Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Незваный гость


Незваный гость

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

30 Second to Mars - Was it a Dream
▲   ▲   ▲
https://i.imgur.com/VkCrmMa.gif
▼   ▼   ▼
Dinah Lance, Kurt Lance

Готэм. Ночь. Гроза. Окно открыто. И кто-то скребётся...

+2

2

Дождь пришел как волна, резко и со всем силы ударил по Готэму. Бил по брусчатке, заполнял собой трещины, превращал дорожки в лавинообразные потоки. Плакали вековые горульи, на темном небе под вспышками сверкали штили, дождь резвился и играл. Должно быть, только непогоде и было радостно в этом прогнившем до основания городе. Свежему летнему дождю не смыть ту грязь, что каждодневно творилась на улицах, не проникнуть в души, черные изнутри.
Дина любила готэмские грозы. Наделяла их каким-то особым мистическим смыслом и отождествляла со своей работой. Точно также она «чистила» эти места от неугодных людей, выслеживала и наказывала тех, кто плевал на закон и права людей, которым меньше повезло в жизни. Она помнила, кто она и откуда пришла — маленькая бродяжка, которой повезло встретить доброго человека. И она стала «добрым человеком» для тех, кому надеяться не на кого. Она стала голосом неимущих, забитых и обделенных. Она — та, кому не заткнут рот ни деньги, ни связи в высокопоставленных кругах, ни угрозы.
Она всего лишь городская сумасшедшая, сдвинутая на всю голову.
В такую ночь птички сидят в гнездах. Вот и Канарейка решила не показывать носа на улицах. Сегодня не намечено вылазок ни у Хищных птиц, ни у Лиги Справедливости Америки. В этот вечер Дина могла остановиться и задуматься, куда несет её волна. Далеко не всё устраивало её в нынешнем положении. Она давно целиком жила жизнью своего альтер эго и практически забыла каково это, не быть крутой девчонкой в кожаной куртке, ловко раздающей люлей здоровенным лбам. За работой она прятала проблемы в личной жизни, боязнь быть слабой, потерять контроль. Боязнь снова кому-то довериться и быть преданной.
Капли беспорядочно барабанили по соседним крышам. Нет, в таком поганом настроении пребывать никак нельзя. Она не Бэтмен какой-то, чтобы страдать по делам давно минувших лет и упиваться своей болью. У неё всё нормально. Работа, не дающая продыху, на которой каждый день приходится рисковать шкурой. Дом — убогая конура, в которой Дина так и не навела уют с момента переезда. Вещи так и стояли в коробках, будто их внесли только вчера. Неряшливо висела одежда, занимала собой спинки кровати, дивана и единственного имевшегося стула. Нет, плевать она хотела на квартиру, в которой практически не бывала, и этот сраный уют. Да кому он вообще нужен?
Пробурчав что-то себе под нос, Дина направилась в необжитую кухню, где из пустого холодильника достала начатую бутылку виски. Глотнула. Вздернула брови.
«Ну, так уже неплохо».
Продолжила вспоминать плюсы из своей жизни. Так, что у неё ещё было?..
И зависла. Ничего позитивного на ум не приходило, а доктор Браун говорила, что нужно вспоминать только положительное, и тогда сдохнуть будет хотеться намного реже.
«Да много они знают, те доктора!» – огрызнулась Дина, свободной рукой почесала растрепанную макушку и поплелась в ту часть квартиры, что должна была составлять гостиную. Плюхнулась на диван и снова глотнула из бутылки. На сей раз отпила она побольше. Зажмурилась, пока глотала.
На самом деле, ей просто нельзя оставаться одной и ничего не делать. Нельзя и всё тут. Нужно срочно найти себе занятие. Включила телевизор. Сопливые мелодрамы очень хорошо зашли, стоило сделать еще пару-тройку глотков. И вот она уже обнимает подушку и смотрит в экран стеклянными глазами, сопереживая героям.
Дина не помнила, в какой момент герои черно-белых фильмов сошли с экрана и окрасили действительность в монохром. Не понимала она, каким образом из зрителя превратилась в главное действующее лицо, героиню, которая страдала, потому что не боролась за своё счастье.
«Тюфячка!» – выкрикивает Дина-зритель и внезапно для себя открывает глаза.
Она лежит, растянувшись на диване лицом вниз, подушка впилась в щеку, оставив на ней рубец, пустая бутылка в руке опущена на пол. Резко Дина занимает сидячее положение, пинком откатывает бутылку в дальний угол и выключает телевизор. Хватается за голову, а после снова падает на диван.
Но что-то резко отгоняет сон, заставляя проснуться и прогнать остатки опьянения. Лэнс не сопливая зеленая простушка, она боец, она спиной чувствует чье-то присутствие. И сейчас спина (а вместе с ней щёки и задница) горели. Осторожно она поднимается, стараясь не создавать лишнего шума, и крадется к раскрытому окну. Былую вялость как рукой снимает, Дина напряжена до предела и в любую секунду готова дать отпор.
Она видит мужской силуэт, появившийся по ту сторону окна. Никакой это не глюк, она еще не выжила из ума окончательно, чтобы ей мужики на окнах виделись. Резко она выпрыгивает из-за угла и наносит кулаком удар в то место, где у незваного гостя должна была находиться челюсть.

+1

3

Наблюдение, четкое планирование и полный контроль ситуации. Три постулата, которые вдалбливают зеленым мальчикам с пушками, приучая их к дисциплине и строгому выполнению протоколов на заданиях. Курт не зелен, в руках нет огромного ствола, а в мозгах ни капли смятения. Полностью собранный, как свежеотлаженный механизм, мужчина мониторит обстановку в чужой квартире, просчитывая в уме несколько десятков возможных вариантов развития событий. Он дистанцировался, относясь к этому заданию как к чем-то для него абсолютно не важному, чужеродному и чисто формальному.
По данным конторы у девушки, которая плющила свою милую мордашку на весьма унылой обивке дивана, были проблемы. Но лично Лэнс, в данную минуту, не ощущал никакой опасности вокруг этого слегка прибуханного создания. Даже мета-людей подводит алкоголь. Тем более - спросонья, ночью, с бушующей стихией за окном. Удар канарейки получился смазанным, от чего подготовленный агент уверенно парировал его, тяжелым тычком в грудь отправляя подопечную обратно вглубь квартиры, параллельно мощной волной контроля блокируя возможные вспышки чужих способностей.
Он вошел в комнату. С тактического костюма стекала вода, а тяжелые берцы оставляли грязные разводы на темном полу. Драматичное зрелище, если добавить ко всему этому мокрые кудри и всклокоченную бороду.
Интересно, сколько ей потребуется времени, чтобы узнать в нем человека с их последней совместной фотографии. Сейчас Курт килограмм на тридцать тяжелее, а так же, чисто визуально, лет на десять старше. Стресс никому еще не добавлял юности, а человеку, которому, в целом, и не важно как он выглядит - тем более.
Что происходило с ним самим? Сложно сказать. Он смотрел исподлобья, тяжелым, испытующим взглядом изучая лицо напротив. Определенно, с последней встречи она раздражает его куда меньше. Было время подумать, расставить в своей голове некоторые приоритеты. Человек, которым он был, когда-то взял на себя ответственность и обязательства перед этой женщиной. Кто дал право ему, теперь, складывать с себя эти полномочия? Может, он не знает ее, не помнит ее, в какой-то степени опасается ее привязанности, но услышав о том, что ей грозит какая-то беда - он почти без колебаний взялся за озвученное задание. В деле было много слепых пятен, мало информации и абсолютно недостаточно вводных, но импровизировать никто не запрещал. Отправляясь по этому адресу Лэнс собирался действовать по ситуации, даже не беря с собой никаких напарников. Правда, контора все равно настояла на группе поддержки, так что, не смотря на тишину в эфире - по первому зову агента на эту квартиру снизойдут кары небесные, в виде свинца немалого калибра.
Но осадков из воды пока было более, чем достаточно. Гром - приятным звуком разбивал гнетущее молчание, кое сам Курт не решался нарушить. Что можно сказать? Привет, я тут мимо проезжал, решил вломиться в твое жилье, потому что люди в дорогих костюмах решили, что ты в опасности? Вряд-ли, стоит демонстрировать своей жене тот факт, что ты немного отупел от событий, произошедших в твоей жизни. Более того, отходящее от амнезии сознание, вновь училось оценивать эстетику и привлекательность банальной девичьей красоты, поэтому помимо нежелания демонстрировать скудность своих вербальных талантов, мужчина весьма прозаично смутился тому факту, что приложил столько силы к этому хрупкому тельцу. 
- Я мог бы убить тебя. - Отличное начало разговора для супругов. - Если бы хотел. По моим данным ты сейчас должна быть предельно осторожной, если  хочешь встретить следующее рождество в своем уме.
Осознавая комичность ситуации, но не в силах выдавить из себя даже приветливой улыбки, Лэнс убрал в кобуру любимую Беретту, тяжело прошел по комнате, склонился и протянул руку к Дине.
- Вставай. Простудишься.

+1

4

Канарейку сложно застать врасплох. За свою довольно-таки обширную биографию она успела повидать противников разных мастей и уровня мудаковатости. Однако в этой ситуации Дина растерялась. Смутил её вовсе не блокированный удар (надо отдать должное, с реакцией у гостя всё в порядке) и не последовавшая за ним атака. Вспышка в небе на секунды развеяла тьму квартиры. Достаточно было один короткий миг взглянуть в лицо налетчику, и в горле мгновенно пересохло, а слова мгновенно исчезли. Не важно, сколько прошло времени и где его носила нелегкая, чтобы узнать в этом человеке Курта Лэнса. Он изменился. Дина отметила, что не узнала бы его со спины, если бы случайно встретила на улице. Изменилось выражение лица, исчезло что-то доброе и теплое, нечто необъяснимое, что когда-то зацепило и не отпускало в течение долгих лет. Перед ней стоял не тот человек, от несмешных шуток которого Дина заливалась хохотом, не тот напарник, за которым готова была без раздумий прыгнуть в огонь, воду и спуститься в канализацию. Не тот мужчина, за которого когда-то вышла замуж и была счастлива до одурения аж целых несколько часов.
И от осознания всего этого ноги как-то сами подкосились и перестали держать. Дина плюхнулась на пол и едва рот не раскрыла от удивления. Глупая ситуация.
Курт… – то ли удивленно, то ли с уверенностью в голосе произносит она. На том связки снова подводят, и Дина умолкает, не сводя глаз со свалившегося на голову прошлого.
Бесполезно размышлять, какого черта ему могло здесь понадобиться. Не из-за нахлынувших воспоминаний явился – это, пожалуй, единственное, в чем можно быть уверенной на все сто процентов. Впрочем, у самой неё уже тоже давно всё отболело и заросло толстой кожей. Больше она не сможет восторженно пялиться на кого-то и вовсе не мечтает о счастливой семейной жизни до самой старости. Дина выросла. В ней больше нет той мечтательной девушки, которая готова была бросить всё ради объекта своего обожания. Действительность отрезвила, расставила всё по своим местам и показала, какой наивной идиоткой она была. Дина изменилась точно также, как менялась окружающая реальность.
Мы могли развестись как нормальные люди. Для этого вовсе не обязательно вламываться ко мне в окно.
Способность говорить вернулась сама собой. Стоило лишь напомнить себе, что Курт Лэнс для неё уже давно чужой человек, с которым её ничто, кроме общей фамилии, не связывало.
Она расставила колени пошире, округлив спину, положила локти сверху.
Нет, не мог, – мгновенно ответила на замечание мужа, – Меня не так просто вырубить, знаешь ли. Или что, застрелишь меня?
По факту нокаут случался с ней лишь единожды и сопровождался переломом руки ударившему. Но перед ней не её Курт, он не знает её, и Дина снова себе об этом напомнила.
Я должна быть благодарна? – спросила Канарейка, уставившись на Лэнса внизу вверх, – С каких пор мне нужна чья-то помощь?
Усмешка скривила губы. Дина привыкла со всем справляться одна, ей не требовалась нянька. Особенно в лице Курта. Только не теперь. Тем не менее, она не стала строить из себя сильную и независимую или дуть губы, и воспользовалась предложением вытянутой руки.
Поднявшись на ноги, первым делом она потерла затекший зад, а затем пробежалась глазами по комнате.
Я типа недавно переехала, - солгала она, хоть и была почти уверена, что перед вылазкой её муж изучил всю её подноготную, вплоть до даты покупки квартиры.
Она включила ночник и отправилась к холодильнику, откуда вытащила две бутылки пива.
Будешь? – качнула бутылками в сторону гостя, после чего вместе с ногами залезла на стол.
В какой-то миг взгляд её заблестел, с головы до ног она осмотрела мужа.
Мм, раздобрел на гос.харчах. Тебя почти и не узнать.

+1

5

Вопросы, вопросы, вопросы. Она палит ими, как из пулемёта, заполняя осязаемую пропасть между двумя бывшими влюблёнными. Где-то в глубине души зарождалась тревога и паника, но Лэнс не собирался идти на поводу у чувств. Или собирался. Идиотское предположение о разводе вызвало в нем вспышку гнева.
- Ох, серьёзно, Ди, думаешь я бы стал пробраться ночью к тебе в квартиру, чтобы силой выбить развод? Ты забыла как работает судебная система? Достаточно моего заявления, пары месяцев волокиты и вот ты уже с девичьей фамилией, а я самый незавидный холостяк в этой дыре. Нам даже делить по сути нечего.
В его голосе слышался надлом и хрипотца. Не стоит скрывать, Курт думал о разводе. Но не для себя, а скорее для неё. Она заслуживала свободы и права распоряжаться своей жизнью, а не горького ожидания восстановления изувеченного сознания некогда любимого человека.
- И да, если бы я был тем, кого послали тебя убить – я бы застрелил тебя. Я смотрел как ты спишь минут семь, прежде, чем ты проснулась.
Это Лэнс произнёс почти со злобой, явно не одобряя такой халатности к своей безопасности. Но похоже экс-любовница была в себе чересчур уверена. Поганое качество для любого человека, тем более для представительницы слабого пола.
- Должна ли ты быть благодарна? – Густая бровь взметнулась вверх, а губы мужчины поджались в притворной задумчивости. – Ну не знаю, может быть стоит, я приехал сюда по первым признакам проблем, которые могут тебя настигнуть. Или лучше, чтобы здесь была опергруппа? Которая пробила бы тебя транквилизаторами и увезла в шизо, во имя безопасности?
Эмоции накатывали волнами. Он сам не знал, что здесь забыл, почему вызвался на это задание. Неужели сложно было предположить, что все придёт к этим неуместным вопросам и неловким шероховатостям. Нужно было взять себя в руки. Как-то отвлечься. Почти бессознательно агент двинулся по комнате, держа приличную дистанцию от женщины на столе. Он осматривал коробки, мелкие детали интерьера и её скромного быта. В сравнению с этой квартирой – его личная конура с кроватью, столом и шкафом – была образцом уюта и комфорта. Дина зачем-то лгала ему о недавнем переезде, но влезать ей в душу вот так с ходу ему абсолютно не хотелось. Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Наивное верование, но без принципов можно вообще запутаться в том, как нужно жить.
- Помощь тебе нужна с того момента, как в организацию поступили сведения о том, что на тебя и твою… команду – объявлена облава. Люди, которые это организовали – наверняка знают, с кем имеют дело, и не пойдут против вас с луками и копьями.
Подаваясь порыву любопытства, мрачный дядька потянулся рукой к коробке с надписью «осень», отогнул крышку и не глядя вытащил первое, что попалось под руку. Какой-то свитер. Приятного цвета, мягкой текстуры и крупной вязки. В мозолистых руках ткань ощущалась невесомой. Курт попытался вспомнить, когда последний раз носил что-то нормальное. Из обычного мира. Где люди в красивых вещах выходят на променады и посещают увеселительные заведения. Внезапно звякнуло тёмное стекло. Лэнс поднял глаза и даже скривился от недоумения и нотки отвращения.
- Не буду. И ты не будешь.[b]
Сложно сказать, разговаривал ли с ней кто-то так до этого, но в голосе мужа послышалась сталь, не терпящая сопротивления. Отложив свитер, он подошёл к леди-Лэнс, уверенным рывком отбирая бутылки и отставляя их в сторону. Какого черта. Бутылка из под виски ещё даже не выветрилась, а Канарейка уже начинает новый круг.
- Тебе не кажется, что это не приведёт ни к чему хорошему? Где у тебя фильтры для кофе? Нам нужно обсудить сложившуюся ситуацию, а это минимум час. Ты успела поспать, а я на ногах с прошлого утра.
Не ощущая никаких тревог и опасностей, Курт принялся расстегивать броник, скидывая его в кресло и вместе с ним снимая с девушки ограничение на силу. Оставшись без защиты – он предпочитал иметь план Б. Следом за броником отправилась тактическая куртка, и мокрый спец остался в чёрной футболке, которая противно впивалась в жилистую шею. Раздобреть-то он раздобрел, только вот это определённо было плюсом к его внешнему виду.
- Мне, так-то, платят зарплату. Так что не только казеным сыты. А возле офиса открылась итальянская пекарня. Там делают очень вкусную лазанью. И даже не кладут туда базилик, если попросить. Будешь в наших краях – свожу тебя. Ты должна познать всю сладость гастрономического удовольствия.
За этой непринуждённой беседой он отыскал пару чашек, початую пачку кофе и уже сунулся в холодильник в поисках молока.

+1

6

Нет, серьезно, зачем кому-то влезать к ней в окно посреди ночи? Не за разводом, говорит? Ну, ладно. Дина картинно закатила и развела руками по сторонам. Да, почему, собственно, и нет? В их семейной жизни всё было не как у людей, начиная с церемонии бракосочетания на борту станции, единственным свидетелем которой, не считая священника, была Уоллер. Так почему бы, раз начали, и не закончить в подобном духе и разнести всё к чертям, попутно отдубасив друг друга до потери сознания.
Она фыркнула и пожала плечами.
Я бы уже ничему не удивилась, – честно призналась она. Не удивлялась она не потому, что считала своего своего мужа конченной скотиной, скорее ей просто надоело чувство удивление как таковое. Она не любила сюрпризы, какими бы они ни были. Ей нужно располагать исчерпывающими сведениями, чтобы уметь ориентироваться в ситуации. Еще одна плохая привычка, оставшаяся со времен службы.
Хорошо у них началась встреча, по-семейному. Начали с перепалки, того гляди вскоре и до скандала докатятся. Однако остановиться и досчитать до десяти прежде, чем продолжить разговор, не получалось. Вместо этого она заняла оборонительную позицию, изредка исподлобья поглядывая на Курта.
То есть ты пришел, чтобы сказать, что застрелил бы меня, если б отдали приказ. Просто великолепно!
Из его бессвязной болтовни как-то плохо складывалась общая картина. То ли Дина выпила лишнего и плохо соображала, то ли Лэнс не очень-то последовательно подходил к рассмотрению сути вопроса. Но даже будучи чуть-чуть пьяненькой она сообразила, что просто так он и самом деле бы не явился. Или хотя бы устроил встречу более цивилизовано, где-нибудь на нейтральной территории. Дина не думала, что её супруг вместе с памятью лишился чувства такта и по своей прихоти вломился к ней в дом прямо посреди ночи.
Она замялась. Курт ведь дело говорил. Канарейка привыкла, что на задании обычно был кто-то, кто прикроет спину. Сначала это был напарник, позже ставший мужем, потом Бэтгёрл, Охотница, после она работала с чередой ребят, которым не пофиг, и во многом могла на них положиться. Но теперь она осталась одна. «Обычная» жизнь не синоним безопасности. Дина могла всё также находиться в поле зрения неприятеля. Отсутствие косухи — не повод для ненападения.  В этом Лэнс прав, оставалась только кивать головой и соглашаться.
У меня выходной типа. И, знаешь ли, я пыталась не параноить, но ты здорово помог в этом деле. Теперь буду спать с ножом под подушкой, чтобы в следующий раз он тебе прилетел прямо промеж глаз! — и уставилась на него, вздернув подбородок и выпучив глаза.
Если его послушать, так Дина жива до сих пор, благодаря одному только чуду. Во всех его словах сквозила главная идея: ты — глупая женщина и ничего не понимаешь. И как это жила она без Курта, мать его за ногу, Лэнса!
Ладно, заткнулась. Он ведь тоже замолчать вовремя не умеет. Будем считать, что это уступка, на которую пошла Дина, чтобы не довести до семейного (первого за всю историю, кстати) скандала. В семьях ведь постоянно чем-то жертвуют, умалчивают и что-то там ещё, о чем Дина не знала, ведь никакой семьи у неё никогда не было.
Она попыталась не засмеяться, когда услышала, что её и чья-то геройская тушка кому-то понадобились.
Как думаешь, что скажет Бэтмен, когда узнает, что на него охотятся? – Дина очень пыталась не трястись от смеха и сидеть ровно, чтобы кубарем не скатиться под стол.
Нет, со стола лучше всё же слезть. Не потому, что боялась не удержать равновесие и совсем не потому, что её гость выглядел мрачнее тучи за окном. Нет, просто так удобнее следить за тем, как её муж топтал практически чистые полы (в прошлом месяце мыла) своими грязнючими ботинками. Дина встала на ноги и спиной подперла стену. Сложив руки на груди, она смотрела за действиями быстро освоившегося чужака.
«Конечно, распорягайся, Курт. И барахло своё можешь бросить вон там. Чувствуй себя как дома. Спасибо, что ввалился в мою жизнь, мне ведь тебя так не хватало!» – закусывала губы и волком смотрела на всё происходящее. Не произносить всё это вслух на сей раз ума хватило.
Хорошо, – наконец, закончив свой внутренний монолог, сдалась Дина, – Давай поговорим.
Лицо ей приняло серьезное выражение. Она схватила тряпку и вытерла пыль со стола и ближайших к нему поверхностей. После чего села, на сей раз на стул, и сложила руки в замок. Ладно, серьезность лица было сложно сохранить во время рассказа о пекарне. Еще сложнее было удержать язык за зубами и не отметить, что задница у её муженька теперь что надо.
Кхм, какую команду ты имеешь в виду? – слабо верилось, что Лига Справедливости Америки, сотрудничая с правительственными структурами, не имела информации, которой владел Курт. Нет, не ЛСА под ударом. Хищные птицы? Неужели Барбара знала что-то такое, о чем не поделилась с ней и Хеленой? Странно.
Пауза.
Под командой ты имеешь в виду девочек из рок-группы, верно? – предположила Дина. И тут же в сердцах выругалась. После ухода со сцены она длительное время посещала концерты в качестве зрителя. Ей было важно, чтобы девушки, заменившие ей семью (да, Дина везде найдет себе семью), были в безопасности, и Канарейка присматривала за бывшими коллегами по сцене. Однако сначала за помощью обратилась Барбара, и Дина не смогла отказать, потом её занесло в Сиэтл — слишком много свалилось на неё в последний год, она не могла разорваться и оказаться в двух местах одновременно. Как следствие, Дина упустила из виду гастрольный тур.
Я мудак, – обреченно простонала она и припала лбом к поверхности стола.

+1

7

-  Я пришел, чтобы тебя не застрелили те, кому был отдан приказ, Дина.
Он резко выпрямился, вонзая в жену свинцовый взгляд. Кем бы он ни был при их прошлой встрече, она не имела ни малейшего права подозревать или обвинять его в желании навредить ей.  Видя нотки веселья в ее лице при дальнейших рассуждениях, он дернул плечом, отворачиваясь от собеседницы к рабочей поверхности кухни, позвякивая туркой, чашками и ложками. За ее монологом по кухне растекся густой кофейный аромат. К сожалению, он не помнил, что именно добавляет Канарейка в свой напиток, посему, слегка сконфужено выставил перед ней кружку, сахарницу и молоко. Как он это нашел? Кто знает. Интуиция его никогда не подводила.
- Дина. - Курт повторял ее имя неспроста. Он пробовал его на язык, слушал отзвуки в самом себе, вновь и вновь силясь вспомнить, кем она была для него и что значила. - Костюм не делает тебя неузнаваемой. Паранойя слишком часто пересекается с реальностью. - Вместо того, чтобы занять место напротив нее, через стол, он с грохотом сдвинул стул вплотную к ней и сел так близко, как позволяли нормы приличия. Сложно сказать, понравится ли ей такая близость. Сырость грязного города, впитавшаяся в штаны, тяжесть восемнадцатичасовой смены, осевшая на футболке и взбитых волосах, излишнее тепло, источаемое натруженным телом. - Никто не умоляет твоих способностей и не недооценивает тебя. Но как только ты сама начнешь себя переоценивать - пути назад не будет. Ты начнешь ошибаться и никто не сможет уберечь тебя от этого. Даже я.
Что это может значить? Узнаем позже. Сейчас было важно отрезвить затуманенное сознание миссис Лэнс. Иначе разговор грозил пройти впустую. У Курта были четкие инструкции, а провалить миссию из-за чьей-то неготовности к взрослым разговорам - у него не было ни малейшего желания.
- Бэтмен, насколько я знаю, получал по своим пластиковым ушкам ничуть не реже любого агента из нашего отдела. Разница лишь в том, что его ошибки куда более колоссальны и имеют масштабные последствия. Никто не безупречен, а уж мрачный борец с преступностью точно не стал бы веселиться, осознавая, что кто-то пытается ему угрожать. Он бы разобрался с проблемами до того, как они его найдут.
Мужчина опустил руку на спинку стула Ди, наклоняясь к ней еще ближе, настолько, что начал ощущать легкий запах алкоголя в ее дыхании. В лице, кроме уже привычной хмурости, засквозили другие эмоции, вроде озабоченности и тревоги. Уловит ли их девушка, с чем конкретно свяжет, станет ли выпытывать у него природу этих чувств? Не хотелось бы. Будет трудно сохранить хорошую мину при плохой игре.
- Да, я говорю о твоих девочках. - Она сработала ровно так, как предсказывала Аманда. Насмешка, бравада и спесь - сошли с лица Канарейки, как лавина, сменившись чувством вины, страхом и готовностью к действию. Когда Дина упала лицом в стол, Лэнс отклонился назад, взял кружку и сделал большой глоток из своей кружки, где молока было слегка больше, чем кофе. - Насколько мне помнится, ты вовсе не он. Не хватает некоторых анатомических особенностей. - Кривая ухмылка, впервые за вечер, исказила бородатую морду, он определенно не знал ничего об их прошлой жизни. Но никто не мешал ему представлять определенные моменты, в попытках себя осознать.
- В контору пришли данные о том, что в череде городов происходили несчастные случаи. Каждый по отдельности - пустышка. Но совокупность - является четким посланием. Группу ведут с самого первого концерта за пределами города, и судя по данным - доведут до последнего. Что там произойдет - никто не может предсказать. Нашим людям нельзя там отсвечивать, ты сама понимаешь почему. Поэтому возникло предложение о секретной операции, в которой будут действовать всего два человека.
Затрещала липучка на кармане ниже мужского колена. Он выудил оттуда сложенный в четверо файлик, в котором виднелась пухлая стопка каких-то бумаг. Печати, росписи, умные слова. Пусть Ди сама разбирается с этой вереницей символов.
- Если ты согласишься - через десять часов у нас вылет.

+1

8

Да что за жизнь такая, не дадут бухнуть и спокойно продрыхнуть до утра в собственной квартире! Почему именно сегодня, ни днем раньше или позже? Хотя нет, позже не надо, а вот раньше... вместо того, чтобы упражняться в злословии в убежище ЛСА и, по сути, ничем не заниматься, она могла бы быть с друзьями. От злости Дина сжимала руки в кулаки и скрипела зубами. Какого черта она узнает обо всем только теперь?
Без лишний реверансов Дина вырвала из рук Курта смятые бумаги, одарив его при этом ничего не выражающим взглядом. Кофе он пить приперся, конечно! Вчера позвонить не мог?
Глаза быстро бегали от строчки к строчке. Она вдыхала через раз, внимательно изучая имевшиеся материалы. Она не простит себе, если с Дитто, Байрон, Мэйв и Паломой что-нибудь случится. Все они и прошлом  попадали в передряги. Во время общего гастрольного тура потасовки на концертах стали делом привычным. Газетчики пребывали в восторге, промыли все кости солистке, выяснили, что под псевдонимом ДиДи скрывалась Дина Дрейк, которая размозжила череп своему мужу. Тогда Дина дико переживала из-за просочившихся в прессу сплетен, гадала, кто и зачем слил непроверенную информацию. А потом ей стало пофиг. И с тех пор с пофигизмом по жизни она шагает по миру. Помогает, кстати, почти всегда, за исключением разве что эпизодов, когда хотелось выть диким зверем и пить всё, что содержало в себе алкоголь. Такие моменты случались всё реже, Дина, по словам терапевта, «практически полностью вернулась к нормальной жизни». Дно преодолено, она больше не пряталась от окружающего мира в своей раковине. Уже неплохо.
Плевать, что фактически она не носила маски. «Маской» для неё стал образ Чёрной Канарейки как таковой. Будучи Канарейкой она ощущала себя не замученной и раздавленной женщиной, а становилась по-настоящему сильной. Духовно, прежде всего. Что Лэнс сказал про переоценивание? Ну да, много он знает. Никакое досье не даст ему полной картины, а Дина не позволяла себе недооценивать противника. Может всё дело в том, что конкретно в Курте она не видела врага?
Дина быстро закончила с изучением бумаг, затем основательно ушла в свои мысли, став практически недосягаемой для всего внешнего. В миг она подорвалась с места на поиски телефона, который никак не находился. Первым делом сбросила с дивана подушки и пошарила там. После неудачной попытки отправилась в соседнюю комнату, которая должна была стать спальней и в которой от спальни была только кровать, и продолжила поиски там.
Я должна с ними связаться, – бормотала себе под нос, кусала согнутые пальцы и, не переставая, скользила глазами по предметам и поверхностям. Наконец, её озарила догадка, где может находиться её телефон.
Просветлевшая, с легким сердцем, она возвращается обратно.
Мне ответили, – не скрывая радости, делится она, – Палома пишет, что все хорошо. И что скучает...
Группа не заметила ничего подозрительного — это уже неплохо, на самом деле. Значит невидимый противник не был готов к активным действиям. Если это и не так, Дине хотелось верить именно в такое положение вещей. Других источников с места событий у неё не было, а на людей из подразделения Курта она не особо рассчитывала.
Дина улыбнулась, провела пальцем по экрану с фото, сделанному во время нынешнего тура, и с грустью отметила, что хочет быть там, рядом с друзьями. Тем более сейчас. Перед лицом угрозы, которая повисла над головами подруг, неожиданный визит мужа померк и перестал казаться чем-то из ряда вон выходящим. Просто он есть, просто он жив, так что не за чем биться головой о стену и винить себя во всех смертных грехах.
Почему так нескоро? – отрывает голову от телефона и вопросительно смотрит на Курта, – Разве в таком положении фактор времени не играет ключевую роль?
Она выпустила телефон из рук и положила на подоконник. И тут же прозрение ударило в голову.
Ты, наверное, устал, – равнодушно заметила Дина, – У тебя приказ всю ночь на меня пялиться или до вылета тебя поселили где-то неподалеку? Обещаю в случае чего тебя набрать.
Она было собиралась уйти в соседнюю комнату, но вовремя вспомнила, вернулась и закрыла окно. Неожиданно для самой себя осознав, что она вроде как хозяйка, Дина принялась складывать разбросанные во время поисков вещи. Швырнула подушкой в Лэнса.
Ну или диван твой. Он совсем неудобный, но и не на таком засыпали, верно, солдат?

Отредактировано Dinah Lance (2019-04-23 17:31:15)

+1

9

Не хотелось вновь оскорблять её нравоучениями. Но Дина должна была догадываться, что прямой контакт с ней от кого-то из конторы мог привести к волнениям среди вражеского стана. Никто не был уверен, что её не прослушивают. Даже подбираясь к её жилищу, Лэнс предварительно облазил все щели и тёмные углы, чтобы убедиться, что нет слежки непосредственно за Канарейкой. Аманда вполне ясно дала понять, что им нужно минимум шума, и пусть сохранность жены агента ее не волновала, сам Курт убедил её в том, что никто не справится с этой задачей лучше, чем подруга, решившая навестить свою «семью». У всех свои мотивы в этой ситуации. Главное, чтобы Ди не начала задавать лишних вопросов.
А она и не начала. Тревога высекла из неё остатки хладнокровия и сдержанности. Девушка заметалась по квартире, судорожно бормоча себе что-то под нос, кусая свои пальцы. Как ни странно, это её поведение укололо каменное сердце мужчины, вызывая смутное желание поймать её, успокоить, обнять, в конце концов. Но этот странный порыв удалось сдержать. Пока чудо-женщина местного разлива решала свои вопросы, спец сидел смирно, допивая кофе и буравя её внимательным взглядом. Можно было понять, почему он когда-то женился на ней. Большое сердце в красивом переплёте. Достойно внимание и банального мужского интереса. В воздухе повис очередной вопрос.
- По нашим данным в ближайшие двадцать четыре часа ничего не произойдёт. Нет смысла наводить кипишь и принимать скоропостижные решения. Все делаем чётко, но размерено. По протоколу.
Последующие умозаключения и колкости позабавили Курта, вызывая кривую ухмылку и искры веселья в туманных глазах.
- У меня нет чётких указаний в отношении ночлега. Я поступлю так, как тебе будет комфортно. Но по совести – ты могла бы быть более радушной хозяйкой.
Неужели только ей можно быть острой на язык? Лэнс все же не имбицил, и постепенно тоже приобретал привычку не лезть за словом в карман. Жена в очередной раз приятно его удивила, сунув в руки подушку и указав место на диване. Чтоже. Это все лучше, чем потратить ещё час времени на поиск ночлежки.
- Спасибо, Ди.
Вежливо проговорил агент, откидывая подушку в сторону своего будущего лежбища, поднимаясь с места и оставляя кружку в раковину. Возможно, он её помоет, но не сейчас. В данную минуту в воде нуждалась его уставшее тулово. Не спрашивая разрешения, не сильно заботясь о приличиях, думая лишь о том, что в ближайшее время душ ему точно не светит – он направился в ванную, отыскивая санузел по мерному шуршанию воды в трубах.
Привычные манипуляции: раздеться, застирать футболку, носки, трусы. Конечно, сменного комплекта с собой нет, но лучше уж пережить семь часов неловкости, нежели сидеть потом в самолёте в несвежем белье. Завтра утром их встретят, ему предоставят неброский прикид, выдадут оговорённую сумму денег, но времени на марафет точно не останется. После енотовых дел – обжигающе горячее омовение. По-солдатски быстрое, но не менее продуктивное. Главное на долго не оставаться один на один с головой.
В зеркале все ещё был чужак, но у этого чужака была цель, - Вотрись к ней в доверие, Курт, она должна делать ровно то, что нам нужно и ничего лишнего. Она должна думать, что это её решения и её ответственность. Кроме тебя – ни у кого не выйдет усыпить её бдительность. Это задание мог бы выполнить кто-то другой, но удачнее твоей персоны кандидатуры нам не найти. – От необходимости вести подковерную игру внутри что-то неприятно саднило. Видимо до потери памяти он не был совсем уж конченным человеком. Но сейчас на кону стояла его работа и жизнь «супруги», стоило постараться.
Поэтому, оставив на полотенцесушителе свое барахло, мужчина обернул пояс полотенцем и вышел из душной ванны в коридор. Грязный ход, но на войне все средства хороши. Лэнс подходит к дивану, берет подушку, а затем направляется в спальню Дины.
- Я видел документ, который даёт мне право на обладание подушкой в более комфортном месте. Плюс там слишком близко окно. Да и тебе ни к чему, в сложившейся ситуации, оставаться одной. Не бойся, руки обещаю оставить при себе.
Белозубо осклабившись, он безапелляционно увалился в постель, насквозь пропитанную чужим запахом. Хотя, если так подумать, запах должен быть родным. Возможно, его память поведёт себя куда более покладисто, если предоставить ей некоторое количество триггеров. Подействует ли? Узнаем утром. А пока его ждала одна из самых странных ночей за последнее время.

+1

10

Не приходилось и сомневаться, что протокол, о котором говорил Курт, был разработан не кем иным как самой Амандой Уоллер — светочем... чем она там теперь руководила? Еще семь лет назад было видно, что эта женщина далеко пойдет. Уже тогда она ставила достижение поставленной цели направлением более приоритетным нежели выживание всех членов группы. Едва ли её подход к делу в чём-то кардинально изменился. А значит нужно быть готовой к тому, что в какой-то момент возникнут непредвиденные обстоятельства, и всё пойдет наперекосяк, как это случилось во время операции на Гаморре, например. Дина поёжилась и передернула плечами. Повторения тех событий совсем не хотелось. Нельзя допустить, чтобы ещё хоть один любимый человек пострадал из-за Канарейки и её дел. Она не даст этому произойти.
Прикрыв дверь спальни, Дина переоделась в пижаму и расчесала волосы. Посмотрела в зеркало — видок у неё был так себе. Не с такой опухшей рожей гостей встречают, но она никого и не ждала, сами приперлись.
Внутри щекотало предвкушение. Чего-то такого, что запомнится надолго и, возможно, станет новым поворотном моментом. И хотелось бы, чтобы все прошло именно так, как и сказал Курт — чётко и размеренно. От всего, услышанного за последние полтора часа, голова шла кругом. Легко принимать решения, рискуя только своей жизнью. Легко совершать какие-либо поступки, зная, что за спиной подготовленный напарник. И катастрофически сложно ставить на кон судьбы близких людей, которые целиком на тебя полагаются.
Кстати, о тех, кто полагался, но не признался бы в этом и под страхом щекотки... Сама собой совершенно естественным образом в голову закралась мысль, что Дина, как хранительница бардака, называемого квартирой, просто-таки должна более удобно разместить своего вояку. Собственное одеялко она, конечно, не отдала бы, однако вспомнила, где именно в этом бесконечном хаосе находились постельные комплекты. Даже новые, никто никогда их не распаковывал и не использовал. В другой раз Дина бы и не вспомнила о существовании таких древних залежей. Как-то раз у неё ночевала Хелена, дивана тогда еще не было, и спать Охотнице пришлось на «мягких» футболочках прямо на полу. Бертинелли до сих пор припоминала ту ночь и называла самой худшей в жизни. А по мнению Канарейки, её подруга просто неженка. Но нынешнему гостю просто несказанно повезло.
Ладонью она стерла пыль с крышки коробки, где было подписано содержимое. Вытащила аккуратно сложенное одеяло, которое даже не запылилось, так как лежало практически на самом дне. Довольно ловко у неё получилось поместить одеяло в простынь. Вышло даже симпатично, будто бы за дело взялся профессионал. Оставшиеся предметы вместе с рукотворным шедевром она сгребла в руки и потащила в смежную комнату. Толчком бедра открыла дверь, после чего положила ношу на диван. С подушкой расправиться вышло так же быстро. С простынью, правда, повозиться пришлось — она никак не хотела сначала складываться ровно, а потом не пихалась в стыки. Простынь протестовала, не желая быть расстеленной на слишком узкой для неё поверхности. Но и с ней Дина справилась.
Она фыркнула, сдувая непослушную прядь волос струей воздуха. Слезла с дивана, старательно пригладила вмятины. Положила подушку и расстелила одеяло. На том ритуал гостеприимства по версии Дины Лэнс был выполнен с переизбытком. Довольная собой, она поплелась обратно к себе, где рухнула на кровать, едва успев скинуть тапочки. Краем уха услышала, что кто-то закончил водные процедуры, и открыла один глаз.
Ты наглый, Лэнс, – проговорила она, оторвала себя от кровати и села. Затем посмотрела на мужа, – И голый.
Весьма очевидное заявление. Нет, ну зачем вот он голый? Мало ему было задницей в штанах перед ней сновать из угла в угол?
И твой документ морально устарел.
Дина резко замолчала. Наморщила лоб. Нет, она слишком устала, чтобы спорить. Или это организм так реагировал на выпитое?
Да... черт с тобой, падай, – махнула рукой. Ногами нащупала под кроватью тапочки и направилась в душ.
И не думай, что получил разрешение лапать или разнагишаться полностью, – на ходу вяло  заметила она, – Мой парень очень ревнивый.

Утро наступило довольно скоро. День близился к обеду, когда Дина продрала глаза и обнаружила, что спала, уткнувшись носом в бок Курта.
Твою ж мать, – тихо выругалась она, рукой схватилась за голову и, уже сидя, запрокинула голову.
Штормило. Слабо, но ощущение не из приятных. Выбравшись из постели, она первым делом отыскала таблетку аспирина. Ей не требовалось много времени, чтобы собраться. Все необходимые вещи поместились в небольшую спортивную сумку. Сама же быстро натянула на себя джинсы и белую футболку с мультяшной уткой на груди. Волосы убрала в высокий хвост, очки на нос — она готова к поездке.

Так значит Ванкувер, – в слух произнесла Дина.
Когда она в последний раз там была? Пару лет назад, если не подводит память. Легкий ветер трепал торчащие волосы, не желавшие укладываться в общую массу. Дина даже не пыталась над ними колдовать, решив, такая ерунда не стоит потраченного времени. К тому же, руки тряслись с самого утра, и вовсе не с похмелья, как некоторые могли подумать! Она не находила себе места, то сжимала лямку сумки сильнее, то прокручивала её в зажатых ладонях. Она нервничала.
На небе ни облачка. Солнце слепило и жалило глаза даже сквозь линзы очков. В какой-то миг захотелось поделиться своими переживаниями.
А ты не думал... – заикнулась было она, но быстро передумала. Решила, что это пустое и нечем тут делиться, – Так, просто мысли в слух. Хороший денёк, да?

+1

11

вв

https://i.pinimg.com/564x/2f/d9/e8/2fd9e8eab084bc5fc012d72e14b272b8.jpg

Дорога, как суть, никого не оставляет равнодушным. Кто-то - волнуется о цели, маячащей впереди, кто-то - печалится о том, что оставил позади. Курт не подходил ни под одну из этих категорий. Путешествия приводили его в максимальную степень покоя, при его текущем эмоциональном и психическом состоянии. Перемещаясь с места на место, преодолевая километры, пейзажи и бесчисленное множество улиц с различными наименованиями - он словно отождествлял этот процесс с поиском себя самого. Нет путей в никуда. И если новая точка на маршруте достижима - значит и сам спец,  рано или поздно, найдет выход из непроглядного лабиринта своего прошлого.
День складывался на редкость удачно. Все элементы системы работали слажено, вызывая ощущение тишины перед бурей. Необходимые ему сумки были доставлены во время, такси проворно миновало пару мелких пробок, на стойке регистрации работала сообразительная девушка и все этапы их небольшого путешествия проходили поразительно чисто. Не к добру. Но проблемы нужно решать по мере их поступления, так что пока можно было расслабиться и перестать ковырять дырку в плотной ткани темно-синих джинс, а так же отбивать бесячий мотивчик тяжелым носком незашнурованого ботинка.
- Ванкувер. Да. Я понимаю, что они преодолевали это расстояние в несколько заездов, это для  них большой шаг и отличный шанс подзаработать, но как представлю, сколько сейчас придется сидеть - у меня яй... Сердце сжимается.
Хотя сильнее у него сжимались другие органы, от осознания своей патологической безоружности. Досмотры вряд ли можно было бы пройти с еще одним огромным стволом в штанине, но никто не отнимет у солдата постоянной готовности к драке. Да, им пообещали встречу по месту, предоставление необходимого оборудования, курирование операции по мере возможности. Но находиться в толпе людей, полагаясь только на собственные физические данные - плохо сказывалось на Лэнсе. Страх творит с людьми ужасные вещи, а тех, кто пережил нечто из ряда вон выходящее - он меняет до неузнаваемости. Гомон зала ожидания, бегущие по своим делам люди, грохот чемоданов. Слишком много звуков и подвижных картинок. Курт только что осознал, что все его предыдущие миссии основывались на скрытности и наименьших контактах. Такой выход в свет застал его врасплох. Нужно было сосредоточиться. До посадки еще было слишком много времени, на его вкус. Мужчина резко обернулся к спутнице и принялся цепляться взглядом за мелкие детали ее облика, от чуть взлохмаченых волос, до нервно сжимающихся кулаков. Возможно агент даже не услышал первую часть ее вопроса, слишком погруженный в свои переживания. Но игнорировать все, что она говорит - не возможно.
- Если бы от суеверий что-то зависело, я бы попросил тебя не сглазить. Пока все идет так, как должно. По плану пересадка, на пол пути. К вечеру будем уже на месте, но там времени рассиживаться не будет. Концерт буквально через два часа после нашего прилета. Так что я сейчас принесу нам перекус, на пересадке пообедаем, а там уже будем ориентироваться по ситуации.
Так все и пошло. Как только самообладание покидала Лэнса - он концентрировался на супруге, заводил с ней непринужденную беседу и пытался сделать ее перелет максимально комфортным, в рамках ненавязчивого приличия. Они обсуждали то, что видели, делились какими-то мнениями о качестве кофе, смысловой нагрузке рекламы, идиотским нарядом мужчины с соседнего ряда. Нельзя назвать эти диалоги совсем уж легкими, но каждый словно пытался заложить кирпичами странную брешь, образующуюся в момент тишины и раздумий. В конце концов, прибыли в гостиницу.
Мужчина скинул сумку и отправился на встречу с коллегами, предоставив Дине побыть одной в течении некоторого времени. От чего-то, спец был уверен, что ей это необходимо, а посему не спешил возвращаться, даже получив полный кейс всякой технической красоты. Переодеваться ему особо незачем, расчесывать космы обрамлявшие голову и лицо - все равно не было смысла. Жесткие, как проволока, вьющиеся волосы - все равно жили отдельной жизнью. Но время - есть время, а значит пора было выдвигаться на задание. Курт вернулся в номер. К счастью, Ди была почти готова к выходу.
- Не знаю, пользуешься ли ты еще старыми, проверенными игрушками, но взгляни сюда. Мне сказали, что в этот раз люди из обеспечения не пожадничали. Без связи я бы не стал туда соваться, без стволов - тем более. Мы все еще не уверены на сто процентов, что нас там ждет. Тем более, что защиту незаметно не пронесешь.
Отсутствие бронежилета в горячем месте - не сильно пугало солдата, но если бы он не думал об этом - был бы самым безмозглым сотрудником на службе правительства. Рассовав снаряжение по наименее заметным складкам одежды, Лэнс внезапно замялся, а затем вынул из заднего кармана пару простых обручальных колец.
- Поступила установка, изобразить, что ты не просто так решила навестить подружек. Вроде того - у тебя большие новости.
Стремясь побороть неловкость и не дать Дине засопротивляться, муженек потянулся к ее руке, крепко, но аккуратно схватывая ладонь, дабы подтянуть к себе ее пальцы и натянуть кольцо на его законное место.  Свое украшение надел сам, испытывая весьма двоякое чувство. Чтож, последний рывок и они окажутся в гуще событий. Здоровяк тянул, продолжая сражение с внутренними демонами, противясь идее подвергать жену опасности. Все это с одной стороны формальность, но что-то же к этой формальности привело. Разве можно, вот так, заводить свою избранницу в клетку к бешеным зверям? Одна дилемма хлеще другой.
- Идем. Машина внизу.
Пятнадцать минут в темном салоне. Курт, погруженный в себя, изучает женские руки, не касаясь, но разглядывая слишком пристально, чтобы этого никто не заметил. Что его заинтересовало? Знать бы. Но как только перед глазами оказался внушительный охранник клуба - потеряшка Курт Лэнс - выключился. На его месте остался агент, который уверенно совал одного из американских президентов в мясистую ладонь сесуриту, а затем, вместе с очаровательной спутницей, без досмотра и очереди, проходил в глубь заведения. Мда. Контингент тот еще.

Отредактировано Kurt Lance (2019-04-24 23:58:25)

+1

12

К месту проведения мероприятия Лэнсы прибыли заранее. Дина была напряжена и не особо пыталась скрыть своё состояние. Взвинчена, вся как на иголках. Она никак не могла взять в толк, для чего понадобилась эта дурацкая легенда со счастливым браком. Кто на неё купится? Девчонки из «Черной Канарейки» знали и историю с убийством мужа, и с его чудесным появлением с последующим исчезновением снова. Какой идиоткой она покажется, если приведет Курта и объявит, что они снова решили пожить вместе! Выражение лиц друзей тут же живо нарисовалось в воображении. Да у них бы челюсти свалились на пол от такой новости! Но, тем не менее, рассказывать, почему задумка казалась ей бредовой, Дина не стала. Операция не её, она пешка здесь и заботит её только безопасность дорогих людей. В остальном пусть хоть в фонтане заставят купаться.
Внутри клуба было уже многолюдно, шумно и достаточно душно. По внешнему виду собравшихся легко было догадаться, музыку какой направленности играла группа. Дина мельком посмотрела на мужа — а как он относился к такого рода заведениям и музыке в целом? Раньше они никогда не поднимали подобные темы, ведь практически всё время, что они находились рядом друг с другом, было занято работой. Да и отношения у них напоминали полевые — что-то как-то вышло, но и так нормально и оба довольны. Теперь же, глядя на незнакомую угрюмую гримасу на некогда любимых чертах, она решила бы, что музыку этот человек не слушает вовсе. А зачем? Чтобы палить по целям или ползать в грязи это не нужно.
«Да уж...»
Так и получалось, что она совершенно не знала мужчину рядом. Едва ли в нём что-то осталось от прежнего Курта, да и наверное это к лучшему. Проще быть отвергнутой незнакомцем, чем быть преданной любимым. Но зря она об этом вспомнила. С тех пор утекло много воды. Не время сейчас, да и не место.
Дина остановилась и за руку потянула Лэнса, чтобы он также затормозил. Захлопала густо накрашенными глазами. Она ознакомилась с планировкой здания, где будет проходить концерт, и знала, что чтобы попасть в зал со сценой, нужно миновать холл, где скопилось большое количество поклонников группы. Группы, солисткой которой была ДиДи. Ди, которую фанаты носили на руках во время дебютного тура по стране. Если бы раньше она не сталкивалась с ситуациями, когда родители юных фанатов «Ч.К.» узнавали её в обычной жизни, то не задумалась бы этом и сейчас. Но её узнавали и без подведенных черными тенями глаз, без накладных ресниц, рваных колготок в сетку (визитной карточки её сценического образа), перьев и прочих атрибутов. Макияж не делал её неузнаваемой. И если люди могли увидеть в ней девушку со страниц скандальной хроники, то остаться здесь незамеченной можно было даже и не пытаться.
Постой. Лучше нам пока не соваться, – она сосредоточенно уставилась на мужа, – На меня и так уже косятся. Они меня узнают.
На том и случился бы конец всей секретности. И вместо операции по отлову ублюдков, угрожавших друзьям Дины, бывшая солистка устроила бы автограф-сессию. Не круто? Совсем не круто. Она отступила на несколько шагов в сторону, прижавшись спиной к холодной стене. Лэнса поставила перед собой в качестве живого щита, отгораживавшего её от проходящих мимо людей. Если нет возможности попасть в зал обычным путём, нужно искать обходной. Достав из кармана телефон, Дина набрала сообщение и стала дожидаться ответа.
Будь проклят тот, кто придумал нацепить на безымянный палец кольцо. Будь она чуть более сентиментальной, то вспомнила бы, что при венчании и них не было колец и фактически это первое настоящее кольцо, которое ей надели на палец. Как там говорят, «лучше поздно, чем никогда»? Да какой придурок такое ляпнул! Но, возвращаясь к теме с легендой. Похоже, ей суждено все же выстрелить. Нравилось это Дине или нет.
Экран телефона загорелся.
Пойдем, – сказала она, кивнув головой в сторону, куда следовало двигать.
Засунув руки в карманы, свернула за угол, где спустя минуту открылась одна из дверей, откуда показалась улыбающаяся во все 32 мужская голова.
Привет, Хитклифф, – вяло поздоровалась Дина с парнем, который занимался организаторской работой и продажей мерча. На самом деле она была ужасно рада снова увидеться, но не хотела показывать настоящих чувств перед третьим лицом. А потому она лишь сдержанно улыбнулась, позволив схватить себя в объятия.
Это мой муж, – все также не вынимая из карманов рук, проговорила она, – Хотя, кажется, вы уже знакомы. И мы типа снова вместе.
И в доказательство показала кольцо на безымянном пальце.
Нам бы как-нибудь пробраться в зрительный зал. Билеты мы купили, а вот пробраться, сам понимаешь...
Большего говорить не потребовалось. Через несколько минут они были в зале, где на разогреве играла какая-то зеленая банда.
Дина осмотрелась по сторонам. Ничего необычного. Всё как всегда: симпатичненько, готичненько и громко. Наверное, парни на сцене в данный момент сами от себя тащились, так старательно горланили и брынчали на гитарах.
В зале было темно, а внимание зрителей в основном было сосредоточено на выступающих. И это к лучшему. Кому взбредет в голову оборачиваться и рассматривать людей в толпе?
Мы здесь одни, ведь так? Ты тут один такой, с бревном в заднице. Поверить не могу, и как это Уоллер тебя позволила тебе в этом участвовать!

Отредактировано Dinah Lance (2019-04-25 15:08:59)

+1

13

- Вы не реальные! - Надрывался молодой, патлатый пацан со сцены, разбрызгивая на первый ряд капли пота с промокших вещей, он улыбался так счастливо и искренне, что невозможно было не заразиться.  - Мы знаем, зачем на самом деле вы все здесь собрались, но украдем у вас еще три минуты, обещаем, вы не пожалеете!
К удивлению Курта зазвучавшие рифы казались ему знакомыми, а так же - определенно приятными. Внезапно, заявление про бревно в заднице задело его самолюбие, от чего густая бровь взметнулась вверх, демонстрируя недоумение на лице угрюмыша. Думает, что все о нем знает? Как бы не так.
Без предупреждения, без церемоний и прежней тактичности, Лэнс опустил жесткие ладони на почти идеальные изгибы женской талии, властно сжимая ее в объятиях со спины, а затем принуждая к движению под музыку. Не известно, умел ли он танцевать до амнезии, как часто этим занимался и любил ли это дело, но сейчас тело вело себя весьма прилично. Казалось бы, слишком тяжелый для того, чтобы быть грациозным, мужчина двигался плавно, увлекая ее бедра в весьма двусмысленный движ, до неприличия сокращая дистанцию и абсолютно не соглашаясь с любыми попытками прервать происходящее.
Я выигрываю, а ты проигрываешь.
Я падаю.
Но твоя агония
Сильнее возможного,
А до неё – забытое тобой воспоминание
О рае и об аде.
Я убиваю твою фантазию
Всё больше и больше,
И ты с головой окунаешься в реальность*.

Хриплый голос солиста дополнил музыку, проникая в голову к спецу, вызывая странную ухмылку на суровом лице. Легко отстраняя красавицу-жену от себя, он без труда развернул ее к себе лицом, отнимая от нее руки и с лукавым блеском в глазах продолжая задорно приплясывать, отличаясь от местной толпы разве что возрастом и габаритами. Сможет ли она  устоять? Будет ли смотреть на него как на дебила, смутится ли происходящему - какая разница. Она сама хотела, чтобы он перестал стоять столбом. Пусть наслаждается.
Ты пытаешься меня контролировать,
А остальные давят на меня.
Это единственное,
Что я прошу тебя отдать мне.
Я устал пытаться,
Устал лгать.
Единственное, что я понимаю – это мои чувства.

Мысли продолжали витать в кучерявой голове. Отличие было в том, что в данную минуту они его не тяготили. Они  плавно перетекали по извилинам, отыскивая свое место и преобразовываясь в суждения и определенного рода решения. Мужчина, которого знала Дина - умер. Умер еще тогда, когда она мысленно его похоронила. Тот, кто поблескивая косматой грудью, дрыгался перед ней под магией талантливых музыкантов - являлся совершенно другим человеком. Но это абсолютно не означало, что он плохой. Он просто другой.
Одинаковость, выдумки, ересь убивают меня,
И я опускаюсь ниже возможного,
Чтобы подпитать свои чувства.
Лицемерка, лунатичка, фанатичка, еретичка,
Всё больше и больше…
И ты с головой окунаешься в реальность.

И тот Курт, что стал личностью не так давно, глядя на девушку, танцующую в красочной игре светомузыки, понимал, что все это время делал все предельно тупо. За последние сутки он узнал достаточно, чтобы понять, Ди ему крайне симпатична. Может, этого не достаточно в текущей ситуации, но моря до краев набирались по каплям. Снова сокращая дистанцию, он выхватил из пространства ее руку, вынуждая сделать оборот вокруг своей оси. А затем привлек к себе, взглядом свинцовых глаз откровенно изучая ее глаза.
-Большое спасибо ребятам! - Внезапно разрезал песню женский голос. - Они большие молодцы. Дадим им шума! - Толпа радостно загалдела, а Лэнсы на секунду замялись, а после заняли более приличную дистанцию, обращая внимание к сцене. - Скажем им спасибо и позволим идти расслабляться к бару! - Молодые музыканты с задорными улюлюканьями направились по указанному местоположению, а девушка в ярком образе продолжала, - Но сегодня шума заслуживают не только они! Я хочу, чтобы вы поприветствовали нашу ДиДи! Оказывается, она сегодня с нами, а вместе с ней ее муж! Кто бы мог подумать, что наша птичка добровольно окажется в силках!
Внутри Курта все похолодело.  Это не совсем то, что они ожидали от сегодняшнего мероприятия, но пара софитов внезапно выхватила женатиков из толпы, обращая к ним всеобщее внимание. Дина просияла, толпа взвыла, а агент на долю секунд закостенел, прокручивая в своей голове танец и пытаясь вспомнить все отмеченные точки, пригодные для стрельбы. Проклятье.
- Мы счастливы за нее, поэтому первая песня на сегодня посвящается именно этой парочке! Мы вас любим!
Ди была в своей стихии, она явно кайфовала от происходящего, но если на них не перестанут пялится - Курт может не совладать с собой. Что там было... Публичные проявления чувств вызывают смущение у смотрящего? Стараясь выглядеть максимально довольным жизнью и расслабленным, спец в который раз за вечер развернул супругу к себе, но следующего его шага она точно не могла ожидать. Склонившись, мужчина накрыл ее губы поцелуем. Это не был дружеский толчок губами, таким никого не смутишь, поцелуй получился горячим, влажным и довольно затяжным. По какой-то мышечной памяти руки Лэнса скользнули на, обтянутые кожей, бедра спутницы, прижимая ее к себе крепче, под одобрительные возгласы со стороны. Вскоре музыка увлекла фанатов, но разорвать поцелуй удалось отнюдь не зазвучавшей композиции. Внезапный хлопок, звон стекла и негромкие вскрики. Свет, падавший на красивую пару, потускнел ровно на половину. Тренированный солдат одним мощным движением сместился так, что напарница оказалась за его широкой спиной, а он сам изучал разбитый софит, инстинктивно сунув руку под футболку на спине. Он не может сейчас выхватить ствол и отыскивать виновников технической неполадки. Или может?

*Static X - The Only

+1

14

Похоже, последние её слова Курт принял как вызов или как сигнал к действию. С перекошенным от удивления лицом Дина смотрела на его телодвижения, не зная, будет ли слишком грубым и не ударит ли по самолюбию Лэнса, если она рассмеется прямо сейчас. Дина старалась не хихикать слишком явно, весьма сдержанная улыбка на губах и не более. Однако скулы всё же сводило. Оглянулась и беглым взглядом посмотрела по сторонам, надеясь, что старательно выплясывающий парень не привлекал слишком много внимания. План был в другом, они должны были стать невидимыми свидетелями, а не превращаться во второй по зрелищности аттракцион. Но нет, зря она надеялась остаться незамеченными для посторонних глаз, уж слишком инородно смотрелся спутник Дины на фоне тощих поклонников «Ч.К.».
Она практически сразу поняла, что сопротивление, скорее всего, окажется бесполезным. И стоит ей отшатнуться в сторону, как со стороны Лэнса будут приняты более решительные меры по вовлечению в созданную им атмосферу веселья. Дина решила подыграть, казаться беззаботной и счастливой, будто и в самом деле была молодой женой, по уши влюбленной в своего супруга и готовой к любым его выходкам. Она ещё помнила, каково это, когда бабочки порхают в животе, а сердце готово выпрыгнуть из груди.
В какой-то момент Дина почувствовала напряжение иного рода. Причиной тому была не столько сама ситуация, в которой она оказалась. Напряжение исходило изнутри и заметно возрастало, стоило её партнеру по танцам ненавязчиво приблизиться или словно случайно прикоснуться. Она знала взгляд, которым он смотрел на неё и от которого становилось не по себе. Ещё секунда – и у неё затряслись бы колени и началась паника. Дина слишком долго вдалбливала себе в голову, что нужно двигаться дальше, закрыть двери в прошлое и смотреть только вперед. И теперь ей хотелось высвободиться и убежать в свой уютный уголок. И она подавила в себе это желание, заставила вспомнить о цели. В конце концов всё это всего лишь игра.
- Кто ты, и что ты сделал с моим серьезным мужем? – со смущенной улыбкой спрашивает она, - Я к нему успела привыкнуть.
Спасение прибыло неожиданно и очень вовремя. Воспользовавшись заминкой, Дина отлипла от Курта и отошла на шаг.
Дышать сразу стало свободнее. Мысленно она поблагодарила Бо, что забрала у ребят на сцене микрофон. Впрочем, через несколько мгновений Канарейка уже готова была задушить и её, и языкастого парня, который за несколько минут успел разболтать новости всем.
«Попадёшься ты мне!» - мысль о том, как после она поймает Хитклиффа за шкварник и как следует потрясет, определенно делала ей хорошо. Она представила, как будет извиваться этот хилый червяк, пытаясь объяснить… А, собственно, почему он должен был что-то объяснять? Он не знал о делах Лэнсов, и Дина, естественно, его не посвятила. Хитклифф не виноват и наверняка рассказал из добрых побуждений, чтобы устроить приятный сюрприз. Размышления в подобном ключе быстро уняли злобу. Теперь, если она и злилась, то только на себя.
Надо сказать, что светить в них посреди темного зала было явно лишним. Однако столб света загорелся внезапно и был направлен именно на Дину и Курта. А для такого фокуса их нужно было отыскать в толпе заранее.
Первым делом она нецензурно выругалась себе под нос, но в следующий миг просияла в улыбке. Её реакция была искренней. Обстоятельства и в самом деле сложились неожиданном образом. А сюрприз, если учесть, что группа находилась в ведении относительно реального положения дел, мог получиться приятным и действительно трогательным. И за это она была благодарна. Дина подпрыгнула, замахала руками подругам и рассылала воздушные поцелуи. Случай обязывал обнять Курта, что она и сделала. Но он и сам не потерялся и сообразил, что полагалось сделать дальше.
Это было круто, даже дыхание перехватило. Сами собой её руки легли ему на плечи, после чего пальцы скользнули на шею. В уме то и дело прокручивалась мысль: «Не забывайся. Не хлопай ушами. Не заигрывайся». А подсознание в то же время отметило, что в данный момент их можно брать голыми руками.
Впрочем, подобного рода мысли, по всей видимости, посетили не один её светлый ум. Грохот и осколки на полу быстро сложились в голове в цельную картину.
- Спасибо… - растерянно произнесла Дина, смутилась и захлопала ресницами, пытаясь не думать, что это только что было.
Как и все присутствовавшие, она подняла голову наверх, но ничего не различила на темном потолке.
- Никто не пострадал? – спрашивал в микрофон озадаченный голос Мэйв.
Луч прожектора скользнул по потолку, на какое-то время лизнув самый край конструкции. Свет не задел темную фигуру в углу, которая с первого взгляда казалась неразличимой на черном потолке, но Дина поняла, что это именно тот человек, что чинит несчастья на выступлениях.
Канарейка двинулась с места, на ходу расталкивая локтями толпу. Благо, опешившие люди ещё не успели окончательно прийти в себя и расступались перед несущейся женщиной. Сосредоточенный взгляд снова метнулся наверх в надежде отыскать там виновника происшествия. Но его уже не было на прежнем месте. И Дина догадывалась, в каком направлении он должен был бежать.
С разбегу она запрыгнула на сцену, оттуда за кулисы, где её встретил мордоворот, пытавшийся преградить путь. Не было времени объяснять. Удар с правой – и препятствия в виде охранника больше нет. Она понеслась дальше, в помещение, которым пользовались работники сцены. Именно отсюда можно было добраться до подвесных конструкций под потолком зала. На бегу она сбрасывает с себя кофту и направляется к железной лестнице, похожей на обычные приставные.
- Эй, Ди, - мычит со спины знакомый голос. Она оборачивается и видит Хитклиффа, которого с превеликим удовольствием взгрела бы в другое время, - Он там.
Парень указывает на небольшой люк в стене, который по внешним признакам походил на вентиляционную шахту. Не раздумывая, Канарейка несется к лазу и вкатывается внутрь, не замедляя при этом хода. Ползет. Её шаги распространяют шум, но гаситься она и не собирается, пусть утырки знают, что их следу идут.
Конечно, Дина действовала непрофессионально, подаваясь эмоциям. Ей хотелось как можно скорее отыскать виновных и закончить с этим делом. Импульсивность брала верх, и это хреново в её работе.
Она вынырнула в каком-то обшарпанном помещении, где единственным источником освещения была желтая лампочка, болтавшаяся под потолком. Где-то вдалеке стал слышен грохот музыки. Должно быть, каким-то чудесным образом Мэйв удалось отболтаться или свести всё на шутку. К тому же, поклонники «Черной Канарейки» - люди морально подготовленные и знают, что концерны группы обычно гладко не проходят.

Отредактировано Dinah Lance (2019-04-26 19:44:26)

+1

15

Курт несся за Диной след в след. Куда более крупный, он был не так ловок, но заминки компенсировались разницей в росте. Мощные длинные ноги несли его сами по себе, мозг переключился в рабочий режим и грохотал мыслительными механизмами, вытесняя все возможные душевные распри. Жена не на шутку разгорячилась, причиняя реальный вред случайным невиновным, но об этом они поговорят потом.
Когда Канарейка вдруг нырнула в слишком узкое для агента пространство, он с такой яростью выругался, что несколько работников сцены отшатнулись от места разворачивающегося действа. Рядом остался только один. Долговязый, с крысиной мордой, подсадник от канторы, который указал девушке направление движения. Лэнс излучал столько неприкрытой угрозы, когда резко развернулся к  Хитклифу, что тот как-то резко побледнел и обмяк, попадаясь в железную лапу солдата. Содрав собеседника с места, спец излишне близко притянул его к себе за грудки, со звоном в напряженном голосе спрашивая.
- Куда ведет эта шахта?
Несчастный клерк заблеял что-то невразумительное, так что пришлось толкнуть его вперед, принуждая показывать дорогу. Видимо испугавшись взбешенного здоровяка, парень взял приличный темп, петляя коридорами и лестницами, пока не привел Курта к обшарпанной двери. В этот момент заиграла музыка, значит можно не церемониться. Без труда вскидывая ногу в тяжелом ботинке, Лэнс всем весом ударяет в пространство у замка, чуть правее ручки. На его удачу, дверь открывается внутрь, так что с треском вылетевшего с мясом косяка - он появляется в проеме, окутанный пылью, с пистолетом в руке, источая кипящую в жилах энергию и мощь. 
Горящие глаза первым делом отыскали лицо Ди в тягучем мраке. Она была здесь, в порядке и так же заряжена. Облегчение пришло к нему одновременно с желанием обматерить ее за то, что полезла в эту дыру без него. На бородатой морде отразилась вся гамма его чувств, он хотел было открыть рот, но тут вся каморка словно пришла в движение.
Отделяясь от темных стен, вылезая из пыльных углов, материализуясь словно из самого мрака - комнату наводнили мерзотного вида твари. Чисто визуально - они имели человеческий рост, стать и тощие фигуры, но странными были буквально пара деталей. Отсутствие одежды. И лиц. Абсолютно круглые и лысые головы на будто пластилиновых черных телах. Штук шесть гуманоидов, по трое на каждого из четы Лэнсов.
Стреляй. Думать будешь потом. Это единственное правило, применимое в ситуации угрожающей безопасности женщины, носящей твою фамилию. Берета в ладони обладала излишнее приятной тяжестью, почти эротическое удовольствие защекотало в животе Курта, вскидывающего прямую руку и разряжающего треть обоймы в тех "красавцев", что двинулись в его сторону. Все  пять патронов угодили в цели. Туловище-голова, для каждого, кроме того, что был ближе всех. Всаживая в организм пятую из отстреленных пуль - агент вдруг осознал, что выстрелы не причиняют вреда черненьким ребяткам. Снаряды увязали в них, не оставляя даже входных отверстий. Под кадыком стянулось колючее кольцо страха.
Если их не берут пули - имеет ли смысл брать их в рукопашную? Придется проверить. Не выпуская пистолета из руки, солдат коротким ударом награждает ближайшую тварь. Кулак поглотить она не смогла, слегка отшатнулась. Но ощущение, будто бьешь в тесто. Сил на эту драку уйдет больше, чем следовало бы ожидать. Бой с несколькими противниками - не проблема для тренированного спеца. Только если нет усугубляющего фактора. Из-за начавшейся свары, мужчина не сразу заметил, что вдоль стенки крадется еще одна тень. Куда более привычная и осязаемая личность, в виде человека, устроившего кипиш на выступлении. Внутри заворочалась склизкая дилемма. Рваться дальше вглубь комнаты, чтобы помочь Дине, или отступить, но оглушить этого ублюдка. Серые глаза метнулись на другой край комнаты. Канарейка справлялась неплохо, но явно сдерживала силы, чтобы в замкнутом пространстве не навредить ему. Мужу. Проклятье. Они здесь ради того, чтобы этот бред закончился. Поэтому Курт резво отступает назад и пяткой метко ударяет прямо в рожу преступника. Хруст и взметнувшиеся в воздух рубины крови - возвестили о переломе носа и длительном нокауте для чужака. Но время упущенное на нейтрализацию зачинщика - стало переломным моментом для схватки. Снова пытаясь понять, что происходит с женой - Лэнс видит, что один из пластилиновых товарищей как-то странно облепил ее руку, пытаясь дотянуться до ее лица. Адреналин прошил тело высоковольтным разрядом. Он вдруг застыл, зажмурился и напрягся до того, что на блестящем лбу взбухла вена.
Противники, стремительно теряющие силы, стали словно бы жиже, теряя возможность стоять на "ногах" и хватать что либо. Все еще напряженный, мужчина двинулся к противоположной стене, к красавице, которая должна была ощутить потерю силы так же, как и остальные. К сожалению, недосупергерой пока не мог направлять энергию выборочно, если речь шла о нескольких противниках - он бил и по врагам, и по своим. Но все это должно было вот-вот закончиться. Не давая Ди упасть, Курт нежно хватает ее под талию, обнимая и оказываясь позади. Одна горячая ладонь на ее животе, под грудью, второй он зажал свое же ухо, прижимая кудряву голову к девичьему плечу, стараясь максимально оградиться от звуков.
- Разъеби их, дорогая. - Глухо проговаривает бугай, резко меняя манеру воздействия, насыщая мощь Канарейки до максимально возможных пределов.

Отредактировано Kurt Lance (2019-04-26 17:59:13)

+1

16

Комната, куда попала Дина, судя по обстановке, служила складом для всякого барахла, которое сразу не выбросили на помойку по неизвестным причинам. Тут находились музыкальные инструменты (сломанные, по всей видимости), ширмы в грязных разводах, в углах помещались маты, муляжи кухонной утвари прошлых эпох, вазы, стулья, манекены и прочие предметы. Часть из этого была застелена сверху пленкой, другая просто пылилась и дряхлела. На фоне этой комнатушки квартира Дины казалась даже симпатичной. Пыль там была уютной и мало напоминала вот это складское безобразие. Из небольшого помещения куда-то вели две двери, одна из которых была открыта (и Дина сразу же проверила, что или кто могли там находиться), другая была заперта. Впрочем, ненадолго. До появления Курта в помещениях царила тишина, вязкая и неестественная, словно обволакивающая. Совсем как паутина, рваным кружевом тянувшаяся от одного потрепанного жизнью предмета к другому. И только отдаленные звуки музыки, сменявшиеся людским воем восторга, напоминали, что Дина по-прежнему находилась совсем недалеко от концертного зала.
Всё разговоры решено было оставить на потом. В данный момент нельзя терять концентрацию и отвлекаться. Свет моргал, заставлял тени на стенах и потолке двигаться. Вдруг черные жилы, которые прежде она приняла за грязь или грибок на стенах, зашевелились явно вне зависимости от источника освещения. Ползавшие по поверхностям цепи теней стали материальны. Они вырастали прямо из пола, отделялись от углов и больше не казались частью чего-то. Отделившиеся существа обликом смахивали на те же забытые манекены — такие же одинаковые и долговязые. А еще эти твари явно не были настроены дружелюбно. Дина не церемонилась с неизвестными гадами. Пока Курт пытался их продырявить, она пустила в ход кулаки. По ощущениям казалось, что она била мешки с песком, а не живых существ, способных двигаться и атаковать. Она уворачивалась от выпадов одного противника, тут же  влепляла в стену шутку другого, попутно следя краем глаза за третьим. Она меняла положение и отступала, стараясь держать всех трех существ в поле зрения и не дать им обойти себя со спины. Тактика не самая блестящая. К тому же Дина осторожничала — в помещении не хватало простора для маневров. Как следствие, пара коротких ударов врага достигла цели, вязкая субстанция змеей поползла по руке, затем отделила щупальце и вытянулась до уровня шеи. Дина ерзала и шаталась, напрасно пытаясь стряхнуть с себя сущность. И тут до Канарейки дошло, что твари эти не  пытались нанести ей увечья. Хотели окружить — да, обездвижить — возможно, но даже поверхностный анализ положения показывал, что нужно им было что-то другое. Целью черных являлось не мордобитие ради мордобития, а нечто, что было было у неё, у Канарейки. А вот Лэнса не  щадили. Он, по всей видимости, не представлял для существ особого интереса, а потому прилетало ему не хило.
Внезапно для себя, Дина почувствовала тяжесть в руках и ногах. Слабость надавила на плечи неподъемным грузом. Под её тяжестью она должна была упасть на колени, но была подхвачена. И состояние это ощутила не только Дина, но и противник. Она не сразу поняла, кто стал причиной столь резко ухудшавшегося самочувствия. Догадалась только когда руки мужа подхватили её и не дали упасть.
Им нужна я, – негромко проговорила она. Но и об этом после, верно?

У неё случилось дежавю. События уходящего дня накладывались на события пятилетней давности. Лэнс и Дрейк вдвоем против кошмариков, которые и во сне не могли присниться. Лакированных гадов значительно меньше, чем было зомбаков на Гаморре, но первые, в отличие от последних, казались неубиваемыми. Так же быстро как к Канарейке возвращались силы, существа восставали из текучего состояния в прежнее осязаемое. Что-то говорит Курт, и она понимает, что ей придется применить свою мета-способность. Но в отличие от Дины образца К7, Дина сегодняшняя умеет обращаться со своим «даром» и подчинила себе разрушительную мощь Крика.
Она кричит.
В первый раз не сильно, проверяя, как на звук отреагируют противники. А им явно не понравилось канареечное пение. Их тела покрывает рябь, они скукоживаются, как виноград на солнце, и шарахаются назад. Через несколько секунд они приходят в себя.
Дина кричит снова. На сей раз она сильнее напрягает голосовые связки. Стену из гипсокартона, отделявшую одно складское помещение от другого, сносит, в соседнем из окон с треском вылетают стекла, мелкие стеклянные предметы также рассыпаются на осколки. Гады летят кубарем, будто их сносит поток ветра невообразимой силы, и останавливаются, прибившись к дальней стене. Дина шагает по пути отступления неприятеля и кричит до тех пор, пока в легких совсем не остается воздуха. Песок, столбом стоявший в воздухе, мешает обзору. К моменту, когда она доходит до стены с выбитыми стелами, черные существа превращаются в лужи, а затем просачиваются в щели на полу и исчезают...

Ей требовалось время, чтобы всё обдумать. В прошлом, когда непонятная херь угрожала группе, та херь каждый концерт ломилась к сцене, выслеживала автобус на пути перемещения и могла появиться в любой момент. В этот же раз никто из «Ч.К.» в глаза не заметил никакой опасности. Эти гады не пытались пролезть к девочкам и показались только когда Дина осталась одна, не считая вовремя подоспевшего Лэнса, разумеется. Её словно специально заманили сначала в этот клуб, а потом и в эти комнаты. Совпадение? Хрена лысого!
Откашливаясь от пыли, Дина пробирается к выходу. Затем вспоминает, что под завалами осталось бессознательное тело кого-то более похожего на человека. Возвращается за телом, а после вываливается из разрушенного склада с прибавлением на плече. Чувак жив, но, скорее всего оглох или близок к тому. Не скрывая досады, она смотрит на Курта.
На кой черт твоему боссу понадобилось приглашать этих уродов? – без вступления начинает Дина, – Да и похрен бы на них, плевать мне на дела твоей долбанутой на всю голову начальницы, но не когда она пытается натравить непонятных чуваков на меня, знаешь ли.
В бессильной злобе она кусает губы и снует из угла в угол, как раненый зверь. Гады в черном утекли в буквальном смысле. Оставалось гадать, когда они появятся снова, но в том, что обязательно появятся, она не сомневалась.
Окей, можешь не раскрывать государственные тайны, – шмыгнув носом, она развела руками по сторонам, а затем указала на валявшееся неподалеку тело, – Как очухается, спрошу у него. Заодно расскажет, как найти давнюю сучку-подружку, будь она неладна.

+1

17

Несмотря на попытку защитить барабанные перепонки, Курт испытывал ощутимый дискомфорт от звона, оставшегося в ушах после криков Канарейки. Голова итак должна была болеть, от столь активного применения своих "способностей", но сейчас это походило на попытку вбить металлическую сваю ему в висок. Ди ловко тягала мужское тело, активно перемещалась из стороны в сторону, и Лэнс было попытался двигаться за ней с той же прытью и уверенностью, но понял, что ему нужна передышка.
На не совсем гнущихся ногах он отходит к стене, опирается на нее плечом и сползает вниз, присаживаясь на корточки и закрывая болящий череп руками. Это совсем не то, что ему сейчас было нужно. Кто знает, вернутся ли эти твари, а если вернутся - не приведут ли с собой подмогу. Он должен быть в форме, должен быть готов, должен снова помочь Дине. Но похоже, она теперь вряд ли примет его помощь. Итак, она думает, что именно его контора открыла на нее охоту. Неплохо. Эгоцентризм штука любопытная, но не в той ситуации, когда имеется не один десяток составных элементов.
- Этих тварей прислали не мы. Этих тварей прислал кто-то, кого нам нужно устранить. - Голос звучал глухо, из-за того, что был направлен вниз, поэтому агент поднял голову, сцепил руки перед собой в замок и принялся следить за мельтешащей женой. - Основной их целью, судя по всему, является объект 37БРЦ. Они щупали нашу защиту, чтобы понять, полезем ли мы, если ей будет что-то угрожать. Нам нужно было сбить их со следа, чтобы они не вздумали шантажировать или как-то саботировать деятельность подразделения.
Да. Определенно это было низко, просить кого-то выполнить работу, которую они обязались исполнять самостоятельно. Да, подставлять конкретно Ди - верх подлости и скотства с его стороны. Но он не отпустил ее одну в клетку ко львам. Мужчина поехал с ней, не зная во что ввязывается, чем ему это грозит, и станет ли организация помогать, если жареным запахнет конкретно для него.
- Я думаю, что забрать они тебя хотели для того, чтобы допросить о том, кто дал тебе информацию.
Эта мысль слишком медленно проникла в его голову, однако звучала вполне здраво и логично. Но пластилиновые облажались. Пусть противник теперь знает, что девчонку есть кому защищать, парочка агентов теперь будет на шаг впереди, как только приведет в порядок своего заложника. Нужно было уйти куда-нибудь, где не так воняет пылью и есть вода. Силы возвращались к Лэнсу, но как-то нехотя. Нужно было что-то с этим сделать. Поэтому он поднялся, настиг Канарейку и отобрал у нее туловище.
- Набери Хитку, - слишком уж у него бесячая фамилия, чтобы произносить ее целиком. - Пусть выделит нам пространство для допроса. Теперь время терять нельзя. Нужно привести его в чувства и выяснить, что происходит. - Судя по лицу супруги - у нее была заготовка из многоэтажной нецензурной конструкции, но у него не было ни малейшего желания сейчас что-то выяснять. - Насколько я могу видеть - ты жива, здорова и вполне вольна уйти отсюда в любую минуту. Просто дай мне помещение. Если ты не хочешь в этом участвовать - я не стану тебя удерживать.
Спец хотел бы добавить, что это не в его праве, что он этого не хотел, что на самом деле - это наиболее тактичный и малокровный вариант решения сложившейся с группой ситуации. Только вот слова даже в его голове не звучали убедительно. Ни к чему унижаться и провоцировать новую порцию гнева и презрения со стороны миссис Лэнс.  К счастью, что-то в ней сжалилось над бывшим возлюбленным. Через несколько минут крысеныш открывал ключом одну из незанятых гримерок в самом отдаленном помещении этого здания. Курт без особой нежности бросил пленника на стул, выудил из под штанины пластиковые стяжки и привязал беднягу к стулу. Теперь нужно было привести его в себя. Отойдя к шкафчику на стене, он отыскал там скудную аптечку, флакончик ношатыря и негнущимися пальцами откупорил крышку. Как хорошо, что современные нормы помещений обязывают арендодателей организовывать все необходимые для безопасности условия.
Запах аммиака даже самого Лэнса слегка привел в чувства, поэтому он без промедлений сунул бутылек под изувеченный нос преступника. Сначала реакции не последовало, видимо кровь забила пазухи, мешая восприятию запаха, но затем тело заерзало, гость застонал и попытался увернуться от обжигающего запаха. Мустанг убрал орудие "пытки".
- Итак. - Начал агент, отставляя нашатырь и начиная щелкать возле ушей собеседника, пытаясь понять, насколько повредился его слух. Перепуганные глаза остановились на бородатом лице вопрошающего. - Ты слышишь меня?
Разрушитель софитов разжал челюсти, с трудом ворочая языком. - Как будто через подушку. - Говорил он громче, чем того требовала ситуация, но при частичной потере слуха - это адекватная реакция. Выглядел допрашиваемый, мягко говоря, ужасно. Под глазами, близ разбитого носа, разливалась синева, нос являл собой вмятое месиво, очевидно требующее хирургического вмешательства. Видимо в разгаре драки Курт не подрасчитал усилий. Неловко. Но тем лучше для допроса. Кудрявый бугай вдруг потянулся к чужому лицу, опуская большой палец на покореженный орган обоняния.
- Спрошу один раз. Кто вы, что вам нужно, кто у вас главный?
Небольшое усилие, под подушечкой пальца шевелится выломанный хрящ, а из под запекшейся крови взбрызгивает новая. Пытаемый издает нечеловеческий визг.

0

18

Когда Лэнс хотел выбесить, получалось у него весьма неплохо, осознавал он это или нет. Прекрасно ведь знал, что Дина давно не в курсе дел подразделения, но, тем не менее, разговаривал так, будто она обо всём должна была знать наперед.
Ты нормальным языком изъясняться можешь? Что за объект? – сложив руки на груди, спросила она.
Если надеялся, что она вот прям сейчас соберет манатки и свалит, придется разочаровать. Только не теперь, когда, наконец, хоть что-то становилось понятным, впервые за сутки, минувшие с момента, как этот бородатый влез в окно её квартиры. Чёрта с два она куда-то свалит! Дина  и с места не сдвинется, пока задница, чью фамилию она носит, не раскроет все карты. Теоретически это возможно, а вот на практике она даже не знала, с какой стороны к нему подступиться. Довольно херовая политика выдавать только часть известной информации и только в то время, когда зажимали в угол. Да и доверию внутри группы такой ход не способствовал. Но какая они группа?  Всего лишь лица, преследовавшие каждый свою цель. И пока что им было по пути.
Курт правильно понимал, в допросе захваченного ей точно участвовать не следовало. Не потому, что боялась, не выносила крови или треска костей — всё это нисколько не отпугивало, наоборот, ей даже нравилось причинять добро и наносить справедливость методами готэмских виджиланте. Однако терпения и последовательности в данный момент ей точно недоставало. С таким настроем она угрохает заложника быстрее, чем тот успеет произнести первое слово. Она это понимала и упираться рогами не видела смысла.
В знак капитуляции Дина подняла раскрытые ладони вверх.
Делай, что должен. Я к тому ушлепку и близко не подойду.
«Иначе прибью», – мысленно добавила Дина, но вслух не сказала.
Вместо этого она оставалась один на один с «Хиткой», как ласково обозвал его Курт. И дожать этого ей ничто не помешает.
По-прежнему доносился вой электрической гитары. В слабо освещенном коридоре было накурено. Молодой человек безмятежно выдыхал в воздух клубы дыма. Но атмосфера спокойного созерцания для него быстро закончилась, стоило цепкой руке схватить сзади за воротник и вдавить в противоположную стену.
Что ты творишь, Ди? – испуганно запричитал Хитклифф, едва не проглотив сигарету. Затем выпавший изо рта окурок очертил в воздухе дугу и упал на пол.
Про пожарную безопасность не слышал? – хладнокровно поинтересовалась Лэнс, и носиком ботинка затушила тлеющий бычок, – Говори, что знаешь про объект 37БРЦ или я хребтину тебе переломлю, честное слово. Бесишь ты меня, придурок, сегодня.
Спокойнее, ладно? – парень изобразил полное подчинение, нервно поправил на переносице очки, – Я думал, ты в курсе.
Для большей выразительности Дина сильнее надавила на горло.
Говори.

Несколькими минутами позже Канарейка ворвалась в помещение, выделенное для допроса. Взгляд злобный, грудь вздымается от сдержанного негодования. Она бросает быстрый взгляд на пленника, выгибает дугой бровь, затем жестом указывает Курту, что надо выйти и поговорить.
Я возвращаюсь в Готэм, – на повышенных тонах сообщает она, – Дитто отправляется со мной. Насрать мне, что вы планировали и на что надеялись. Мы только что облажались по полной, упустив тех гадов в прикиде из секс шопа. Больше это не повторится.
Когда разговор было окончен и решено было вернуться в комнату для допросов, заложника в ней не оказалось. Побег не стал для неё неожиданностью. По правде говоря, Дина сильно бы разочаровалась в людях, организовавших нападение, если бы их человек остался сидеть на месте, когда у него была возможность смыться. Хитклифф косячил во всем. Было бы сильно странно, если бы этот профан отвел для пленника действительно подходящее помещение без окон, скрипучих полов и с более-менее приемлемой звукоизоляцией.
Как думаешь, он клюнул? – немного погодя обратилась Дина к мужу, уже намного более спокойным голосом.
Если всё пойдет как надо, твари в черном оставят группу в покое и пустятся по её следу. Оставалось надежно припрятать Дитто и разыграть отъезд таким образом, чтобы обман не был раскрыт как можно дольше.

0

19

Когда Дина ворвалась в комнату, источая горячие волны праведного гнева, Курт, к сожалению, ни на йоту не продвинулся в дознании. В комнате тяжело пахло мочой, ибо от боли его пленник обоссал и свои штаны, и стул на котором сидел, и пол, собственно не ставший более грязным. Разве что ботинки было жалко, чуть кривя морду от отвращения, мужчина поднял голову на жену, а затем покорно вышел, все равно его начинала бесить сказка состоящая из разных вариаций фраз "я не знаю, отпустите меня пожалуйста". Или он действительно обладал слишком узким спектром знаний, или на побегушках у слизней очень уж крепкий орешек.
Надрывные интонации в голосе Канарейки вызвали легкую тревогу в груди агента, слишком уж свежо было воспоминание о ее крике, да и в ушах все еще стоял противный высокий звон.  Не самые приятные ощущения. А вот информация, которую доносила бывшая рок-звезда - была и того отвратительнее. И что ему теперь? Двинуть ей прикладом по голове, связать в ближайшем мотеле и продолжить операцию в одиночку? К его счастью, те недоспособности которыми он овладел - действовали на резиновых чуваков. Но лишь в той степени, чтобы сдержать. Прогнать их возможности не предоставлялось. Если только запросить высокочастотный излучатель. Пока Курт обдумывал борьбу с плохишами и ответ для супруги, та вдруг вернулась в комнату допроса, обнаруживая там бесячее ничего.
- Сука. - Раздраженно выругался Лэнс, запуская грубую пятерню себе в волосы, ругая себя за то, что не привязал придурка покрепче.  Новая информация от его собственной крикуньи - вызвала смятение в душе спеца.
- Клюнуть-то он наверняка клюнул, проблема в том, что твоя подружка вряд ли согласится бросить свое турне. Или нам придется пасти ее до самого конца, постоянно прогоняя этих черномазых.
Такая перспектива ему не улыбалась. Он обогнул изгаженый стол и прислонился бедрами к столику, покрытому пылью. Контора не одобрит самоволок. Все эти моменты нужно было согласовать, а так же предоставить рапорт о произошедшем. Если Мустанг не выйдет на связь слишком долго - Аманда явно насторожится и пришлет за ним. Причинять вред своим - ему хотелось в наименьшей степени. А так же не возникало желания стравливать Дину с ее старыми боссами, а убедить ее не сталкиваться с преследователями - очевидно не получится. В тяжелых раздумьях агент провел руками по лицу, с легким шорохом цепляя ногтями бороду.
- Мы не можем сделать это прямо сейчас. Я думаю, что в ближайшие несколько часов твоим девочкам ничего не угрожает. Давай найдем место, где можно спокойно привести себя в порядок и подумать.
Если честно, количество социальных контактов для Курта становилось критическим. Волнами накатывающее раздражение становилось все более очевидным, а следовательно могло загубить остатки их тактической работы. Выудив из кармана телефон, Лэнс открыл поисковик и принялся мониторить ближайшие места для проживания.
- Здесь есть отель, в трех минутах езды. Держу пари, твоя банда остановилась там. Адекватный ценник, приличные отзывы, и транспортная развязка рядом. Оставаться здесь - плохая идея. Мы итак привлекли к себе слишком много внимания.
Кольцо на пальце внезапно потяжелело, то что происходило полчаса назад, на танцполе - казалось шуткой воображения. Забавно. Проделанная работа по сближению затрещала по швам при малейшем воздействии из вне. Агент убрал телефон и скрестил руки на груди.
- Я расскажу тебе все, что знаю, если ты пообещаешь работать в рамках протокола. В противном случае я буду вынужден отстранить тебя от этой работы. И ты знаешь, что у меня получится.
Вот так. В доли секунд от "Доверяй мне, я хороший мальчик", Курт начинает сыпать угрозами. Радовало одно - они точно не безосновательные. Возможно, ему сначала нужно поесть, но сил справиться с собственной женой - у него точно хватит. Серые глаза впились в голубые с неприкрытым вызовом. Давай, блондиночка, распуши перышки и реши, хочешь ты быть борцом с системой, или послушаешь умного дядьку и придержишь свой гонорок.
- Мне искренне верится, что только ты можешь сделать эту работу, не подставляя под угрозу тех, кто тебе близок. Но тут  разговор не о твоих эмоциях. Существует реальная угроза. Одна наша ошибка - и девочка отправится в то место, из которого не вернется прежней. Хочешь через два года встретить кого-то вроде меня? Человека, который был тебе близким, а теперь смотрит на тебя и не имеет понятия ни о чем, что вас связывало. Ты рискнешь ее разумом, в угоду своей ебаной гордости?
Мысли об экспериментах над людьми - будоражили в Лэнсе дремлющую боль и гнев. Она лила слезы о том, что он забыл ее. Ее эгоизм перекрыл сострадание. Как же так, как можно было забыть ту, для кого произносил клятвы? Конечно же, этот вопрос важнее того, как можно было забыть как выглядит твоя мать или кем ты хотел быть, когда был маленький.

+1

20

Она прошлась по комнате, где содержался пленный до того, как сделал финт ушами и улизнул. Дина не считала его побег проколом своим или Курта, всё равно кроме воплей и страдальческих стонов от него толку не было. И чтобы знать о результате допроса не требовалось находиться с заложником в одном помещении или даже за дверью. Звук разносился слишком хорошо. Со стороны могло показаться, что какая-то сволочь нещадно мучила котёночка. Объясняй потом, что сволочь эта — правительственный агент, а в роли несчастного животного — ублюдок, пытавшийся укокошить десяток людей, сбросив прожектор на зрителей.
Неторопливыми шагами Дина обмерила помещение, теребила пальцы, сложенные в замок, сдвинув брови к переносице, рассматривала место происшествия. Прескверный запах, наполнявший комнату, её мало заботил. Она словно и не замечала его. Остановилась у края, присела на корточки и коснулась пальцами алой жидкости на полу.
С него кровь хлещет как со свиньи, – вслух произнесла она. Затем поднялась на ноги, подошла к распахнутому окну и снова присела, обнаружив алую каплю, скатившуюся по стене с подоконника. Такой след даже Хитклифф отследил бы. Информация о том, куда направился сбежавший, могла оказаться полезной, – Может свяжешься со своими, пусть проверят дорожку.
Не самой же ей, в самом деле, выползать через это окно на улицу и выслеживать приятеля с подпорченным профилем. Во-первых, хрена с два она куда-то уйдет, пока концерт не окончится, а во-вторых, её симпатичная физиономия и без того уже отличилась. Да и идея разделиться сейчас могла прийти в голову разве что идиотам из фильмов ужасов с плохим сценарием.
Она была согласна с Лэнсом. Им действительно нужно было притухнуть и не высовываться. И забуриться в отель — самый оптимальный для них выход. И не согласна действовать по протоколу, суть которого знала только поверхностно. Да и те положения, с которыми её любезно ознакомили в строгой дозировке, к текущему моменту были уже осуществлены. На место прибыли? – Прибыли. На плохих парней нарвались? – Ещё как! Попутно упустили и теперь чесали репы. Но не всё сразу. Дина научилась видеть плюсы и в поражениях. Теперь у них будет время, чтобы решить, что делать дальше и остыть. Минусы — противник теперь тоже знает, с кем имеет дело, и к следующей вылазке подготовится более основательно. И не следует выпускать это из виду.
Я не могу обещать того, чего не знаю, – равнодушно отмахнулась она, – И ты не можешь указывать, что мне делать. Ты не старший по званию, а я не состою в твоем подразделении.
Нет, он в самом деле надеялся, что она возьмет и примет его правила игры и будет действовать по смехе, присланной откуда-то сверху? От людей, которые знают ситуацию по докладам от прямых участников? Дина разозлилась, с видимым раздражением посмотрела на мужа, едва не подпрыгнув на месте.
А ты попробуй, – процедила она.
Уже пять лет она не работала с вояками и «секретными» заданиями правительства, о которых непременно знал каждый мало-мальски уважающий себя злодей. Она привыкла ориентироваться на местности и корректировать план в зависимости от изменения условий. Она была непосредственным лидеров Хищных Птиц и разрабатывала многоходовки для ЛСА. И теперь не могла договориться с бывшим напарником, которому столько раз прикрывала жопу, и вдвоем с которым когда-то вербовала весь состав К7.
Ты в самом деле думал, что я вот так растрепала бы весь план на радость уроду, который тут же сольет всю инфу своим? – Дина повела плечом, развернувшись боком так, чтобы не встречаться взглядом с мужем каждый раз, стоило поднять глаза, – И ты полагаешь, что я на полном серьёзе потащила бы девочку куда-то с собой, зная, что по следу идут плохие парни?..
Вздохнуть и выдохнуть. Не поддаваться бешенству и не вестись на желание зарядить ему с левой, дабы прочистить мозги.
Ты ничего обо мне не знаешь, – совладав с собой, на выдохе сказала Дина.
Бессмысленно продолжать этот разговор. Нет резона спорить, теряя время, в то время как где-то там недруг строит планы на их счет. Промешкав секунду, посмотрев куда-то невидящим взглядом, она направилась в сторону выхода. На полпути остановилась, отрицательно качнула головой и повернулась вполоборота.
Криком управлял ты. Прости, если тогда помешала тебе самоубиться, – добавила она. Несколько шагов пропятилась спиной вперед, затем обернулась, вскоре скрывшись в дверном проёме.

0


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Незваный гость


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC