться с преступной хроникой из свежих газет, несколько раз поесть, окончательно донять бортпроводника и даже выспаться, натянув на глаза маску для сна. Скука – не то слово. За исключением езды на своем мотоцикле, все длительные поездки Дина воспринимала как персональный ад, в замкнутом пространстве, без возможности выйти в окно.

Она получила установку не высовываться. Выделялась ли она из толпы? Не то слово! Она была на две головы выше среднестатистического местного мужчины, цвет волос и кожи также довольно специфичен для Азии. На неё смотрели как диковину, чудо природы, как бы ни старалась Дина спрятать голову под платком, а глаза за очками.

Согласно легенде, она здесь – турист. А потому по утрам Лэнс валялась у бассейна, попивая прохладительные напитки, днём “отлеживалась” в номере под кондиционером (где проверяла связь с убежищем ЛСА и исправность оборудования). Первой же ночью она отправилась “фотографировать звёзды” на крышу склада близ порта на берегу.

Я на месте, – произнесла Канарейка в микрофон, поставив перед собой чемоданчик и опустившись на одно колено у самого края крыши.

Ночь стояла лунная, безоблачная. Барахтающихся в лодках у берега людей было видно невооруженным глазом. Дина открыла крышку чемодана и, поочередно вынимая составляющие, аккуратно собрала снайперскую винтовку. Посмотрела в прицел, а после заняла более удобное положение.

На позиции. К операции готова, – доложила она, – Ожидаю появления цели.

+2

3

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Жизнь шла своим чередом. Периодически Уэст смиренно смотрел на происходящие события с высоты очередной многоэтажки, вглядываясь в размытый красно-белый силуэт собственного прошлого. И хотя ему очень хотелось вмешаться, да помочь и себе, и друзьям, парень держал себя в руках. Не вмешательство залог целостности Вселенной. Всё это он уже пережил и если что-то будет хоть чуточку иначе непременно повлияет на будущее. Единственное, что предотвратил Уоллес, так это то запутанное дело серийного маньяка, сравнив список пассажиров рейса RT-177 со списком жителей Сиэтла и Готэма. Преступник будет обезврежен, следовательно и будущее тоже может спать спокойно, не ожидая появления злого на всех и вся Чёрного Флэша.

И хоть прошедшие события всё равно были для него, оставив глубокий след в душе. Например, теперь красный костюм стал более багровым, а ранее золотые части теперь сверкали ослепительно белым. В общем, Уэст изменился. Или ещё изменится, смотря с какой стороны посмотреть, не так ли?
Пришлось так же побеседовать с Уолли из этого времени, дабы сохранить мир в целости и сохранности. Парадоксы и глюки Спидфорса им были ни к чему, поэтому Флэш из будущего проинструктировал самого себя, в надежде, что подстраховался на все случаи жизни. Теперь наручный коммутатор был в двух экземплярах и при необходимости оба они могли узнать местоположения друг-друга. А Уолли-из-прошлого на время перебрался в Централ Сити, бегая периодически в Сиэтл. Просто чтобы не отсвечивать перед Лэнс, да и на групповые задания практически перестал ходить.

Кстати о девушке. Последний месяц он встречался с ней уже несколько раз и заканчивалось всё это либо просто укладыванием девушки в кровать, а после сладким сном рядом, то более активным укладыванием девушки на кровать. Уэст был доволен всеми вариантами, тем более ему было хорошо даже просто находиться рядом с девушкой, чувствовать что она рядом и с ней всё хорошо. Единственный минус - Дина всё ещё не знала его страшной при страшной тайны. Уолтер из Зимней Вишни - Уоллес Уэст, он же Флэш II, фактически приемный сын Барри Аллена, первого из Флэшей. Но была ли эта информация такой уж важной? Ему и Уолтером было неплохо.

В Зимней Вишни он действительно теперь часто появлялся, став одним из сладеньких мальчиков мадам Розмерты, привлеченный одним из постоянных работников. Помните того самого Кристофера из группы? Так вот, всё тот же "Кис-кис" был знаком с Уолли и в этом времени, но тесное общение началось буквально месяц назад и теперь он был с напарником Уолтером (Уэст настоятельно попросил везде и всюду представлять его только так).

Журналисты периодически мусолили тему нового возлюбленного знаменитой мисс ДиДи, но у них никак не получалось сделать довольно качественное фото парня. Каждый раз лицо выходило размытым и был виден лишь силуэт. Впрочем, многие довольствовались и словесным описанием. Вспоминали и про Вишню, где числился Уолтер. Правда раскопать что-то там у акул пера не получилось. Всё-таки данное агенство славилось тщательной анонимностью и рьяным охранником чужих тайн: как клиентов, так и работников. Хотя всё чаще звучали вопросы, сколько тратит девушка в месяц, чтобы пользоваться только его услугами?

Уэст перевернулся набок, пытаясь утянуть девушку обратно под одеяло, но схватил лишь воздух. Дальнейшее объяснение ничуть не смутило рыжика, только лишь заставило нахмуриться и морщиться от солнечного света. ЛСА и Бетмен, куда же без него? Что ж, Уоллес терпелив и дождется, а пока можно со спокойной совестью выспаться. Никуда девушка от него не денется. Не на другой конец света же её пошлют?

Проснулся Уэст только через часов десять, когда уже собственный коммутатор взывал ко вниманию. Как не странно, с ним связался... Он сам.  Вставив наушник в ухо, который до этого спокойно покоился в недрах тумбочки, Уэст внимать голосу прошлого. До чего же непривычно было слышать собственный голос с другой стороны.

- Уоллес. - кратко отозвался рыжий бегун, лениво скидывая с себя одеяло. Глянув на своё обнаженное тело, парень улыбнулся. Ночь удалась на славу и совсем скоро он может рассчитывать на что-то большее, чем просто свидания с мальчиком по вызову. Одежда валялась по всей комнате. Собственные трусы были найдены на лампе у окна, чуть дальше джинсы и один носок. Хмыкнув, парень стал медленно одеваться, слушая собственный голос в голове.

- Ты просил сказать, если будет требоваться помощь или потребуется вмешательство Флэша там, где меня быть не должно - начал вещать спидстер-из-прошлого. Что забавно, они не могли долго находиться рядом, но передавать друг другу информацию могли и дистанционно, не тревожа тем самым и так возмущающийся всё время Спидфорс. - Найтвинг. Он просит помочь на другой стороне света, но... Ты же говорил, что подобного не случалось, так?

Уэст кивнул, натягивая на себя джинсы. А потом спохватился, вспомнив, что собеседник в общем-то его даже не видит, так что поспешил ответить:
-Верно. Я не уверен, но что-то слышал.... Постой, ты хочешь сказать, что с некоторыми заданиями разбирался не Барри, а... мы? Точнее я... - на том конце трубки хмыкнули. И Уэст прекрасно понимал самого себя. Изменять прошлое было непозволительно, а если его присутствие здесь не особо сильно то и возмутило Спидфорс, то всё уже произошло, только он просто не был всему явным свидетелем. А теперь лишь корректировались некоторые моменты, никак не влияющие на будущее в целом. И если Уэст-из-прошлого мог спокойно действовать, то ему предстояло считать каждый свой не то что шаг, но и вздох, дабы не разрушить этот мир.

- Реши вопрос сам, чем меньше я знаю... - Уэст вновь кивнул, но ответа прошлому и не требовалось. Звонок прервался, а Уолли поспешил к ноутбуку. За последний месяц он смог сделать для собственного существование многое: выиграл в покер квартиру в отдаленном районе Готэма, ровно в противоположной стороне от дома Дины; купил новую электронику, всё на те же деньги с покера, в том числе и ноутбук. И так, по мелочи.

Переписка с Диком привела к тому, что Уэст понял только одно - его в прошлом в Индонезии не было, а уж получить приказную просьбу от самого Бетмена, пусть и косвенную, вовсе не приходилось. А уж в Индонезии его ноги ещё и не было. И, самое любопытное, его посылали в качестве подкрепления для Чёрной Канарейки. Не то, чтобы считали, что она не справиться, но если нужно будет... Парень только хмыкнул, удаляя переписку. Чем меньше он-из-прошлого знает, тем лучше.

Посмотрев на часы, Уоллес предположил, что сейчас сама Канарейка где-то в небесах, несется сквозь пространство на железной птице. Прикинув расстояние, парень решил, что торопиться смысла не было. Он может вполне завалиться спать дальше. Впрочем он решил провести это время с пользой, прекрасно зная, что через сутки его тайна может уже и перестать быть тайной.

Прибыл он в тот момент, когда Готэм начал просыпаться от тревожного сна, а на другом конце мира только-только наступила ночь. Найти местоположение возлюбленной не составило труда. По крайней мере при быстром прохождении городка это удалось сделать с тридцать шестой попытки. Номер пустовал, значит мисс Лэнс отправилась на разведку. Тут то ему и передали координаты девушки на коммутатор. А дальше... Дальше жизнь Дины Лэнс крупно изменилась, стоило ей увидеть размытое красное пятно, которое остановилось за пятьсот метров до нее на пустыре, ведомое gps и блеском прицела. В какой-то момент Уэст остановился, всё ещё вибрируя и не давая возможности себя разглядеть. Парень прекрасно понимал, что маска слабо скрывала его личность. Именно по этой причине у Уолтера не было ни одной нормальной фотографии, дабы не дать и намека на узнавание. Но Дина... Дина это совершенно другое. Резко остановившись полностью, Уэст прогулочной походкой пошел вперед. Даже отсалютировал девушке, улыбнувшись.

+2

4

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Совсем скоро совсем рядом должно было произойти что-то интересное. Хотелось бы, чтобы зрелище стоило тех чуть ли не суток, потраченных на перелёт. Но пока вокруг было тихо, на берегу на малазийском диалекте бранились рыбаки, сновали работники портового склада, а Канарейка откровенно скучала, не увидев ничего, что стоило внимания. Сейчас как раз самая пора, чтобы лечь на спину и смотреть на звезды, такие большие, чистые и яркие. Но у неё была работа, и Дина привыкла делать её хорошо.

Внизу на подходе к её наблюдательному пункту замаячила смазанная тень. Она не смогла разобрать, что это было, но оно явно двигалось, и довольно быстро. Лэнс посмотрела в бинокль ночного видения. При более детальном рассмотрении удалось признать на мельтешащей фигуре знаки отличия костюма Флэша.

Кто этого клоуна сюда позвал? – прошипела она в микрофон. В обычное время ЛСА не сотрудничала с Лигой справедливости. По правде сказать, вторые смотрели на первых с долей пренебрежения. И это было взаимно. Канарейка также плевалась, стоило вспомнить про существование утырков, считавших себя высшим классом в бесклассовой геройской братии и “элитой” среди людей со способностями. И встречаться с одним из них на задании, которое, согласно установке, было одиночным, Дина не горела желанием.

Возникло острое желание свернуть миссию, и пусть “старший брат” из более крутой Лиги разбирается сам. Дина даже заёрзала на месте, обдумывая такой ход, но в тот же миг услышала холодный и твёрдый голос командира.

Оставаться на месте. Позицию не покидать.

Принято, – отозвалась Канарейка, вновь устраиваясь поудобнее. Неизвестно сколько придётся тут торчать, а потом и бегать за объектом наблюдения, – Передаю картинку.

Она активировала крохотную камеру рядом с наушником.

Красота…

Дина прежде не встречалась с Флэшем. Знала только общие факты, о которых был в курсе любой, кто считал себя хоть мало-мальски относящимся к героям: парень из Централ-Сити с шилом в заднице, которое и придает ему феноменальное ускорение. Что ещё? Ах да, Флэш постоянно косячил, как поговаривали. Так что едва ли Дина хотела бы как-нибудь работать с ним в команде.

Она ещё раз глянула в бинокль, с выражением полного скепсиса и нежелания “заценила” приближающегося. Походка показалась ей знакомый, и этот жест… И тут Дину словно молнией шарахнуло, она всё пристальней всматривалась в парня в дурацком костюме и не могла поверить своим глазам.

“Твою ж мать”, – едва слышно выругалась Лэнс, чем мгновенно переполошила находящихся на другом конце света членов ЛСА.

Всё в порядке, всего лишь москит в глаз укусил, – поспешила выправиться Дина, – Вас плохо слышно, помехи… Магнитные бури, наверное.
Для большей достоверности она несколько раз щелкнула пальцем по камере прежде чем её вырубить.

Выйду на связь как только смогу, – добавила она в микрофон, а после отключила и его, вытащив из уха крепление и оставив прибор болтаться на шее.

Она внимательно посмотрела на парня, стоило тому приблизиться. Сложно сказать, что она испытывала в тот момент. Она ведь с самого начала догадывалась, что с ним не всё так просто.

Так значит ты Флэш, – совершенно спокойно констатировала Дина, – А я Чёрная Канарейка.

О своём увлечении в рваных колготках прыгать по крышам ночного города она ведь тоже не распространялась. Так вот – они оба ведут двойную жизнь. Нормально это или нет, ещё предстоит подумать и решить вместе. А пока Дина слишком ошарашена, хоть и пыталась держаться как обычно. У неё задание, которое нельзя запороть. Или нет? Эмоции всё же нахлынули и короткое мгновение взяли верх. Она покачала головой и отвела взгляд в сторону.

Всегда так. Стоит в моей жизни появиться нормальному парню, который нравится, как всё идет наперекосяк.

+2

5

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Делая очередной шаг, Уоллес в сотый раз себя спрашивал, правильно ли он поступил, отозвавшись на просьбу Найтвинга? Конечно Ричард был лишь гонцом доброй воли Бетмена, но это не отменяло того факта, что бегун мог просто послать всех к чёрту и скрыться в неизвестном направлении, настояв на точно такой же политике действий и своё прошлое. Может действительно со всем должен был разбираться Аллен, а не он? Вдруг он ошибся в своем видении ситуации и сейчас его и так хрупкий мир вновь будет разбит на множество осколков? Хотелось верить в лучшее.

- Да, - Уэст кивнул, подтверждая слова девушки. Маска действительно слабо скрывала его личность. Да только он использовал её просто для удобства, а во время бега его лицо просто было обычным размытым пятном в кадре. При большом желании Уэст в принципе мог бегать даже голым, никто бы не заметил особой разницы. Заметив то, что девушка сняла гарнитуру и теперь они в "слепой зоне", парень стянул нужный аксессуар.  - Для тебя это что-то меняет? Лично для меня - ничего.

Дина смотрела куда-то в сторону, словно боялась заглянуть ему в глаза. Парень чуть нахмурился, не зная как себя вести. С одной стороны он сотни раз прокручивал в голове этот диалог, с другой же отвечая самому себе он не мог полностью предугадать мысли любимой. И текущая реакция девушки ставила в ступор.

- Так значит меняет... Ясно. - Уэст тяжело вздохнул и сел на крышу, прикрывая глаза. Действовать в рамках задания он и не собирался. Оно было не ему предназначено, а его задача довольно проста - в случае чего вытащить Чёрную Канарейку из опасности. Просто страховочный трос от Бетмена, не более того. И если бы Уоллес не знал кто эта женщина, то, наверняка, постарался бы отделаться как можно скорее. Но он знал. И знал слишком хорошо.

- Каждый сантиметр твоего тела... станет километрами между нами - прошептал Уолли строки какой-то въедливой песни, что последнее время часто звучала по радио. Оно звучало в такси, в дешевых забегаловках, в магазине у дома. И, честно говоря, его уже тошнило от этого преследования. Но сейчас эта фраза всплыла в памяти так отчетливо, что смолчать он не смог.

- Прости.... Кхм... Если ты так хочешь, то...- Уоллес грустно посмотрел на девушку, виновато улыбнувшись. Будто он виноват в том, что он - Флэш. Будто его вина в том, что она стала ему слишком дорога. Покачав головой, парень вновь надел маску. Вместе с ней он оградился не столько от внешнего мира, но от собственных эмоций. Миг и зеленые глаза смотрят уже как-то отрешенно. Губы не кривятся в улыбке, а голос звучит слишком формально. - Я буду вас сопровождать вплоть до окончания операции. Доставлю объект в кратчайшие сроки и помогу добраться вам, Чёрная Канарейка.

+2

6

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Иной раз накатывала меланхолия, и вся жизнь казалась чередой не самых удачных случайностей. Нет, хорошее было, но в состоянии, когда хочется хандрить и жалеть себя, положительное всегда ускользало от взгляда. Что Дина имела на тот момент? Прибабахнутые люди, которые любят надрать зад ублюдкам и которых Лэнс называла друзьями; поганая работёнка с людьми (и не людьми) ещё более странными, чем те первые. У неё не клеились отношения с «нормальными», слишком странной для них была она, слишком пресными для неё были они. И иногда, оглядываясь назад, Дина видела лишь несчастья и в какой-то момент поверила, что их причиной послужила она. Слишком сложно впустить кого-то в свою жизнь лишь с тем, чтобы ежечасно и ежеминутно трястись за человека, ставшего близким. Дина приносит лишь горе, она никого не может сделать счастливым. Её мать, Десмонд Ламар, Курт Лэнс, Барбара Гордон... последней повезло многим больше, чем другим из этого списка. Но долгое время после выздоровления Барбс Канарейка предпочитала держаться от неё на расстоянии, сбежать в другой город, лишь бы не видеть, не встречаться и не навредить.

И тут Уолтер... Она не заметила, когда ни к чему не обязывающий флирт и приятное времяпрепровождение переросли во что-то большее. Дина упустила этот переходный момент и теперь винила себя в неосмотрительности. Если бы она раньше обрубила все концы, сейчас не было бы так невыносимо тяжело смотреть ему в глаза и чувствовать себя палачом. Знать, что дорогому человеку плохо, и плохо из-за неё, но не иметь возможности помочь. И от этого становилось паршивее во сто крат.

Дело не в тебе. Ты ни в чем не виноват, – типичная глупая отговорка словно откуда-то из сопливых сериалов, но она — единственное из пришедшего на ум, что подходило. С другой стороны давила мысль, что они на задании, на другом конце света от неизвестности, должно быть, сходили с ума другие члены ЛСА, а Канарейка и Флэш выясняют личные отношения, которым здесь не было места. Но личное ведь тоже важно. Для неё, для Уолтера. И это важно сейчас, а не когда-то потом, когда всё будет сломано и безвозвратно утеряно.

Я могу пробить стену криком. Или головой, – произнесла Дина. Ей надоело мяться на месте, она сделала несколько шагов навстречу парню, которого прям сейчас же хотелось обнять, заверить, что всё непременно будет хорошо, и они со всем разберутся вместе. Но в таком случае он согласится с чем угодно (по крайней мере, будь она на его месте, Лэнс бы точно согласилась), а ей нужен осознанный ответ, о котором Уолтер не пожалеет на следующий день, – Да что там стену... Мой крик способен массово убивать.

Наконец она нашла в себе силы посмотреть ему в глаза.

И я на самом деле убила своего мужа. На задании. Он попал в зону действия крика, – её лицо приняло скорбное выражение, уголки рта опустились, – Бэтмен говорит, что я опасна, и он прав. Поэтому я в ЛСА, вместе с другими такими же потенциальными убийцами.

Она подошла ближе, опустилась на колени и, глядя в пол, обняла Уолтера. Её руки крепко прижимали его к себе, словно прося прощения за недосказанность, за то, что говорила обо всём этом только теперь, за саму необходимость подобного разговора. Она целовала парня, ощупывая ладонями его лицо, словно стараясь до мельчайшей детали запомнить его до тех пор, пока всё окончательно не изменится.

Заставить себя оторваться получилось не с первого раза. Дина тяжело прерывисто вздохнула, опущенные ресницы дрожали.

Прости меня. Ничего сейчас не говори. Я хотела, чтобы ты знал, – рукой она провела по его лицу и слегка дотронулась пальцами до губ, – Лучше сейчас, чем потом, когда всё станет ещё сложнее.

+2

7

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Уэст не знал как правильно реагировать. То, что это не конец было понятно, ведь он пришел в эту временную ветку только для того, чтобы вернуть себе свою любовь и дать возможность появиться на свет их общим детям. Конечно же в случае фатальной неудачи Флэш бы просто сделал то же самое, что Барри сделал для него - привязал бы к себе, чтобы дать возможность существовать в этом мире. Но это же неправильно?

А теперь, находясь на другом конце света, Уоллес подпирал собой стену и прохладно смотрел на женщину, которую любил. Было несколько больно осознавать, что раскрытие альтер-эго рушило привычный для Дины мир. Конечно, всё будет ещё веселее, если девушка узнает, что встреча их совершенно не случайна, а у парня действительно был тайный умысел, как она и предполагала в самом начале. Узнает, что он вообще сейчас существует в двух вариациях себя самого и первая вариация о Дине Лэнс едва ли слышала, если не считать предыдущих миров.

Пока девушка говорила, Уэст молчал, лишь вглядываясь в её лицо, будто пытаясь запомнить. В этом не было нужды, он и так прекрасно знал каждую чёрточку, каждую морщинку и родинку. Там в будущем висит её портрет на всю стену, не давая Уэсту забыть. Он же и стал причиной по которой бегун рискнул всем, в том числе и собственной жизнью.

- Если бы ты только знала, в чем я действительно виноват - мысленно отвечал ей рыжий. Он пожал плечами и неопределенно взмахнул рукой. Конечно не во мне дело. Ведь это не после того, как появился я в роли Флэша, у тебя тут же мир перевернулся Парень хмыкнул собственным мыслям, чуть отведя взгляд в сторону.

- Я знаю... А ещё не гнушаешься пистолетов и кулаков, да подлых приемов... - Уэст вспомнил, как однажды на спарринге с той, другой Диной Лэнс, которая была ему скорее как мать, нежели объект влюбленности, пару раз заехала ему поддых. Слезы полились из глаз мальчишки практически сразу же, а о дальнейшем противостоянии не было и речи. Зато с тех пор Уоллес улучшил свою защиту дополнительными металлическими вставками. Так, на всякий случай.

Объятия. Он даже не знал, что действительно успел соскучиться по теплу её тела, по запаху волос и просто по тому чувству, когда действительно кому-то нужен. Парень отвечал на поцелуй, плотнее прижимая к себе девушку. Но и этот миг тоже закончился.

Грустно улыбнувшись, бегун усадил девушку к себе на колени спиной к себе. Подбородок привычно занял плечо девушки. Парень и не собирался ничего говорить, боясь всё окончательно испортить. Зато узнать наверняка, чего ждать от этой девушки в дальнейшем, очень уж хотелось. Достав из потайного кармана маленькую бархатистую коробочку, Уэст протянул её девушке.

- Открой. - тихо произнес он. Слишком долго молчать тоже вредно. Тут подал сигнал его коммутатор. Нажав на сенсор в районе уха, Уэст услышал голос Найтвинга. Видимо Бетмен его нанял в связисты между ним и Лигой Справедливости Америки, справедливо полагая, что бегун как и другие будут негативно реагировать на "младшую лигу" с "потенциальными убийцами". Быть может в далеком прошлом парень так бы и думал, только бегун давно понял, что сам он далеко не ангел.

- Да. Всё в порядке. У Канарейки сдох аккумулятор. Видимо брак. Мой тоже давно не менялся. Нет. Объект не появлялся. - говорил парень сухо и строго отвечая на вопросы. Ладонями он обнимал девушку, притягивая к себе поближе. Будто боялся, что она сбежит. - Выйду на связь как только информация появится. Конец связи.

И Флэш действительно отключил связь, заблокировав входящие сигналы, позволяя извне отслеживать только его медицинские данные, да данные gps. Если  будет что-то важное, что нужно будет сообщить их начальству, то он это сделает. А пока ночь была довольно тихой и относительно спокойной.

+2

8

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Наверное, первое собрание «цирка уродов» в лицах членов ЛСА заставляло напрячься меньше, чем появление крохотной коробочки. Получить её в тот вечер Дина совершенно никак не ожидала, да и покрутила бы пальцем у виска тому, кто бы ещё вчера сказал, что к концу следующего дня её ждёт подобного рода сюрприз. Она потеряла дар речи, слова из головы будто ветром сдуло, а потому Дина не находилась, что и ответить. Так не бывает! Она только что признала свою несостоятельность в качестве героя в блистающих доспехах. По большому счёту, она вообще далека от идеала сознательного гражданина, да и от много чего далека в принципе.

Ты... это... предложение что ли делаешь? – цельные фразы по-прежнему не приходили на ум. Дина выглядела ошарашенной и отреченной. Она хотела спросить, слушал ли её вообще Уолтер или пропустил мимо ушей всё, что она только что сказала. Однако вопрос так и остался не заданным. Вместо этого она обернулась и удивленными глазёнками посмотрела на молодого человека. Он шутит так, да? Судя по его лицу, не похоже.

Дина улыбнулась. Вышло не особо радостно и в некоторой степени фальшиво. И вот опять она стоит на перепутье, где требовалось сделать выбор, причем такой, который делал невозможным попытки вернуться и ступить по другому пути. Её устраивала её жизнь, устраивали странные отношения со стриптизёром, которых не понимал никто из знакомых Дины, но ей нравилось всё так, как было. И одно дело, что мальчик, чья работа отплясывать перед одичалой женской толпой, по совместительству оказался ещё и самым быстрым человеком на планете — у всех есть свои скелеты в шкафу, и наполнение гардеробной Уолтера ещё очень даже милое — так он, похоже, для себя уже всё решил. Хорошо, отлично, вот только Дина — не Флэш и не умеет соображать за доли секунды.

Она тяжело выдохнула. Как бы то ни было, а ответной реакции от неё ожидали сейчас, а не когда-то потом.

У нас же всё было хорошо, – заметила она. Сердечко беспорядочно колотилось, сжималось и дёргалось. Дальше что? Она напомнила то ли себе, то ли не себе: – И мы знакомы всего месяц.

Что такое месяц? Месяц — это не срок. Она по-прежнему не знает Уолтера, и нынешний случай это лишь подтвердил, а он знает только часть Дины Лэнс.

Тут очень кстати оказался вызов от кого-то, по всей видимости, из кураторов Флэша. Разговор не продлился долго, но он давал мгновения на размышления. Не бог весть что, однако лучше, чем совсем ничего. Дина запустила ладонь в волосы, собранные в тугой пучок на макушке, в другой покрутила бархатную коробочку. Глубокий вздох... вследствие которого для себя она осознала достаточно четко, что полуголый танцор стал ей дорог, и она не хочет прогонять его куда бы то ни было (а его профессию они обсудят после).

Канарейка села рядом с парнем, повесила руки на согнутые в коленях ноги.

Ты сумасшедший. И, кажется, я тебя люблю, – призналась она, посмотрев вдаль на волны, в лунном свете казавшиеся черными.

Но это, – она потрясла в руках коробочкой, – я открывать сейчас не буду.

Её губы растянулись в нахальной усмешке.

Работа, – пояснила Дина и сделала извиняющий жест рукой.

Сказать по правде, Канарейка всегда чётко отделяла рабочие отношения от личных. Да, многие напарники становились друзьями и в обычной жизни, но когда лица друзей оказывались скрытыми за масками, для Дины переставали иметь значения отношения межличностные. Хищные птицы, в большинстве своем, являлись для неё подругами, но это никак не влияло на субординацию внутри группы, где она была лидером, а остальные члены должны были беспрекословно выполнять приказы, иначе общее дело ставилась под сомнение. Все они работали на выполнение поставленной задачи. И сейчас перед командой из Флэша и Чёрной Канарейки также маячила цель. Можно считать, что наиболее острые вопросы, без которых дальнейшее взаимодействие могло не состояться, урегулированы, с остальным они разберутся уже потом и в более подходящей обстановке.

Дина поцеловала Уолтера в щеку, после чего поднялась на ноги и спрятала коробочку во внутренний карман куртки. В следующее мгновение крыша задрожала. Откуда-то снизу поднялся яркий огненный гриб и раздался грохот.

«Началось», – подумала про себя Канарейка и выругалась за халатное отношение к заданию. Еще немного, и пропустили бы всё на свете. Требовалось взять себя в кулак, собраться и на время забыть, что парень рядом — не просто напарник.

Бегом она вернулась к месту, откуда и должна была вести наблюдение. Снова заняла наиболее выгодную позицию и посмотрела в бинокль. Согласно имевшейся информации, местная банда именно в этот вечер должна была навести порядки на прибрежной территории, напомнив, что они хозяева этих мест, выкурив с прибрежной территории конкурентов. А значит взрывы, пальба и кровопролитие обеспечены. И пусть бы преступные шайки покрошили друг друга — никто бы и возражать не стал — но под огонь попадали рыбаки и работники портовых складов, по стечению обстоятельств оказавшиеся в зоне разборок. Требовалось проследить за сохранностью невиновных, если придется, снести головы парочке бандюганов, но в целом сидеть тихо и не высовываться. Если данные подтвердятся и объявившийся защитник в самом деле обитал в здешних местах, он должен будет показаться. Вот тогда-то Канарейка и подцепит на него жучок.

Нам приказано не вмешиваться без крайней необходимости, – напомнила она.

+1

9

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Боль. Не физическая, нет, но душевная. И знаете, она бывает даже болезненнее, чем рваная рана на груди. Простую рану ты можешь промыть, дезинфицировать, дабы не дать плоти загнить и превратиться в гангрену. А вот что делать, когда рана где-то глубоко внутри тебя самого и ты просто не можешь от нее избавиться? И каждый день она кровоточит всё сильнее, разъедая изнутри. А ведь окружающие видят только фальшивую улыбку и море позитива, просто привыкнув к тому, что это обыденность. И сам, настолько привыкаешь, что собственно забываешь о том, чтобы снять маску даже наедине с собой. Но ведь эти демоны никуда не уходят, не так ли?

Всё что делал Уэст имело совершенно единственную цель. "Я. НЕ. ХОЧУ. ОСТАВАТЬСЯ. ОДИН!" Эта мысль не давала покоя долгое время после возвращения, не отпустила и сейчас. Только в недавнем прошлом надежды на исцеление не было, то сейчас судьба усердно помахала перед лицом возможностью и... И он опять её упустил, не имея альтернативы. Либо исправить собственные ошибки, не давая и шанса этому миру превратиться в некое подобие мира с эффектом "Флэшпоинт". И, если в том мире шансы на спасение зависели от одного лишь Барри Аллена, то в созданном Уоллесом мире всё зависело от его решений. Просто потому что он либо превратился бы в того, кто приведет мир к погибели. Он и сейчас, в принципе, им оставался.

Вы можете представить ту боль, которую вновь испытывал Уэст, когда нужно было принять трудное решение? Отказаться от возможного счастья или спасти мир от разрушения? Мир или любовь? Мир или семья? Сердце кричало, что важнее семья и все остальное можно поправить. Умом же бегун понимал, что его страдания в рамках Вселенной лишь пшик. Но ведь это не уменьшило боли, да, Уолли?

И вот он вновь стоит перед развилкой, но теперь сложное решение принимать не ему. А одной юной девушки, которая не понимает всей важности этого события в масштабах одной Вселенной. Ведь, по сути своей, только она сейчас способна заглушить ту гнетущую парня боль. Заставить поверить, что это ещё не конец. Даст ли она... ответ. Ожидание ответа ещё больше угнетает.

- Месяц? - парень удивленно вскинул брови. Он давно потерялся в линейности времени обычном, для него проходило уже несколько месяцев. Если считать большую совокупность событий, то при сравнении его и Уолли-этого-времени, разница будет очень существенна. Шепотом он произнес совершенно иное. - Может ты и права...

Слова девушки о том, что всё это рано и преждевременно, да и так было всё нормально, болью отзывались в душе. Он бы и рад не торопить события, форсируя всё что можно и нельзя, превращая всё это в какой-то абсурд и нелепую трагикомедию, но... Всегда было это чертово Но! У него просто не было иного выбора.

Признание девушки оказалось как гром среди ясного неба. Уоллес успел уже вновь ощутить вселенкую печаль, почти в пасть в депрессию и считать дни до появления дочери, которой в принципе не может и существовать. Мысленно даже придумал как будет объяснять ей, почему прошлого у нее теперь нет и никогда не будет. В общем, всё как обычно. А тут...

- Я... я не... не ослышался? - парень даже удивленно глянул на девушку. Несколько раз моргнул, пытаясь понять, не шутит ли она. Не играет ли его чувствами? Или просто решила отложить надвигающийся шторм?

Дальнейшие события его мало интересовали. Задачу ему поставили очень точную. Зная возможности Флэшей, большинство "начальников" привыкло ставить вопрос ребром. Чтобы даже случайно какой-нибудь бегун не превратил простую проблему в проблему Вселенских масштабов. А каждый из них мог это сделать. Даже просто чихнув не в том времени. А Уэст был как раз не в том...

- Моя задача забрать Канарейку и не дать ей убиться о возможного героя. И... если пару часов назад я не был этому рад, то сейчас буду исполнять со всем усердием. Самый важный шейх не бережет так свои сокровища, как я готов хранить свои. - Уэст неопределенно качнул головой. Канарейка не знала, что она по сути своей должна была стать не просто девушкой, но целой Вселенной для одного единственного бегуна. Точнее не так. Она уже стала ей, просто пока это тайна для нее одной.

- Но если что-то пойдет не так, я просто вернусь назад и... Кстати, я уже планировал это сделать. Минуты три назад.

+2

10

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]– Даже не думай об этом! – предупредила Дина. Знала она, к чему имели свойство приводить «безобидные» прогулки спидстеров во времени.

Настало время переключить тумблер и перейти от личного к рабочему. Задание требовало от Канарейки концентрации. Она не могла делать дела хорошо, если что-то беспокоило, а мысли не находились в состоянии покоя. Это совсем как в бою — противника не одолеть, пока не чувствуешь внутри себя баланс. Голова должна быть холодной, а мысли чистыми. Есть только цель и путь к ней. И ничего кроме, ничто не должно отвлекать.

Дина вернула наушник на положенное место, включила камеру.

Канарейка на связи, – монотонно оповестила она о своём «возвращении», – С подмогой контакт налажен.

Хотелось бы верить, что всё в действительности обстояло так и что вопросы взаимоотношений потерпят до окончания миссии. Брови дрогнули, Дина моргнула глазами, отметая от себя посторонние навязчивые размышления — сейчас не об этом. Ей нельзя об этом думать, ведь любая заминка может может стоить жизни невиновному человеку.

Она смотрела вниз, на то, как светящимися искрами проносились пули, как взрывались гранаты, слышала крики и стоны. Происходящее было похоже на военные действия малого масштаба. Там внизу должно быть совсем не весело. Дина помнила, каково это, оказаться в самой гуще, когда, казалось, что спрятаться негде, да и бежать бессмысленно. Когда ты обычный человек, и помощи ждать неоткуда. Попутно она заметила, как группа преступников, теснимая более многочисленным противником, продвигается в сторону склада, где за ящиками и горами непонятного хлама укрывались мирные трудяги. Канарейка приблизила прицел винтовки, поочередно переводя прицельную сетку то на один затылок, то на другой.

Готова открыть огонь, – произнесла она и замерла в ожидании. Время застыло для неё, в ушах стоял гул, глаза, не моргая, смотрели на цель. На какое-то время она перестала дышать и следующих вздох сделала лишь когда палец нажал на курок, а пуля мгновенно очертила  линию от дула винтовки до головы одного из головорезов.

В неразберихе дружки почившего могли решить, что их приятеля очень неудачно настигло шальной пулей. Или же конкуренты подобрались совсем близко.

«Вам бы сгребать свои задницы и валить», – с саркастичной улыбкой подумала Дина.

Стоило уложить самого прыткого члена группки, как остальные сразу заметно присмирели. Теперь они задумались не о том, как запугать или же отнять чужую жизнь, а переживали за сохранность жизней своих. Что ж, умные мысли и весьма своевременные.

Отдельные выкрики на малазийском были весьма различимы и с наблюдательного пункта Канарейки. Она по-прежнему рассматривала поле сражения, развернувшееся у берега. Становилось жарко даже здесь, но неуловимый защитник так и не показывался.

Один из бойцов подобрался совсем близко к зданию, на крыше которого засели она и Флэш. Дина проследила взглядом траекторию его передвижения до тех пор, пока тот не оказался у самого входа в здание и не потерялся из вида. Выпалил что-то непонятное. В тот же момент тяжелая очередь пуль изрешетила бедолагу насквозь. Одновременно с этим в воздухе что-то зашипело. Предмет, по форме и цвету напоминавший киви, поднялся в воздухе практически до уровня глаз Дины. В тот же миг она поняла, что это такое, кинулась прочь с прежнего места. Граната взорвалась. Ко времени взрыва наивысшая точка её полета была преодолена, и снаряд был на полпути к человеку, чья рука забросила его в воздух перед самой смертью.
Поверхность под ногами пошла волнами. От взрывной волны старая кирпичная кладка в некоторых местах обрушилась, и крыша накренилась под большим углом. Дина не успела отыскать что-нибудь, что могло бы стать опорой или за что можно было ухватиться. Она подпрыгнула в воздухе, а после полетела вниз, навстречу земле. В падении она быстро сообразила, что движется спиной вниз, а потому развернулась сначала плечом, а потом и лицом. И крикнула, чтобы замедлиться и сделать приземление более мягким.

В последнее мгновение она заметила силуэт в красном, который оказался в непосредственной зоне поражения... и похолодела от ужаса. Крик тут же прекратился, а затем Дина больно ударилась коленями о твердое дорожное покрытие.

Её способности при должном уровне овладевания позволяли зависать в воздухе или создавать подобие полета. При этом крик должен быть такой силы, что способен проломить асфальт. Сложно представить, что мог ощущать человек, попавший в такой момент в зону действия. Сердце оборвалось. Она не хотела верить глазам — не могла поверить — всё снова повторилось. Не сейчас, не здесь, не с ним!

В ушах повторялся вопрос с требованием доложить обстановку, чуть поодаль продолжалась бессмысленная борьба преступных банд. Но теперь Дине не было до этого никакого дела. Канарейка стащила с себя оборудование с проводами и отшвырнула в сторону. На ватных ногах она побрела к месту, где в последний раз видела человека в красном. Бессильные горькие слезы навернулись на глаза, делая всё вокруг мутным, практически неразличимым под светом луны. Душа рвалась на части.

Уолтер! – её голос прозвучал как вой раненого дикого зверя.

Никто не отозвался.

+1

11

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Стоять и смотреть как людей загоняют как скот не было какого-либо желания. Несколько мгновений Уэст стоял с закрытыми глазами, пытаясь убедить себя, что не слышит не выстрелов, не криков невинных людей, не гневные выражения на непонятном ему языке, но судя по интонации - какое-то ругательство. Получалось паршиво. Конечно же был приказ стоять и не вмешиваться. Но где ходил этот неизвестный защитник обездоленных? Почему не вмешивался в происходящее? Или он настолько не вменяем, что всё вокруг ему нравилось и он сам руководил этим хаосом?

Ответов, как всегда, не было. И бегуну откровенно стало плевать на всякие приказы сверху. Жизни людей были ценнее. И речь шла именно о невинных душах, которые сейчас словно ягненки убегали от разъяренных гиен. Видимо в его памяти слишком плотно отложилась личность того, другого Уэста, что не гнушался убийств и готов был делать это лично. Время истекало, а "славный герой" всё никак не появлялся. И Уэст решился.

Он знал, девушка может даже не заметить его исчезновения. Но потом вопросов будет ещё больше. И ему припомнят и отсутствие, и участие в бою. Выдернув из некоторого прошлого собственный реликт, бегун оставил его на стреме. Вдруг что-то случиться с самой Диной, не так ли? А так он убивает двух зайцев: и создает алиби себе любимому, и оставляет защиту для любимой.

В душе вновь разгоралась ярость и гнев. Так и не забытые чувства прошлого. Видимо ему уже никогда не стать прежним. А нужно ли это? Может миру пора увидеть, что герои не всегда бывают милосердны? Может быть стоит узнать, что боль и страдания делают с добряками вроде Уолли Уэста? Вспомнилось и то, как один из "злодеев" стер из истории самого-быстрого-человека-который-слишком-много-знал. И то, как бывшая возлюбленная, жена  и мать его детей в страхе прячется за крылом машины, не желая даже помыслить о спасении возлюбленного. И апатичные взгляды других, которые не могли его вспомнить. И то, как этот мир в целом воспринял присутствие нового-старого героя. Он просто никому не нужен.

"Ты не Флэш." - всё чаще слышал Уэст в свой адрес от... практически каждого встречного. Для них никогда не существовало рыжего бегуна в желтом, именуемого в народе "Кид Флэш". И, если обычные смертные его встречали с неким скептицизмом, то собственные друзья, когда-то ещё одна маленькая семья, стала восклицать про "Надежду этого мира". Какая остается надежда, если самый веселый и позитивный герой всё чаще задумывается о...  А что если ему все это настолько достало, что хотелось волком выть?

Как-то привычно изменился его костюм, пряча его в темных тонах среди теней. Этому миру не нужны улыбки. Этому миру нужен порядок. И, если заключение не исправляет рецидивистов, то их исправит могила.  Чёрный спидстер метался молнией по берегу, с той стороны, где едва ли попадал в поле зрения стоящей на стреме Канарейки. Со стороны могло показаться, что это игра света и тени, а не анти-герой решил вступить в бой.

Подбираясь ближе то к одному, то к другому бандиту, бегун устраивал им последние мгновения жизни. И если по началу он просто перерезал артерии возле сердца, фаззируя ладонью в теле очередного мудака, то после он подставлял каждого под удар "шальной пули". Если кто-то и будет проверять, то узнает, что примерно трое-четверо получили разрыв сердца, а остальные просто были неудачниками и не умели целиться куда нужно.

Прозвучал взрыв. Рефлекторно Уэст обернулся. Парень уже собирался продолжить новую игру убей как можно больше мудаков, как вдруг до него дошло ГДЕ прозвучал взрыв. Резко развернувшись, Уэст смотрел как обваливается здание, что Канарейка решила занять в качестве опорной точки. Как его собственный реликт пытается одновременно и уцепиться за хоть что-нибудь, и в тоже время помочь Дине не убиться. Шли секунды, а Уоллес так и не мог двинуться с места. Внезапно напал ступор. И только через мгновение до него дошла страшная мысль, что ещё чуть-чуть и он опять останется один. Рыкнув, откидывая давно мертвое тело в сторону, парень метнулся в сторону.

И всё же он не успел. Среди обломков он увидел её. Вся в пыли и грязи. Ладони содраны в кровь. И взгляд неподвижен, смотрящий будто в пустоту. Только переведя взгляд, Уоллес понял что так привлекло внимание его женщины. Видимо всё произошло слишком быстро и времени не оставалось. Он с печалью смотрел на собственный реликт, что теперь трупом терзал душу девушки. Он прекрасно осознавал какие чувства сейчас испытывает Дина. Был на ее месте ранее. Кого он только не видел вот так, трупом на земле.

Выйдя из тени, смотря в спину девушки и подмечая, как дрожат её плечи и ладони. Ещё немного и у нее не останется сил держать себя в руках. Стало так всё равно на происходящее вокруг. Невинные ли? Виновные ли? Какая разница, когда твоё сердце принадлежит той, кто сильно страдает без тебя? Пора было воскреснуть. Вернув костюму первоначальный вид (во избежание лишних вопросов), Уэст подошел к девушке ближе. Всё ещё стоя за спиной, он перевел взгляд на самого себя.

Ты можешь возвращаться в свой миг - контролируя Спидфорс, Уэст заставил энергию нагнать во времени двойника и его тело просто растворилось слабым бело-синем свечением. Не зачем смотреть на труп мужа, когда муж всё ещё жив. Ну, точнее будущий муж, а на текущий момент лишь любовник из второсортного стриптиз бара.

- Уоллес. Меня зовут Уоллес. - подал голос он. Он звучал очень хрипло. То ли он слишком долго молчал, то ли просто эмоции захватили его, а он и не замечал их. Видимо уже привык не замечать боль вокруг себя. Так ведь проще, да?  - Тише... тише, любимая. Я не уйду. Я пришел сюда за тобой и не уйду, пока ты не станешь любить меня так же, как я люблю тебя. Тише...

Девушка кинулась ему в объятия. Пару раз его больно ударили в грудь, а дальше стало слышно только слезы и всхлипы. Он гладил её по спине и волосам.
- Прости... Не должно было всё так получиться. Ну не плачь - он не знал как успокоить девушку. Какие слова говорить? И нужны ли слова? Уэст крепче прижал девушку к себе, боясь что она исчезнет так же, как и его реликт. - Ты же знаешь, что я сжульничал, выиграв то свидание?

+2

12

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Вокруг стало поразительно тихо. В стороне гремели выстрелы, громом раскатывались взрывы, рвались человеческие голоса. Но всего этого Дина не слышала. Она подняла глаза и безучастно посмотрела на небо, где сквозь серые облака пробивалась луна. Чувствовала дуновение тёплого ветра, который скользил по щекам и шее. Видела, как на берег мерно накатывали волны. За короткие мгновения, отделявшие её от падения, ничего не изменилось, всё также существовал мир вокруг, точно также завтра наступит новый день и утром снова взойдет солнце. Вот только мир внутренний разорвался вместе с той гранатой на сотни мелких осколков и рухнул разом.

Она ощущала, как в эту самую минуту скорбь тяжелой рукой сжимала сердце. Как опустошение окутывало пеленой, заставляя не видеть ничего вокруг. Ей остались мечты, которые так и останутся мечтами, воспоминания, которые с каждым днем станут всё более блёклыми, в то время как боль будешь лишь расти и однажды сожрёт целиком, лишив рассудка. Больше не будет ничего.

Дина оставалась неподвижной, не в силах пошевелиться. Глаза на мокром месте, судорога перешла во всхлипывания, и она зарыдала в голос, грязными пальцами размазывая слёзы по лицу. Она не знала, сколько времени провела в таком состоянии. Соленые капли обжигали лицо, и она не могла контролировать их, не могла унять. Горе проникло в самые глубины сердца, делая болезненным каждый вздох. В какой-то момент показалось, что она вообще никогда не сможет остановиться, ведь тоска необъятна, непередаваема и взяла над ней верх. Она виновата, она во всем виновата. И только она. Она снова отправила на тот свет человека, который был дорог. Ей нельзя любить, нельзя забывать, на что она способна. Нельзя.

За спиной послышался голос. Дина не сразу поняла, о чем он говорил. Не сразу поняла и кому он принадлежал. Она обернулась вполоборота. Опешила. И не могла подобрать подходящих слов. В какой-то миг показалась, что она задыхается вот так, с открытым ртом, неспособная сделать вздох. Быстро заморгав ресницами, она перевела взгляд на место, где только что находился Уолтер, её Уолтер — точная копия которого сейчас стояла позади, живой и на вид абсолютно здоровый. Тела на прежнем месте не оказалось.

Первая мысль — она сошла с ума. Она бредит и видит наяву то, чего нет и что было так желанно. Пыльной стороной ладони она вытерла бежавший нос, вмиг поднялась на ноги и бросилась к своему наваждению. К большому удивлению, её встретил не бестелесный дух, а вполне себе осязаемый человек, к которому можно было было прижаться, которого можно было обнять и осторожно дотронуться губами, боясь, что фантазия вот-вот рассеется, и она, стоя на коленях, опять будет оплакивать бездыханный труп.

Очень скоро она поняла, что перед ней не игра воображения, а вполне себе реальный молодой человек, который совершенно непонятным для неё образом оказался не там, а здесь.
 
Ты чёртов псих! – закричала она надрывным голосом и почувствовала, как тело обдало жаром, – Зачем ты сделал это?

На самом деле, ей было всё равно зачем, как и для какой цели. Сердце радостно замирало от осознания, что всё ошиблось. Знать, что он жив, что с ним ничего не случилось и что он рядом — это такое передаваемое счастье, так просто поверить в которое Дина не могла.

Ненормальный! Ненавижу тебя, ненавижу! – уже более тихо причитала она и яростно долбила кулаками по груди парня. Затем посмотрела ему в глаза и на короткое мгновение замолчала. – Люблю тебя. 

Затем обвила его шею дрожащими руками, сложив ладони в кулак, стараясь не испачкать бегуна собственной кровью. Она кивнула в ответ на его вопрос и, наконец, поняла, что по лицу её всё ещё текут слёзы.

Знаю, конечно, – произнесла Дина, – С самого первого дня знаю.

На губах её мелькнула улыбка приветливая, но в то же время лукавая, будто она знала что-то такое, о чём говорить не спешила.

Для тебя это что-то меняет? – она повторила вопрос Уолтера, точнее, как теперь выяснилось, Уоллеса. Вопрос, который он задал ей около получаса назад. А затем плотнее прильнула к нему и нежно поцеловала.

Попутно в голове начали оживать и другие мысли. О том, что задание от ЛСА она провалила. Или нет? Если подумать, ничего критичного, что требовало бы обязательного доклада, не произошло. Впрочем, спросят с неё все равно. Объект в зоне видимости не появился. Мирные жители не пострадали, а на место разборок скоро прибудет местная полиция. А посему лучше бы Дине поскорее отыскать винтовку и всё, что осталось от сопутствующего снаряжения, спрятать всё это как подальше и вернуться в отель. Или не вернуться.

Нам нужно отсюда уходить, – не хотелось выпускать Уоллеса из объятий. Она боялась, что, вопреки его заверениям, опять произойдет что-то плохое. Но, тем не менее, настал момент, когда Дина разжала руки и напоследок коротко коснулась губ парня.

+2

13

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Страх. Он сковывает душу. Боль. Эта сволочь заставляет падать ниц. Ты повержен. Ты разбит. Осталось лишь последнее, что так и не смогли у тебя отнять. Но стоит ли она хоть один ломаный медный, если ты потерял абсолютно всё? Семья - её больше нет, беспощадно стерта с истории таймлайна, будто её и не существовало. Друзья - они живы, здоровы, но ни одна живая душа не могла вспомнить тебя, по крайней мере без посторонней помощи. И все смеются, улыбаются, радуются что ты жив. Но... возможно ли жить без семьи? Можно ли жить, не имея желания жить?

Ему повезло. Он гнался за собственным отчаянием, ударился с головой в работу, дабы не оставалось даже свободной секунды, чтобы остановиться и задуматься - а всё ли у меня хорошо? Фальшивые улыбки прятали боль. Второсортные шутки и подколы - никого не удивляли, даже когда юмор начал пересекать границу белого и чёрного. И только на краткий миг, когда он оставался один, то можно было заметить как одинокая слеза стекает по щеке. Как маска "Хей, Йоу, как жизнь бро?" легко отваливается и проступает грузный вид убитого жизнью человека. Но, как уже говорилось, ему повезло.

Не задумываясь ни о чем, кроме поиска беспощадного маньяка, Уоллес Уэст не заметил, как сломал Вселенную. Как заставил вновь её переродиться и самому переродиться в нечто похожее на себя прежнего. И этот кто-то может уничтожить весь мир, задавливая его всё новой и новой болью, страданием, отчаянием. Но где тут везение, спросите вы? Совершенно случайно он оказался тем, кто этот мир создал. Совершенно случайно в ту ночь, когда он возвращался из прошлого, где искал ответы на простые вопросы и совершил ряд "ошибок", его чуть не убила женщина-полицейский. И совершенно случайно ему взбрело в голову, что именно она знает ответы на вопросы, что так долго мучали его. И, кто бы мог подумать, что именно она стала той стеной, что огородила весь мир от него. По сути своей спасла и уберегла.

Ладони её приносили тепло и забирали боль. Улыбки её дарили счастье и уничтожали страх. А как она умеет целоваться, вы просто не представляете?! Но, когда вопрос встал ребром - либо она, либо корректный таймлайн, бегун готов был выбрать только её одну. И именно она заставила передумать. Заставила самостоятельно воткнуть в собственное сердце нож и бежать сквозь время, дабы остановить самого себя. Дабы уничтожить то счастье, ту радость, что он получил в "этом неправильном мире".

И вот теперь, в отчаяние своем он вернулся ещё дальше. Вернулся, чтобы найти её. Мазахист? Скорее всего. Псих? Абсолютно точно. Но любые нарушения правил для него не значили ничего, кроме улыбки одной не особо то и хрупкой девушки. Искал то тепло, ту любовь и ласку, что сулили её ладони. Искал исцеление от новой боли. И три заветных слова. Не всё ли делается ради этого? Ради счастья. Однако не каждый поставит на кон целый хрупкий мир. Это ещё родители не знают, что он ту в прошлом вытворяет. Узнают... А узнают ли?

- Только то, что я плохой актёр. Не более того - прошептал он прежде, чем вновь почувствовать её тепло на губах. Ты мой яд и моё лекарство. Ты моё счастье и моё проклятье. Бегло оглядев поле боя, который, кстати, не прекращался ни на миг, Уэст пожал плечами. Им здесь делать нечего, по сути. Если супер-герой этой страны и существовал, он не желал вступать в контакт ни с кем. Быть может он и не хотел геройствовать вовсе? Быть может это вообще маленький мальчик, который только-только почувствовал в себе что-то необычное и он просто боится? Ничего. У него всё время Вселенной. И он сможет найти ответы, если это будет нужно.

Получив своего рода указание, Уэст не долго думая, вновь вытащил несколько реликтов, отправив их собирать мало-мальски важное для девушки. Коммутатор был найден сломанный, беспощадно раздавленный одним из обломков здания. Снайперская винтовка всё же выжила, но дуло оказалось чуть-чуть погнутым. Какой-то чемоданчик, где хранились всякие штучки Канарейки, которые она так и не успела использовать в бою, тоже был успешно найден и теперь четвёрка бегунов (три реликта и оригинал) мчались через весь мир, унося девушку прочь.

- Не бойся, ничего никогда не бойся. И, прошу тебя, не верь в мою смерть, пока не почувствуешь это. Между нами давно и прочно связь. Я чувствую тебя, но пока ты не чувствуешь меня... Со временем ты будешь знать... А пока... Пока просто знай, моя погибель будет только в конце пути. И, желательно, в конце времен - шептал спидстер, плотнее прижимая девушку к себе. Перекидывание защитной ауры происходило уже неосознанно. Он всегда будто был готов унести её прочь. От беды, от смерти, от врагов и друзей. От целого мира.

Спустя пол часа, когда помощь реликтов уже не требовалась и они были отправлены обратно в свой миг,  стоя посреди квартиры Дины Лэнс, где успел за пару тройку часов до последних событий, побывать и бегун. Стоит ли говорить, что он готовился к более романтичной обстановке? Но сейчас особого желания сидеть и поедать скромный ужин при свечах не было особого желания. Но ответ на вопрос он всё-таки желал получить.

- Открой.

+2

14

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Жизнь не давала Дине вторых шансов. Упустив момент, она корила себя в неосмотрительности, в том, что говорила и делала не то, что должна была, что хотела бы сделать, если бы знала, как мало времени на самом деле осталось. Но судьба не шлёт уведомлений и не делает предупредительных звонков. Она отнимает. Один раз — и навсегда. И остается разве что кусать локти и лить слезы отчаяния, проклиная всё на свете и себя в первую очередь. Всё должно было произойти не так, не должно было оборваться так... внезапно.

Канарейка проходила через это раньше. Она не понаслышке знала, что такое горечь поражения и обида, граничащая со злостью, которая застилала перед глазами всё, заставляла делать ужасные вещи, принуждала ненавидеть и пожирала изнутри. И Дина боялась себя в таком состоянии. Самокопание не шло ей на пользу и, порой, уводило в глухие дебри, вернуться откуда помогал лишь счастливый случай. Или ангел-хранитель. Уж этот гад у неё, должно быть, и вправду крайне изворотливый.

И внезапно исключение, в которое не верилось, но очень хотелось поверить. Так ведь не бывает, правда? А если и бывает, то не в этом, а в каком-то нереальном мире и точно не с неудачницей Диной Лэнс. Но человек в красном казался таким реальным, таким знакомым и почти родным, что если всё это бред, она рада затеряться в видении, увязнуть в нём и раствориться.

У неё много вопросов к парню, которого, как выяснилось, она совсем не знала. Происходящее кажется фантастическим, противоречащим естественному положению вещей. Но разве это сейчас важно? Не всё ли равно как, если Уоллес рядом, он жив, а она влюблена в него и очень сильно. Наивно, глупо и совсем не в духе скупой на эмоции Канарейки.

Окружение приобрело знакомые очертания собственного жилища. За последний месяц  полузабытое «место для ночёвки» начало всё больше напоминать жилое помещение. Здесь  не складировались в коробках вещи, добавилось мебели (а уродливый старый диван отправился на помойку) и мелочи для уюта в виде занавесок на окнах и фотографий в рамках. Ощущение временности и неустроенности постепенно исчезало, Дина понимала, что Готэм — город, где она задержится надолго, а потому не хотелось жить как на вокзале. До своей станции она уже добралась, и задержится тут надолго.

Прежде она не испытывала ничего подобного. Всё внутри едва ощутимо щекотало, напряжение не покидало весь путь, а потому сразу после прибытия навалилась усталость. Но всё это мелочи, ровно и непонятный способ, с помощью которого бегун размножил самого себя и поддерживал существование копий на протяжении дороги. Добираться с обнимку с любимым человеком было явно намного приятнее, чем мотаться по самолётам сутками. Она и подумать не могла, что такое может быть. Хотя, ощущение, что всё это глюк, до конца так и не покинуло. Щеки налились румянцем, а ладони саднили.

Рядом с тобой не боюсь.

Уоллес уже не раз обмолвился, что знает её многим дольше, чем они знакомы на самом деле. Возможно, когда-нибудь она спросит о причинах, если захочет знать и если это покажется значимым. А пока нет ничего важнее, чем еще раз крепко обнять его и скрепить слова проникновенно долгим поцелуем. Затеряться в его глазах и окончательно потерять голову от всего: от того, что он так близко, от того, что всё уже осталось позади, от момента, который хотелось замедлить и растянуть как можно дольше.

Она повиновалась. Вынула из внутреннего кармана коробочку и открыла. В остальном она не знала, как в подобных случаях принято реагировать. На фоне перенесенного шока и последовавшей вслед за ним величайшей радости могло ли что-то принести эмоции большие? Дина догадывалась, что находится внутри, понимала, что ответ нужно будет дать довольно скоро (ещё бы, учитывая, кем в действительности был её парень, удивительно, как он вытерпел такое длительное ожидание!). Но, как бы мысленно она себя ни подготавливала и как бы ни уверяла себя, что это обычное дело и у многих нормальных людей такое случается, ох так вырвался из груди, стоило увидеть, что там. Брови дрогнули, ресницы часто заморгали. Она серьезно посмотрела на Уоллеса: всё правда так, как она подумала? Ей не показалось? А может он передумал уже?

То есть у меня, как у другой приличной девушки, не будет времени подумать и ответить, скажем так, через месяц-другой? – мягкая улыбка блуждала на её губах. Она уже знала ответ.

Дина стащила с парня маску, жадно вглядываясь в милые черты. Затем закивала головой. Улыбнулась шире и, вытащив кольцо из футляра, надела его на безымянный палец левой руки.

Да. Да! Да! – воскликнула она, после чего бросилась парню на шею, – Сотни раз «да». Я хочу быть с тобой.

Она выставила руку перед собой, чтобы посмотреть на кольцо. Безусловно, такое решение станет либо одним из самых удачных в жизни, либо же самым глупым. Но ведь если что-то происходит не по плану и не так, как у других — это ведь не значит, что это неправильно? Да и с каких пор она стала оглядываться на мнение окружающих? В тот самый миг она была счастлива и хотела сделать счастливым своего будущего мужа.

Красивое, – безмятежно произнесла она, и поняла, как дико соскучилась по нему. Насколько было возможно, Дина оттянула красный ворот и беспорядочно касалась губами шеи Уоллеса. Обследование костюма ладонями не выявило наличия ни молнии, ни любой другой детали, которая помогла бы облегчить снятие костюма. Сказать по-правде, как это надевалось (а главное снималось), оставалось загадкой. Ещё какое-то время безрезультатно облапывая (нравилось ей это дело, что уж там), она бросила попытки справиться с одеянием бегуна.

Ладно, – фыркнула Дина. Скинула с себя куртку. Провела руками по груди парня, поглаживая предплечья в упругой ткани, а после губами повторила путь, который только что проделали её пальцы.

А затем быстро увернулась и отступила на шаг. У неё были свои планы, как провести время после возвращения с задания. И одним из значимых пунктов являлась горячая ванна. Её-то она и отправилась наполнять сразу, как отлипла от своего новоиспеченного жениха. И пена. Пены нужно побольше.

Мне просто жизненно необходима ванна с пузыриками, – произнесла она, когда вернулась обратно.

Распустила пучок на затылке и волосы неровными волнами упали ей на плечи. Присела на диван и сняла сапоги, после чего снова поднялась и, повернувшись к Уоллесу спиной, попросила:

Расстегни, пожалуйста, молнию.

С остальным справиться Дина могла без посторонней помощи. Но движения её были нарочито медленными. Сначала она высвободила из рукавов руки, затем опустила комбинезон ниже к талии и, покрутив бедрами, спустила плотные штанины до самого пола. И, оставшись в одних только трусиках, обернувшись к парню, произнесла:

Спасибо!

Дина приблизилась и быстро поцеловала его в губы, а затем, подобрав с пола одежду и прикрывшись ей, как будто бы и в самом деле смущалась, проскользнула в ванную комнату.

+2

15

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Время. Для обычных людей оно движется достаточно равномерно. В минуты ожидания растягивается и кажется будто проходит вечность. А ты всё смотришь и смотришь на часы, а прошла едва ли минута. Или наоборот, когда пытаешься сохранить драгоценные секунды мгновения, а время беспощадно бежит, словно кто-то за ним гонится. И пытаешься удержать этот миг, не в силах отпустить и продолжить путь. Времени становится слишком мало.

Но для бегунов это всё не работает. Даже когда парень стоит, то реакция на события у него в разы выше любого из живущих смертных. И как же медленно движется время. Кажется, что можно успеть абсолютно всё: выспаться, принять душ, выпить с десяток кружек кофе, построить скворечник и упечь в тюрьму всех, кто только что сбежал. Впрочем, тут даже не кажется - бегун мог сделать всё это и еще много чего по пути за коротким промежуток времени. Стоит ли говорить, что особым терпением не отличается ни один из бегущих?

Дина всё медлила с ответом, а Уэст уже успел подумать, что он слишком рано это всё затеял и сейчас он услышит что-то в стиле: "Я тебя конечно же люблю, но становиться твоей женой даже не собираюсь." Держать его в качестве любовника мисс Лэнс могла довольно долго, ведь в свои двадцать семь с хвостиком (с этими прыжками во времени Уэст уже не мог с точностью сказать, сколько реальных лет прожил), едва ли выглядел на двадцать. Паспорт по крайней мере у него спрашивали постоянно. Так что встречаться с молодым любовником считалось престижным, в каком бы возрасте не находилась девушка. Ну откуда ей было знать, что стань она полноправной парой Уэста (и тут даже не свадьба важна), то над ней время тоже не будет властно. Или, быть может, она решит, что любит его как друга. А сопутствующие события лишь влияние алкоголя и природного шарма самого юноши?

Однако, как только девушка буквально закричала она, кинувшись ему на шею, Уэст даже немного испугался. Нет, не того, что его холостяцкая жизнь закончилась (с ней парень как раз таки и планировал завязать), а неожиданному контрасту собственных мыслей и предположений, и реальности. А он то, глупый, уже сам же записал себя в странную френдзону и готовился услышать "Нет". А тут... Дальнейшие события вызвали вполне естественную реакцию.

Она издевается? Она точно издевается

Каждое прикосновение, каждый поцелуй, каждое поглаживание - вызывало лишь одно желание. Он хотел... Просто хотел. И это отчетливо могла как чувствовать девушка, когда прижималась к нему слишком близко, так и вполне себе увидеть явно натянувшуюся ткань костюма. И эти попытки его раздеть с детальной проверкой всех частей костюма, в том числе и слишком заинтересованной зоне. В горле тут же пересохло. И так чрезмерно быстро бьющиеся сердце бегуна забилось в двое быстрее. И каждое последующее движение, нарочито медленное, будто было призвано заставить его мучатся и изнывать от собственного желания.

- Ты издеваешься... - прошептал бегун, так же медленно расстегивая молнию на спине девушки и губами касаясь оголенной кожи девушки. Заметил, как пробежали мурашки по её телу, а улыбка девушки стала более коварной. Показной стриптиз, будто в напоминание, что не один он красив собой, уводил мысли совершенно не в ту сторону. Когда же девушка резко скрылась за дверью ванной комнаты, Уэст почувствовал эффект дежавю.

- Где-то это уже было... - проговорил он шепотом, слегка прищурившись. Первый раз он увидел её такой... свободной от оков мира в другом времени и в другой временной ветке. И чем это закончилось по итогу он тоже помнил, причем в особо ярких красках, каждый раз непроизвольно затаивая дыхание.

В свете ламп её тело мерцало от капелек воды. Он мог проследить путь каждой, так ловко скользящих по волнующим изгибам. Вот одна проворная капля проскользнула от самой шее вниз по позвоночнику и скрылась из виду, обогнув бедро. Безумно хотелось прикоснуться к этому великолепию, а не стоять просто в стороне, профаззировав сквозь дверь и прикусывая губу в нерешительности. Собственный организм жаждал внимания. Рука непроизвольно уже сжимала натянутую ткань костюма, чуть оттягивая.

- Ммм - парень был полностью уверен, что его присутствие давно заметили и все эти проверки температуры воды ладошкой, чуть нагнувшись вперед, да внимательное изучение этикетки с гелем для ванной повернувшись  вполоборота и будто выставив грудь напоказ - лишь ещё один способ увлечь его в эту игру. И он увлекся, делая шаг ближе и снимая костюм, который легко сходил, словно неведомая жидкость, скрывшись в кольце в виде молнии. Так манившая его шея оказалась в нескольких сантиметрах. Ладони осторожно легли на бедра девушки, будто боясь спугнуть. Покрывая шею и плечи девушки поцелуями, Уэст увел её в сторону ванной, осторожно помогая забраться ей и оказаться рядом самому.

+1

16

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Как можно быть таким тугодумом и не понять сразу, что манипуляции с пеной и просьбой помочь в том, в чём Дина в лёгкую справилась бы и самостоятельно — лишь способ поскорее заставить бегуна избавиться от хитро выдуманного костюма? С ни с чем подобным раньше она не сталкивалась и сомневалась, что Уоллес сильно бы обрадовался, попытайся она попросту разорвать его геройское облачение. Не думала она, что чья-то одежда когда-то станет для нее препятствием, но сейчас вышло именно так.

Она устала ждать, когда её нерешительный жених сообразит, что к чему. В какой-то момент Дина уже начала думать, что он и вовсе надумает не идти, и придется вернуться, схватить его за шкирку и сказать прямым текстом, чтобы поторапливался. За время промедления она успела обработать саднившие ладони, на которые до сих пор старалась не обращать внимания. Всего лишь кое-где содрана кожа, ничего требовавшего немедленной реакции. Высокий болевой порог позволял и вовсе забыть о незначительных повреждениях — подумаешь, царапина. Заклеивать ранки Дина не стала — бесполезное занятия, учитывая, что от воды все повязки сразу придут в негодность. 

… И внутренне возликовала, заметив, что Уоллес всё же появился и к крайним мерам прибегать не пришлось.

Я уже начала думать, что ты не придешь, – негромко произнесла она и прильнула к парню. Почему он сомневался? Разве не видит он, как реагирует её тело на его прикосновения и ласки, как от возбуждения дыхание стало глубже и затвердели соски? Как могла она противиться влечению, от которого кружилась голова, а внизу живота стало горячо и мокро? Неужели он до сих думает, что она способна оттолкнуть, развернуть на триста шестьдесят градусов и отправить подальше после всего? Эта мысль сильно не понравилась ей, резанула острым краем по сердцу, практически обидела, заставив съёжиться.

А ты не торопился, – заметила Дина.

И не в силах дуться и противиться желанию, поцеловала в губы, дразня легкими касаниями языка. Оторвалась и почувствовала, как окончательно теряет голову. Все мысли стали сводиться к собственным ощущениям, к тому, как доставить удовольствие жениху. Глубоко и влажно Дина снова и снова целует Уоллеса. К моменту погружения в теплую ванну, белья на ней уже не было.

К черту пошли планы просто понежиться в воде, играясь с мыльными пузырями и воображая, что она сделает с парнем сразу, как только выйдет. Теперь он здесь, он рядом и, судя по тому как напряглось его мужское естество, сгорает от нетерпения точно также как и она. Дина придвинулась к нему почти вплотную. Её рука проскользнула от плеча вниз до живота. Она наклонилась, и кончик её языка коснулся груди парня, а ладонь попутно опустилась ниже, поглаживая твёрдую плоть, нежно касаясь её. Затем обхватила основание его члена и, свободной рукой раздвинув половые губы, подалась вперед бёдрами.

Дина согнула спину и закинула одну ногу на бортик ванны. Чуть приподнялась и неспешно опустилась, сантиметр за сантиметром погружая член парня в свое влагалище. Его твердость приятно заполняла всё внутри. Она ахнула, на доли секунды остановилась, а после начала движение. Медленно она скользила практически до самого конца пениса, чтобы после начать двигаться обратно и вобрать его в себя до основания.

Она глубоко выдыхает. Закрывает глаза, уткнувшись в голое плечо своего будущего мужа. И убыстряется. Она знает, что в любовных играх для Уоллеса предпочтительнее позиция сверху. Её груди движутся в такт, а внутри усиливается томление, требовавшее выплеска.

Тебе так нравится? – голос кажется ей чужим, не её. Она целует парня жадно и страстно, будто вот-вот исчезнет, рассыпавшись на сотни осколков. Тихие стоны становятся всё громче, готовые сорваться на крик. Дина чувствовала, что слишком быстро приближается к разрядке. Пыталась сосредоточиться, но волны блаженства накатывали одна за другой, обещая впереди ещё большее удовольствие.

Если хочешь... – сладостный стон в очередной раз срывается с её губ, и она забывает конец фразы, – Мы можем... уйти...

«Я хочу кричать под тобой всю ночь!» – вопит разгорячённое сознание. Она оставляет укус на плече парня, стараясь совладать со стонами. Судорожно хватает воздух ртом и, не думая, произносит:

Я люблю тебя.

+1

17

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Весь мир померк. Сжался до размеров одной единственной ванной комнаты в небольшой квартирке Готэмских окраин. Он уже бывал здесь сотни и сотни раз.  С хозяйкой дома и без нее, в этом мире и в другом. И везде он чувствовал себя как дома, ощущая то спокойствие, когда пересекал порог. Будто сам дом радовался его прибытию и усердно показывал, что он не такой уж и темный и холодный, что здесь можно жить. С каждым его визитом появлялись новые детали интерьера. Пара тумбочек, новый диван, а настенную полку его попросили прибить на одном из визитов.

А эта шторка на ванной с огромным рыжим котом с яркими зелеными глазами тоже появилась благодаря ему. Дина смеялась, утверждая, что это его точная копия. Уэст в принципе был не против такого сравнения и охотно откликался на ласковое "котик". И теперь эта шторка приятно холодила спину, прилипнув к влажной коже парня. По воде расходились небольшие волны от интенсивных движений девушки. Рыжик лишь плотнее прижимал её к себе, прикусив нижнюю губу.

- Мне нравится с тобой. - шепчет он в ответ, терпеливо поджидая подходящий момент для того чтобы напомнить о своих способностях. Весь этот период в месяц он старательно изображал обычного смертного. И, боги, как утомительно двигаться постоянно медленно, словно улитка. Даже в моменты их совместного время провождения Уэст постоянно контролировал себя, не желая даже случайно выдать свою "тайну". Сейчас же девушка знала всё. Или почти всё. Так какой же смысл сдерживаться?

Задав себе этот мысленный вопрос, пока девушка чуть более резко опускается вниз и заставляет его чуть откинуться назад, прижимаясь плотнее к белоснежному бортику ванной, парень усмехнулся. Не было смысла сдерживаться. Тем более пташке будет полезно узнать жизнь бегунов и с этой стороны.

- Люблю. Тебя. - произнес он хрипло, резко усаживая девушку на себя и не давая больше двигаться. Миг и они уже в комнате, смотрят друг на друга в полумраке комнаты, освещенной лишь мерцающим светом свечей. Он готовился, помните? Но бежать в таком положении было не очень удобно. Зато довольно интересные ощущения он получил, на ходу продолжая движения в девушке. Всё-таки скорость это очень увлекательно.

Время замедлилось. Сжалось до одного единственного мига. Вы когда-нибудь мечтали увидеть мир глазами бегунов? Как они видят этот мир, воспринимают его, чувствуют? Такой шанс выпадает не многим. Обычно лишь на краткий миг можно прикоснуться к скорости и едва ли заметить в мельтешении линий очертания домов, что проносятся пред вами, пока супергерой спасает вашу жизнь и уносит прочь от опасности. Но есть те, кому бегуны могут подарить не мгновенье, а что-то большее... Заставить время застыть, словно стрелки часов замерли в одном положении и это будет длиться часами. День не будет сменять ночь. Весь мир застынет, словно вы окажетесь в мире восковых фигур и вам посчастливилось не стать одной из них, а быть зрителем со стороны. Капли дождя замрут, не достигнув ни земли, ни вашей кожи. Вот что бывает, когда бегун делиться своими силами, целенаправленно давая вам возможность пробежать рядом с собой.

Но что происходит, когда бежать собственно никуда не нужно, но хочется добавить совершенно новые ощущения другому человеку? Конечно же дать избраннице, чаще всего это всё-таки девушка, возможности бегуна хотя бы на несколько часов к ряду, не давая и возможности утомиться в безумном соитии с самым быстрым человеком на Земле.

Сердце бьется как сумасшедшее. Будто готово выскочить из груди, разорвав грудную клетку. Она могла чувствовать этот бешеный ритм, прижимая теплые ладони к груди бегуна, прижимая его крепче к упругой кровати.  Время уже давно стало чем-то абстрактным и малозначительным. Минуты на прикроватных часах давно уже перестали меняться, по крайней мере так казалось. Движения слишком быстрые, чтобы за ними уследить. Остается только отдаться воле эмоциям и чувствам, позволяя причинять себе удовольствие и наносить быстрые поцелуи.

Голос срывается на крик. Кричи сколько пожелаешь, моя хорошая, соседи тебя не услышат. Что забавно, в таком состоянии Канарейка едва ли могла использовать собственные силы. Спидфорс ужасный собственник и не любит какие-то примеси, когда их дети решают поделиться своими силами с другими. Именно поэтому Уэст лишь интенсивнее движется, вгоняя себя глубже и срывая очередной крик с уст девушки.

- Не сдерживайся. Кричи. Я хочу тебя слышать - шептал он, покрывая её шею и ключицу поцелуями, не на секунду не останавливая этот бешеный ритм. Ладони блуждали по телу девушки, вновь и вновь исследуя и так уже знакомое тело. И каждый раз ему хотелось ощущать её всё больше, прижимаясь всем телом.

Он сдерживал себя уже который раз, не желая прекращать этот разгоряченное танго, перетекшее в горизонтальное положение. Менял положение, уводя за собой девушку то к стене, подняв её за бедра и усиленно проверяя стенку на прочность. То прижимал к поверхности стола на кухне, заставляя её сминать пальцами цветастую скатерть и глухо стонать куда-то в деревянную поверхность. Казалось, что в квартире не осталось мест, которые они не осквернили своими похабными действиями. Даже балкон оказался воспринят благосклонно и девушка наконец-то смогла оценить те скорости, которые сейчас принадлежали и ей.

На улице замер в неестественной позе парень, поднимая что-то с земли. Свет автомобильных фар отбрасывал его тень куда-то позади, не давая возможности разглядеть лицо, засвечивая его. В окне напротив какая-то женщина застыла, выкрикивая ругательства в сторону своего мужика. Мимо балкона пролетал ворон, оставшись висеть чуть выше уровня головы бегуна. Кажется он собирался сказать своё противное "Кар" и недобро глянуть, только вот не совладать ему со скоростью в одну световую.

-  Я. Люблю. Тебя. - прошептал он на ушко девушке, когда они в очередной раз оказались в комнате и бегун почувствовал, что просто не может больше держать себя в узде и ему просто нужно было разрядится. На это очень и очень тонко намекал организм, требовательно и настойчиво. Это чувствовалось в слабой, но ноющей боли у самого основания и на кончике головки. Вновь прижимая к себе девушку и не позволяя ей отстраниться, заполняя всё собственным семенем. Презервативы в этот раз оказались не нужны, они бы только мешались, не пройдя столь интенсивный тест-драйв, а заниматься потом сбором ошметков совершенно не хотелось.

Упав на кровать, все ещё ощущая на себе тяжесть ослабленной девушки, Уэст широко улыбнулся.

- Ну что, раунд первый считать оконченным? - он подтянул к себе девушку, целуя её истерзанные губы, которые в порыве страсти несколько раз кусал, чтобы тут же поцеловать вновь, слизывая маленькие капельки крови. Он мог позволить себе некоторую грубость, абсолютно точно зная, что пока они движутся в его ритме, то у девушки такая же ускоренная регенерация и через миг от укусов не останется и следа.

Отредактировано Wally West (2019-09-16 08:01:00)

+1

18

[icon]https://i.imgur.com/W5u3dcJ.png[/icon]Никогда прежде Дина не испытывала ничего подобного. Ей не хотелось отпускать парня так быстро. Она по-прежнему прижимала Уоллеса к себе, перебирая пальцами его волосы, очерчивая скулы, линию подбородка, ключицы. Спустя какое-то время она перекатилась на бок, положила голову на согнутые руки и, глядя на любимого человека, просто молчала. Мысли наполняло множество вопросов, которые назрели и, казалось, вроде бы и были важными, но не в этот момент. Если она начнёт спрашивать, то разговор обещает быть долгим. Очень долгим. И в какой-то момент Дина непременно почувствует себя в роли чересчур назойливого интервьюера или дознавателя, выпытывающего все подробности прошлого. Так ли необходимо это сейчас? Едва ли. Ведь теперь в будущем них ожидают ещё много общих мгновений, за которые она обязательно узнает получше своего жениха, а он узнает её.

Сама идея настолько скоропалительного замужества со стороны выглядела далеко не самым разумным решением. Должно быть, Канарейка тронулась рассудком на фоне недавних переживаний, но, не кривя душой, она могла с полной уверенностью сказать, что не сомневалась в своём решении. Оно казалось ей само собой разумеющимся и правильным исходом. С утра (точнее, с утра по времени на другом конце света. Утро в Готэме вступало в свои права только теперь) Дина даже не догадывалась, что всё сложится таким образом. Но произошло то, что должно. Чувство потери наглядно показало, что нужно уметь ценить каждый момент. Не стоило откладывать на потом то, к чему и она, и Уоллес были готовы. Препятствия — в голове, а не в сердце. Общество диктует нормы, правила, никому не нужные традиции, которые на кой-то чёрт следовало соблюдать. Уже теперь Дина понимала, насколько сильно ошарашит знакомых новостью о предстоящем бракосочетании. Знала, что половина покрутит у виска, что будут спрашивать, уверена ли она? И почему она так уверена? Но откуда всем им знать, кем был для неё Уоллес? Как радостно подпрыгивало сердце при одном только взгляде на него. Какие эмоции она переживала каждый миг, находясь рядом, и насколько хорошо ей с ним было.

У тебя так сильно бьется сердце... Я давно заметила, – негромко произнесла она, опустила ладонь на грудь парню, сместив чуть влево. И смущенно улыбнулась, – А я ведь на полном серьёзе собиралась показать тебя врачу, даже консультировалась по этому поводу. Размышляла, под каким предлогом затащить тебя на приём.

Теперь она догадывалась, что причина, вероятнее всего, не в патологии, а в способностях, недоступных обычному человеку. К примеру, диафрагма самой Канарейки могла вызвать интерес ни одного хирурга, однако для неё это было нормой.

Каким бы быстрым ни показался путь от индонезийских островов до унылого Готэма, координаторы в ЛСА явно не сидели на месте, сложив руки. С тех пор как Дина пропала из зоны видимости и не отвечала ни по одному известному каналу связи, её исчезновением должны были всерьез заинтересоваться. На такие случаи в одежде и электронике всех членов Лиги помещалось отслеживающее устройство, так что коллеги уже должны были знать, что Канарейка находится на территории родного города. Если не свяжется со своими в ближайшее время, рискует нарваться на визит всей банды со злобным Мышем во главе. А встречаться с кем-то нос к носу в данный момент очень не хотелось.

Она оторвала голову и посмотрела на часы. Памятуя о том, как совсем недавно замерло время, губы Дины растянулись в улыбке. Покрутила на безымянном пальце кольцо — удобно иметь при себе спидстера, который мог доставить очень много удовольствия в самые кратчайшие сроки.

Мне всё понравилось, – обхватив щеки Уоллеса ладонями, она поцеловала его в губы, затем откинулась на подушку и потянулась, – Тебя не потеряют? Меня уже должны были хватиться. Не хочу обнаружить мужика в черном плаще, влезающего ко мне в окно.

А значит нужно было крепко-крепко обнять бегуна пару-тройку раз, наскоро расцеловать, пока ещё имелась такая возможность, и заставить что-нибудь надеть. А самой тем временем привести себя в порядок и надеяться, что за ней явятся не раньше, чем она успеет предупредить о своём визите в убежище.

Так хотелось ещё немного понежиться в объятиях и так не хотелось куда-то идти. Но у них впереди много дней, месяцев и лет для вторых, третьих и последующих раундов, ведь так?

+1


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Calm in a storm


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC