Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Out of nowhere here comes the flash!


Out of nowhere here comes the flash!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/s0iGh.png
Venus Sivana, Barry Allen/Flash
Slippin' through the new day, trippin' on a two-way ticket down a one-way street.
Who's that cop cracking up crime? Stop the clock! Hope he gets here on time...©

Отредактировано Venus Sivana (2019-06-02 15:27:05)

0

2

Венера бы и не касалась ничего, что связано с лабораторией мужа, как и прежде, если бы  ни одно "но". И это самое "но" было таким значительным, что в  голове не укладывалось. У мужа был, конечно, набор реактивов, но к нему она никогда и не подходила близко. Ее не интересовала радиохимия, она в этом была несильна, и подумать даже не могла, что с  этим когда-либо могут возникнуть проблемы. Ее муж имел дело с этими  материалами постоянно, он точно знал все нормы безопасности при работе с ними, и его лысина не имела к этому никакого отношения, кстати. Так что ее так обеспокоило? О, ее беспокоила полиция, которая сказала, что лабораторные реактивы доставлены в Фоссет Сити из неустановленного источника, читай - "контрабандой" из города Централ Сити, нет никаких документов на сверхопасный груз, поставщик неясен, а сумма реактивов впечатляющая. Да и доставленные реактивы впечатляют - колбы с Цезием-137, высокорадиоактивным элементом, продающимся за солидные деньги в особых колбах, требующий предельной осторожности при транспортировке так, как способен возгораться на открытом воздухе...
Как только все это только выплыло на поверхность, Венера мгновенно связалась с мужем. Конечно же, первым ее вопросом была пресловутая фраза в духе "Тэд, ты. что, с ума сошел?!". Но доктор с ума не сходил, и все, что он делал было им самим четко для себя и окружающих регламентировано. Какой смысл  и резон ему был подвергать опасности и себя, и свою семью, и целый особняк,и город? Не то, чтобы Сивана прекрасно относился к людям вокруг и искренне всех их любил, но его семья была  для него единственным центром Вселенной, которую он вертел, как хотел.
И потом Сивана Индастриз влегкую могла себе позволить реактивов для экспериментов сколько угодно, поставщики всегда были официальными, контракты - прозрачными, все было максимально открыто и правильно потому, что это - совсем нешуточные дела. Стал бы  доктор хоронить свою репутацию, брать неизвестно что и неизвестно у кого. Да будет Вам, он себя слишком  любил для  этого!
А вот информация внутреннего расследования организации Венеру не обрадовала. Ну, и кому понадобилось то, что папа запрещает брать просто так не потому, что дорого, а потому, что опасно, а руки еще не такие пряменькие у кого-то? Правильно, младшим ее детям. О, они не так малы, чтобы не знать, что такое радиоактивные элементы, но очень амбициозны, чтобы обойти запрет и поставить-таки эксперимент, желательно на ком-то живом, может, на доставшем однокласснике! Папочкина школа, папочкины замашки, и его же характер. Видят цель - не видят препятствий...
По меркам бюджета, подписываемого ежемесячно на закупку реактивов, колбы с божественно-прекрасным металлом не выглядели фантастической дороговизной, однако, эта все еще дорогая составляющая привозилась по графику, с соблюдением правил и норм безопасности, отдельными службами, имеющими лицензию на это. И все было всегда гладко, черт побери! Ну, до сего дня...
- ... Они решили, что эксперименту быть, да? Они решили, я  не ослышалась? Что?! За сообразительность?! Тэдди, за все-про все это несколько десятков тысяч долларов..., но! Дело не совсем в этом! Да, я слышу тебя, но я сейчас еду в Централ Сити, меня пригласили в полицейский Департамент... Прилетишь первым рейсом завтра...? - она с раздражением теребила изящный браслет на запястье, - Не  то, чтобы ты прямо через край злишься? Таддэус, подожди, их предприимчивость тебе, мне и им самим довольно дорого обходится, тебе не кажется? Да, я тебя услышала, и я даже предполагаю, как решится данная ситуация, но это не отменяет моего визита в Централ Сити. Да, начальника Департамента зовут Бартоломью Аллен, скорее всего все гарантийные письма уже у него на столе, как и выводы внутренней проверки компании. И тем не менее, знаешь ли... Мне иногда их прибить охота, Младшего и Джорджию...
***
Старшие дети не были для Венеры Сивана такой проблемой, младшие же за последние полгода без малого пять раз вляпывались в истории, достойные  в последующем мемуаров-бестселлеров. А сейчас она направлялась по особому приглашению и, вроде, к ней и ее гениальным детям особо не будет претензий просто потому, что они - хоть сейчас претендовать на Нобелевскую готовы. да возрастной ценз не позволяет, и, вроде бы, они - уникумы без вариантов, но речь шла о практически контрабанде высокоопасного реактива. Пусть и по всем требованиям безопасности, но это было проплачено с  отцовских счетов, это было спланировано, был выделен отдельный маршрут для конкретной машины, и  это даже прошло учет в компании. Но... это все еще было аферой века в исполнении двух несовершеннолетних зведюков. А что же доктор Сивана? О, он поругается на них, конечно, но определенная доля их предприимчивости уже  отцу польстила. К тому же, да, не было проблем возместить ту же стоимость реактива  тому же бюджету соседнего города, правильно все оформить и даже замять с легкостью, присущей богу, а не человеку. А Венеру еще беспокоил вопрос того, что эта чертова партия ампул была не абсолютно безвредными блестяшками. Это - радиоактивный элемент, и никакой радости и эйфории от этого понимания она не испытывала, совсем...
***
Ее нарядное авто как-то не очень сочеталось с тематикой ее визита, и, хотя Венера, как всегда, была совершенна, на душе у нее скребли кошки. Нет, она не боялась ничего и никого, ей просто было чертовски неприятно являться в полицию из-за действий своих детей. И ладно бы еще, если б речь шла о чем-то более свойственном подросткам. Так нет же, эти маленькие демоны просто закупили партию недешевой радиоактивной базы  для своих экспериментов, и это не смотря на отцовский запрет. Ее сопровождали трое телохранителей, которые, откровенно говоря, и не знали, попытаться пошутить над всем этим или встать на ее сторону, чтобы она ощущала себя все же в ситуации неодинокой. Она отзвонилась секретарю супруга, тот пожелал ей ни пуха и ни пера, конечно же, тяжко вздохнув, а после она двинулась навстречу нелегкому предстоящему разговору. Полицейский департамент встретил ее буднично, хотя, конечно, фурор она произвела. Учтивая, благовоспитанная и ступающая так уверенно, Венера Сивана точно знала, куда ей идти, и знала, что будет говорить. Правду, если быть совсем точной. Весьма знаковая персона суету в коридорах и притормозила и спровоцировала одновременно, еще бы. И ей казалось, что ситуация - хуже не придумаешь, но нести себя с непоколебимым достоинством и гордостью она не переставала. В полиции она  хотя бы не слышала комментариев из серии "во мужику повезло, такая женщина". Повезло. как же! В ее доме было чересчур много гениев, и она от этого истинно страдала. Ей уже сто раз отчитались, что все данные, вся информация была предоставлена начальствующей персоне, а так же ей сообщили, где  он сидит, даже как он выглядит, расписали всю его карьерную лестницу зачем-то. Будто она собиралась им манипулировать? Еще чего ей не хватало, она в  эти игры  не играет. И степень одурения начальника Департамента ей тоже сообщили. Одурения от всей ситуации, конечно же.
***
Ох, задаст она трепку детям, когда вернется, а пока она уверенно цокала каблучками все ближе и ближе к кабинету начальника Департамента. Не  то, чтобы  она нервничала, и не то, чтобы  она исключительно переживала, наверняка, ему уже столько информации предоставили, которая в  итоге решит ситуацию в пользу научного воротилы, что ей уже просто было не о чем говорить сверх того, как она считает себя виноватой в случившемся. И ведь правда считала. Не в пример всем продажным приживалкам, Венера Сивана не позволяла себе отношений по расчету, и вообще, была  исключительно порядочной женщиной и толковой матерью. Но вот ее дети - это был открытый вопрос. Не самые худшие дети во Вселенной, но невероятно неординарные. И, Боже, лучше бы ее вообще никуда не вызывали, ну, или хотя бы не в полицию другого города и за что-то куда менее злодейско-гениальное нежели контрабанда радиоактивного цезия себе для развлечения. Это был за долгое время  одновременно самый идиотский и самый весомый повод, в связи с которым она слышала стандартное "Миссис Сивана, это ...указать имя-фамилию... по поводу Ваших младших детей"...
***
Она совершенно уверенно постучалась в дверь с нужной табличкой. Наверняка, ее уже ждали, и, наверняка, уже были предупреждены, что она внутри. И потому, получив приглашение войти, она бесстрашно сделала шаг вперед, попросив свою охрану остаться за дверью.
- Добрый день, мистер Аллен. - о, она не корчила из себя  ничего, не давила неуместную улыбку, она просто вошла в открывшуюся дверь.
В строгом костюме нежно-небесного цвета, который стоил целое состояние, совсем не выглядевшая на свои сорок с хвостиком, эффектная блондинка в облаке дорогих духов, приехавшая по первому требованию - мать близнецов, жена доктора - явилась. И было в  ней вместе со всем этим что-то совершенно простое, не свойственное такое статусности. Кажется, это было что-то от обычной матери обычных детей, без наворотов. А, что, она не должна быть адекватной и заботливой матерью при своем положении? Ну, некоторые всерьез полагали, что так. А вот сама Венера полагала по-другому...
И кто был перед ней? О, голубоглазый блондин, весьма обольстительный, совершенно точно напомнивший ей ее старшего сына. Что ж, это даже  облегчало ситуацию. Обычно с мужчинами постарше у нее так или иначе возникает ситуация, когда  они вкрадчиво интересуются тем, а хорошая  ли Венера Сивана  жена, преданная  ли, верная  ли, не желает ли она еще кого-то рассмотреть в  любовном смысле. И как же  ей  это опостылело! Она понимала, что она сама  - словно лакмусовая бумажка, словно выявляющая с помощью своих очень женственных и дурманных чар истинных прелюбодейцев. И она сама отвращалась тому, как легко у нее это выходило. О, эта женщина могла бы сойти за ту, что девочкой выскочила за мужика себя на десять лет постарше, да с видными заслугами, да за умного, да за небедного, да четырех детей ему нарожала, да что с нее такой взять-то? Но нет, не выскочила, не охомутала, не вытянула всю душу и деньги. Это была  иная история, для некоторых - невероятная, но другая. Венера не умела быть неискренней, ей неведома была фальшь в таких вопросах, и, конечно, она  любила  этого человека тогда и спустя столько лет. И ее дети - не обуза, не способ уцепиться за причитающиеся 50 процентов наследуемого в случае развода...Господи, какая гадость все  это! И потому перед начальником стояла  женщина, гордо несущая себя, но видно было, что ситуация ее не то, что не радовала, а в ужас саму повергала! Вчера, как узнала, так вообще полночи в себя прийти не могла. Но настало утро и визит был предрешен, а потому  она была  здесь, надев личико. И она не напирала, она  не визжала, переходя на ультразвук, не размахивала вечно-зелеными деньгами, не сыпала словами о том, кто ее муж, как  очень любят делать это дамочки, замужние за видными дядьками. Да и чем ей было крыть? Что ее дети - не  от мира сего было очевиднее некуда, и за  ними уже был ряд случаев. который доказывал их вящую неформатность. Дети, которые с легкостью уделывали остальных ровесников и не только ровесников по умственному потенциалу, с норовом, правда, с  гонором. А здесь вся схема запнулась всего об один единственный факт: факт того, что ампулы с радиоактивным цезием пришли не в здание Сивана Индстриз, а непосредственно в дом доктора. Нет, у него была, конечно, лаборатория в подвале, но поставлялось туда все необходимое собственным спецтранспортом, а ни какой-то левой конторой. Эх, запоролись на мелочи, ей  Богу!
***
Что ж. разговор ждал не из легких,скорее, дело было даже в другом. В самом факте того, что ее драгоценные дети впутались в такую историю. В небезопасную историю, в  историю, достойную боевика. И в чем-то она даже не удивлялась своим-то детям, правда, ситуацию это сейчас  никак не характеризовало с положительной стороны. Уж обстоятельства были не из самых простых, да меньше мороки было бы, если бы детишки с кем-то сцепились, чем вот эта канитель с нехило закрученной сюжетной линией.
- Мой муж не смог присутствовать на нашей встрече, мистер Аллен, потому, что у него неотложные дела, но он вылетит первым же рейсом завтра, и явится  на  объяснения, если это будет необходимо. - она проговорила  это, вздохнув, конечно, будь тут Таддэус-старший, то и встречи бы скорее всего не состоялось, все было бы решено иначе, но, возможно, то, что она была сейчас здесь, было все же более правильным решением. Это было прецедентом, в соответствии с которым ее младшие дети научились бы раз и навсегда думать впредь о том, каких игры  они ведут и что за сим может последовать. Ее  это осознание радовало и раздражало одновременно, но для мистера Аллена  она была совершенно спокойна и в  то же время  не скрывала своей удрученности в виду сложившейся ситуации. прямо не в пример всяким золотым барышням.
***
Собравшись с  духом, она ожидала всего, что ей предстояло пройти. Разговор, в котором, конечно, никто не позволит себе на нее рявкнуть и тявкнуть, но никто и не сделает ей никакого дерьмового предложения, рассчитывая на ее скудоумие, возможно. Это чертовски радовало,а мистер Аллен не походил на человека, способного пойти на такой мерзопакостный подкуп, на который она и сама  никогда не шла  ни в каких делах. А посему  ей оставалось просто подождать, пока ее собеседник начнет говорить.

Отредактировано Venus Sivana (2019-06-02 23:20:18)

+2

3

То, что Сингх теперь был в курсе, что Барри является Флэшем, одновременно и играет Барри на руку, и создает лишние проблемы. Теперь ему не нужно объясняться, почему его часто не бывает на рабочем месте, как он успевает за час сделать недельную работу или почему иногда выглядит так, будто на его плечи рухнул весь небесный свод. Да и Хартли теперь Сингх отпускает “на супергеройские подвиги” без особых скандалов, хотя по-прежнему крайне неодобрительно относится к людям “в маскарадных костюмах”. Но одновременно с этим у Барри появляется гораздо больше обязанностей. Например сейчас, когда Сингх и Хартли уезжают в медовый месяц, с которым и так затянули чуть ли не на год, капитан решает оставить Барри вместо себя. И это ни в какие ворота. Да, Аллен уже несколько свыкся с ролью начальника экспертного криминалистического бюро полиции. Но исполнять обязанности капитана - это за гранью. Если с детективами Барри в состоянии справиться, то что с оперативниками? С патрульными? С убойным отделом? Это как-то слишком. Лучше бы он поставил Дэррила. Но нет. Дэвид ставит Барри, потому что Барри - Флэш. Потому что он может просчитать вероятности. Потому что он может за секунду войти в курс любого дела. Это разумно, но… Но кто вообще примет Барри всерьез?
Его и не особо принимают. Барри слишком молод. Хотя… Сингх в этом возрасте и стал начальником. Но одно дело Дэвид. Дэвид - жесткий руководитель, отличный тактик и стратег, хороший политик. Дэвид отлично контролирует свои чувства и мимику, и иногда кажется, что он не человек, а машина, а иногда… Иногда он орет так, что голову в плечи втягивают даже бывалые и много видавшие оперативники. Барри так не умеет. Максимум, что может Барри, это не улыбаться. А этого мало. Вслух, конечно, никто ничего не говорит, но Барри все и так знает. И единственное, что уберегает его от подколов и шуток, так это “близкое знакомство с Флэшем”, которое действительно является неплохим бонусом. Да и Дэррил помогает, как может, давая ценные советы по поводу того, как вести себя с подчиненными.
Первая неделя проходит нормально. Несколько ограблений, с десяток вызовов на дом. Ничего серьезного, с чем бы Барри не смог справиться. Вторая неделя сложнее, потому что нос высовывают Негодяи, и Барри приходится влезать в костюм, одновременно создавая видимость присутствия на рабочем месте. Это криминалист Барри Аллен мог быть черт знает где черт знает когда, главное, чтобы вовремя результаты предоставлял. А вот временно исполняющий обязанности начальника полиции обязан присутствовать. Так что к концу второй недели Барри уже несколько выматывается, потому что его двойная жизнь никогда не была настолько...двойной. Но третья неделя еще хуже, и все потому, что в департамент поступает звонок из службы госбезопасности. И вот к этому жизнь Барри абсолютно точно не готовила. Он вообще не думал, что ему придется столкнуться с другими службами, потому что сферы влияния уж слишком разные. Белые воротнички, госбезопасность, ФБР - это все где-то так, далеко. И дела полиции их точно не интересуют, потому что “они слишком круты”, чтобы разбираться с тем, что происходит на улицах. Птицы высокого полета. И тут вдруг такие звонки.
...Барри встречает двух людей в черном в своем - временно своем - кабинете. Эти парни как из кино, и костюмы на них стоят только, сколько Барри не зарабатывает за год. Они передают Барри дело “особой важности” и “просят разобраться”. При этом смотрят на Аллена, как на… В общем, теперь Барри понимает, почему после подобных визитов Сингх хочет всех убивать. Барри тоже хочет. Особенно когда ему непрозрачно намекают, что надо соблюсти абсолютно все формальности и протоколы, но таким образом, чтобы нарушители отделались штрафом и испугом средней степени тяжести. Это бесит. И этим двум парням очень сильно везет, что они уходят до того, как Барри открывает папку.
Очень хочется позвонить Сингху. Прямо очень. Спросить совета, пожаловаться, поорать и успокоиться. Но Барри сдерживается - капитан заслужил отдых как никто другой, да и Хартли тоже. Портить им романтический отпуск вовсе не хочется. Им очень сильно досталось. Сколько лет они тайно встречаилсь? Три? четыре? Сколько раз Хартли в слезах залетал в комнату Барри и прятался у него под одеялом, потому что ссорился с Дэвидом из-за этих самых отношений? Нет, об ориентации начальника знали все, и это никого вообще не волновало. Дэвид был лучшим начальником департамента за последние лет тридцать, и полицейские это умели ценить. Но вот его выбор… Дэвид стыдился Хартли, и это все портило. Барри часто выступал буферной системой в их отношениях, и вот наконец-то у этих двоих все получилось. Так что в итоге Барри набирает совсем другой номер, и этим же вечером сидит у Дэррила в гостинной, обложившись коробками с пиццей и ведрами мороженого. Фрай сразу понимает, что у приемного сына проблемы, и внимательно его выслушивает. Советы нужны Барри как воздух, потому что он не знает, как поступить правильно. Он уже просчитал все вероятности, но все равно не знает.
На следующее утро Аллен инициирует расследование. Департамент гудит, как растревоженный улей, и Барри с огромным трудом удается всех успокоить. Нет ничего хуже слухов, и эти слухи все ползут и ползут, извращая историю совершенно невообразимым образом. Расследование Барри проводит по правилам, и понимает, что одним штрафом здесь не обойдется. Никак не обойдется. Дело значительно усложняет то, что нарушители оказываются не просто “золотой молодежью”. А несовершеннолетними. И чем глубже Барри роет, тем больше недоумевает - как вообще такое дело оказалось у обычных копов, еще и Централ-Сити? По идее это дело центрального бюро, а никак не отдельного департамента далеко не самого крупного города.
Барри ждет чету Сивана с самого утра. Он точно не знает, когда они приедут, поэтому и отлучиться толком не может. А хочется. Хочется махнуть на все рукой, вернуться в лабораторию и расследовать дальше вчерашнее жуткое убийство. Улик  - всего три, и все такие, что надо покопаться. И копаться Аллену и Флэшу. Еще и вскрытие… И отчеты. Отчеты, которые нужно собрать со всех отрядов, подшить, запротоколировать, отметить печатью и отправить в архив. Дел много. Но вместо этого Барри сидит и гипнотизирует часы, пытаясь предположить, что по меркам сильных и богатых означает “с утра”. Но к его легкому удивлению (приятному, стоит сказать), ждать долго не приходится.
- Добрый день, мистер Аллен.
Вошедшая в кабинет женщина очень красива. Той самой глянцевой красотой модных журналов, только не отретушированной и не подкорректированной пластической хирургией. Как судмедэксперт Барри видит это сразу. Как вести себя с такими женщинами он и близко не представляет, поэтому соблюдает стандартные правила - всает, когда дама заходит, предлагает ей сесть. И только потом садится сам.
- Добрый день, миссис Сивана. Присаживайтесь. Что ж, жаль, что вашего супруга здесь нет. Ему в любом случае придется со мной побеседовать, и чем скорее, тем лучше. А пока что предлагаю сразу перейти к делу. Согласно закону вашим детям грозит колония для несовершеннолетних в худшем случае, или два года визита опеки в лучшем. То, что они сделали, нарушает сразу несколько законов, и суд это игнорировать не будет, - Барри делает паузу, припоминает слова про штраф и едва заметно хмурится, - Я тоже не собираюсь. Незаконная покупка радиоактивных веществ в личных целях без соответствующих бумаг, нелегальная транспортировка в ненадлежащих условиях. И так как груз был доставлен вам домой - еще и незаконное хранение. Нам сообщили, что у вас есть оборудованная лаборатория, но это ничего не меняет. Думаю, вы сами это прекрасно понимаете. Более того, маршрут пролегал рядом с аномалией Спидфорса, и вам очень повезло, что аномалия никак не отреагировала… Ваших детей будут обвинять по восьми статьям, миссис Сивана. Опека и вовсе может захотеть лишить вас родительских прав. Так что… мне бы очень хотелось услышать, как такое вообще могло произойти. И зачем вашим детям это вообще потребовалось.
Барри не пытается угрожать или запугивать. Просто обрисовывает ситуацию такой, какая она есть на данный момент.

+2

4

Когда  она  шла на встречу, она волновалась, как порядочная мать, она себе места не находила, когда все выяснилось, хотя и всем было сразу  очевидно, что детишки ни от мира сего, у детишек очень известный папа, у папы много денег и статус, и, скорее всего, все  это спишут в утиль, ситуация решится самым малокровным образом, и, вообще, мамочке незачем дергаться. Но она дергалась потому, что искренне считала это своим недосмотром, выраженным в балованности, опираясь на которую дети и позволили себе получить желаемое вопреки всему. Но надо сказать для справедливости, что Венера не баловала младших так сильно, зная, что тормозов у них, ну, в природном понимании слова просто нет. И все же они получали-таки солидную дозу отеческой нежной  любви и уверения их самих в  том, что им - можно все, они - особенные. Они были особенными, но нужно же было знать границы хоть немного, и Венера искренне корила себя  за  то, что границы  эти детям обрисовать до конца так и не смогла. Бьютия или Магнификус  никогда бы  не сделали ничего подобного, зная, как будет нервничать мама и как будет опечален папа, но Джуниор и Джорджия - это совсем иная порода, они в  глубине душ терзались тем, что родичам свалилась на  голову проблема, но они же  точно знали, что решить это дляя папы- плевое дело, а мама - максимум поругается, как ни в себя. И все успокоятся, как и не было ничего. И это была  их самая херовая черта  характера, даже не присущая  их отцу...
***
- Да, мистер Аллен, я понимаю всю серьезность ситуации, поверьте мне. Мой муж явится, как только сойдет с трапа самолета. - она была не из тех истеричек, которая будет ныть, подключать свою женскую харизму, изображая из себя несчастную и безутешную, когда на деле это - просто маска, прикрытие. Нет, Венера - не из этой породы.
Она была уставшей из-за  того,что почти не спала на нервах, и серьезной, не имея права, как мать, подать и виду, что она - такая невероятная и особенная  леди, жена серьезного человека, способного все  это решать. Честно? В глубине души она боялась, что о ней могут так подумать. И хотя безграничная нежность к ее детям затмевала ей  глаза частенько, она понимала, что вот сейчас  эти двое так переборщили, что выпорола бы их отцовским ремнем по первое число. Даже, если считала  это непедагогичным.
- О серьезности статей юрист, предоставлявший Вам все  документы, меня уведомил, и мне искренне страшно, что мои дети могли наворотить таких дел. Я, конечно, знала, что их научный интерес несоизмеримо велик, но, чтобы  они настолько прониклись тем, что хотели сделать - впервые. Я не защищаю их этим фактом, я хочу сказать, что прежде так сильно их не замыкало на их будущий профессиональный интерес... - она вздохнула, по лицу ее явно читалась горечь, с которой ей давались эти слова, - Как  это могло произойти? Что ж, я  изложу Вам все, что мне известно из рассказов моих детей и из результатов внутреннего расследования, проведенного службой безопасности компании. Хронология событий, как нам удалось установить, выглядит так, мистер Аллен: у меня четверо детей, старшие мои дети - уже взрослые, младшие - двойняшки-подростки, Таддэус Сивана-младший и Джорджия Сивана. Мои младшкие дети невероятно тяготеют к науке, унаследовав отеческие способности к  этому. Подходы и методы решения у них стандартными никогда не были, и, хотя им прочат огромное научное будущее, сейчас  это чаще доставляет проблемы разного толка. До сегодня это еще укладывалось в рамки приличия и закона, за  это можно было отделаться нравоучениями, но в этот раз ситуация значительно осложнилась. Мои младшие дети с самых ранних лет имели виды на Нобелевскую премию, да, понимаю, звучит странно, но - правда. В последние пару лет они пристально следили за вручением этой награды, в  том числе за вручением награды их отцу, и, если говорить простым языком, поставили себе цель стать самыми молодыми лауреатами этой премии. Мы с мужем провели с  ними беседу на тему  того, что премия - это награда за высшие достижения, а не приз за самые мощные амбиции, провели беседу, и мы посчитали, что они приняли это к сведению. Я согласна с  тем, что у них есть ряд изысканий, которые солидно выходят за рамки школьных олимпиад, но получать престижную награду научного мира  они так и так пока не могут - слишком молоды, чтобы доказать научную эффективность своих методов, особенно учитывая, что доказательная база основывается на работе с небезопасными реактивами. В частности с радиоактивным цезием, как стало известно. Я миллион раз говорила, что с научной же точки зрения работа с радиоактивными соединениями таким молодым людям просто-напросто запрещается. Обменные процессы, высокая  доля риска, но это для них - не аргумент. Их характер и их упертость - невероятна. Я и подумать не могла, что они загорелись идеей-таки провести успешный эксперимент, и доказать, что их амбиции - это не так себе хотелки, а научный поиск, применения навыков и знаний, и результативный эксперимент, конечно же. И для  этого им был нужен опасный реактив, в котором мой муж им отказал, из домашней лаборатории, к которой у них был доступ, реактив был перенаправлен по всем правилам в хранилище компании. Достать реактив оттуда даже моим детям было сложно, муж позаботился об этом. И тогда они решили сделать ход конем, как стало известно. И они со своей не по годам дюжей смекалкой решили задействовать папины расчетные счета, реквизиты компании и заказать недостающий реактив, привлекая к этому компанию. Это они и сделали, как бы глупо это не звучало... И, да, комитете после всего этого... согласился рассмотреть результат проведенных с цезием манипуляций, какая дурь по моему глубокому убеждению... - в  довершении она  горько усмехнулась, мысленно проклиная этих чертовых членов комитета по вручению Нобелевской за то, что они так играючи вдруг решили обратить на ее детей внимания, ну. а как же, вот это событие, вот это резонанс, вот это тяга к науке...вот это результат! Когда ее дети по уши влипли в отборное дерьмище, конечно же. Уж за что им теперь дадут Нобелевку, если все же дадут - и думать страшно.
***
Согласно бумагам и отчетам, предоставленным компанией, было несколько спорных моментов по тому, каким транспортом доставлялись реактивы, как  они перегружались на фирменные специальный транспорт компании, возник ряд спорных моментов  относительно  того, как реактивы попали в  дом доктора, в лаборатории и так далее. Но вместе с тем ни на одной записи, ни на одной камере дети не фигурировали, за конспирацию им следовало выписать премию, хотя матери хотелось выписать им отборных, ядерных звездюлей. Если подумать, то все  это действо было затеяно только, чтобы удовлетворить подростковый максимализм, доказать стандартно по-детски всем свою компетентность и гениальность, в последней, к слову, ни у кого ни претензий никогда и не было...
Венера  еще раз вздохнула, и продолжила, говорить спокойно, совсем отстранено она  никак не могла, но держалась с  достоинством, даром, что ее дети сами себя впутали в  это во все. Себя она не жалела в этой ситуации, чего жалеть? А вот ее дети для нее были куда важнее,и, хотя она понимала степень их виновности, со счетов  она им  это не списывала, тем не менее ее трясло одновременно и от злости на них и от жалости к  ним, к тому, как их, умных, в сущности губило безрассудное эго. Многократно превосходившее эго их отца в их возрасте, непослушное и злое, и это ее пугало.
***
- Мои дети очень разные по характеру, со старшими младшие - как небо и земля. Джуниор и Джорджия слишком похожи на моего мужа, сфера их интересов - передовая наука, не опробованные методы и решения, инновационные подходы, и эксперименты. Мы с ранних лет предполагали у них научный интерес. Таким образом их рвение было быстро направлено в интересующее их русло. У нас не принято пихать детей в те сферы развития, в которых они не способны развиваться и не будут иметь реализации, мистер Аллен. Не представляю себе своих младших детей, к примеру, эффективными банковскими аналитиками, не вижу их в  этом, как и они сами. Относительно воспитания детей в нашей семье особо не было разногласий. Муж довольно строг с детьми, хотя двойняшкам всегда дозволялось несколько больше, нежели старшим детям. Вопрос дисциплины и субординации оставался неизменным, но уровень допустимой самодеятельности точно у них разнился. Честно сказать, я полагала, что младшие дети - - это всегда менее завышенные требования и более высокий уровень балованности, и думала, что это - тот самый случай со стороны моего мужа. впрочем, не могу сказать, что они не отхватывали разговора на очень повышенных тонах, что дома практически не практикуется. Строгость, но ни ор...
***
И впрямь, исходя из информации  о докторе Сивана в пресса, кричащим его было представить довольно сложно, Венера не слукавила, когда сказала, что с  детьми он бывал строг, ультимативен, радикален даже, но то, чего не дозволялось, скажем Магнификусу, Джуниору сходила с  рук. Почему? Только отцу были ведомы истинные корни мотивации младших детей, так похожих на него. И потому  он спускал им с рук довольно многие вещи, спускал с  рук, не преминув снабдить разъяснениями, но какими? Поздние дети? Нет, они не были настолько поздними для  Доктора, но его безоговорочными лапушками они точно были. И отсюда вытекало чертово море проблем. Но до сего дня Венере удавалось их контролировать, во время  одергивать. Чтож, границу  они перешли, ведомые слепой жаждой признания собственного гения, ее  это расстроило, она считала  их куда  более умными и тактичными. Нет, им подавай все здесь и сейчас! Это - прекрасное качество для  творцов, но... отвратительное  для детей.
- Откровенно говоря, мой муж ни в восторге  от того, что случилось. Вопреки его ухмылке о факте сообразительности его младших детей, ситуация вообще не вызывает радости, я понимаю. Простите, ... Вы сказали аномалия Спидфорса? Я далека  от науки в  отличие  от мужа и детей, не могли бы  Вы  пояснить мне хотя бы в двух словах, что это за аномалия такая...? Полагаю, что ничего хорошего бы  от контакта аномалии и реактива не произошло, конечно, и все же?- она слышала  это слово впервые, куда ей до знания  таких тонкостей, но слов  о том. что ее  дети могли быть причастные еще к чему-то более  глобальному и смертоносному, ее совсем расстроили. Или... это было частью их плана, черт побери?! Отчего-то на минуту у нее такая мысль проскользнула, и ее аж передернуло.
Восемь статей ее и вовсе не  обрадовали, нет, она не сомневалась, что они наворотили там херову гору, но сама цифра не оставляла ее в покое. Да, ее юрист тоже ей  об этом говорил, однако, он совершенно спокойно и пространно рассуждал о том, что ответственности там не будет, конечно же, намекая на совершенно легкое решение вопроса. Легкое, с их связями - легкое, но Венере не нравилась вся ситуация, не нравилось все - от содеянного до мрачных тонов, в которых все  это было обставлено, и не нравилось то, во что это вылилось. Другая барышня на ее месте могла бы начать гнуть понты, держалась бы, как дорогая содержанка, и точно бы сыпала статусами и связями налево и направо, такая манера поведения  обычно была  для  таких особ нормой, как и отсутствие мозгов у таких особ часто было совершенной нормой. Нет, эта женщина не позволяла себе такого унижения, такой репутации себе, своему супругу, считая  это не просто дурным тоном, а совершенной мерзостью. Она не была светской  львицей, не была избалованной идиоткой с машинами, шубками и побрякушками по цене произведения искусства. Она была на десяток лет моложе супруга, и прошла с  ним его путь  от видного амбициозного ученого до признанного гения современных технологий, но никак не могла позволить себе хоть чем-то подорвать его репутацию. Барри Аллену невероятно повезло видеть перед собой ни клише, а человека. Это была ни гонористая потаскуха, обласканная папиком по первому же требованию, а женщина, жена и мать, замужем,к слову, ни за самым легким для восприятия и понимания человеком. И в первую очередь перед ним была мать, сожалеющая  о том, что не предусмотрела  эту ситуацию, но и которая  не снимает со своих детей  ответственности за содеянное, хотя сами  они гораздо больше радовались успеху эксперимента, их вообще не пугало что-то там  относительно какой-то там кары по нормам законодательства, пф, да попробуйте, мы тут гении, вообще-то, папа у нас - почти Бог, да, давайте, понаезжайте еще, сравняем  этот городок с атомной пустошью, и, вообще, улетим на Венеру от всех! Ох, как ее это злило на самом деле. Даже пугало ее все меньше, чем злило.
- Опека была у меня уже вчера, мистер Аллен. Знаете, я  ожидала  от них минимум упреков в  том, что я никудышная мать, а вместе с тем  они считают, что мои дети не по годам сообразительные, Господи... - она скривилась, что ей совершенно не шло, было видно, что с одной стороны ей и легче, что никто не ставит вопросов  о лишении ее замечательных гениальных собственных детей, но с другой стороны ее раздражала позиция воспевания их гения даже, если они натворили отборной дичи. Ее, как мать это ввергало в смятение. - Меня не обрадовало то,что при разговоре с моими детьми они умилялись тому, что в пятнадцать такое провернуть - мозги нужны. Мозги, мистер Аллен! А, чтобы  этого не сделать вообще, мозги не нужны...?!
***
После она притихла, ожидая информации от своего собеседника, она уже видела все фирменные папки на его столе, все сброшюрованные материалы проверки, дополненные электронными носителями, все эти эксклюзивные ламинированные доверенности, пояснительные, маршрутные листы, номера, пароли и явки. Она видела, какие стопы документов были представлены, как хорошо сработал юрист, да нет, целый  отдел, как славно сработал техотдел, как прекрасно сработали специалисты, давшие все необходимые заключения, но... Венере все это нисколько не помогало. Ее поддерживал старший сын, который уже был на полпути сюда,  бросил тренировочные полеты и мчался в Централ Сити, чтобы дать объяснения по фактам, которые ему известны, и встретить мать ближе к вечеру потому, что они - одна семья. Старшая дочь прервала свое участие в организации нескольких будущих конференций, чтобы вылететь домой, муж отказался  от проведения второго дня научного собрания, ему предстоит только открыть мероприятие, и оставить презентацию технологий на свой ученый состав. Завидная черта держаться вместе, которой не хватает очень многим. О младших речь не шла - домашний арест для них был обеспечен, приставлена  охрана, все меры безопасности и полная невозможность никуда выйти. чтобы  они прочувствовали-таки, что перегнули палку, хотя и такие репрессивные меры ранили мать в самое сердце. И оно разрывалось между надобность воспитательных мер и страхом, этого она не скрывала.
Но весь разговор шел о более, чем серьезных вещах, все, что она  знала - она  изложила, ей не было резона что-либо скрывать на самом деле. Произошедшее ее, как мать, выбило из колеи. даже, если она пыталась держаться  более, чем достойно. Никакой шутки-прибаутки, только уголовные статьи. И можно было, наконец, сказать, что дети во истину доигрались. В те игры, в которые им играть совсем не следовало, к тому же  они не могли не понимать того, что они делали. Они были вменяемы и в твердой памяти, и невероятно самонадеянны. Объясните матери, что там на счет большого счастья, когда дети идут к своей цели, не взирая  ни на какие преграды...

Отредактировано Venus Sivana (2019-06-15 13:55:06)

+2

5

Миссис Сивана выглядит уставшей, и по хорошему бы отпустить ее в отель, чтобы отдохнула. Но времени, увы, нет, на Барри давят обстоятельства, и делу необходимо дать ход уже сегодня. Иначе его инициируют уже другие, не столь добрые и сговорчивые инстанции. Хотя… Полицию Централ-Сити нельзя назвать сговорчивой. Во многом, конечно, благодаря капитану Сингху. И… Да, лучше бы здесь сейчас был Сингх. Барри с его прошлым вести это дело явно будет сложно. Нежелание устраивать проблемы семье уже борется с принципом соблюдения законов. А дальше будет только хуже.
Миссис Сивана начинает рассказывать. Диктофон на столе мигает зеленым, показывая о том, что все сказанное пойдет в протокол. Пометки лично для себя Барри тоже делает - но со скоростью Флэша, так что Венера попросту этого не замечает. К тому же свой личный блокнот Барри на столе не держит - там не только записи по расследованиям, там еще и записи дел Флэша. И, как это ни прискорбно, теперь в список тех, за кем будет необходимо тщательно следить в случае присутствия в черте города, попадает и все семейство Сивана.
- Не мне судить о вашем методе воспитания, миссис Сивана. Но если будет заведено уголовное дело, что, увы, вполне вероятно, о Нобелевской премии ваши дети могут забыть. Они, кажется, не учли того, что моральный облик кандидатов для комитета имеет значение. Иначе бы мистера Уотсона, открывшего ДНК, не собрались бы лишить награды… А ведь он всего лишь допустил расистское высказывание. Ваши дети совершили серьезный проступок. Само собой, о премии они забудут не навсгеда, а до истечения срока давности согласно той статье, по которой их будут обвинять. И мне кажется, что это будет для них наиболее суровым наказанием. По крайней мере если судить исходя из ваших слов.
Пока что миссис Сивана не говорит ничего, что изменило бы мнение Барри о ее детях в лучшую сторону. Скорее наоборот. Барри таких уже встречал. Невероятно умных, безумно талантливых… и абсолютно беспринципных. Если в таком возрасте эти юные создания нарушают закон и не думают о людях, то что будет потом? Венера права. Они гениальны для своего возраста - но слишком молоды, чтобы понять, насколько выше их ответственность перед людьми. Все эти вопросы силы, ответственности… Наверное, “Звездные войны” эти юные дарования не смотрели.
- Так что можете меня проклинать, миссис Сивана, но тут я соглашусь с тем, что распоряжение Министерства о возбуждении дела не лишено оснований. И пока что… Не скрою, я склоняюсь к тому, чтобы выдвинуть обвинение. Ваши дети, конечно, неплохо заплатили перевозчикам. Они молчат, их обвинять не в чем, потому что бумаги были оформлены на имя вашего мужа, и оплата производилась с его счета. Так что им крайне невыгодно сообщать о том, что их наняли несовершеннолетние… Но если потребуется, мы попросим Флэша связаться с Дианой. Как вы знаете, показания, полученные при помощи лассо истины, принимаются судом как неопровержимые. Ваш юрист, конечно, всячески намекал мне на то, чтобы я решил с вами этот вопрос миром. А в идеале вообще не допустил открытия этого самого дела. Мол, за это мне будут причитаться и бонусы, и благодарность вашей семьи… Так что я очень советую вам сменить адвоката, миссис Сивана. Иначе мне придется добавить девятую статью о даче взятки и попытке подкупа лица при исполнении.
Конечно, доходить до этого не хочется. Как и запугивать несчастную мать еще сильнее. Но Барри просто хочет дать ей понять, что… Что ни деньги мистера Сиваны, ни его репутация здесь не сработают. Централ-Сити всегда был и остается городом весьма странным. Это не Метрополис, где рулят сильные мира сего, обладающие властью, репутацией и деньгами. И не Готэм с его разгулом преступности, где за деньги можно купить любое оружие. У Централ-Сити своя история и свои особенности, и если кто и имеет здесь реальный вес помимо всенародного любимца Сингха, так это профессор Стоун. Который тоже мягко говоря не рад тому, что в непосредственной близости от его испытательных станций и лабораторий провозят опасные вещества.
- Надеюсь, ни вы, ни ваш муж не будете препятствовать расследованию. Аномалия… Как вы знаете, Цетрал-Сити подарил людям двух членов Лиги Справедливости - Киборга и Флэша, - говорить о себе в третьем лице Барри по-прежнему непривычно, но в последнее время приходится все чаще и чаще, - Спидфорс - это отдельная вселенная вне времени и пространства, создателем которой является Флэш. Аномалия, насколько нам известно, появилась в будущем в результате преступных действий кого-то из негативных спидстеров. И, появившись в будущем, появилась и здесь. По сути это разрыв в ткани времени и пространства, периодически утягивающий в себя окружающие предметы. Не буду вас терзать лишней информацией о природе этого явления. Но трасса доставщиков пролегала через закрытую территорию. И нам всем очень повезло, что аномалия не утянула машину. Иначе бы груз оказался… Где угодно, когда угодно и у кого угодно. Местные знают об аномалии, мы огородили территорию, везде стоят знаки… Но только там нет ни камер, ни патрулей, ни случайных свидетелей. Вероятно, поэтому и был выбран такой маршрут.
Барри не считает нужным как-то комментировать эмоциональные высказывания миссис Сиваны о ее детях, о методах воспитания и о том, что там посчитала служба опеки. На самом деле он даже рад тому, что это дело не разрушит семью. Причем такую дружную - Барри в курсе, что в Централ-Сити вылетает не только муж Венеры, но и старшие дети. И  передача младший детей в соцслужбу… Для них это стало бы катастрофой. Да и для самих детей тоже. Барри прекрасно знает, что значит расти без родителей - и такого он бы никому не пожелал. Даже самым отъявленным преступникам, которыми эти дети не являлись. С точки зрения Барри идеальным вариантом развития событий стал бы условный срок, невозможность получить желаемую премию в течение лет так десяти и исправительные работы. И будущее детей не разрушит, и семья останется семьей, и дети получат хороший урок на будущее.
- Ладно, миссис Сивана. Я более-менее вас понял. Не буду больше вас задерживать. Как только ваш муж сможет встретиться со мной, наберите, - Барри достает визитку и протягивает ее Венере. Информация на визитке больше соответствует действительности, потому что Аллен там обозначен не как и.о. начальника полиции, а как начальник экспретно-криминалистического бюро департамента. И как начальник отдела по работе с мета-людьми, - В любое время.

+2

6

- Мои дети - амбициозны, мистер Аллен, к тому же, как известно медицине, гениальность имеет очень много общего со странностями поведения, соответственно, то, что они явно отличаются  от всех детей вокруг - факт, с ним трудно спорить. И то, что они совершают и как  они совершают точно с завидной переодичностью не вписывается в  общепринятые рамки. Но я нахожусь в  глубоком шоке по сей день... - резюмировала Венера то, что Нобелевскому комитету так или иначе пришлось бы  оценивать их моральный  облик. А, впрочем, Нобелевка ее занимала сейчас совсем ни в последнюю очередь, да далась она ей, черт побери, когда тут речь о том, что ее дети влипли по самые уши! - Для  них будет максимально суровым наказанием факт, что отец вернется, и ему нужно будет решать эту ситуацию, уверяю Вас. - и это было правдой: надо было понимать ,что доктор - персона очень своеобразная, и, сколь бы  он не облизывал своих драгоценных деток, были поступки, за которые  он мог совершенно обоснованно полютовать. А, учитывая его особенности психики, лютовства со стороны  отца дети боялись, боялись больше  огня, больше радиации и в принципе больше всего на этом свете.
Немного было случаев. когда приходилось признать факт, что детки перегнули палку там, где их отец себе  этого никогда бы не позволил. нормы воспитания, строгость родителей, и гораздо более поздний возраст, в котором  ему  открылись дверив  большую науку. Нет, он с детства был повернут на всю голову, но... у него не было в ранние годы абсолютного обеспечения всех его хотелок. У его же детей  это - как за здрасьте. Сложно удержаться, когда твой папа - один из богатейших людей этой планеты, не так  ли? Особенно, когда папа может позволит тебе иметь такие игрушки, которые не все взрослые дяди и тети могут позволить себе, м? Вертолетики, самолетики, яхты, отдых в  любой точке света, машинки, бесконечно-крутые гаджеты и пожизненное звание абсолютного золота в прессе, ведь ты  - ребенок видного человека, нет, нет, ты - драгоценность! Твои вещи - всегда из последних коллекций признанных модных гуру, твой стилист всегда превратит тебя в звезду любого мероприятия даже, если ты  не выспался, о, разве, этого мало?
***
В случае с Джорджией и Таддэусом-младшим было несколько иначе. Эти дети не были замечены в открытом снобизме, в каких-то совершенно непотребных вещах напоказ, это были идеальные дети рядом со своим отцом, у которых просто очень чесались ручки. но не до плейстейшнов и не  до поездок по ночному  городу на дорогущих авто. У них руки чесались на чертову науку! В которой  они были, как рыбы в воде, и их ни раз уже сравнивались с демонами, потомками злого Бога по имени доктор Сивана.
Барри Аллен наверняка изучал личные дела детей. Старших и младших, вероятно, всего семейства. но тогда  он точно знал, что дети неординарны  от и до. Ситуация с тем, что они - двйонята, делящие на двоих свои странности, дело усугубляло на самом деле. Как в случае с их проявлениями, так и в сложившейся ситуации. Лишь на первый взгляд это - детки в очочках, прикинутые по настроению, которые смирно стоят рядом с отцом, то и дело подбиваясь к нему под руки, требуя внимания и показывая свою хорошесть. Это дети-кометы, они так часто и ярко искрят, что от них глаза слепит, им не составило бы  труда сцепиться  друг   другом или сцепиться с кем-то, но они совершенно чинно и благородно предпочитали ставить других людей на место методом умственного превосходства, и  это ни одного человека удивляло. Видел ли Барри когда-либо ребенка, который мог на место поставить лаборанта или медика? Вот это - тот случай. Это было явлением чуда,и это же было геморроем. И стандартные методы  к  ним никогда не применялись, но отец мог держать их под абсолютным контролем одним взглядом, хотя, конечно, дозволялось им немало. Но это всегда было оттенено их совершенным послушанием, визуальны по крайней мере. И тут  они разыгрались или заигрались - уже неважно - их истинная сущность выползла наружу, и Венера ужаснулась. Впрочем, за  обман отца им  ничего хорошего не сулило, и вместе с тем  он слишком  любил их. вообще  любил своих детей. И Венере многое подсказывало, что дело будет решено положительно, но вместе с тем все, что говорил мистер Аллен стучало у не в висках - ее дети зашли так далеко, что это непростительно, и  никаким тапком по заднице  это уже не  обойдется.
***
- Дело в  любом случае должно быть открыто по факту, мистер Аллен, я это понимаю. Вот оно, что. Я решу вопрос  об отстранении этого человека, благодарю за  информацию. - в сотый раз она убеждалась, что многие  люди считают, что прежде всего играют на поле  деньги, а потом - здравый смысл и обстоятельства. и  ее это в который раз покоробило, черт побери. Ее муж сам бы говорил о том, он изначально не допустит открытия дела, да что там. уже бы  этот вопрос  не обсуждался, Господи, если бы  он захотел. Но этого от него она не слышала, вероятно, он считает, что тягомотный и нервозатратный процесс все же  - воспитательная мера.
То, насколько Аллен тактично и информативно общался с  ней  не оставляло сомнений для нее в том, что он - профи,и что он - никак не желает чемодана денег, и вообще, ему чертовски дико попадать в ситуацию, где дети разрывают партии звездатее, чем воротилы преступного мира, да и вообще... ему Венеру в  сложившейся ситуации жаль, что ли.
А не хотели ли дети испытать Спидфорс?! Что ж, у Венеры закралась нехорошая мысль, учитывая, что их отец - полноправный создатель и обладатель синтетического времени. И что то здесь было упорно не так, не сходились случайность. И пусть маршрут был без камер, но неужели ее сверхумные дети не знали, что такое Спидфорс и его аномалия? Она промолчала, конечно, но эта мысль промелькнула в ее голове. Но зачем им было это нужно, если это, конечно, не была случайность?
***
Идеальным вариантом в ситуации сама же Венера видела сам процесс, показательность и неотвратимость наказания, которое настигло бы ее детей, если они переступили черту, но не было бы  критическим. В смысле, да, она  готова была бы дать своим детям прочувствовать всю остроту процесса, черт побери, потому, что это - стоило ее нервов, нервов ее супруга и их отца, и их брата и сестры. Ну, и пресса встрепенулась, как ни в себя, впрочем, ни одного обвинения  доктора - о, еще бы, это было бы  самоубийством. А посему все было подано, как вот такая вот вариация на тему гениальности детишек.
Получить урок  на  будущее-  вот здесь она думала с мистером Алленом в одном направлении, в конце концов, ни терпение родителей, ни проверка границ дозволенного - ни вечные и ни бесконечно прочные. Ей было уже дурно от всего этого, ее тошнило от всей  этой кутерьмы, в которой она участвовала, как мать детей, которые вот такое провернули. И ее воротило от того, как легко ее дети, черт побери, провернули все  это говно у нее под носом! А еще ей  хотелось очень и очень, чтобы  отец в кой-то веки снял с брюк от кутюр ремень и отхерачил их по задницам за всю жизнь впервые так, чтобы сидеть не могли. Хотя, это - вообще ни его методы...
- Да, мистер Аллен, как только мой муж сойдет с трапа самолета, так сразу он наберет Вам. - кивнула  Венера, бегло изучив визитку. Мета-люди, и каким бы странным  ей  это не казалось потому, что она в реальности была  далека  от этого, она  ничего не сказала. Какая разница, кто занимается расследованием дела, если дело - та еще дрянь? - Самолет сядет завтра утром, скорее всего к началу Вашего рабочего дня...
Она так чертовски устала, вымоталась за  эти несколько дней, что сейчас она была  готова  только упасть на кровать, и снова проплакаться. Ни при людях, ни на плече у сына, и ни рядом с  дочерью, и ни мужу в грудь, а в тишине и темноте, наедине с самой собой. Потому, что так проще, потому, что ей именно этого хочется. но нельзя, ни сейчас, она  - безупречна, ее слезы  ничего не решат, а жалобно скулить - последнее дело, нужно принять тот факт, что ее дети наворотили дел, и взять за  это ответственность... Именно это она, как мать, и сделала.
Она тепло распрощалась с мистером Алленом и вышла из его кабинета, наконец, ответив на телефонный звонок. Старший сын через три часа уже будет в городе, и  тоже  готов дать показания том, что ему известно. Старшей дочери потребуется примерно то же время? чтобы  добраться сюда, и вместе с тем  она оборвала матери весь телефон, до конца не желая верить, что младшие брат и сестра учудили вот так мощно.
И она подняла трубку,и говорила с детьми потому, что они уже извелись уже. И было принято решение, что мама едет в свой номер люкс потому, что маме надо поесть, маме надо успокоится, мама  не должна себя изводить, мама очень пугает всех тем, как сильно переживает... Удивительно сплоченная семья, ломающая стереотип о том, что они налево и направо будут щеголять папиным статусом в мировом сообществе или личными  достижениями. Она  лишь заглянула еще раз в кабинет, постучавшись, и уведомила, что в пределах трех часов у мистер Аллена, если он захочет, будет возможность взять объяснения с ее старших детей. И после всего она решила отправится в номер.
Нарядное авто, суровая  охрана, роскошный номер, идеальный обед по времени, но в  голове у нее все еще  роились совсем невеселые мысли, и какое-то предчувствие не оставляло ее. Впрочем, мистер Аллен успокоил ее немного своим уверенным тоном, почему-то ей казалось, что именно он никак  не горит идеей засадить ее детей за решетку, считает это неверным  даже по отношению к их проступку. Что ж, отчего-то ей казалось, что дело очень быстро развалиться, до суда  даже не дойдет. но все  эти мытарства  должны были пойти ее детям  на пользу, как ей казалось.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Out of nowhere here comes the flash!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC