Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



not original

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/7qdaO.jpg

thomas wayne | selina kyle

В одном из известных баров Готэма Селина Кайл замечает мужчину, который одет куда приличнее, чем остальные посетители, потом ее взгляд падает на запонки на рукавах его рубашки, бриллиантовые, в форме кошачьих мордочек. Ей не кажется, чем-то странным, что незнакомец носит такие украшения, ей плевать на все, она обязана их украсть, и это ей удается. Томас замечает пропажу, как только новая знакомая исчезает из вида. благо он знает где и кого искать. 

Отредактировано Selina Kyle (2019-07-23 21:35:46)

+2

2

[icon]https://i.imgur.com/7vbCQRj.png[/icon][nick]Thomas Wayne[/nick] [status]Смерть с ним всегда.[/status] [sign][/sign]Облик Готэма этой реальности мало отличался от Готэма, каким его помнил Томас. То же уныние и безнадёга, те же сдвинутые на голову психопаты, возомнившие себя королями мира, и мелкие сошки, им прислуживающие. По сути Готэм остался всё той же привычной взору выгребной ямой, от которой разило за километры. Город мало менялся с течением времени и практически не изменился в иной реальности.

Единственным бросавшимся взгляду отличием в панораме города являлось отсутствие огромной неоновой вывески «Казино Уэйна».  Вместо этого фамилия Томаса была обозначена на одном из самых высоких небоскрёбов. Но его ли? Уэйн в этой действительности был только один — его сын. В остальном… темные переулки и колодцы старых домов, пьяный смех проститутки, оскал парней, желающих подзаработать, отобрав твой кошелек, одинокие фонари, пожелтевшие газеты, кружившиеся в воздухе при дуновении ветра, пустынные дороги, сумрак. И куцая фигура проповедника, призывающая грешнико покаяться. Наивный святоша, ты и в самом деле не видишь, что ад не где-то там? Ад уже здесь...

Темнота срывала с города маску благополучия и мнимой безопасности. Ночь являла истинную сущность этого места – сущность дикую и болезненную. В такое время суток улицы пустели, горожане зарывались в своих норах и молились своим божествам с тем, чтобы благополучно дожить до рассвета. Ночью случалось всякое. Никто не застрахован от домушника, что заберется в окно и вспорет глотку тебе и всей твоей семье, пока ты спишь.

Но Бэтмен не привык спать спокойно. Да и спать, в общем-то, тоже. Никак не мог он свыкнуться, что фамильный особняк теперь не полуразрушенная нора помешанного мстителя. Дом выглядит практически таким же, каким был при Марте... той прежней Марте, ещё не потерявшей рассудок после гибели единственного сына. Странно, но оказавшись в мире во много лучшем, чем тот, в котором довелось жить ему, Томас скучал. То и дело в памяти всплывали картины прошлого, лицо жены, изуродованное кривой усмешкой от уха до ума, в тот момент, когда он сказал ей, что выбор есть. В то мгновение на секунду показалось, что безумие отступило. Она посмотрела на него чистым незамутненным взглядом пронзительно синих глаз, доставшихся и их сыну, совсем как раньше склонила голову ему на плечо и просила обещать, что всё будет хорошо. Обещать...

Воспоминания о мимолетной нежности сменились картиной изувеченного тела жены, в предсмертной судороге скучившегося на дне глубокой пещеры.

«Обещай мне...»

Томас проснулся в холодном поту. До сознания не сразу дошло, где он находился и при каких обстоятельствах. Какое-то время он перебирал глазами по неосвещенной комнате, затем сел в постели и склонил голову вниз. Нет, в таком месте и вовсе нельзя спать. Слишком живы здесь призраки прошлого. Он поднимается и идет к шкафу. Не в бэт-пещере, заметьте. В этом мире Томас старался ни во что не вмешиваться и быть сторонним наблюдателем — совсем как в музее: смотреть можно, трогать нет.

Он знал, куда отправиться. Ночной город встретил по-особому гостеприимно: никто не окликнул со спины, назвав папашей, и никто не попытался напасть, хоть и Томас заведомо не избегал темных переулков. Странное явление для этих мест.

В заведении, где Уэйн-старший решил скоротать вечер, его уже знали. Готэмское казино. Не казино Уэйна, конечно... однако дух игорного заведения опьянял, на какое-то время заставлял забыться и снова вернуться к знакомым местам. Вернуться в прошлое. Когда много лет назад он точно также посвящал себя праздности, в то время как дома его ждала Марта и маленький сын. Томас нахмурился, напоминания о собственном дурном безрассудстве каждый раз резали по сердцу. Но Бэтмен привык к боли, привык упиваться ею. Ведь только боль заставляла его двигаться вперед. Только память о потерянном не давала задряхлеть и в конец спиться. Только бесконечное и бесполезное сожаление заставляло выходить на улицу и драться. Он допустил ошибку. Он подвел её. Он всегда будет перед ней виноват.

Яркий свет ослепил на короткое мгновение. Вскоре глаза привыкли, и Томас больше не щурился, как крот, выползший на солнце. Отдав пальто и шляпу в гардероб в холле заведения, он направляется в игровой зал. Вальяжно проходится между столами, посматривая на собравшихся и прикидывая расклад игры. Такому старому пройдохе как Уэйн несложно будет обыграть желторотых юнцов, возомнивших себя знатоками. С усмешкой на губах он кусает сигару и делает длинную затяжку. Слишком просто. Скучно.

Однако затем взгляд его цепляется за фигуру в толпе. Темные волосы, точеные скулы, бархатные глаза, которые не блестели. Томас меняется в лице. Он знал, что она должна будет существовать и в этом мире, но надеялся увидеть её не так скоро. Гибкий стан, движения танцовщицы. Селина. Оракул.

Он отводит глаза в надежде, что она не обратит внимание какого-то старикашку на фоне куда более интересных кандидатов. Он падает за ближайший стол для покера. Он испытывает неловкость. Но разве доступно такое чувство Бэтмену? Едва ли, но...

Ставки сделаны.

+1

3

Последние несколько месяцев Кошка уверяла себя, что этот псевдогероизм ей и за огромные деньги не нужен. Путаться с героями в плащах - не нее, только больше проблем создает себе, чем получает удовлетворение от возвращения справедливости. Что бы Кайл не делала, ее все от полицейских до преступников считать воровкой, которая за кучку бриллиантов продаст мать родную, а то и душу. Ей тупо надоело кому-то что-то доказывать, потому что все равно ни чье мнение не изменит и тех самых нужных эмоций не получит, зачем из кожи вон лезть лишний раз. Кто-то скажет, что Женщина-Кошка должна творить добро, чтобы Большой Мышь ее по голове гладил, но он настолько странный товарищ, что какую бы фигню не творила и куда бы не лезла, будет верить в нее. Это уже на какую-то из степеней безумия тянет, но да ладно, лезть в его голову не планировала, под пытками бы этого не сделала. Все мы в безумны в Стране Чудес. Безумие Селины заключалось в необходимости получать дозу адреналина каждые пару дней. Без него она становилась похожей на увядающий цветок во время жары. Чем больше она терпела, тем больше адреналина ей было нужно. Последнее время в городе ничего не происходило, не приезжали выставки в местные музеи, не проходили аукционы, где продавались редкости, преступные авторитеты не покупали дорогие картины и предметы искусства, так, всякую ерунду, Холли не забегала в квартиру с криком: «вот оно», даже Ист-Сайд не сотрясался от разборок банд, тишина, штиль. От нехватки ощущений Селину буквально ломало, она чувствовала, будто жуки копошатся под кожей. Вечерами она с пялилась в телек, поедая чипсы с сырным соусом, слушая одним ухом рассказы от Холли о том, что в мире творится. Скука смертная.
В тот день Селина уже как обычно лежала на диване, глотая игристое вино того сорта, от которого голова меньше болела, а то потом злишься такая от того, что заняться нечем, хоть иди на курсы кулинарии к Альфреду, так еще и голова болит. Вино быстро становилось теплым от стоящей какой день жары, девушка морщилась, но продолжала топить печаль в стакане. Раздался звонок в дверь. Явно не ожидая такого, она пропустила его мимо ушей, гость не собирался отступать. Кайл отставила бокал на подлокотник дивана, нехотя поднялась, пошла к двери, по дороге поправляя хлопковые шорты.
- Селина, ты не представляешь, кого я вчера встретила, - выпалила Джаннет, та самая, которая раньше работала в стрип-баре с Селиной, когда им обеим было лет по пятнадцать-шестнадцать, как только ей открыли дверь. - Диану из Голдена, - она сдвинула брови, не заметив особой реакции у Кайл. - Ну та, которая в отеле работала и с Риком встречалась.
- Эммм… помню, и что в собственно в этом такого? - Совсем не понимая, зачем ей это знать, поинтересовалась она.
- Представляешь, она видела в Голдене Реймонда. Все думали, что он сидит, а он только в Готэм приехал! Говорит, у него товар в доки послезавтра прибывает! - С нескрываемым возбуждением рассказывала дальше бывшая, а может и не очень бывшая проститутка. Селина оживилась, уже понимая к чему та клонит. Далее шли подробности и малозначительные факты, уточнения. Джаннет давно точила зуб на бывшего сутенера и торговца людьми, поэтому и обратилась к той, что всегда все бросала, когда слышала про ущемление прав женщин. Селина ее выслушала и пообещала, что скоро во всем разберется. Этим же вечером она вышла на улицу, чтобы расспросить знакомых об Рэймонде и его делах в городе. Никто толком ничего не слышал или боялся говорить, ведь Кошке, путающейся с героями, доверяя не было. Но результат все же был, краем уха услышала, что Рэя видели в казино, другие говорили, будто он на прошлой недели проиграл там пару тысяч. Вряд ли воровка встретит сутенера в казино, если пойдет туда завтра, но хотя бы постоянных посетителей поспрашивает, вдруг кто-то что-то видел.
Собираясь следующим вечером на «дело», Селина влила в себя с полбутылки игристого, как это делали юные девушки с финансовыми проблемами, собираясь в клуб, чтобы глаза заблестели, надела платье, находящееся на грани между «приличным» и «вызывающим», усмехнулась, вспоминая, как в прошлый раз на аукционе отреагировал на нее в этом платье мистер Уэйн и совсем не заметил, как она увела голубой бриллиант прямо у него из-под носа и скрылась, сделала легкий макияж, без туфлей на высоком каблуке не обошлось. Данный образ должен был с одной стороны прилечь внимание, с другой стороны не стать слишком запоминающимся, ведь большинство посетительниц казино будут одеты примерно так же. 
Зайдя в помещение казино, Кайл сразу оценила обстановку, нарисовала примерный план действий у себя в голове. Сначала собиралась перекинуться парой слов с постоянными клиентами заведения, поиграть в гляделки с крупье, который ее давно знал, получить наводку на ее возможных «клиентов», обменяться сплетнями с девушками облегченного поведения и в самом конце поговорить с барменом, который будет сначала отнекиваться, а потом за двадцать баксов расскажет все, что видел. Подойдя к первым из списка, Селина очень пожалела, что не достала фотографию Рэймонда, ведь он мог измениться, года два прошло с последней встречи. Они вроде видели, а вроде и нет. Опросив еще пару человек, ничего толком не разузнала, поэтому сразу направилась к столу для покера, по дороге вспоминая имя крупье. Посмотрев многозначительно на вроде бы Джейсма, по его жесту поняла, что он ее узнал, теперь нужно выждать время, когда он освободится. Пока она решила составить кому-нибудь компанию, как делали многие девушки, будто желая поддержать игрока. У большинства уже была группа поддержки, поэтому она встала за спиной незанятого седовласого мужчины. Уже через секунду ее взгляд упал на его рукав, точнее на дорогую бриллиантовую запонку, и клептоманка забыла, зачем она сюда пришла, в голове крутились суммы с несколькими нулями. Была видна работа известного мастера, неприличный блеск, необычная форма, как их можно не хотеть себе, ах... В это время двое за столом пасанули, осталось еще трое.
- У того, что слева, нет ничего выше десятки, - чуть наклонившись над плечом, прошептала Селина тихо, но так чтобы он все расслышал. - Другому, судя по выражению лица, тоже не повезло, - договорив, она выпрямилась. Сомневающийся тоже сказал «пас». Так как карты у незнакомца были чуть лучше, он выиграл, когда карты были раскрыты.
- Вы должны коктейль за мою помощь, - промурлыкала тихо девушка, когда он сгреб выигранные фишки. - Я точно видела сомнения в ваших глазах, - продолжила она в той же манере, не отрывая взгляда от запонки с другой руки. Ее целью было увести его в более укромное место, где проще снять произведение ювелирного искусства.

Отредактировано Selina Kyle (2019-08-03 23:32:03)

+1

4

В игорном зале было многолюдно, с десяток столов, немало игроков. И, тем не менее, из всех возможных Селина выбрала тот, за которым сидел Томас. Он не хотел встречаться с ней в этой реальности, боялся, что из-за его вмешательства всё опять пойдет наперекосяк и в итоге укатится ко всем чертям. Ведь он не умел прийти и не разрушить. Будь его воля, он бы понаблюдал за ней издалека, лишь чтобы посмотреть и подглядеть, какой она могла быть и какой в родном ему мире не стала по его вине.

Статная, гибкая, с горящим взором – она мало походила на ту Селину, что помнил Томас. Его знакомая казалась апатичной ко всему, кроме кошек. У неё не горели вот так глаза и  не растягивались в хитрой усмешке губы. Эта женщина не имела практически ничего общего с той, что знал Уэйн. Она была другой.

В вопросах азартных игр Томасу не требовалась поддержка кого-то со стороны. Он прекрасно считывал соперников и сам. За долгие годы в игорном бизнесе он научился некоторым фокусам, умел запоминать карты, вышедшие из игры, прикидывал текущий расклад. Хотя нет, не прикидывал – почти всегда знал наверняка. Тем более, что компанию в игре ему составляли явно не самые продвинутые игроки.  Когда-то в привычном для него Готэме он просиживал за играми целыми ночами, проигрывая просто неприличные суммы. Но на деньги ему было плевать. Зияющая дыра внутри требовала заполнения, и азарт на недолгое время показался действенным способом отвлечься от мыслей о самоубийстве. Впрочем, очень скоро отдушину он нашел в другом. В своем мире для Томаса был закрыт вход в любое казино, кроме собственного. Здесь же он умело прятался за обликом старика. Никто не знал его, а он никому не собирался изливать душу. Для исповеди есть священник.

Изогнув бровь, он искоса посмотрел на девушку, стоило ей выпрямиться и занять прежнее место за его спиной. От неё приятно пахло какими-то невообразимыми духами, аромат которых был Томасу незнаком. Висячие сережки в цвет её глаз, платье, оголяющее ключицы и ложбинку.

«Хороша», – невольно подумал Томас и понял, что только что впервые отвлекся.

Игра закончилась быстро. Слишком спешная, слишком… пресная. И скучная. Даже ему, старику, в какой-то момент подумалось, что лучше было спать в своей постели, чем мчаться в город ради этого пшика. Но, какой бы невзрачной ни была та игра, перед глазами вполне отчетливо замаячила другая, обещающая быть куда более захватывающей и увлекательной.

Выигрыш в виде фишек легко умещался в кармане и даже не утяжелял его. Обидно. Играть на суммы более крупные всегда интереснее. Уэйн-старший встал из-за стола, на ходу поправляя полы пиджака. Взгляд снова скользнул по ней, словно она была статуей с безупречной гладкой кожей, к которой хотелось прикасаться. Но он понимал, что красота этой женщины не для него, да и едва ли для какого-то одного мужчины. Она ослепляет, привлекает и отвлекает от других дел, что творятся у тебя под носом и которых ты можешь и не заметить.

Вы знаете, что это против правил? – с прищуром спросил Томас мнимую незнакомку, стоило чуть отойти от места проведения игры, – Меня могли счесть мошенником и пинком под зад вышвырнуть из заведения.

Всё она знала – это Уэйн понял в ту же самую секунду, как задал вопрос. Знала, и всё равно нарушала правила. Это так в её духе.

Дорогуша, любой другой нормальный человек на моем месте сейчас бы изо всех сил делал вид, что знать вас не знает и знать не хочет, – кривая ухмылка коснулась рта. Уэйн изучал её лицо, стараясь подметить хоть тень эмоции. Как и думал, зря. Она прекрасно владела собой. Пытаться узнать её мысли – всё равно что судить о содержании книги по обложке. Бездарное и бесполезное занятие.

Однако, вам повезло, а я был бы совершенным хамлом, если бы не исполнил желание дамы, – он выставил перед собой руку, предлагая девушке пройти вперед по направлению в другой зал, где располагались столики и бар. Свет здесь был более приглушен, играла ненавязчивая музыка, от столика к столику сновали официанты в длинных фартуках.

Она могла выбрать более приглядную компанию, нежели седовласый старик. Она могла выбрать любого, и любой отправился бы за ней куда угодно,  только помани она пальчиком. Но она отчего-то остановилась на кандидатуре Томаса. Почему?.. Сказать по правде, ему было плевать. Настроение было расслабленным, вовсе не хотелось включать величайшего детектива и задаваться вопросами «отчего так происходит?» Пусть всё идет своим чередом. Уэйн и дальше будет изображать старикашку, почувствовавшего вторую молодость, а она… у неё явно имелись свои цели. И Томас не собирался лишать себя удовольствия, разорвав ловко сотканную ею цепь из ложных случайностей, предлогов и следствий. Было в этом какое-то своё необъяснимое очарование.

Он помог даме есть, после его и сам уселся рядом.

Лонг Айленд. Я угадал? – поинтересовался он насчет коктейля. Хотя сами по себе коктейли не казались ему удачным выбором, – Но прежде  я бы предложил по бокалу Cristal, дабы отпраздновать нашу победу.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC