Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Heavy rain


Heavy rain

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://69.media.tumblr.com/02c0232d179ee71e38d7c4bdd813fcfa/tumblr_inline_p879hx4Z2A1sggcf2_250.gif https://i.imgur.com/9TPCKPS.gif
Heavy rain

Wally West, Dinah Lance

Уоллес всё ещё в созданном им самим мире. Спасает людей, спасает девушку, себя... всех. И уходить не хочется, но мир же не правильный? И как же выбрать это самое "правильное"?

Внимание! Эпизод с элементами эротического содержания.

Отредактировано Wally West (2019-07-28 22:07:45)

+1

2

Двадцать пять раз. Именно столько раз он возвращался во времени назад, не имея возможности согласится с тем, что Дина Дрейк трупом лежала на танцопе. Каждый раз причина смерти была оригинальнее другой. Количество пуль в теле тоже было различным, как и расположение. Один раз даже была зарезана ножом по горлу в стиле "улыбки" - от уха до уха. А эта девушка-коп, какой бы "неправильной" она не была, для молодого спидстера была довольно дорога. Вот так вот просто за один день он... Влюбился? Нет, об этом говорить было рано. Но видеть как угасает жизнь из таких ярких синих глаз...

Около двадцати смертей самой Дины. И четыре ещё нескольких человек вместе с Диной. В представлении копов "защитить" - равносильно убиться о бандита? Тогда можно поапладировать. Полиция нас прекрасно бережет. А вот Уоллесу было не сладко. Он то думал, что девушка поймет всё правильно до того момента, когда он скажет ей всё напрямую. Но нет... Последний раз она умерла у него на руках.

- НЕТ! - Уэст рывком сел на диване. Он тут и заснул, вернувшись к девушке домой. Саму Дрейк забрали в полицию как свидетеля. Почему он не сидел рядом с ней - не совсем понятно. Или поверили, что он был в алкогольно-наркотическом опьянении и в его словах не будет и грамма правды?

Спать уже не хотелось. Было раннее утро. Хотя ему и требовалось отдохнуть, но разве это отдых, когда видишь лишь смерть? Снова и снова. Вернется - отлуплю. Розгами. Чтобы даже не думала прыгать на амбразуру. А всё могло закончиться гораздо быстрее, если бы не приходилось каждый раз возвращаться назад и назад. Снова и снова.

За окном барабанил дождь. Капли будто отбивали собственную мелодию и ритм. И эта мелодия навевала спокойствие и чувство безопасности. Говорят, человек раньше жил в пещерах и под дождем спалось лучше, потому что в дождь хищники прятались и нападения уменьшались. Только вот Уоллес был тем же хищником. Хотелось есть.

Встал, босыми ногами касаясь холодного пола. Явно не хватало ковра. И ковер... Купить ковер. Или украсть. Одно из двух Такие жаркие и ненужные джинсы он стянул с себя ещё где-то на пути к дивану. Взглядом нашел их. Хмыкнул. Если бы это был его дом, то он бы снял и боксеры. Телу хотелось свободы... Но ведь девушка могла вернуться в любой момент?

Желудок заурчал. Требовательно, привлекая всё  внимание к себе.

- Мдааа... И где я возьму столько еды? - конечно тонны гамбургеров ему не требовалось, но желание то оставалось. Хоть при необходимости он и мог вовсе перестать питаться, живя только за счет Спидфорса. Но что за жизнь без еды? Какие в ней остаются радости?

Хозяйский холодильник не радовал обилием еды. Оглядев всё содержимое и почувствовав жгучие желание повесить здесь между полок дохлую мышь, Уэст достал яйца и молоко. Глубокая миска, как и мука, были найдены довольно быстро. Блинчики он научился готовить очень и очень давно. Тогда ещё не существовало ещё Кид Флэша. Да даже Флэш ещё был лишь зародышем истории, а Уолли уже умел готовить блинчики. Его научила этому его мать.

Сердце предательски йокнуло. Когда-то он хотел привести в дом девушку и познакомить с матерью, которую любил всем сердцем. Да даже хотелось одобрения отца. Порадовать их внуками, которые скорее всего должны были появиться на свет через год-другой. А теперь что? Теперь их не существовало. Они были убиты. И даже став убийцей террориста, Уэст не нашел покоя.

Так и стоял он, в одних бежевых боксёрах у плиты, переворачивая блинчики в воздухе. За окном всё так же шел дождь. Огонь что-то недовольно ворчал, а Уэст старался думать о чем-то позитивном. Например, о малиновом варенье, которое так любил в детстве.

+1

3

С выражением полного равнодушия она поочередно посматривала то на одного из своих коллег, то на другого. За последние несколько часов, что находилась в участке, ей успели порядком поднадоесть однообразные вопросы, суть которых в общем и целом сводилась к одному — узнать как можно больше, откуда в том злосчастном баре возник Флэш и куда он исчез, когда люди Двуличного оказались обезврежены. Про налет бандитской шайки как будто все и вовсе позабыли. Дина понимала, почему так происходило. В другое время она и сама бы выжимала информацию поочередно из каждого свидетеля. Но теперь-то она не там по другую сторону стола, а на месте допрашиваемого. И это бесило, заставляя все внутренности встать на дабы и оскалиться.

Однако внешне она казалась умиротворенной и как будто бы понимающей, что всё это формальность, пройти которую нужно, и не более того. Кто бы знал, каких усилий над собой ей стоила эта деланная невозмутимость. Она откинулась на спинку жесткого стула, расслабленно выпустила изо рта облако табачного дыма.

Об этом я уже рассказывала, – отчетливо произнесла она, не спеша затянулась снова и резким движением пальцев стряхнула пепел в пепельницу, – Понятия не имею, куда этот гад растворился. Просто исчез и всё.

Такой ответ сослуживцев не устроил. Косо посмотрев на Дину, тот, что постарше, перегнулся через стол и говорил тише, чем до этого.

Сначала ты сообщаешь, что видела Флэша, и просишь подкрепления, а через несколько часов ты находишься в том же месте, где, по счастливому совпадению, снова появляется преступник, – сложенные на груди руки, морды а-ля «мы всё знаем», того гляди в хорошего и плохого копа начнут играть – этим махровым приемам учили в академии еще её бабушку! Ребята реально надеялись, что фокус проканает? Дилетанты! – Случайность? Или может этот псих тебя преследует, Дрейк?

Она обматерила взглядом обоих. С прежним невозмутимым видом пожала плечами. Не докурив, смяла сигарету в пепельнице. Затем выключила записывающее устройство,  положенное при ведении допроса. С каких пор из свидетеля она перешла в иной ранг?

Послушай, Бобби, – чуть потянувшись на месте, начала Дина, – Я покрывала твою жалкую задницу, когда в неё клюнул жареный петух, из-за которого тебя нехило так пидорасило на протяжении нескольких месяцев. Я закрывала глаза на делишки, которые ты ведешь с барыгами в Аркхэм-Сити, и молчу про то, что тебе остегивают, чтобы патруль не заглядывал в отдельные районы.

Она вздёрнула брови. Бобби знает, о чем она говорила.

И теперь ты и поросячья рожа, – она указала жестом на третьего присутствовавшего в комнате полицейского, – пытаетесь пришить мне какую-то лабуду, основанную... а на чем, собственно, основанную?

Дина сжала губы и отрицательно качнула головой.

Хрена вам лысого. Если я не сплю с кем-то из вас или с придурком, мать его, Ларри, это еще не значит, что я снюхалась с Флэшем. Так что оставь фантазии при себе и давай поскорее закончим с этой непрятной для нас обоих историей. Просто иногда копы тоже могут оказаться в ненужных местах.

Подняла руки в останавливающем жесте. Ещё раз нажала на кнопку, тем самым возобновив запись разговора.

Я не знаю никакого Флэша. Произошедшее накануне вечером, а потом и моё участие в перестрелке — случайность, как вы верно отметили, – к голосу вернулась прежняя холодная сдержанность.

Вскоре после этого Дину отпустили.

Дождь барабанил по асфальту и пешеходным дорожкам. Выйдя на крыльцо здания полицейского департамента, она поежилась от холода, втянула шею в плечи и побежала на парковку, где оставила машину. Накануне её отговаривали от вождения в не совсем трезвом виде, но чтобы бы она делала теперь, когда такси не отыскать, а общественный транспорт еще не работал?

Ночь уносило на запад. С востока, где заканчивались грозовые тучи, начинало розоветь небо. Приходил новый день. 

Потерев раскрасневшиеся от усталости глаза, Дина повернула ключи в зажигании и покатила подальше от любимой работы, которая успела выбесить. По дороге она свернула в первую попавшуюся круглосуточную закусочную, где скупила все имевшиеся хот-доги. В соседнем супермаркете приобрела пять бутылок колы и две пачки растворимого кофе, так, на всякий случай. Она же обещала подумать о завтраке. Хотя, наверное, это скорее похоже на перекус. Что для парня, способного умять вагон фастфуда, какая-то сотня булок с жареными сосисками?

Горчицы и кетчупа побольше, – улыбнувшись, попросила она. Легкий перекус обошелся в пару тысяч. В следующий раз ей выдадут купоны на каждый десятый бесплатный хот-дог. Как мило!

Загрузив покупки в багажник, Дрейк двинулась в сторону дома. Утащить сразу все пакеты не получилось. Дождь капал на макушку. Холодные капли неприятно скатывались по шее, заставляя передергиваться. Мокрые волосы прилипли на лоб и плечи.

Двери квартиры она открыла своими ключами. Спиной вперед пропятилась внутрь. Скинула обувь, на цыпочках прокравшись вглубь. Она надеялась обнаружить Уоллеса спящим, однако на отведенном месте его не было. Прошла дальше к кухне, где намеревалась оставить пакеты и пойти за оставшимися. Вот только подзависла, обнаружив бодрствующего парня у плиты.

Привет, – произнесла она, смерив взглядом с головы до ног недавнего приятеля.

«Спасибо, что не голый», – говорило её лицо.

Я тут кое-что калорийное привезла, – Дина поставила один из пакетов на стол. Приходилось прилагать усилия, чтобы снова не начать рассматривать парня ниже шеи, –  Ты ведь со вчерашнего дня ничего не ел.

+1

4

Замок в двери щелкнул. Это было так отчетливо и неожиданно, что Уэст чуть не уронил на пол очередной блин, который в тот момент был в полете. Резко возникла мысль о том, что он стоит на кухне фактически голый и готовит... блинчики. В чужой кухне. Голый. Почти. Что?!
Рыжик запоздало подумал о том, что неплохо бы одеться. Хотя бы взять те же джинсы, что так опрометчиво он оставил где-то на пути к дивану. Другой одежды, правда, у него всё равно не было. Даже та же рубашка осталась где-то в баре или уже давно перекочевала в гардероб какой-нибудь помешанной фанатки.

Так, надо будет сходить в магазин... Стоп...  у меня же есть дом?! Есть... И одежда там тоже есть... А почему я...

Мысли немного путались. Чертова двойственность воспоминаний. Если Флэш этого мира страдал только от нытья собственной совести, то Уоллес страдал ещё и от воспоминаний чужих и своих. Они путались между собой, мешая нормально соображать. Или я просто хотел побыть... рядом с ней? Зачем? Цоканье каблучков приближалось. Уолли быстро скинул последний блинчик на тарелку, да поставил на стол.

- Привет, - услышал он неожиданно, резко разворачиваясь к девушке лицом и одновременно прикрываясь сковородкой. Только вот не рассчитал - она была раскалена до предела, так что когда он неудачно повернулся, то обжег себе левую ляжку.

- Блять! - вырвалось из груди. Уэст поставил ненужную теперь сковородку на плиту. Регенерация, конечно, у него была отменная, но боль он ощущал в полной мере. И теперь нежную кожу возле бедра нещадно жгло. - Прости... Не думал что ты придешь так рано... О... Это ты ... для меня?

Парень заглянул в пакет. Что удивило его, так это выбор завтрака. Сама Дрейк либо уже где-то перекусила, либо решила перейти на фаст-фуд. Либо он что-то не понимал. Впрочем та забота, которую Дина проявила... Уэст всё же оценил. И тут же умял один из хотдогов за пару мгновеньев.

- Спасибо... А ты куда? - Дрейк развернулась, намереваясь вновь куда-то уйти. И почему-то не хотелось её туда отпускать. Во-первых шел дождь, а эта безбашенная леди решила вновь освежиться. Душ и то полезнее будет. Во-вторых было какое-то не хорошее чувство. Да и опять оставаться одному в чужой квартире.... Не камельфо, знаете ли...

Ответ его ещё больше удивил. Пакетов было несколько. Даже не два. По прикидкам Дина скупила всю закусочную. Это что... всё мне?! Покачав головой, парень предложил свою кандидатуру.

- Я сам схожу. Не нужно девушкам таскать тяжести. Давай сюда ключи... Я быстро, ага? - проходя мимо девушки и забирая у неё ключи, рыжик поцеловал её в щеку. Всего лишь благодарность за "завтрак". Парень потёр осторожно ожег, на мгновенье останавливаясь. Больно Впрочем, он справился бы и одними блинчиками.  Всё-таки ему не тринадцать лет, мог бы и выжить за счет своей энергией. Но забота... льстила.

Джинсы. Ключи на пальце. Лестничная площадка. Три пролета и он внизу. Двигаться на суперскорости не хотелось. Отчего то интуиция говорила, что это сейчас будет лишним. Машина приветливо встретила его во дворе. Дождь быстро изменил прическу, заставляя волосы прилипнуть ко лбу. Холодные капли стекали по голому торсу. Но что ему холод, когда он сам слишком горяч? И это не просто слова. Бегун инстинктивно разгонял собственный организм внутренне, заставляя его держать комфортную температуру.

В багажнике нашлось ещё два пакета. Ловко поддев оба одной рукой, Уоллес захлопнул дверь. В отражении мелькнул слабый свет фар, заставив юношу нахмуриться. Чуть обернувшись назад, Уэст приметил "неприметную" машину. Чёрный минивен с тонированными стеклами. Что-то было в нем... киношное. Обычно в таких машинах сидели шпионы и выискивали драгоценную информацию. А если учесть, что девушка была полицейским и сегодня была в участке... Спустя пару часов после события в баре..

Хм... За мной ли? Или за ней? Могла ли ты предать меня Дина?

В глазах юноши отразилась лёгкая злость. Не обращая внимания на машину, рыжий быстро добрался до подъезда. Вновь знакомые три пролёта. Ключи от квартиры он естественно забыл. Не проблема. Он просто прошел сквозь нее, войдя в нужную фазу. Девушку он нашел в прихожей. Видимо она услышала шаги и собиралась открыть дверь.

Уэст молча поставил пакет на пол. Хмурый взгляд его зелёных глаз сверлил девушку. Не хотелось верить, что Дина его решила так просто сдать. А вдруг на ней жучок?! Так же молча он открыл дверь, чуть отворяя её, шумно вздохнул и хлопнул дверью.

- Я пришел. - голос звучал ровно и спокойно. В нем не отражалось никаких эмоций, хотя внутри бурлила смесь из горечи, грусти и гнева. Хотелось... ответов.  Нужно проверить Взгляд прошелся по платью девушки. Для жучка не самая удобная одежда. Всего лишь один предмет и если его снять...- Знаешь, Дина... я... соскучился...

Уэст преодолел те несколько шагов, что разделяли его с девушкой. Её губы манили. Он ещё вчера заметил за собой эту слабость. Её хотелось целовать. И даже в недоверии своем он не мог себе отказать в этой маленькой слабости. Вначале нежно, потом несколько грубо и требовательно. Ладони же успели обследовать тело девушки поверх платья. Никакого постороннего предмета найти не удалось. Хотя сама процедура оказалась очень... приятной и это отчетливо чувствовалось во всём его поведении.

- Ты мне доверяешь? - прошептал он в губы. Девушка молча кивнула. Поцеловав её в шею, Уэст отстранился. - Я думал, что  ты вернешься раньше... Как вообще прошло? Что вообще произошло там... я... кажется я вырубился...

Он всё говорил и говорил, неся какой-то несвязный бред. По крайней мере на уверенного в себе рыжего певца-соблазнителя-спидстера это было очень уж не похоже. Однако, пока он всё это говорил, то усердно набирал на телефоне текст.

«Мне кажется что-то не так... Разрешишь мне проверить?»

Вновь несколько неуверенный кивок и такой же нахмуренный взгляд. Уэст же не обращал внимание.

- Знаешь, я волновался.. - продолжал он, вновь убирая телефон в карман и шаг в сторону девушки. Руки ловко стянули с неё платье. Цепкий взгляд пробежался по телу девушки. Он старательно не задерживался на груди девушки, которую впрочем тут же прикрыли ладони. И взгляд возмущенных голубых глаз. Из уст парня вырвался облегченный вздох. В сознании так же остался тот факт, что комплект нижнего белья был... комплектом, а не случайным выбором для простого удобства. Подождите... А... нет, не сейчас. Сейчас это не столь важно На суперскорости он вернул одежду девушки на место. - Даже спал плохо... А ты купила минералку?

Вновь телефон и быстрый набор текста, пока реплику взяла на себя девушка. Благо она  решила поддержать его игру и не задавала "лишних" вопросов.

«‎На улице машина. Не пустая. Слежка. Жучок?»‎

Где же этот гребанный жучок? Куда они могли бы его запихать

Взгляд парня цепляется за тканевую сумку девушки.

- Кстати, а у тебя остались те мятные конфетки? - Уэст кивнул на сумку, спрашивая разрешения. Ему, впрочем, оно не особо требовалось. Но хотелось понимания со стороны Дрейк. Лёгкий кивок и Уоллес уже рассматривает содержимое женской сумочки. Ничего особо криминального. Подумаешь космитичка, какой-то флакон духов и упаковка тампонов. Такое он вполне ожидал увидеть.  Пистолет тоже не был диковинкой. Уоллес заботливо провел по нему пальцами, облизнул губы. И отложил в сторону. Не заостряя внимание на вещах, Уолли старательно искал хоть какой-то намёк на жучок. Хотя слабо представлял какие сейчас используют в полиции. Вот если бы им досталось что-то из Уэйн-Тэк... То тут искать было сложнее, хотя и понятнее. Но был ли среди копов хоть один пособник Бетмена?

Небольшой чёрный кубик, размером с обычную игральную кость, был предположительно тем самым жучком. Ровнехонько рядом с пачкой презервативов. Пачка, хоть и привлекла его внимание, за не надобностью полетела на стол. Он уже выложил практически всё содержимое сумки.  При ближайшем рассмотрении кубик им и оказался. Уэст старательно говорил с девушкой ни о чем.

Осторожно положив прибор на стол, Уоллес сел.

- Нашел. Ммм... Карамельки правда... Не, я их не люблю... Надо будет заехать в супермаркет и купить. Да, дорогая? - а на смартфоне Уолли вновь набрал сообщение.

«‎Что будем делать, дорогая?»‎

Отредактировано Wally West (2019-07-25 22:22:47)

+1

5

Дина задыхалась от возмущения. В один миг внутри резко вспыхнули гнев, который с каждым мгновением разгорался лишь сильнее и прожигал буквально насквозь. Хотелось сбросить на пол и растоптать ту злосчастную херовину, что коллеги-копы так беспалевно подбросили в сумку. Хотелось выбежать на улицу, постучать в тот самый фургон и как следует вмазать всем, кто там находился. А затем позвонить шефу и сказать всё, что она о нём думает. И даже больше. Шутка ли это? Просто так взять и всунуться в чужую личную жизнь!

«Так, так, так», - мысленно она приказала себе успокоиться. Не время пороть горячку, сейчас нужно включить мозги и хорошенько подумать. Полиция не могла просто так назначить слежку просто потому что кому-то что-то показалось. Если за Диной наблюдали, значит эта мера одобрена свыше. А это, в свою очередь, означает, что к такому шагу готовились, он был спланирован и утвержден заблаговременно. В какой момент она умудрилась всё прощелкать и упустить момент, когда стала подозреваться в крысятничестве? Что в ней и в её образе жизни вообще могло быть подозрительного? Жила на работе, во сне видела работу, вперед всех бросалась в преследования, а по совместительству должна была сливать кому-то информацию? Походу, в гонке за раскрываемостью, она совершенно упустила из виду, что происходило у неё под носом, что происходило с ней и напрямую её касалось.

Дина нервно сжимала губы, прокручивая в памяти недавно произошедшее, то, на что ей следовало обратить внимание, но она почему-то не обратила. Кому в конце концов она перешла дорогу, да так, что на неё теперь пытались спустить всех собак? Ведь у полиции ничего нет – точно нет, она это знала наверняка. Тогда что?

Перво-наперво при беглом осмыслении ситуации, в глаза бросались две важные проблемы. Во-первых, копы её за копа, по всей видимости, не считали. И с этим она пока ничего не могла поделать. А во-вторых… Уоллес явно думает, что и для него она предатель. Ладно, возможно, прямо сейчас в эту самую секунду уже не думает, но изначально должен был. На его месте Дина точно бы подумала. И этот скользкий момент нужно было уладить. По крайней мере, она в силах это сделать.

Могла ли Дина ему не верить? Глаза забегали по комнате от такого вопроса, заданного ею самой себе. На её взгляд, на этот вопрос она ответила ещё тогда в баре. С тех пор ничего не поменялось. Напротив, Дина всё более и более укреплялась в мысли, что рассказы Уоллеса, какими бы бредовыми они ни казались на первый взгляд, носили реальную подоплёку. Слишком фантастически выглядели его возможности. Если бы кто-то прежде сказал, что человек вот так просто может размножиться на множество частей себя, разве поверила бы она? Конечно же нет, покрутила бы у виска и посоветовала бы отдохнуть в психушке. Однако всё это Дина видела своими глазами, и не доверять зрению оснований не было.

Она понимала, что в той или иной мере происходящее теперь – это игра на публику. Игра в дурака, кто поймет раньше, что другая сторона пытается запутать? Но, тем не менее, ей нравилось находиться в объятиях Уоллеса, нравилось ощущать поцелуи на губах, нравилось ощущение сродни легкой щекотке или трепету, стоило ему приблизиться. Это неправильно. В их положении нужно было думать совершенно о другом – но никак не об анализе своих душевных переживаний. Впрочем, кое-какие идеи, как выкрутиться из ситуации, у неё всё же имелись.

- Мои коллеги решили, что я припрятала под юбкой Флэша, - стараясь вести разговор как можно более непринужденно, произнесла Дина. Информация как для Уоллеса, так и для подслушивающих. Нет в ней ничего такого, - Не хочешь проверить, вдруг он и сейчас там? Я же дикая извращенка, и на работе гоняюсь за парнем, с которым тайно встречаюсь. Не боишься оказаться на его месте?

Она положительно отвечала на все вопросы. Старалась быть крайне милой, как и положено влюбленной женщине, таскающейся на свидания по ночам в клубы.

- М-м, а зачем тебе сейчас мятная конфетка? – пропела она.

Следующим делом Дина схватила пульт от телевизора, активировала меню поиска видео в интернете и включила фильм под названием «Двенадцатичасовой порно-марафон». О да. Сделала погромче, чтобы ребятам в машине было лучше слышно. Пусть развлекаются.

Сама же тем временем обхватила Уоллеса за шею и потащила в ванную комнату. Аккуратно, стараясь не создавать лишнего шума, закрыла дверь, после чего включила воду в кране и в душе. Звук падающей воды схож на помехи, разобрать что-то из-за которых у прослушивающих не выйдет, пусть даже в квартире имелись и другие устройства, помимо обнаруженного в сумке.

- Это не я, - первым делом сказала Дина, оказавшись вне досягаемости для третьих лиц, - Я не знала. Эти придурки что-то готовят, не поставив меня в известность. Думаю, они считают меня засланным агентом Флэша.

Бредово даже звучало. Но, как бы то ни было, и из-за тупых умозаключений сейчас у неё появились проблемы.

- У полиции нет никакой информации о личности Флэша и где он может находиться. Вообще ничего.

«Думаю, Флэш всего лишь предлог», - хотела было сказать она, но промолчала. Ведь это уж точно не заботы Уоллеса.

На плечи со всей своей тяжестью навалилась усталость. По большому счёту, и думать ни о чем не хотелось, кроме того, как поскорее принять душ, почистить зубы и завалиться спать на несколько часов.

+1

6

Выбор фильма конечно несколько удивил Уоллеса и он даже хотел бы остаться и посмотреть, всё-таки не часто приходилось уделять внимание себе любимому. Но трудно сопротивляться цепким женским пальчикам, которые так нежно, но всё же требовательно уводят куда-то подальше от кухни. Уэст даже хмыкнул, поняв куда они идут. Ванная комната. С неё начались его проблемы со здравым мышлением в отношении этой девушки. И вот они снова тут и... теперь он не на птичьих правах. В голове зашевелилась мысль о том, что возможно...

- Я... - Уэст внимательно смотрел в глаза девушки, не зная что и сказать. Верил ли он ей? Верил ли её словам? Сложно было сказать. С одной стороны ей не было смысла врать. С другой же стороны он был для неё врагом. И явно не последним в списках. Не зря же она в первые же секунды знакомства выпустила в него целую обойму пистолета? Но этот взгляд и шепот заставляли усомниться во всем. - Верю тебе...

Парень провел большим пальцем по щеке девушки. Шум воды едва ли заглушал разносящиеся звуки по квартире. Кажется герои фильма перешли к более активным сценам и теперь их друзья-полицейские либо сидели с серьёзными лицами и ловили каждый звук, либо уже надраивали свои шишечки. Либо с серьёзным видом делали и то, и другое одновременно.  Эта мысль заставила Уэста усмехнуться.

- У полиции никогда и не будет информации о том, кто такой Флэш. Ибо с таким именем существует несколько героев. Я даже как то раз видел своего крестника. Ещё был внук... я не помню правда чей... Вряд ли мой... Хотя... В общем нас слишком много, чтобы быть уверенным в том, что это сделал именно конкретный Флэш - Уолли улыбнулся, придвинувшись к девушке ближе. Звуки активности на кухне будоражили и его сознание. А излишняя близость с девушкой только усиливала этот эффект. Эта игра в кошки мышки. И кто он? Кошка или мышка? Или поочередно меняет роли? - Хотя теперь у них может появится преимущество... Всё-таки не каждый Флэш готов натягивать Вселенную каждый раз, лишь бы не видеть пустоту ... в дорогих для него глазах.

Прикрыл глаза. В сознании вновь всплыли моменты из бара. Он насмотрелся на кровь, грязь и трупы. Он конечно немного соврал. Он возвращался не двадцать пять раз. Двадцать шесть. В первый раз он не справился с собственными эмоциями и просто убил каждого виновного, кто был виноват в смерти Дины хоть косвенно. И вот, стоя в крови посреди пустого зала (посетителей он не тронул, позволив им сбежать, пока бандиты были заняты им одним), Уэст понимал, что собственно боль утраты от этого не утихла. И тогда он решился... Решился нарушить главное правило, которое раньше нарушал лишь совершенно случайно. Он изменял прошлое снова и снова. Пока эта голубоглазая девушка не осталась жива.

В ванной комнате было тесно. По крайней мере так казалось самому Уолли. Он тщательно пытался чуть отодвинуться от девушки нижней частью тела (старательно незаметно), дабы она не заметила его реакции на всю эту клоунаду с порнофильмом на весь дом. В это время актриса очень громко застонала, заставив отвлечься и представить себе возможную позицию. Надо будет как-нибудь в одиночестве побыть... Не хорошо это, возбуждаться от простых звуков... Или в бордель сходить? Хм... Чуть повернувшись к девушке, парень продолжил.

- Но они же всё-таки правы... Ты как минимум подозреваешься в отношениях с Флэшем... Даже сам Флэш подозревает какие-то отношения у тебя с ним. Интересно, он ошибается? - к собственному удивлению, руки парня давно были на талии девушки и крепко прижимали ближе к себе, не пуская под едва ли теплые струи воды. Хотя быть может душ это то, что нужно? - Я могу играть роль... твоего парня. Для твоей же безопасности. И одновременно могу показаться в других частях города. Конечно это слабо может помочь, но хоть как-то. Или.... могу выяснить что они замышляют. Поверь, я не зря самый быстрый бегун. Я... могу достигнуть такой скорости, что ты даже не заметишь и вспышки... Так мне играть роль?

+1

7

В глазах плыло в буквальном смысле. По поведению Уоллеса Дина понимала, как смутил и озадачил его фильм, выбранный ею в качестве звуковой дорожки для отвода глаз. Сама она не понаслышке знала, как организуются операции по слежке и прослушиванию. И знала, как сотрудники полиции относились к личной жизни объекта наблюдения. Стоны актеров отвлекут полицию на какое-то время. Копы не станут вслушиваться в звуки, не несущие информационной ценности. Скорее всего они и наушник-то сейчас сняли и уж точно не столь внимательны к шорохам на фоне, вроде звука открытия двери или скрипнувшей половицы. У Дины появилась возможность поговорить со своим гостем, не опасаясь, что их разговор будет перехвачен. Рассказать то, что действительно хотела, а не то, что могла поведать копам.

Её абсолютно не заботило то, что показывал экран телевизора. Фильм делал своё дело — отвлекал от реально происходящего — и это его основная задача. Конечно, не удастся водить за нос полицию слишком долго, но хоть какое-то время всё же выиграно было. Так что нужно было решить, что делать дальше.

Нужно. Вот только голова думала совсем о другом. О звуке голоса Уоллеса, о словах, что он говорил и смысл которых Дина едва ли улавливала даже наполовину, о зеленых глазах, которые светлели стоило их обладателю улыбнуться. В какой-то момент она поймала себя на мысли, что слишком долго смотрит на недавнего знакомого. Пялилась, почти не моргая, что едва ли можно было бы не заметить. Одёрнув себя, она рассеяно захлопала ресницами и посмотрела в сторону.

Разве... Разве так можно? Ведь это противоестественно, – она почувствовала тяжесть в районе груди. Сердце бешено заколотилось, готовое вырваться наружу. Ей дурно, она больна. Ей нужно больше воздуха и убраться поскорее от этого внимательного взгляда. Зачем он так смотрит на неё? Неужели не понимает, какое действие над ней возымел? Как сбивает с мыслей и заставляет думать о другом? О том, как обжигающи его прикосновения, как жалят поцелуи, которых всё мало и всё недостает. Заставляет вспомнить, что она не бесполое существо с полицейским значком на поясе.

Нет, всё он прекрасно понимал. Она прочла это в его взгляде.

Ты ведь уже играешь роль моего парня, нравится тебе это или нет, – тихо произносит Дина.

Нетерпеливые губы дотронулись до его губ. Она порывисто вздыхает, кладет ладонь на его живот и ведет вверх до груди, а затем и плеча. Она жадно впивается в его рот и закрывает глаза, ощутив, как здравый смысл уплывает всё дальше и дальше, прочь из этой комнаты и квартиры. Какая-то крохотная часть разума пропищит тоненьким голосочком, что все её действия неправильны, нельзя терять голову от малознакомого человека, который по совместительству является преступником, что Дина не один год выслеживала. Что ж, браво, Дрейк, ты подобралась намного ближе, чем самых амбициозных мечтаниях!

Щёки горят. Поцелуев уже недостаточно, чтобы унять прожигающую кислоту, разносимую по венам вместе с кровью. На какое-то мгновение Дина отстраняется. Воздуха не хватает. Она тяжело дышит.

А чего хочешь ты? – спрашивает она сдавленным голосом. Не смотреть на него. Не встречаться с ним взглядом. Пусть уходит.

И вдруг вспоминает:

Мне нужно принять душ.

Отворачивается, кончиками пальцев проверив температуру воды. Затем стягивает с себя через голову платье и оборачивается. Уоллес не ушел. Почему он всё ещё здесь? Почему смотрит на неё опять вот так, заставляя всё внутри сжаться. Она облизывает губы и смотрит на него горящим взором.

«Останови меня».

В следующий миг она преодолевает незначительное расстояние между ними. Толкает Уоллеса, спиной прижав его к двери. И снова страстно целует, отвечает на ласки его языка, который проникает в её рот. Вместо того, чтобы вырваться, выгнать, выскочить из помещения, Дина ощущает, что лишь сильнее увязла, да и не хочет выбираться. Она испытывает к этому человеку физическое влечение, от силы которого напрочь сорвало башню. Голова кружилась, бросало то в жар, то в холод, как от лихорадки трясло всё тело. Её руки блуждали по спине Уоллеса, стараясь теснее прижать его к себе.

Наконец, Дина всё же вытолкала его из ванной комнаты. Чуть замешкалась, закрывая краны, но быстро догнала. Кровь закипала, она толкала Уолеса прочь от телевизора с фривольной картинкой, которая теперь казалась плоской и фальшивой – ничего общего с тем желанием, что она испытывала в тот момент.

Я хочу тебя, –  говорит она шепотом вслух. Зачем? Всё то же самое она уже сказала без слов.

Дина быстро убрала руки с его плеч и направилась к столу, куда недавно так бесцеремонно переместилось содержимое её сумки. Ей нужна была лишь одна маленькая коробочка, отыскав которую, Дина хватает и быстро возвращается обратно. Дверь в спальню предусмотрительно закрывается, стоит хозяйке и гостю протиснуться внутрь.

А дальше... Дальнейшее уж точно не касалось никого, кроме двоих, оставшихся в соседней комнате. Он смотрит на него как завороженная или как дикий зверь, выслеживающий добычу. Дина заставляет Уоллеса сесть на кровать, а затем под массой своего тела опрокидывает его на спину. Низ живота сводит от ожидания. Уоллес нужен ей, здесь, прямо сейчас. Её открытые губы скользят по его горлу, затем опускаются ниже. На пол летят явно лишние и ненужные теперь штаны. Она и снимает бельё, после чего забирается на парня сверху. И очередная порция поцелуев, нетерпеливых, манящих, дразнящих. Упаковку с презервативом она распечатывает почти не глядя и не отрываясь, после чего помогает занять резинке нужное положение. На секунду Дина замирает, затем обхватывает ладонью мужской орган, чуть приподнимается на коленях, вводит в себя и начинает двигаться.

+1

8

Желание. Настолько явное и неоспоримое, что сводит всё тело. Хочется наброситься на неё прямо в тесном душе и срывать с губ стоны, вновь и вновь проникая глубже. Хотелось затмить ту нелепую игру, что так противоестественно играли двое на экране. Пусть фильм и возбуждал так сильно, но если бы не было бы рядом этой светловолосой девушки, то ему бы быстро наскучило. Но она была. И теперь его организм очень явно интересовался происходящим, заставляя забыть и о слежке, и о собственных проблемах.

- А мне нравится ... но не играть.  Быть - шепчет он, прежде чем она успевает его заткнуть поцелуем. Руки то и дело опускаются ниже талии и резко поднимаются выше, будто он боится спугнуть её своим напором. Или он боится её напора? Такое происходило впервые. Нет, девственности своей лишился рыжий бегун ещё в бутность свою "Юным Титаном", позволив отношениям с Лилит Клэй. Но тогда это была юношеская влюбленность, которая могла бы перерасти в любовь, однако этого не произошло по многим причинам. В частности из-за двойной жизни Уоллеса, когда погиб Барри Аллен. Ему пришлось играть роль своего наставника, не давая обществу и мысли допустить, что их дорогой герой канул в лету. О маленьком помощнике  Кид Флэше забыли довольно быстро, будто его и не было. Так, очередной супергерой с суперскоростью. А потом... потом было много всего, что перечеркнуло все прошлые события. Для мира - они не существовали. Для Уоллеса остались лишь воспоминанием.

Но сейчас... Эти взаимоотношения были другими. Его тянуло к этой женщине с неимоверной силой, заставляя вновь и вновь задаваться вопросом - а почему? Почему он тогда не исчез из её жизни, а погнался следом, устроив этот цирк с ДТП? Почему раскрылся перед ней, ведь тайна личности всегда была на первом месте для Уэста. Флэш отдельно, он отдельно. Чтобы была просто возможность вздохнуть спокойно. Почему он в конце концов спас её, рискуя целой Вселенной?

На этот вопрос он не находил ответа. А на тот, что задала девушка, был. Поцелуй прервался так же быстро, как и начался. И ему показалось, что этого времени слишком мало. Он не успел насладиться вкусом её губ, теплом её тела.

- Тебя... - прошептал он одними губами. Здравый смысл говорил уходить. Дать возможность девушке самой выбрать. Инстинкты же говорили обратное. Впрочем, не слушал он и тот, и другой голос. Джинсы были ужасно тесными, хотелось от них избавиться. Она отвернулась. Уоллес внимательно следил за её действиями, мысленно прикидывая, насколько правильно он поступает.

Белизна кожи манила. Он видел эту спину в прошлый раз. Фантазия вновь разыгралась и Уэст уже буквально протягивал свободную руку, чтобы дотронуться до нее, другая же совершенно уверенно, но незаметно для сознания, расстегнула пуговицу на джинсах и молнию. Стало чуть свободнее, но хотелось большего.

Происходящее проносится слишком быстро. Даже для него. Мозг отказался соображать, поддавшись доводам инстинктов. Нужно бы остановить её, сказать стоп и решить насущные проблемы. Но он не в силах побороть эту слабость. Ванная оказалась тесной. В спину уткнулась тумбочка у письменного стола. Захотелось развернуть девушку и уложить животом на деревянную плоскость, да совершить непотребство. Вот только за него всё решили.

Ладони девушки цепко держали его, не позволяя и помыслить себя без этих обжигающе нежных прикосновениях. Манили за собой, уводя всё дальше. Джинсы чуть спустились вниз, молния больно кусалась, заставляя парня чуть морщиться. Уэст старался не спешить, боясь того, что девушка резко передумает. Или надеялся, что передумает сам?

Картинка фильма казалась уже не такой привлекательной. Перед глазами стоял совсем другой образ. Кухонный стол вызвал то же желание, что и письменный. Да даже душевая кабинка была не менее привлекательна в этот момент. Как-то неожиданно для самого себя он оказался на кровати. Комната девушки вчера манила своим уютом, но Уоллес не позволил себе проникнуть сюда, решив, что она не обрадуется подобному своеволию. И теперь он в апартаментах хозяйки на довольно веском основании и теперь основание его члена  обхватывал презерватив. А после он ощутил тепло её тела и яркое желание, которое обуревало их обоих.

- Воу... - выдохнул. Ладони легли на талию девушки, чуть поглаживая. Хотелось руководить. Но вряд ли мисс Дрейк спала раньше хоть с одним супергероем. Если конечно не считать супергероями каких-нибудь полицейских. Или кто до этого разделял эту постель с очаровательной Диной? Кто её грел ночами и заставлял срываться стонам с этих губ? В любом случае, раньше её жизнь была более обыденной. По крайней мере об этом говорила её реакция на все действия рыжего анти-героя. Значит и действовать нужно аккуратно.

- Кажется прямо сейчас ты сделала меня своим парнем... - прошептал он, чуть приподнимаясь на локтях и целуя девушку в шею. Взгляд зеленых глаз скользит вниз, очерчивая каждый штрих тела девушки. Словно пытаясь запомнить, запечатлеть для себя. В сознании проскальзывает мысль, что рано или поздно ему придется выбрать. Эта девушка или "правильная версия мира". Но что если этот мир правильнее всего?

С каждым движением Уэст хочет ускориться, но не позволяет себе взять вверх. Ещё рано, она должна принять для себя тот факт, что он не простой парень. И желательно всё сделать достаточно медленнее. Всё что он позволяет себе, так это мелко завибрировать всем телом, внимательно следя за реакцией девушки.

- Ты не забыла, кто я, ведь так? - шепчет, переворачиваясь так, чтобы девушка оказалась под ним. Осторожно, нежно, заботливо. Не желая принести хоть каплю боли и неудовлетворения. Пару мгновений он просто нависает над ней, практически полностью выйдя и смотря в глаза. В голубых глазах мольба. Желание. Нет. Скорее даже требование. И он его выполняет, ускоряясь с каждым десятым движением.

Ошибочно полагать, что бегуны слишком быстро могут закончить. Период восполнения крайне низок, практически равен нулю. Из-за чего он может очень и очень долго быть встрою. Вопрос лишь в том, выживет ли девушка, если он позволит себе отключиться полностью и поддаться инстинктам? Но он не позволяет себе перестать думать о том, что она ему нужна. И нужна целой и невредимой. Именно поэтому он столь осторожен.

Слова были излишне. В комнате звучали стоны. Даже шум из кухни казался приглушенным. Сбивчивое дыхание. Прикушенная губа. Скрип кровати. Это казалось реальнее, чем остальной мир. И, казалось, что времени полно и...

Но всё же Он позволяет себе быть немного садистом, в какой-то момент ускоряясь достаточно быстро и практически полностью выходя, чтобы через миг войти до предела. Снова и снова. И целовать шею, ключицы, плечи, губы... И всё одновременно. Каждое прикосновение не казалось единственным. Создавалось впечатление, что есть кто-то ещё, незримый и невидимый. Но был только Уэст... и его Сила Скорости.

+1

9

Нет, всё же он издевался, дразнил, и словно сбрасывал в пропасть лишь для того, чтобы в следующий миг превратить разочарование в восторг. Дина тонула в потоке своих ощущений, переживая каждый их оттенок. Происходящее казалось не менее иррациональным, чем все события, связанные с этим парнем. И, как бы то ни было, теперь она не чувствовала напряжения и просто отдалась под власть происходящего, в тот момент казавшегося  единственным, что имело значение в безумном мире.

Она изучала его тело, сантиметр за сантиметром покрывая поцелуями доступные в её положении участки, изучала предпочтения и уступала, когда так было нужно Уоллесу. Её пальцы блуждали по его спине, останавливаясь на месте и впиваясь кончиками чуть сильнее, когда ощущения накатывали особенно ярко. Она блаженствовала, реагируя на каждый его толчок и непроизвольно двигая бедрами навстречу его движениям. Каждое мгновение, что он покидал её, воспринимались как потеря, невыносимая и жестокая. Дина сдвигала брови, но неудовольствие практически сразу же сменялось стонами радости. Всё возвращалось на свои круги. Он двигался всё быстрее, заставляя с каждой секундой приближаться всё ближе к кульминационной точке. Её ладони скользили ниже, остановившись на его ягодицах, поглаживая их. Грудь вздымалась в поисках чужой груди, а губы трепетали, ожидая всё новых поцелуев.

В какой-то миг она отрывает от поверхности постели лопатки и толкает Уоллеса в грудь, заставляя подняться и сесть. Сама она пристраивается лицом к нему. Ощущение близости вновь захватывает. Она обнимает его за плечи, приживается ближе и запускает пальцы в волосы. В таком положении ему не удастся покинуть её, когда вздумается. Она не даст.

Дина повернулась на бок, стараясь привести дыхание в норму. Усталость по-прежнему давала о себе знать, но теперь она ощущалась совсем по-другому и была приятной. Она положила голову на плечо Уоллеса и свободной рукой обвила его туловище. Испытала непонятное и тихое удовольствие просто находиться в его объятиях, просто знать, что он рядом. Веки тяжелели. Последним, о чем думала она засыпая, была необходимость выключить фильм. Полицейские не должны догадаться, что их держат за идиотов, обманув таким нехитрым образом. Лучше пусть и дальше верят в успех слежки, чем выдумывают новые методы, которые еще предстоит распознать.

Немного отдохнем и продолжим? – находясь в полудрёме, спрашивает она с довольной улыбкой.

Телефонный звонок заставляет Дину пробудиться. Сигнал громкий, его хорошо слышно и на другом конце квартиры. Она быстро подрывается с кровати и бежит в соседнюю комнату, где вместе с другими вещами, вытащенными из сумки, должен находиться и телефон. Смартфон отыскался, пусть и не сразу.

Дрейк, – звонко отвечает она.

Звонок ни о чем. Ей еще раз повторили уже имевшуюся информацию, что под словом «выходной» её выпроводили из участка до конца недели. Всего-то? Серьезно думают так быстро что-нибудь нарыть? Дина почесала ногу чуть выше колена. По всей видимости, звонили для того, чтобы убедиться, что микрофон на прослушивающем устройстве работает и что она не улизнула куда-нибудь вместе с приятелем, обнаружив «подарок» от коллег.

«Как бы не так», – подумала она, но поддакивала в трубку, состроив при этом скучающую мину.

Нужно было поскорее со всем разобраться. И начать нужно сейчас, пока голова соображала трезво, а перед глазами не мелькал полуголый парень, с которым она провела утро. Дина перемялась с ноги на ногу. От последних воспоминаний кровь прилила к щекам. Она убрала за уши пряди, выбившиеся из общей нечесанной массы волос и улыбнулась своим мыслям. Она не жалела о произошедшем. И едва ли когда-нибудь пожалеет.

Наскоро она приняла душ, так же наскоро навела бурду из кофейной банки и с задумчивым видом принялась прихлёбывать содержимое чашки. Ей нужно было поговорить с Уоллесом. Но не так, чтобы разговор их был услышан и записан. Требовалось придумать что-нибудь. А пока она вернется в спальню.

Звонили с работы, – довольно громко пояснила она, выдвинув ящик комода и отыскав свежее белье, которое тут же стала на себя надевать, – Отправили отдыхать.

Задвинула ящик обратно, подошла в зеркалу и, чуть склонившись вбок, расчесала волосы.

Мы можем поехать куда-нибудь. Посмотреть на Ниагара-Фолс... – она пожала плечами. Нужно было сообразить что-нибудь романтичное, что не выглядело бы слишком притянутым за уши. К тому же, до этого водопада добираться больше шести часов. А им нужны эти часы. – Был там когда-нибудь?

Чистую футболку и шорты она натянула уже после. А затем посмотрела на гостя.

Только сначала что-нибудь решим с твоим... верхом. Нельзя же вот так разгуливать по улицам, чтобы на тебя пускали слюни.

0

10

Уэста сложно назвать бабником. Даже тот факт, что он провел этот год танцуя на сцене полуголым и развлекая публику песнями, в перерывах между уборками города от ублюдков и полного сброда, конечно же, не умолял того факта, что для каких-то сдвигах в интимной жизни ему всё же нужны были чувства. Вначале была Лилит, хрупкая, невинная, доверчивая. И он был не слишком-то взрослым, но горячо влюбленным. Первый разбитый островок счастья и начало перманентного одиночества. Позже была Линда Парк, которая за достаточно быстрый промежуток времени стала Линдой Уэст. Да-да, Уоллес когда-то был женат, однако эту часть его жизни безпощадно стерли. А Линда даже не знает кто он такой. А ведь он видел собственного сына Джея и малышку Айрис. Только теперь их тоже не существовало.

А теперь в его жизни появилась Канарейка, которая не Канарейка, но может ей вновь стать. Дина Дрейк, женщина, способная заставить своим взглядом пойти против собственных правил. И Уоллес не хотел думать о том, что и в этот раз его мир разобьется на сотни осколков, стоит ему сделать "правильный" выбор.Или он сам разобьет этот мир? И поэтому он всячески отгонял от себя мысли об изменении мира. А ведь это было важно, не так ли?

Потребовалось три презерватива и примерно полтора часа, прежде чем мисс Дрейк выдохлась. Уэст же понимал, что мог бы ещё и... Мотнув головой, Уолли улыбнулся. Ни к чему пугать девушку особой выносливостью героев и их некоторыми особенностями. Так, например, он мог случайно сделать им ребенка. Хватило бы даже маленькой капли.

- Если ты хочешь, дорогая - прошептал он на ушко девушки, поглаживая спину и плечи. Внутри ощущалась чрезмерная радость и счастье. Хотелось не отпускать девушку из своих объятий. И, если она того хочет, продолжить. Даже не смотря на то, что его спина была разодрана в кровь и чуть щипало при движении. Но это ведь такая мелочь, по сравнению со всем остальным.

Пока девушка засыпала, Уолли пытался прикинуть, чего хочет на самом деле. Хочет ли он вернуть всё  как было? Как было бы правильнее? Чтобы люди не боялись имени Флэш? Чтобы были живы родители? Чтобы не было войны между супергероями из-за того, что когда-то Уэсту удалось убедить часть в своей правоте?  Безусловно. Но хочет ли он терять это маленькое голубоглазое чудо, что сопело сейчас на его плече и чуть улыбалась уголками губ? Ответ был. И уже давно. Он получил его ещё вчера в баре. Точнее позавчера. Для него это уже третий день, для нее только середина второго.  Забавная жизнь бегуна, да?

Резкий звонок. Уолли недовольно глянул на дверь. Дина быстро сбежала из теплой кровати, прошмыгнув в проем. Босые ногами шлепая по деревянному полу. Мысленно Уолли сделал пометку, что если он останется здесь, то  всё будет оббито коврами. Иначе Дрейк так простудится. Хотя вид её обнаженной фигуры вновь будоражил сознание.

- О! - только и смог произнести парень, когда девушка вернулась. В квартире стало ужасно тихо. Телевизор выключила, на звонок ответила и вновь готова к обсуждению. А он так и лежал абсолютно голый, прикрывшись лишь белой простынёю. И так внимательно следит за её действиями, стараясь запомнить каждое мгновение. Ведь в итоге у него всегда остаются только воспоминания, так?

- Нет, зато был в России. В тайге... Тоже красиво, знаешь ли... К твоему сведению, я там даже был прилично одет! - обмотав простынь вокруг бёдер, Уоллес встал с постели. Глазами стал искать ненужные раньше трусы. А сейчас - где они?

- Скажи честно, ты просто будешь меня ревновать, а? - усмехнувшись, парень повернулся к девушке. В белье она выглядела ещё более привлекательной. Хотелось её снова, но уже не в таком страстном плане. Просто хотелось, чтобы она была рядом. И желательно всегда. Или большую часть жизни. Станет ли она для него маяком? Это зависело уже не от Уэста. - А между прочим, я этим зарабатываю неплохие деньги. Я пою! Творец!

Уоллес прошел мимо девушки и нагнулся, чтобы поднять свою находку. Простынь сразу стала лишней, оголяя его вновь. Наглая женская ладошка тут же звонко хлопнула по ягодице, прежде чем она скрылась за тканью боксеров. Уоллес наигранно нахмурился, а после улыбнулся. В этот момент осторожно открылось окно. Точнее его открыли. Рыжик инстинктивно завел девушку за спину, защищая.

В открывшееся окно вначале влетел обычный чёрный рюкзак с множеством отделений. Потом появилась рука-другая. И вскоре подтянулся и... сам Уэст. Уоллес внимательно следил за своим двойником. Точнее он понимал, что если это не просто двойник, не реликт, то это он сам из будущего? Насколько далекого?

Перекинувшись через окно, парень свалился у стены.

- Фух.. - шумно выдохнул парень. Тёмные брюки и красная в клетку рубашка. В мокрых волосах застряла листва и какие-то ветки. Кажется посленее время бегуну было очень "весело". "Прошлый" Уолли подошел ближе, всё ещё хмурясь. Если это не реликт, то у него не больше пяти минут, чтобы исчезнуть из этого временного отрезка.

- Сколько? - только и спросил рыжий, достаточно тихо, чтобы его не было слышно в другой комнате, но услышала даже Дина. Беглый взгляд на девушку. Кажется, она немного испугалась. И может быть не доверяет новому гостю. Что ж... это его проблемы. Точнее мои, но это будет позже Ответ он всё же получил. Около щести часов. Понятно, после бара, примерно через пару часов. Из тихого шепота "будущего" Уэст понял, что всё это время ему предстоит показываться на глаза полиции, исключая вероятность дискредитации Дины в глазах коллег.  И обследование самого участка. Да решение насущных проблем настоящего. Кратко кивнув, Уолли быстро оделся. В рюкзаке была одежда. Точно такая же, что и была на другом бегуне. Только сухая и чистая.  И, выйдя в окно, парень исчез.

Уэст встал, чуть покачиваясь.  Моргнул, вспоминая прерванный разговор. Немного хмурился, а после его лицо просветлело. Вспомнил:

- А что до одежды... Так я ж вчера к тебе приехал со шмотками. Джеймс то меня турнул! Кстати... пора бы одеться, а то... Смущаю тебя тут... - Уолес сделал шаг к рюкзаку. С его волос текла вода. Одежда прилипла к телу. Не обращая внимание на молчание девушки, рыжик стал раздеваться, стараясь наследить как можно меньше. Всё-таки ему потом это и убирать. Рубашка с брюками полетели на стул. Туда же полетели и мокрые бежевые боксёры. Исчезнувший бегун ходил с яркими алыми полосами на спине. На спине этого же бегуна они уже немного зажили, но всё ещё были чётко различимы на светлой коже.  Он не смущался своей наготы перед девушкой. Что за те полтора часа она не видела и не чувствовала?

Нагнувшись к рюкзаку, парень быстро набрал новый комплект. Всё-таки деньги были потрачены не зря и он позаботился о самом себе. Кто же это сделает лучше? Зализав волосы назад, парень повернулся к своей девушке. Улыбнулся, во всю ширь лица. Достаточно быстро сократил расстояние между ними, чем немного её испугал.

- Не бойся, дорогая... Это я... настоящий... Просто... для меня это уже четвертый день... Нужно было не дать твоим придуркам даже помыслить, что ты тут с Флэшем... - шептал он смотря прямо ей в глаза. Кончиками пальцев провел по щеке.  Легко дотронулся губами до губ девушки. И добавил уже громче - А что, поехали! Чур я поведу!

+1

11

Просто восхитительно! И снова она чувствовала себя идиоткой, не понимающей и части игры своего недавнего любовника. Внезапно охватило неприятное чувство сродни тревоге. Не знала она об этом парне ничего, кроме того, что он рассказывал о себе сам. С каких-то пор она принимала на веру каждое его слово и совершенно забыла о бдительности, об анализе, о логике, наконец!

Дина не могла ответить так, как хотела. Немое выражение недоумения, казалось, так и отпечаталось у нее на лице. Кто тот, кто только что ввалился к ней в окно и куда делся тот, с кем она провела последние часы? Если этот в мыле настоящий, тогда кто же тот? Копия, которая ублажала её в то время, как другая часть Уоллеса решала проблемы более важные? Она посмотрела на него с опаской и раздражением, которые и не думала скрывать.

А, ну да, конечно, – всё, что могла произнести она «для зрителей». Об остальном она скажет потом, когда случай выдастся более подходящий. Она не отшатнулась от него, закрыла глаза, но на поцелуй не ответила. Слишком сложно всё, слишком много необъяснимого и непонятного. И ей вовсе не нравилась роль мартышки, которой можно помыкать, как вздумается.

Стараясь закончить как можно быстрее, она собирала вещи, которые могли пригодиться в дороге. Одним махом сбросила со стола вещи обратно в сумку. Оружие она тоже с собой возьмет. Расставаться с ним не хотелось, а запрета на его ношение Дина не получила. В ситуации, когда одна переменная еще менее ясна, чем другая, огнестрел лишним не будет. Не хотела бы она, чтобы за руль садился кто-то другой. Однако в тот момент она была настолько взвинчена, что, если продолжить драконить её дальше, так и свернет куда-нибудь в кювет, как следует психанув. Нет, лучше пусть ив самом деле поведет Уоллес.

До побелевших костяшек пальцев она сжимала в руках сумку. Дина была не в себе. В голове роились сотни вопросов, задать которые она не имела никакой возможности. Автомобиль тронулся. Миновали знакомые улицы и транспортная развязка. Вот они уже за городом. Дрейк знала, что полицейские их не «отпустят». Поглядывая в зеркало заднего вида на дверце, она видела уже знакомый фургон, движущийся за ними в плотном ряду других машин. Она молчала. И могла промолчать еще долго, но вспомнила о каких-то шести часах, сказанных одним двойником Уоллеса другому. Боже мой, ну и дела! Сказать по правде, Дина и теперь не могла знать, «настоящий» ли Уоллес ехал рядом с ней или это еще одна копия из бесконечного множества. Где помимо этого он мог находиться еще? От подобных размышлений голова шла кругом.

Копы не могли не сопоставить услышанное. Скорее всего они сделали допущение, что путешествие к водопаду могло быть лишь причиной для отвода глаз, и на деле и она, и Уоллес намеревались прошмыгнуть через границу с Канадой. А значит пасти их будут как надо. Если удастся добраться до места, патрульных там будет больше обычного. Скорее всего их попытаются задержать, подойди они к границе ближе, чем на 100 метров. По крайней мере, Дина на месте коллег решила бы точно также. А значит нужно готовиться к сюрпризам на любом отрезке пути. Беда лишь в том, что шесть часов — это, если подумать, так немного...

Она выткнула из телефона шнур от наушников, что до этого всю дорогу находились у нее в ушах.

Послушаешь мою музычку? – мягко поинтересовалась она, затем настроила подключение смартфона к машине по беспроводному соединению. Музыка из телефона заиграла через аудиосистему автомобиля.

О, это моя любимая песня! – солгала она, услышав пение Тейлор Свифт. Прибавила громкость и бросила телефон вместе с сумкой в аккурат к заднему стеклу.

Резко переменилась в лице.

Милый, может скажешь мне, какого черта опять происходит? – с деланной мягкостью в голосе спросила она и повернулась вполоборота к водителю. Хотелось наброситься на него и как следует тряхнуть за грудки, однако Дина подавила в себе это желание. На какое-то время, по крайней мере.

О каких шести часах шла речь? – поинтересовалась она, подавив в себе неуёмную тягу выпалить всё и сразу. Дина не совсем тупица, да, она не кандидат каких-то там хитровыебанных наук, но фильмы смотрела и Рэя Брэдбери  в юности читала. А там всегда начитался какой-то пиздец, стоило одному умнику вмешаться в естественный ход времени. Не думала она, что когда-то увидит такого умника своими глазами и что придется вытягивать из него правду чуть ли не клешнями.

Что ты натворил?

+1

12

Закинув рюкзак на заднее сидение, а сам усевшись на месте водителя, Уэст всё время смотрел в зеркало заднего вида. Когда отъезжали с улицы, в зеркале прекрасно отразилась машина, что медленно, но уверенно пристроилась в хвосте. Оторваться от них не составляло особого труда - машина мисс Дрейк вполне спокойно могла дать фору медлительному минивену. Но был ли в этом какой-нибудь смысл? Или хотя бы мало-мальски польза для этих двоих?

Тяжело вздохнув, Уэст вырулил на шоссе и построил маршрут на навигаторе. Женский голос подсказывал дорогу, в то же время парень больше нервничал. Внешне это слабо проявлялось, но жгучие чувство опасности или хотя бы неприятности в дороге не покидало его. Загривком чувствовал, что просто так съездить отдохнуть им не дадут. Да и то, что он нарыл в полицейском участке не давало покоя.

В автомобиле зазвучала музыка и Уэст скептически глянул на свою... девушку? Сложности в понимании личных взаимоотношений никуда не делись для него. Что в тот момент, когда комнату перестали заполнять сладостные страстные стоны, а его спутница обессилено сопела на его плече, что спустя несколько часов в поисках правды... Не то, чтобы ему было сильно интересно, как к нему относится мисс Дрейк, но если всё продолжиться в том же духе, то вопрос вставал ребром. Станет ли Дина "маяком"? Согласится ли.

- Шесть часов назад, в то время, пока тебя допрашивали, я был в полицейском участке. - тихо произнес он, маневрируя между машинами. Дорога не была забита, но и пустой её назвать было сложно. А едущий впереди грузовик с бревнами навевал не лучшие ассоциации. Отгоняя от себя непрошеные эпизоды из фильма, Уолли старательно осторожно, но достаточно уверенно обогнал грузовик.

- Достань рюкзак дорогая. Там бутылка с водой - нарочито громко произнес рыжик. На лице появилась тень улыбки, но это лишь маска. По факту поводов для радости было мало. Если кратко, то Уэст нарыл записи полицейских и скопировал их. Все, что были в письменном виде. Записи видеокамер, что он всё же удосужился просмотреть, взять с собой не получилось бы при всём желании. Пропажу бы заметили, но вопрос - как скоро?

- Скажи, любимая, а как давно мы знакомы? Два дня? Точно? - Уэст кратко глянул на девушку. Простой кивок головы, а потом и второй. Парень цокнул языком, собираясь с мыслями.

Пока девушка рылась в рюкзаке в поисках "бутылки воды", парень решил продолжить.

- Не знаю почему, но твои сослуживцы уверены, что ты - знакома с Флэшем. И речь не о двух днях для тебя... - Уоллес специально сделал акцент на времени, прошедшем для девушки. Говорил он тихо, чтобы его голос мог быть различим только при близком присутствии. Оповещать о своих злоключениях служителей порядка не хотелось. А то, что Дрейк вскоре должны отстранить как минимум от дела связанным с самым быстрым ублюдком на свете - вопрос времени. - И даже дело не недели. Порядка полугода, может чуть меньше. Не суть. Но если раньше подозрения были только подозрениями, то теперь у них есть достаточно странная история. Есть запись, где твой мелодичный голосок оповещает о том, что в переулке Хирстон-авеню тобой был уличен некто иной, как Флэш. Он тогда, конечно же, уже смылся. Только след от пуль на стене, да сорванный плакат... По факту даже есть заключение, что неплохо бы тебя отправить к психиатору. Ты сама посмотри, что я тебе всё говорю, да говорю.   

Уоллес остановился на светофоре. Взгляда в зеркало хватило, чтобы увидеть хвост. И ещё несколько машин, что до сих пор от них не отстали. Казалось, что к команде слежки подключились и другие. Тот красный шевроле уже несколько кварталов следует по пятам, хотя парень специально сделал небольшой крюк, когда напоролся на намеревающуюся пробку. Или тот серый седан, тоже не вызывает особого доверия. Или же у героя просто разыгрывается паранойя.

- Первые признаки знакомства с Флэшем у тебя, по мнению органов, начались примерно пять месяцев назад. По крайней мере что-то более конкретное, нежели случайные совпадения. Взять хотя бы тот случай в Глазго. Я... помню... - Уоллес запнулся. Сложно было говорить о том, что с тобой происходило и не происходило одновременно. События, которые он упоминал, отразились в воспоминаниях "действительного здесь Флэша" как неприятный инцидент, не более. На деле же он тогда только-только заручился поддержкой других инакомыслящих, как принято было называть героев, что пошли за Чёрным Флэшем. В тот день произошла стычка с местными бандами, которые не желали понять, что "герой" изменился. Что не в камеры предварительного заключения их потащат, а на убой. Точно так же, как эта самая банда отправила группу славянских девушек. Он давно занимался этим делом, как когда-то в другой реальности занимался и маньяком (в этой реальности маньяк просто погиб в том же чертовом самолете).

И, хоть этот случай не освещался прессой, но был относительно известен. Мёртвых и изнасилованных девушек находили в разных концах страны. По факту - работорговцы, а иначе их нельзя было назвать, поставляли девушек приятной наружности всем желающим. И даже не важно кто это был. Кто платит - тот и заказывает музыку. И спрос был, да не маленький. Когда Уоллес во всём разобрался, то не стал сдерживаться. В Глазго, в одном из закрытых складов, началась просто бойня.

Конечно не было ничего, что напрямую указывало бы на Флэша. Или на его "друзей". Но череда справедливого, по мнению инакомыслящих, суда не была пустым звуком для полицейских. Да и сам Флэш как-то раз открыто высказал свою позицию в отношении этих ублюдков.

- Но меня беспокоят не случайные совпадения встреч с Флэшем, дорогая. В записях упоминается события, которые произошли с участием Флэша, но...  - Уэст усмехнулся, вновь делая поворот по проложенному маршруту. Он кратко глянул на девушку, подмечая её настороженный взгляд. Музыка в очередной раз сменилась. Уоллес подождал, пока голос очередной певицы заполнит собой всё слышимое пространство, прежде чем продолжить - Но я в них ещё не участвовал. И дело не в изменении прошлого, которое я могу сделать. Это уже произошло. Вопрос только в том, когда... Когда я отправлюсь туда и самое интересное - почему. Рапорты, конечно, хорошо... Но я не хотел бы читать их более внимательно. Есть риск... изменить.

Уэст заметил удивленный взгляд девушки. В нем так и читался не сказанный вопрос: "Как?". Вздохнув, парень продолжил:

- Есть несколько правил, которым должен следовать бегун во время... таких путешествий. - Уоллес старательно подбирал слова. Всё-таки не праздную лекцию о вреде фаст-фуда проводит, а нечто более серьёзное. Парень старательно говорил тихим спокойным голосом. - Первое правило гласит - не встречаться с самим собой без крайней необходимости или возможности. В противном случае у меня есть всего-лишь несколько минут, чтобы решить конфуз. Что было бы, если бы ты встретила саму себя? А я скажу, скорее всего бы пустила бы пулю в лоб и вот и все разбирательства. Сегодняшняя... встреча для меня была обыкновенным стечением обстоятельств. Ради тебя мне пришлось нарушать это правило не раз и не два, но я всё же боялся, что... убью сам себя. Да и сам Спидфорс не выдерживает слишком близкого присутствия. Если конечно... Нет, бред. Ладно... правила.

Конечно эти правила не были возведены в ранг Абсолюта. Да и не все бегуны придерживались их. Взять того же Импульса, который решил помочь своему отцу спасти Вселенную, для того чтобы изменить собственный мир, погрязший в ужасе постапакалипсиса. Но всё-таки они имели место быть.

- Второе правило простое. - Уоллес надавил на газ, ловко обгоняя очередной автомобиль. Хвост едва ли поспевал. Зато то, что за ними едут следом целых три автомобиля, теперь заметно невооруженным взглядом. Музыка всё продолжала играть, а Уэст старательно говорил только в моменты наибольшей заполненности эфира - Чем меньше ты знаешь о событии, тем меньше шансов его изменить. Представим себе ситуацию. Ты знаешь что случился пожар. В этом пожаре был твой напарник. Он выжил, но ты не знаешь как и почему. Лишь сам факт. Оказавшись в прошлом, ты не знаешь причинно-следственной связи. И ты будешь терпеть до последнего, пока не станет ясно, что причиной спасения будешь являться ты. И тогда событие замкнется. Вот, что должно произойти. Уже произошло. И не ищи в бумагах подробности. Их там просто нет. Просто я не стал их даже смотреть. Хотя вот в этом рапорте есть упоминание.

Парень не глядя нашел нужный лист и показал его девушке.

- И самое интересное знаешь в чем? Там упоминается твоя фамилия... И, как ты уже и ответила ранее... Этого события для тебя тоже не существовало. Но оно произошло. А значит по каким-то причинам нам придется пройти в прошлое вместе. И знаешь, мне это не особо нравится... Что должно произойти такого, чтобы нам пришлось идти на это? Да и к тому моменту... Хм... Нам стоит обсудить ещё другой вопрос. Наших с тобой отношений. И это важно. В первую очередь для меня, так как от этого может зависеть моя жизнь. - Уоллес притормозил на очередном светофоре, тяжело вздохнул. Хвостик так и маячил за несколько машин. Один даже подобрался чуть ближе. Неужели думают, что он не заметит? Или что не заметит Дина? Или там сидят дураки, или их собираются взять.

+1

13

Закусив нижнюю губу, Дина просматривала бумаги, позаимствованные Уоллесом из полицейского управления. По-правде говоря, ей ровным счетом по барабану, каким способом он раздобыл эти документы. Сам факт того, что они имелись и были реальны точно также как реальны руль и приборная панель автомобиля, заставлял крепко задуматься. Да, это были копии, но нет никакого сомнения, что они сняты с действительно существовавших бумаг, находившихся в участке и созданных коллегами Дрейк. Первым делом она посмотрела на нижние трети страниц — она узнавала эти подписи. Отличила бы, даже не будь рядом с росчерком указаны инициалы с фамилиями. Не раз она видела все эти каракули, видела, как люди, знакомые Дине по работе, прямо при ней выводили их на бумаге.

«Черт пойми что такое», – её бросало в дрожь. На лбу выступил холодный пот. Глаза продолжали бегать по печатным строчкам.

Дина покосилась на водителя — нет, она уж точно знает, что никакая она не сумасшедшая, не наркоманка и запрещенных препаратов не принимала. И она на 100% уверена, что никогда прежде не видела Уоллеса до тех самых пор, как он не прыгнул на капот её автомобиля. Она не чокнутая. Того, о чем было написано в отчетах, не было. Не могло произойти, потому что это невозможно.

Час от часу не легче, – негромко произнесла она, поставив согнутую руку на подлокотник и упершись подбородком на раскрытую ладонь. Пытаясь на ходу осмыслить новую для неё информацию, Дина пришла к заключению, что вся история знакомства с Флэшем из другой реальности теперь не казалась чередой случайностей. И речь сейчас не шла об осознанном выборе Уоллеса броситься под колеса. Если рассуждать более обобщенно, выходит, у него была причина появиться в её уютном тихом мирке и разрушить его до самого основания. Знал ли он об этом с самого начала? Знает ли теперь?

Значит мы должны будем отправиться в прошлое неизвестно зачем, неизвестно почему и неизвестно когда. Понятно, – она передернула плечами. Затем с отрешенным видом стала складывать бумаги в ровную стопку и убрала обратно в рюкзак, – А без тебя я не смогу попасть в прошлое. Выходит, ты либо очень удачно случайно застрял в этой реальности либо застрял здесь вовсе не случайно.

Еще задолго до текущего момента она задумывалась, что будет с эти миром, когда Уоллес из него уйдет. Он не раз говорил, что тут всё неправильно, все неправильные, в том числе и сама Дина. Она должна была стать кем-то другим, иметь за плечами другой опыт, быть не той. Но она такая какая есть, что в этом может быть ошибочного?.. На таком фоне абсолютное иррациональное и не поддающееся логическому объяснению притяжение, которое она испытывала к этому за рулем, выглядело особенно по-дурацки жалким.

Так может не следовало нарушать никакие правила и дать мне погибнуть в той перестрелке? И позволить случиться тому, что должно. Ведь так было бы правильнее, – сказала она нарочито спокойным голосом. Отвернулась и посмотрела в окно, на проносящиеся мимо деревья и полосы дорожного ограждения.

О каких взаимоотношениях он говорил? Неужели нужны какие-то дополнительные пояснения тому, что происходило с самого начала и продолжает происходить? Дина повернула голову в сторону водителя и посмотрела на Уоллеса серьезным испытующим взглядом.

Что именно ты хочешь от меня услышать? – голос по-прежнему спокоен, хотя внутри начинял разгораться пожар. И только тлеющие искры в глазах выдавали нараставшее негодование, – Ты оказался в моей постели не потому, что я сплю со всеми подряд. Я не хотела, чтобы так произошло. Но случилось, и я не жалею.

Дина шумно выдохнула.

Ты как стихийное бедствие. Появился из ниоткуда и уничтожил всю мою прежнюю жизнь. И знаешь что? Вместо того, чтобы думать, как мне жить дальше, я думаю как содрать с тебя эту дурацкую рубашку. И это нихрена не нормально! Ты мне нравишься, даже больше, чем должен был бы. Я знаю, кто ты, и... мне... плевать, – она развела руками по сторонам, – Я боюсь, к чему всё это может привести и, вероятно, уже ведет. Слишком быстро.

Затем она отстегнула ремень безопасности, с ногами забралась на сиденье, и, придвинувшись как можно ближе к месту водителя, наклонилась и поцеловала Уоллеса в щеку.

Тебе ещё что-то не ясно? – почти шепотом произнесла Дрейк.

В следующий миг взгляд её устремился на соседнюю полосу. Тонированные стёкла машины, что остановилась рядом, чуть опустились. Сквозь них нельзя было увидеть лиц людей, сидящих внутри. Однако свет от фар проезжавших по перпендикулярной дороге автомобилей вдруг озарил салон, сделав просматриваемыми тонированные стёкла. Дина узнала сидящих там не по лицам — лиц так и не было видно — по силуэтам. И те двое не были копами из её участка, но их Дрейк знала. Они из бюро. А значит дела её совсем плохи.
Легонько она дотронулась до плеча Уоллеса и сказала вполголоса:

Гони.

И практически сразу же вжалась боком в сиденье, на ходу пытаясь вернуться на прежнее место. Хотелось бы верить, что «Мустанг» не пострадает в ДТП. Слишком дорог он был для неё. Слишком много связано с ним воспоминаний. Сентиментально, но как есть.

Пожалуйста, поаккуратнее, – причитала Дрейк, – Не угробь нас и мою машину!

Попутно она перевалилась через спинку с тем, чтобы дотянуться до сумки, катавшейся из стороны в сторону на полке у заднего стекла. Схватила её, отыскала внутри прослушивающее устройство, покрутила в пальцах. После чего вышвырнула «жучок» из салона.

Направо! Съезжай с шоссе, по прямой дороге им за нами не угнаться, – Дина уселась на место пассажира, снова пристегнулась. Сердце стучало в висках. Для неё иного выбора не было, а потому она даже не допускала мысли, что можно было дальше продолжить аудиоспектакль. Наконец всё стало на свои места, и фигуры заняли положенные им клетки. Теперь Дрейк видела всю картину (или хотя бы большую её часть) и понимала, что расстановка сил далеко не в её пользу. Её загоняли в угол. Неужели копы в самом деле думали, что Уоллес и есть Флэш? Почему тогда не потащили в участок вместе с ней?

Телефон... Ах, да, от него лучше тоже избавиться. Вот почему следующим в окно полетел именно он.

Как ты поймешь, когда сможешь вернуться обратно в свой мир? – внезапно спросила Дрейк, выудив из бардачка старую карту с засаленными краями. Теперь, когда спутниковой техникой лучше тоже не пользоваться, обычная бумажная карта очень пригодится. Машину также лучше где-нибудь оставить. Припрятать до лучших времен. Хотелось бы верить, что такие еще наступят.

+1

14

Вы когда-нибудь сбегали от полиции? Неслись по автостраде, подгоняемые сиреной полицейских автомобилей и гнусавым голосом старика-полицейского, который настоятельно советовал прижаться к обочине? Чувствовали, как сердце будто выпрыгивает из груди? И при этом это не видеоигра на новеньком компьютере, скаченная из Интернета? В своей жизни Уэст удирал от копов только раза два, когда участвовал в нелегальных уличных гонках. Но тогда всё было просто: есть ты, машина, дорога и чувство свободы. И ты либо пан, либо пропал. И в лучшем случае арест грозил либо огромным штрафом, либо тюрьмой. Но, как часто это бывает, у детишек в скоростных машинках есть богатенькие родители, которые выкупают своих детей, выложив очередную пачку денег. Уэст же как правило умудрялся скрыться. Во-первых тачки были не его, поэтому найти настоящего водителя копы не могли. А во-вторых Уолли уже тогда имел своё альтер-эго - Флэш. А в роли богатеньких родителей мог выступить либо Квинн, либо Уэйн. И тот, и другой прекрасно знали кого кормят. По крайней мере так было в прошлой реальности (до того как мир был перезаписан Барри).

В этот же раз всё было по другому. Не было ни мигалок, не гнусавого голоса. Да и требований как таковых не было. Да и не гонки это были, а выживание.

На одном из светофоров девушка заставила его действовать. Краткий взгляд в зеркало - хвост терпеливо ждал движения. Шли секунды до того как должен был загореться зеленый. Уэст выдохнул, резко переключая коробку передач и, только и успев попросить девушку крепко держаться, надавил на газ. Пришлось уйти влево, чтобы обогнуть впереди стоящие машины посередине. Благо места было достаточно для одного бодренького мустанга.

Хвост сорвался в погоню. Очередной поворот и свободная дорога, словно невеста в первую брачную ночь - вся для тебя одного. В голове стучала кровь. Сердце так же рвалось из груди. Адреналин зашкаливал. Он видел как одна из машин свернула следом, но скорости ей явно не хватало. Не каждый же день приходиться пасти преступников с практически гоночным автомобилем.

- А? - парень не до конца понял вопрос, следя за дорогой и стараясь не врезаться в случайную машину иль столб. Гробиться так просто было бы отчаянно глупо. Постепенно до него дошел вопрос девушки, но не сразу. Несколько нахмурившись, Уоллес не знал что ответить. Точнее ответ то как раз таки был, только вот давал его он ещё сутки назад. - Я тебе уже говорил. Мне некуда возвращаться... Это мой мир. Да и...  не особо хочется восстанавливать всё к исходному варианту.

Уэст качнул головой, отгоняя ненужные мысли. На одну чашу весов становилось его прошлое: Барри, который непременно ещё может выбраться в этом мире из заточения и проблемы могут появиться уже у Уолли более серьёзные, чем погоня полицейских под прикрытием; Ричард, лучший друг, который всегда готов был прикрыть - в этой версии мира о нем информации было не так уж много, сколько не пытался бы припомнить хоть что-то Уэст, нарывался на некую пустоту; малышка Барбара, невозможная рыжая девчонка. Впрочем, если вспомнить, то они как-то раз спокойно жили и без него. Так есть ли смысл возвращаться к исходной точке?

- Если я исправлю "ошибки", то мир вернется к исходному состоянию или близко к тому. И в этом состоянии я... тогда я перестану быть тебе нужен. Зачем? Если будет всё иначе... Но давай не будем об этом, ладно? Если я замкну петлю, то закреплю эти события. Хм... - парень нахмурился. Они ехали уже достаточно долго. Хвост остался давно позади. Следуя подсказкам девушки, Уоллес давно уже следовал совершенно знакомому пути. Прикинув, Уэст чуть повернулся к девушке. Свободной рукой он взял карту, другой же старательно держал машину ровно.

- Хм.. Вот здесь есть один склад. Он принадлежит одному из наших. Можно оставить машину там... - парень ткнул в один из отдаленных районов города, где находились складские помещения различных компаний. Проведя пальцем вверх и вправо, он указал на совершенно противоположную сторону. Пустующая ныне квартира Барталамью Аллена. Для всех Аллен уехал куда-то в Британию на практику с местными органами власти. Там они смогут переждать некоторое время. - Здесь же можем задержаться. Пока покидать город не обязательно. По крайней мере не очень далеко. А это окраина, практически выезд из города.

Уоллес поднял взгляд на девушку и кратко кивнул, принимая решение. Вдавив педаль в пол, он повел машину в нужном направлении. Главное чтобы не вызвали за ними вертолет. Хотя кому нужна такая огласка? Скорее уж какой-нибудь беспилотник или квадракоптер, да и то привлечение к себе внимание.

Оставив машину за закрытыми воротами склада, Уэст тяжело вздохнул. Вскинув руку, он повернул кольцо в сторону, открывая отделение с костюмом. Достаточно быстро он облачился в него, вновь становясь Чёрным Флэшем. Только сейчас не было чувства отторжения и неправильности. Он давно перестал быть в законе и теперь находился за её чертой. А теперь там оказалась и Дина. И вина в этом только его. Точнее будет только его, сейчас он ещё не сделал что-то в прошлом. Только что?

- И кстати... - парень ещё не надел свою маску. Он внимательно смотрел на девушку, пытаясь подобрать слова. Он протянул ей злосчастный  рюкзак когда их ладони соприкоснулись, крепче схватил её за руку. - Никогда больше не говори мне, что я совершил ошибку спасая твою жизнь. Самый первый раз я попытался исправить всё, но сорвался. Ты не видела то, что случилось потом... Ты знаешь почему я стал таким? Тогда я расскажу... уже на  месте.  А теперь леди... Уэст-экспресс вас ожидает на посадку

Спустя несколько минут они уже стояли посреди невзрачного дома на окраине города. Уоллес не стал прятать фотографии и упоминания по реальному владельцу дома. Какая разница? Если бы она была подсадной уткой, то он бы это выяснил ещё тогда - в участке. Собственно и опровергнуть собственные сомнения Уоллес тогда и полез. Доверяй, но проверяй, не так ли?

Откинув маску назад, Уэст плотнее запахнул шторы и проверил закрыта ли дверь. Конечно соседи не могли их увидеть: во-первых Уоллес вошел через задний двор и сквозь стену; во-вторых соседей было не так уж и много. Но паранойя не отпускала парня.

- Уоллес Уэст. Это моё настоящее имя - ответил он на вопрос девушки и уселся на видавший виды диван. Немного подумав, парень просто лёг на нем, удобнее устраиваясь. Чуть прикрыв глаза, рыжик продолжил. - Помнишь ли... год назад террорист взорвал один из пассажирских самолётов. В нем погибли мои биологические родители. Одна потеря уже принесла с собой боль и ненависть. Так скажи мне теперь... я ошибся, что спас тебя? Смог бы я пережить ещё и твою гибель? И смог бы это пережить мир?

Отредактировано Wally West (2019-08-04 06:10:40)

+1

15

Понимание того, что в один миг лишилась всего, что казалось важным и без чего существование не представлялось возможным — не самое приятное. Хуже всего осознавать, что вместе с привычками, укладом придется оборвать прежние знакомства и связи. Дина осталась одна, совсем как тот воин в поле. Вот только воином она себя совсем не ощущала. Разве что дезертиром.

Если включить мозги, подобрать сопли и не хныкать над разбитой жизнью — всё складывалось даже не так плохо, как могло бы. Ей месяцами пудрили мозги, наблюдали со стороны и дозировали информацию. Фактически она была... да, крысой, только теперь Дина казалась себе крысой подопытной, на которую смотрели и делали ставки, сколько времени она протянет. Не случись с ней Уоллеса, так и просидела бы в неведении до того самого момента, как на запястьях щелкнули наручники, а над головой бы зачитали обвинение и права. Если отбросить в сторону мандраж от  происходящего и ощущение полнейшей потерянности, Дина была благодарна, ведь Уоллес фактически спас её. Вот только ради чего? Неизвестно, что ожидало впереди, и это, пожалуй, пугало не меньше остального.

У неё были планы, были мечты, была уверенность в завтрашнем дне. Она надеялась дослужить до лейтенанта, надрать зад Флэшу и когда-нибудь выйти на пенсию с простреленным коленом. О гибели при исполнении она как-то не задумывалась, всегда гнала прочь подобные мысли. Если постоянно думать о финале, жизнь теряет всякие краски. А Дрейк любила жизнь во всех её проявлениях. Ей нравилось проверять на прочность себя, уточнять границы возможного и дозволенного. И что?.. Теперь она враг для своих, несется куда-то, уткнувшись лбом в плечо Флэша и закрыв от страха глаза. Она даже не спросила, куда именно они направляются и кто тот «один из наших», в ангаре которого она так просто распрощалась с дорогой сердцу ласточкой. И вместо  пенсии теперь её ожидает скамья подсудимых. Вот так быстро меняются жизненные приоритеты.

Оказавшись в незнакомом месте, Дина первым делом бросила на пол сумки. Ноги дрожали, руки в общем-то тоже, язык заплетался. Ещё до путешествия на шее у Уоллеса она натянула на себя толстовку и спрятала голову под капюшон. Не хватало, чтобы кто-нибудь засек сверхскоростного парня в черном в компании блондинки. Понятно, что и от имевшихся улик Дрейк не отвертеться, однако новых поводов себя закопать давать не хотелось. Хотя едва ли кто-то или что-то могло их засечь на такой-то скорости.

Ух-х, – пытаясь как можно скорее прийти в себя, Дина оборачивалась и смотрела по сторонам, – Моя тачка нервно курит в сторонке по сравнению с тобой.

Её продолжало передёргивать. Нельзя просто так взять и привыкнуть к тому, что вот перед носом стена, а в следующий миг ты не ударяешься в неё лбом (что должно было быть по всем законам физики), а просто пролетаешь сквозь, будто никакой стены и не было. К такому разве возможно когда-нибудь привыкнуть? Дина поёжилась словно от холода.

«Ничему не удивляться. Забыла?»

Да уж поняла, что ты не Лэнс, – пробубнила она, стоило Уоллесу представиться. Затем тут же себя одёрнула и, захлопав ресницами, продолжила, – В смысле, я знаю твою фамилию. Твой знакомый из бара — Кис-Кис... я слышала, как он назвал тебя «Уэстик», и... сложила два и два.

Кто такой тот Лэнс, чью фамилию носила та Дина, которую знал Флэш — вопрос интересный. Она не знала никого с такй фамилией. И, с одной стороны, ей было интересно узнать о человеке, за которого при других обстоятельствах выскочила замуж. Однако не хотелось задавать подобных вопросов Уоллесу. Ведь и это не имело никакого смысла.

Для Дины время текло не так, как для Уоллеса. Для неё все шло... почти как обычно, за исключением того, что в последние пару дней произошло столько событий, сколько иной раз и за полгода не наваливалось. Она не знала его раньше, и для неё их отношения развивались и так слишком стремительно. Она как будто попала в лавину и её несло потоком. Нет возможности остановиться и подумать, а нужно было бы. Она не просто сходилась с людьми и для неё совсем не в порядке вещей столь быстро кого-то подпускать к себе. И когда Уоллес рассуждал вот так, будто знает её всю жизнь, Дине становилось не по себе. Она ощущала себя чёрствым сухарём, потому что понимала не всё. Да и не поймет, наверное, никогда.

Она уселась на колени рядом с диваном, положив согнутые в локтях руки на его поверхность, опустила подбородок на ладони. Ласково посмотрела на Уоллеса.

Сожалею о твоих родителях. Но иногда происходят вещи, которых быть не должно. Не нужно ненавидеть весь мир из-за этого, в нём есть и хорошее, – провела рукой по его волосам и, поцеловав в макушку, с улыбкой добавила, – Со мной, допустим, случился ты.

Дом, в котором они оказались, казался пустующим очень давно, плотная пыль на мебели тому подтверждение. Дина выглянула в окно через щель между шторами — район тихий. Как раз в таких обычно и прятались сбежавшие преступники. В век технологий, когда отследить можно было практически кого угодно, плюсом таких мест была значительная «слепая» зона, где камер попросту не было. В центре мегаполиса таких зон намного меньше и пришлось бы выстраивать маршрут, чтобы не засветиться. Здесь же достаточно не попадаться охранной системе соседей и не шастать в супермаркетах, где камеры находиться обязаны. В остальном... гуляй, наслаждайся жизнью и не щелкай клювом.

Она прошлась по комнатам, запоминая их расположения и стараясь прикинуть, куда лучше бежать в случае облавы. Попутно обшарила все шкафы и ящики.

А хозяин дома в курсе, что к нему могут вот так запросто вломиться? – спросила она, спускаясь по лестнице со второго этажа. Ура, там была кровать, так что спать на полу или делить несчастный диван не придется, – Хотя... какая разница.

Для более-менее комфортного существования требовались обычные гигиенические принадлежности, полотенца, постельное бельё, наконец. Можно было бы взять и то, что имелось, но насколько легально они здесь гостили и насколько скрытным должно остаться их пребывание? Помимо этого, нужно было решить вопрос с пустым холодильником. А значит в ближайшее время всё же придется выйти наружу. 

Дина дошла до дивана и села на самый край. Хотелось завести какой-нибудь непринужденный разговор, тем самым отвлечься от всего этого безумия хоть на какие-то мгновения. Но вместо этого в голову лезли вполне практичные вопросы, вроде «Надолго ли мы здесь».

Нам не стоит где-либо показываться вместе, – начала она, – Полиция ищет блондинку в компании рыженького парня. Или рыженького парня отдельно. Ты выглядишь слишком примечательно. Между тем, сгонять в магазин всё же придется.

Да уж, очень легкий и ни к чему не обязывающий разговор. Ничего лучше она и придумать не могла!

И так как тебя одного отправлять нельзя, пойду я, – заключила она. Уголки губ дёрнулись, – А ещё я могу приобрести парик и больше не буду блондинкой.

Ну всё, хватит. Дина упала в глубь дивана, позвоночником облокотившись на спинку, повернулась к Уоллесу. Сказать по-правде, побег за границу сейчас не казался ей такой уж плохой идеей.

+1

16

Прошло две недели. Уэст согласился с Диной, что пока ему выходить из дома в роли Уоллеса Уэста просто бессмысленно. Но это не значило, что не должен появляться Флэш на территории Готэма и не такого уж далёкого Централ-Сити. По крайней мере путать следы Уэст умел. А жизнь "обычного" Уолли была не такая уж и разнообразная. Вообще это можно было бы назвать обычной семейной жизнью, где парень был домохозяином. Которого периодически зазывали спать к себе в комнату, а не заставляли скрючиваться на не самом большом диване.

Но Уоллес был даже рад, что на короткое время мог просто отдохнуть и особо не думать о жизни. У него наконец-то появились намёки на нормальную жизнь. Появилась и девушка, в которую он всё больше и больше влюблялся. Или он появился в её жизни? Но кому какая разница, когда ему действительно хотелось просто быть рядом и оберегать. Начали посещать мысли, что можно даже покончить с супергеройской и, тем более, анти-геройской карьерой и просто... жить. Эх, мечты-мечты.

Парень как обычно был у плиты, готовя очередной ужин. Впрочем, он давно отжал себе половину кухни и честно исполнял обязанности повара. Завтрак, полдник, ужин и ночной перекус стали его прерогативой. А с учетом того, что в один из выходных дней мисс Дрейк решила испытать его выносливость в том, совершенно неприличном плане, то и полночный жор тоже. По крайней мере спустя часов пять Уоллес просто опровергнул тот старый стереотип, что бегуны всё делают быстро. Врут, чертяки, врут!

Уоллес как раз помешивал мясо, когда на кухню вбежала Дрейк и накрыла его внезапным потоком слов на повышенных тональностях. На секунду Уэсту показалось, что ещё чуть-чуть и девушка перейдет на ультразвук. Или в ней проснуться скрытые до селе способности и его впечатает звуковой волной в холодильник. А это, согласитесь, было бы крайне неприятно.

- Тише, милая. Я ещё не оглох и прекрасно тебя слышу. Но если ты будешь так же стараться, то... то будет у тебя крайне глухой любовник и слово стоп вообще не услышит - Уоллес пригрозил девушке деревянной лапаткой, на которой висело поджаренное колечко лука. Да и сам нахмурил веснусчатое лицо, да поправил передник. Вообще готовил парень исключительно в трусах и переднике. Тем более выходил из дома он всё равно в другой одеянии, а его одежда вся находилась в стирке. Всё никак не доходили руки сходить и поставить стирку. Всего-то пару кнопок нажать. Но Уолли было откровенно лень.

- Так из-за чего ор с утра пораньше? - Уэст ещё раз перемешал мясо и удовлетворенно кивнув, накрыл сковородку крышкой. Взглядом он поймал взгляд девушки и бровь юноши чуть поползла вверх, норовя собой изобразить знак вопроса. Оказалось всё достаточно просто и сложно одновременно. В одном из рапортов мисс Дрейк нашла упоминание о некой женщине, которую предположительно можно было записать в матери девушки. Судя по отчету сволочи-полицейского, некая женщина обращалась в полицию несколько лет назад по поводу пропажи дочери, которое произошло ещё раньше. Там женщину послали и отправили на... нет, не туда куда вы подумали. Но далеко. А спустя какое-то время бравый полицейских заметил совпадения в рассказах женщины и истории жизни молодой мисс Дрейк. Правда о подозрениях девушке не сообщили от слова совсем. Зато за "матерью" стали пристально следить, а не так давно она умерла и на похоронах... В рапорте это четко не указывалось, но становилось понятно, что намекали как раз таки на блондинистую голову Дины Дрейк.

- И? Ты была на похоронах своей матери и... - тут его резко прервали выкриком о том, что девушка собственно обо всём этом была не в курсе и ни на каких похоронах родной матери не была. Тут Уэсту пришлось присесть. А последующий час его уговаривали исполнить мечту девушки о семейном счастье, где она дочь своих родителей. Перспектива познакомиться с тещей не особо прельщала, но благо девушки было важно для парня. И спустя час после того как Уэст настоял на том, чтобы они хорошенько поели, парень начал собираться в путь.

Ну как собираться. Всего-то нужно было наконец-то натянуть поверх трусов хоть что-то похожее на одежду. И костюм Флэша оказался как раз кстати.

- Ну что? Ты готова? - парень притянул к себе девушку и поцеловал, поглаживая её спину. - Запомни, ни в коем случае не отпускай мою ладонь.

+1

17

В её жизни начался период странного и абсолютно несвойственного для нее настроения. Дни тянулись как липкое варенье, иногда уплотняясь, иногда растягиваясь больше положенного. Дина пребывала в состоянии расслабленной безмятежности, будто и не существовало угрозы загреметь на много лет в тюрьму, да и вовсе не её выслеживали бывшие коллеги — всё это осталось за дверью домика, на две недели заменившего для Дрейк весь мир. А Уоллес стал центром этого маленького мирка. С пугающей ясностью она осознавала, что неотвратимо влюбляется в этого человека. Хотя, наверное, уже влюбилась. И ей было всё равно.

Она не знала, сколько времени им отведено, и как скоро их тихая затворническая жизнь закончится. Подобные темы не поднимались между ними. Она жила настоящим, сиюминутно и не заглядывала в будущее. Она старалась впитать как можно больше, чтобы запомнить. Узнала, каково это, когда кто-то постоянно находится рядом, кто-то, к кому тянет и кого хочется лишний раз поцеловать или хотя бы прикоснуться мимоходом просто потому что. Просыпаться вместе, обсуждать несущественные дурацкие темы, замалчивая реальные проблемы, и прекрасно понимать, о чем говорить не следует, не сейчас. Смотреть фильмы, валяться в постели, иногда целыми днями, иногда не заправляя, потому что оба знали, что в скором времени она еще понадобится. Или не она, в принципе любой угол и любое место в доме сгодятся, будь то лестница, стена, голый пол или подоконник. Впрочем, окна лучше не открывать. Внимание соседей им было совсем ни к чему. 

Дина ощущала себя в подвешенном состоянии. Эти две недели не казались реальной жизнью, скорее что-то выхваченное из действительности, на границе миров. Что-то совершенно фантастическое и прекрасное, что по всем правилам жанра непременно должно прекратиться очень скоро. И ожидание, что вот-вот всё закончится, заставляло нервничать, оставляя неприятный холодок внутри. А бабочки в животе должны сдохнуть. Потому что не может быть человек настолько счастливым. Не в этом жизни.

Периодически Дрейк занималась делами по хозяйству. От этого не уйти, когда живешь с кем-то. Однако рутинные дела были поделены практически по-братски. И если Уоллес оккупировал кухню, остальная часть дома оставалась на ней. Не то, чтобы бытовые заботы тяготили — вовсе нет, примерить на себя роль хозяюшки было даже забавно, правда, заканчивались такие игры не совсем так, как планировалось. И уборка часто оборачивалась еще большим погромом. Но, тем не менее, кто-то должен был думать о том, чтобы окончательно не засраться и не разгуливать в футболках в пятнах от горчицы и масла. И этим кем-то была Дина. Хотя, в общем-то униформа Уоллеса ей нравилась.

Разбирая сумки в поисках заныканного тряпья, Дина натолкнулась на уже известные бумаги, которые хотелось сжечь сию же секунду. Взгляд упал на знакомые строчки, а руки машинально убрали документы в сторону. Вот оно, напоминание, что от реальности не сбежать, она постучится даже в самый укромный уголок и напомнит о себе. Но о ней думать совсем не хотелось. Дрейк продолжила опустошать рюкзак, раскладывая возле себя выуженные вещи. На дне она обнаружила еще одну пачку смятых бумаг, которые раньше она не видела.

Что она знала о своём происхождении? Да не так уж и много. Мать бросила её, когда Дине не было и шести. Отца она никогда не видела, да и не знала, кому обязана появлением на свет. Она помнила, как в детском приюте хныкала по ночам, мешая спать другим детям. За что взрослые её наказывали, били по лицу и отправляли в карцер лишь для того, чтобы следующей ночью всё повторилось. Сейчас Дина не помнила почему, но в те далекие годы она была уверена, что мама вернется. Но она не вернулась ни тогда, ни потом. Зато «вернулась» теперь через эти бумаги, в которых говорилось, что родительница якобы разыскивала своё дитя. Бред? Ещё какой! Но этого с лихвой хватило, чтобы сердечко сжалось и детские воспоминания ожили в памяти. Помимо этого, в отчетах говорилось, что женщина, предположительно считавшаяся её матерью, погибла при странных обстоятельствах пару месяцев назад, и что Дина присутствовала на похоронах. Ну и как это могло произойти без участия Флэша?

Внезапно в голове всё сложилось. Если раньше полицейские отчеты ничего, кроме недоумения, не вызывали, то теперь, зная детали, о которых прежде было неизвестно, картинка складывалась вполне себе отчетливая. Оставалось только поговорить с главным действующим лицом, гарцующим в трусах.

Уолли, посмотри на это, – она потрясла смятым свитком в руке и всунула ему, чтобы не тратить время на объяснения. И вовсе она не кричала! Ну, почти. Закатила глаза, – Я сейчас серьезно, прекращай паясничать!

Суть дела дошла до него, впрочем, всё равно не сразу. Но откуда ему было знать, что свою мать Дина практически не помнила и что в глаза её не видела больше двадцати лет и что думать о ней забыла (что было неправдой. Ощущение пустоты, что чего-то недополучила и никак не можешь восполнить, всегда присутствовало в душе). И совершенно точно ни на каких похоронах она не была, но очень хотела бы побывать, чтобы поставить для себя крест на семейной теме и, наконец, двигаться дальше. Ей это нужно и для неё это важно.

Я не собираюсь врываться к ней со словами: «Привет, мама, это я — Дина». Я вообще не хочу вмешиваться в её жизнь и менять что-то в прошлом. Я всего лишь хочу с ней попрощаться. Ведь если я просто посмотрю на её труп и увижу, как гроб с её телом закопают, ничего ведь не произойдет? – она состроила умоляющее выражение лица. Вот так и подкрался финал их кратковременной совместной жизни, тихо и по-предательски со спины. Она ведь знала, что так и будет, – К тому же, как видишь, моё присутствие на похоронах уже случившийся факт. Ты же сам искал объяснений!

Захлестывали противоречивые чувства. С одной стороны, ей хотелось, чтобы вот так продолжалось и дальше, чтобы она была вне досягаемости для всех. В то время как с другая её часть хотела определенности, ей не нравилось парить в невесомости зная, что за любым углом поджидает опасность. Да не привыкла она прятаться и привыкать не собиралась! Она не преступник, в конце-то концов, хоть и доказать это теперь практически невозможно.

Она поцеловала Уоллеса в ответ, позволив его губам задержаться поверх своих губ. Крепко прижалась к его груди. Отпустит ли она его?

Ни за что на свете, – улыбнулась Дина.

Нынешняя прогулка оказалась совсем непохожей на прежние. Она не различала ничего вокруг, кроме какой-то то ли воронки, то ли трубы непонятного цвета и содержания. Как они туда попали? Что это такое? Из чего это сделано? С виду напоминало картинку из фантастического фильма с плохой графикой. Хотелось рассмотреть поближе и потрогать, однако Дина помнила наставления парня и лишь сильнее сжимала его руку в своей.

Исчезло всё также внезапно как и появилось. Они оказались на пустынной улице — узкой, с потрескавшимися от времени стенами домов по обе стороны от дороги. Преодолев оцепенение, Дина прошлась дальше к углу ближайшего здания, чтобы понять, где находится. Увидела пошарпанный указатель с названием улицы и номера дома. Именно эта улица была занесена в отчеты.

Кажется, мы недалеко, – недалеко от чего? Дома, где, согласно бумагам, последние годы проживала биологическая мать Дины? Или недалеко от кладбища, где совсем скоро должна будет состояться церемония погребения, если время прибытия в прошлое верное? – Недалеко от церкви, где с неё телом прощались близкие.

Опять же, если верить данным полицейских. Дина остановилась и, обернувшись, вцепилась в Уоллеса вопрошающим взглядом.

А как ты понимаешь, что... – это даже объяснить сложно. Ещё сложнее принять, что всё это действительно происходит с ней, – Что оказался действительно в прошлом?

+1

18

Каждый день любой обыватель города, который перемещается на работу с помощью автомобиля, да и просто любители радио слышат чарующий голос радиоведущего. Тот бодр всегда, какой бы час не был. И каждый раз звучит примерно следующее: "Доброго времени суток друзья! Сегодня двадцать пятое октября. Прогноз погоды обещает дождик, поэтому запасаемся зонтиками и кутаемся в шарфы. А мы начинаем...".

Уэст не был исключением и тоже, как и многие другие, слышал подобные выступления, умещающие массу информации в жалкие тридцать секунд. Только в отличие от обывателей, для парня понятие "сегодня" и "дата" практически не совместимы. "Сегодня" - это тогда, когда парень ещё не закрыл глаза, в бессилии своем падая на кровать и не засыпая. "Вчера" - было до этого, а "завтра" будет после. И не важно, что может он уснуть вначале в родном 2019м, а завтра уснуть в 1974м. Даты важны лишь для того, чтобы случайно не нарушить ход истории. А собственная хронология событий ничем не уступает полной хронологии всей серии фильмом про Терминатора. Во многом даже выигрывая в этом негласном соревновании абсурдности событий.

- Смотря что ты именно спрашиваешь. Понятия прошлого и будущего у меня отличны от твоих. - Уолли улыбнулся из под маски, вскользь оглядывая улицу. Мысленно он уже несколько раз перечитал злополучный рапорт какого-то полицейского с фамилией Зейнц. И прочитанное не слишком то радовало парня. Судя по всему рядом Чёрного Флэша не было, так как никакого намёка на это в тексте не было. Да и другой рапорт свидетельствовал о том же, подтверждая, что в этот момент анти-герой Флэш сейчас находился в совершенно противоположном месте. И увидят его рядом с Диной совершенно случайно где-то в Глазго. Вопрос только что он делал всё это время? Ясное дело, оставить девушку одну, где её появления в принципе не должно было быть - неправильно. Об этом не могло быть и речи. Значит всё это время он провел в гиперскоростях, двигаясь настолько быстро, что человеческий глаз не мог его обнаружить. Как впрочем и камеры. Не зря же длительный период времени Дрейк не слишком мелькала рядом с Флэшем, не так ли?

- Чисто технически, до того как мы прыгнули, я был из будущего, так как провел чуть больше дней, чем ты. Но это мелочи. Если говорить в общем... То тут всё достаточно просто - Уолли указал на огромные часы на фасаде административного здания и демонстративно оголил левое запястье, где скрывались обычные, потрепанные временем, механические часы. - Если я потеряю смартфон или он выйдет из строя - то это пол беды. Но часы важны как жизнь. Таймером отмечаю последнее точное время и дату, откуда я прыгнул. После же перевожу время на местное и надеюсь, что очередная моя пробежка в прошлое не окажется катастрофой.

В подтверждение своих слов, парень так же зафиксировал время и указал текущую дату. Вообще потеряться в прошлом довольно сложно.

- Ещё есть же газеты, теле- и радиопередачи. Да много где можно добыть информацию о том, какой сейчас день, месяц и тем более год. К тому же, если я попадаю в то время, где уже был... То можно сравнить костюм. Тебе не будет особо заметно перемен за месяц другой, но я это увижу. А если говорить о годах... Если прыгнуть на полтора года, ты увидишь мой прежний костюм... такой же, только... - тут Уоллес замолчал, грустно глянув на руки. Ему на миг, что вновь увидел красные ладони. Только не из-за перчаток, а из-за багряной крови. Где-то сейчас он убивает главаря одной мелкой банды, который решил, что бывший герой изволил шутить шутки.  И ведь это только начало. Где-то в этом мире так же живет родная сердцу Линда Парк. Кто бы что ни говорил, но быть маяком бегуна это многое значит. Этот человек навсегда отбирает кусочек места в сердце и не будет никогда изгнан. Что будет, если он увидит смерть Линды? Или любого другого человека, который ему безмерно дорог? Погрязнет ли этот мир в крови или его убьют быстрее? Там же, отхватив себе приличный кусок сердечной мышцы, теперь поселилась и мисс Дрейк.

- Всё в порядке пташка. Просто... показалось. Пошли, время не будет ждать. В какой-то момент ты меня не увидишь... но знай, я всегда приду к тебе... Кстати... - Уэст замолчал, не зная как перейти к главной теме. За то время, что они провели в доме, он ни разу не смог поднять этот вопрос. Но с каждым днем ему всё сложнее давалось отстраниться от Дины хотя бы мысленно. Мозг жгла мысль, что когда он всё исправить, мисс Дрейк, а точнее миссис Лэнс (так правильно же, да?), его даже не вспомнит. Точнее она будет помнить только какого-то очередного бегуна, которых не так уж и мало. Один из многих. Да и из-за тайны личности, которую он не раскрывал перед остальными членами Лиги Справедливости после своего триумфального возвращения, никто не будет видеть в нем Уолли. Печально ли это?

А между тем сейчас было очень важно, чтобы Дина поняла, что неминуемо движется к тому, чтобы стать маяком для Уэста. И не помешает ей освещать ему путь даже изменение прошлого. Ибо это было...

- Согласна ли ты, Дина Дрейк, стать для меня... нет, женой пока рановато. - парень усмехнулся, прогулочным шагом добираясь до церкви. Благо вокруг были деревья и кусты, так что со стороны довольно трудно было понять кто идет. Людей, впрочем, не было. - Проще это состояние назвать маяком. Если... я затеряюсь в Спидфорсе, то всегда смогу вернуться к тебе. Это как свет для корабля. Чтобы не убиться... Так ты согласна?

Спустя каких-то минут десять они оба стояли на своих местах. Дрейк чуть ближе к группе людей, что хоронили свою любимую маму, бабушку, жену. А Уоллес скрылся у всех на виду, вышагивая рядом с людьми, но при этом двигаясь с неимоверной скоростью. Не было ни спецэффектов-молний, да размытого чёрного пятна. Он просто двигался так, что люди для него стали в прямом смысле живыми статуями.

+1

19

И всё-таки как мало Дина знала о жизни вне своего привычного круга. Окружавшая действительность казалась простой как два пальца и понятной. Мир, фактически, можно было разделить на черное и белое. И пусть иногда всё смешивалось и становилось разных оттенков серости, но сориентироваться и разобраться у Дрейк всё же получалось… До встречи с Уоллесом, который казался инопланетянином, существующим по каким-то своим правилам в обход законов физики и банальной логики. И если раньше Дина бы практически со 100% уверенностью сказала, что Флэш – зло, которое надо прижучить, то теперь она ни в чём не была уверена. Голова совершенно отказывалась соображать в эту сторону. Это нормально, идеализировать человека, в которого влюблена, видеть в нем положительные черты и обходить вниманием недостатки. Но как бы она ни старалась сконцентрировать внимание на последних и расслышать тревожные звоночки, прямых отсылок обнаружить не удавалось. И вот это несколько настораживало. Но не настолько, чтобы становиться параноиком и искать в каждом слове скрытый смысл. Да, она наивная идиотка – может себе позволить, когда привычный мир обвалился за каких-то несколько часов, и теперь терять нечего. Идиотка, но счастливая.

Однако в те моменты она испытывала волнение, с которым не могла совладать. Её трясло мелкой дрожью, и причина тому не сверхъестественные возможности её парня и даже не специфика обстановки (хоть и путешествие со времени само по себе волнительно, особенно, если знать, чем оно может обернуться). По сути, она всё тот же брошенный ребенок, который искал встречи с родителями и, когда отыскивал и стоял на пороге дома, переживал. Понравится ли он им? Такой ли он, каким представляли его родители? А, у них еще и родственники есть? Что если родственники не примут?.. Это и десятки других глупых, но таких настойчивых мыслей обитали в голове Дины. И пусть реакцию родительницы на свое появление она не увидит, зато увидит её – женщину, которая произвела на свет и бросила, но которую, тем не менее, Дина считала матерью, хоть та таковой и не являлась в полном смысле слова. Хотела бы она знать причины. Или нет, не хотела. Причина в той женщине, а не в ней. Она была всего лишь ребенком.

«Ты не виновата», – повторяла она про себя в тщетной надежде успокоиться. Еще давным-давно Дина пришла к этой мысли и вдалбливала её в себя до тех пор, пока не поверила и не свыклась. Но от этого волнение не уменьшалось.

Рядом находился человек, наверное, единственный, которого бы в данном случае она могла назвать близким или дорогим. И который также терзался демонами, только своими персональными. Дина подняла голову и посмотрела на Уоллеса длинным оценивающим взглядом. Уголки губ дрогнули и едва заметно поднялись.

Конечно же я буду ждать тебя, глупенький, – она остановилась, сначала взяла парня за руку, а затем подошла вплотную и, встав на носочки, обвила руками его шею, – Убиваться, так вместе.
Он приникла к нему в долгом поцелуе, от которого сердце вновь радостно запрыгало, а дыхание перехватило. Дина не призналась, но потерять еще и его она была не готова. Ни сейчас, ни когда-либо в обозримом будущем.

Под церковными сводами было тихо и на редкость малолюдно. Дина вовсе не рассчитывала увидеть столпотворение, но мысленно готовилась ко встрече с родственниками, друзьями, коллегами, которых тут попросту не было. Вероятнее всего, её мать вела настолько уединенный образ жизни, что её уход из жизни не стал заметным событием. Или же она была настолько отвратительным человеком, что проститься с ней никто не захотел. Отчего-то последняя мысль принесла еле заметное, но облегчение. Почему-то Дине нравилось думать, что женщина, ставшая ей матерью, омерзительное создание.

Место на пустых скамьях было достаточно и в первом ряду, но она тихонько вошла и села на последний, у самого выхода. Поочередно посмотрела на спины каждого из присутствовавших, одновременно пытаясь представить, кем эти люди были для усопшей. Она слушала монотонную, казавшуюся бесконечной речь проповедника. Служитель Бога рассказывал о прекрасной жизни после жизни Земной – и губы Дрейк искривились в едкой усмешке. Откуда ему знать, куда отправилась та женщина? Когда настало время прощаться, собравшиеся поочередно подходили в гробу покойницы и вскоре направлялись к выходу, миновав место, где сидела Дина. Она рассматривала каждого – ни у кого из них на глазах не было слёз, фальшивая скорбная мина и не более. Она замечала вопрошающие взгляды на себе, но лишь опускала голову и сильнее сжимала пальцами складки на своей одежде. Когда все ушли, настала её очередь проститься с умершей.

Подойдя ближе, она поняла причину взглядов. За исключением цвета волос (про цвет глаз суть было нельзя) она – практически полная копия той женщины. Похожа так, как схож увядший цветок с только распустившимся. И от этой мысли Дине стало дурно. Она не хотела быть похожей на неё.

Из здания церкви она вылетела пулей.

Уолли, это была плохая идея, – проговорила она. Он обещал быть рядом. Он где-то здесь, пусть Дина его и не видела. Захотелось поскорее убраться с этого места, ни о каком присутствии на погребении и речи идти не могло. Она простилась, на большее Дина не надеялась и раньше, а теперь даже думать об этом не хотела, – Давай вернемся…

Куда? «Домой» – дома теперь у неё нет. А у него было место, которое он мог бы назвать домом?.. Об этом Дина раньше не спрашивала.

+1

20

Вы когда-нибудь двигались на скорости сравнимой со световой? Нет? Тогда любой бегун вам расскажет, какого это. Кажется, будто весь мир застывает. Превращается в театр восковых кукол, где слова - ничто. Их просто не слышно. Всю игру можно вытянуть лишь на мимике, жестах и эмоциях. Таким видит мир любой бегун, который не желает общаться с обычными людьми по тем или иным причинам. Для которых чужое внимание не желательно.

В таком состоянии был и Уэст, перемещаясь между заполненными рядами церкви, где отправляли в последний путь совершенно незнакомую ему женщину.  Святой отец что-то причитал со своего постамента, вознося руки к небу. Для Уэста он выглядил как очередная статуя, которую зачем то решили воздвигнуть именно здесь. На лицах людей застыли эмоции: грусть, печаль, тоска. Прослеживалась и боль утраты, что сковала душу человека. Например, вот та молоденькая девушка лет шестнадцати рыдала навзрыд. Черное одеяние делало её ещё более бледной, чем могло бы показаться со стороны. Глаза давно опухли от тяжелых слёз.

Или вот этот паренёк рядом лет десяти? Он так же одет в чёрный костюм и на лице его застыла печаль. Были заметны слёзы в его глазах, которые он так усердно пытался сдерживать. Паренёк несколько неумело пытается утешить девушку. Сестру ли? Или это его тетя? Впрочем, рыжему бегуну не было никакой разницы разбираться в родственных связях присутствующих.

Почему он был здесь именно сейчас? Потому что сопровождал на сей театр боли и печали свою девушку, которая по странным стечения обстоятельств приходилась этой своре родственницей. Предположительно дочерью усопшей.  Уоллес как раз обратил внимание на портрет у гроба. На миг ему показалось, что он видит перед собой такую родную сердцу Дину, но несколько постаревшую на десяток-другой лет. Однако это наваждение всё таки прошло, когда он заметил отличия.

Заглянув в гроб, Уэст тяжело вздохнул. На лице покойной, как ожидаемо это было, была умиротворенная маска смерти. Даже если он замедлиться до того, что станет слышать звуки вокруг, то эта маска с лица женщины ни спадет не на миг. И, как бы печально это не было, рыжий бегун ничего не мог с этим поделать. Однако в его душе не всколыхнулись какие либо чувства и эмоции. Казалось, что они ему чужды. И только краткий взгляд на мисс Дрейк позволил убедиться, что парень всё ещё чувствует.

Когда его взгляд скользнул по девушке, в душе несколько потеплело и Уоллес улыбнулся. Конечно же она этого не увидит никогда и даже не будет знать, что он так вот просто стоял и любовался ей, но... Неожиданно для самого себя, парень подмечает что-то странное во взгляде любимой. Ему даже пришлось подойти ближе, чтобы рассмотреть внимательнее. Её губы медленно шевелились, но на такой скорости довольно сложно читать по губам. Только оглядевшись, парень заметил направленные на любимую взгляды чужих людей.

Уэст тяжело и глубоко задышал. Перед ним встала довольно сложная задача - увести отсюда девушку и при этом не выказать того, что здесь присутствовал Чёрный Флэш. Уж такого внезапного появления ни то, что родные покойно не ожидают, даже священник может упасть в обморок и раньше назначенного уйти к праотцам. Но даже не это было важным. Мимо такого появления не пройдут и полицейские, так что давать им лишний повод для угнетения их двоих Уолли не хотел.

Решение пришло довольно быстро. По крайней мере по меркам других людей, но для бегуна Уэст даже слишком долго тупил. Резко развернувшись, он ухватил ладонь девушки и заставил её двигаться с точно такой же скоростью, как и он сам. В этот момент внимательно следящих за девушкой ждал сюрприз. Мимо как раз проходил мужчина в плаще. Полы его одеяния резко выметаются, закрывая собой обзор, а уже через миг скамья пустовала. Девушка просто исчезла. 

- Тише-тише, родная. Всё хорошо. Я здесь, я рядом - парень крепко прижал к себе девушку, удерживая её ладонь в своей руке, не позволяя ей вновь замедлиться. В таком состоянии ему быть было сложнее, но он старался сохранять невозмутимый вид. Будто он каждый день забирает других людей в мир сверхскоростных передвижений и не тратить огромное количество энергии на поддержания этого состояния мета-человеке с совершенно другой направленностью способностей. А то, что Дина Дрейк мета- неоспоримый факт. Разве что жизнь распорядилась иначе и теперь её способности подавлены либо психологически, либо физиологически. Но ведь это мелочи, не так ли?

- Не бойся малыш, они тебя больше не видят. - Уоллес огляделся, крепче сжимая ладонь девушки. Дрейк пожелала подойти ближе к "матери", так что Уэсту пришлось всё так же идти с ней под ручку. Словно просто очередная влюбленная пара, что проходила конфетно-букетный период отношений. Хотя... если подумать, то как раз этот период у них сейчас и был и Уолли совершенно не представлял, что же будет дальше. Сможет ли он всё исправить или пошлет Вселенную на собственный детородный орган.

- Время, малыш. Нам пора... - он повел девушку прочь из церкви, не желая видеть резко удивленные лица людей, которые всё же заметили исчезновение миловидной блондинки. Не желал он и давать девушке время на рефлексию, углубляясь всё дальше в негативные эмоции.

Как только они вышли за пределы церкви и вновь оказались на той же улице, где и появились ранее, Уоллес наконец-то позволил себе улыбнуться.

- Всё оказалось... не так страшно, как я думал. Теперь пора возвращаться, да?

Его охватил дикий ужас, когда проносясь сквозь воронку Спидфорса, парень почувствовал как скользнула ладонь девушки, резко сверкнув молнией с ладони. Уэст не успел среагировать и перехватить руку девушки, как она выпала из Спидфорса где-то позади. Уоллес только успел взглянуть на примерные события того времени, что фантастической картинкой проносились мимо, когда он пробегал рядом. Одно становилось понятно сразу же - прошлое. И когда он, казалось бы, прибыл туда же, где оказалась девушка, то не нашел её.

- ДИНА!!!! - закричал он на всю улицу. И эхом раздался его голос в вечерней тишине безлюдной улицы.  И только одинокий чёрный фургон парень не заметил, когда тот уезжал куда-то прочь.

+1

21

Падать с небес на землю всегда больно. Особенно, когда всё происходит настолько быстро, что не успеваешь сообразить, что случилось. Дина оказалась на пустынной готэмской улице в дном из тех районов, где по ночам разгуливают разве что самоубийцы. От соприкосновения с асфальтом колено саднило — упала она в самом буквальном смысле. Она невесело рассмеялась и попыталась подняться на ноги.

Ну и когда я теперь? – если с местом всё предельно ясно, то со временем придется еще разобраться. Находясь во временной воронке, точки первого прыжка они ещё не достигли, а значит, вероятнее всего, Дина находилась в собственном прошлом. В памяти всплыли слова Уоллеса о том, что нельзя пересекаться с собой. А посему вернуться в свою квартиру она не могла. Зато, по крайней мере, она не преступник (пока не преступник), и коллеги-копы не выслеживают её по всему штату. И в этом весомый плюс.

У неё не было при себе ни телефона, чтобы позвонить, ни кредитки, ни ключей от собственного дома или машины. Но это даже хорошо, в таком месте не успеешь глазом моргнуть, как отыщутся желающие отобрать твоё добро. А раз отбирать нечего, так может и удастся проскользнуть по улицам никем незамеченной?

«Ну да, надейся», – фыркнула Дрейк. Затем осмотрелась по сторонам, раздумывая, куда ей лучше двинуться. И, решив, что левый край улицы выглядит чуть более приветливо, чем правый, который вел всё дальше от благополучной части города, зашагала по выбранному маршруту.

Она сложила руки на груди и вжала в плечи шею. Было холодно, идти предстояло долго, зато она на свежем воздухе и у неё есть время обо всём хорошенько подумать. Поначалу Дина хотела остаться ровно на том же месте, где свалилась на дорогу. Однако впоследствии решила такой ход не самым умным — неизвестно сколько Уоллес будет искать момент вынужденной «высадки», не стоять же всё это время на улице, словно в ожидании чуда! В том, что Уоллес вернется за ней, Дрейк не сомневалась.

Ей нужно всего-то отыскать хоть один захудалый супермаркет или отель, где бы был телефон, и на том большая часть проблем осталась бы позади. Она узнает текущую дату, позвонит кому-то из знакомых и вскоре окажется в месте более симпатичном, чем захолустные переулки. Но все встречавшиеся ей заведения пестрели табличками «закрыто», всё чаще по дороге попадались бездомные, просившие подать на выпивку (самой бы кто подал!). А финальным аккордом в невезении стал дождь, крупными каплями падавший с неба. Дина забежала под козырек ближайшего крыльца давно заброшенной кондитерской. Пыль и паутина давно стали главными экспонатами на витрине. Пахло мочой и застарелой грязью. Зато здесь было сухо и видно всю округу со всех трех сторон и дождевые потоки, которые вскоре побегут по пешеходной дорожке, не поднимутся на уровень крыльца.

От холода зуб на зуб не попадал. Дина вздрагивала всем телом, но иных вариантов, кроме как переждать грозу тут, у неё не оставалось. Ей некуда идти, да и торопиться, в общем-то, тоже.

Дина Дрейк, – вдруг словно бы из неоткуда кто-то произнес её имя. Она всматривалась в темноту и только спустя пару секунд различила силуэт человека с зонтом, который остановился неподалеку от её укрытия, – Мы тебя повсюду ищем, а ты тут.

Она услышала смех. Недобрый, едкий и опасный. В голову закралось подозрение. Вдруг этот человек знает, кто она и что та Дина, что сейчас мирно спала в своей постели — вовсе не она. В глазах обозначился страх. Инстинктивно она сделала шаг назад, встав на самый край, отделявший сухую зону от слякоти за ней. Судорожно обернулась и увидела точно такие же приближающиеся мужские фигуры.

«Бежать!» – запульсировало в мозгу, в тот же миг она подорвалась с места. Если не можешь адекватно оценить силы противника, побег — не проявление трусости. Во всяком случае, убежать с места событий — решение не более глупое, чем переоценить свои возможности и проиграть. Рассекая по грязным лужам, Дина то и дело оглядывалась назад, надеясь разглядеть преследователей. Капли били по лицу, одежда насквозь вымокла.

В какой-то миг прямо перед ней загорелись фары автомобиля. Их свет ослеплял, мешая должным образом сориентироваться в пространстве. Её поймали, загнали в угол и, должно быть, мысленно уже предвкушали скорую победу.

Как бы не так, мальчики, – сбившимся от бега голосом прохрипела она, встав спиной к источнику света. Если с той стороны кто-то подойдет, он отбросит тень раньше, чем приблизится на достаточное расстояние. Дина приняла боевую стойку, готовясь постоять за себя. Колени чуть согнуты, руки подняты, чтобы защитить лицо. Она внимательно смотрела в темноту и выжидала.

Но разве кто-то говорил о бое, тем более честном? И если первое время Дина отбивалась от нападавших весьма успешно и не пропускала удары, то очень скоро преследователям это надоело, и вместо того, чтобы возиться с упёртой и пытаться «отключить» её в драке, они просто навалились толпой, в то время как один воткнул в шею шприц с препаратом неизвестного содержания. Дина спохватилась слишком поздно, коснулась места укола. Практически сразу тело её обмякло, и она без памяти шлёпнулась на землю.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Heavy rain


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC