Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
17/09/2020: На форуме запущен упрощённый приём для всех персонажей, который продлится до 17 октября включительно.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » All you desire


All you desire

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://i.imgur.com/78v1RY2.gif

https://i.imgur.com/XXs8txO.gif

Wally West, Dinah Lance
Иногда самая маленькая и, на первый взгляд, незначительная деталь способна кардинально изменить реальность. Прогулки в Спидфорсе чреваты последствиями. Что будет, если в прошлом поймать для девочки воздушный шарик?

Отредактировано Dinah Lance (2019-04-16 17:30:26)

0

2

Внешний вид: Красно-белый костюм с кожаными сапогами, под ним красная рубашка и тонкие джинсы. На пальце кольцо с молнией, в котором обычно храниться кольцо
Дополнительно: Всё ещё супергерой, 27 лет. Личность - скрыта.
С собой: В потайном кармане смартфон с фотографиями газет и мест преступлений


Прошлое хранит в себе тайны. Тайны покрытые мраком и густым туманом. В этот раз им выдалось совершенно невозможное задание - расследовать преступление, в котором единственная улика - это хладный труп. Никаких отпечатков пальцев, никаких следов крови или насилия. Просто однажды кто-то находил очередного мертвеца и всё. Он просто появлялся. Создавалось впечатление, что некий маньяк, прежде чем совершить своё злодеяние, оборачивает абсолютно всё помещение в полиэтиленовый пакет, а после ещё раз проходиться с тряпочкой и веником.

Полиция чесала затылки. Супергерои в принципе тоже. Сам Уэст был крайне растерян. И его посетила совершенно безумная идея - отправиться в прошлое, чтобы хоть что-то узнать. Ребята, конечно же, его не сильно поддержали. Многие знали о событиях Флэшпоинта и строго настрого со всех бегунов взяли обещание не  "натягивать на свой хер Вселенную". Так жестко выразился взбешенный Ричард, когда Уолли в очередной раз ему пытался в толковать, что собирается лишь получить информацию и ничего более. Изменять историю парень даже не собирался. Это чревато его собственной смертью -  Уоллес Уэст это прекрасно знал.

Не добившись официального кард-бланша от товарищей, Уэст всё же решил действовать по своему. Иных путей выяснить кто преступник и остановить бесконечную вереницу трупов просто не было. А ждать ошибок со стороны маньяка чревато всё новой и новой кровью. Благородная цель, не находите? Рискнуть всем, лишь бы закончились страдания других.

- Так-так-так... - Уолли постучал подушечкой большого пальца по нижней губе. На столе в строго определенном порядке парень разложил вырезки газет. Пресса точно так же следила за расследованием, как и окружной прокурор. На каждое убийство приходилось до трёх статей в разных изданиях. Некоторые журналисты просто смешивали с дерьмом правоохранительные органы, но всё в рамках цензуры и вежливости, что не подкопаешься. Но от статьи Эштона Кетчера так и разило  едким сарказмом и ненавистью к людям в погонах. Доставалось, конечно же, и супергероям, которые по мнению общественности могли помешать маньяку-убийце и принести покой, а те почему-то сидели, цитирую, "на жопе ровно и совершенно не чешутся спасать наши души." Уэсту приходилось только кивать и виновато улыбаться на камеру. Благо была маска, которую можно снять и всё, ты такой же человек как и все. Можешь пойти отдохнуть от своих проблем.

- Ага, конечно - фыркнул парень собственным мыслям. Глазами пробежавшись по газетам и запоминая необходимые даты, Уоллес готовился к дальнейшим действиям. Прошел почти год с тех пор как был найден первый труп. Хотя, если судить по тому, что почерк убийцы не изменился, можно предположить, что своё первое убийство он совершил за долго до этого. Просто они не нашли труп. Или трупы.  Двадцать три трупа. По два на каждый месяц. Вздохнув, Уолли ещё раз пробежался по датам. Вроде всё запомнил.

Одиннадцать месяцев  и шесть дней до этого.

Уоллес пробежался по всем местам преступлений, проскакивая то один месяц, то два. Но каждый раз оказывалось, что место преступление на самом деле было лишь местом выгрузки.  Там никого не убивали. Хоть вопрос чистоты был решен - маньяк просто напросто складировал трупы, чтобы их потом нашли. Привлекал к себе внимание? Хотел славы? Играл в бога? Но почему же так "тихо".

Уэст в принципе видел таинственную фигуру, но не мог вмешаться. Был большой риск изменить события и отправить весь мир к Демонам в преисподнюю. С ними, кстати, Уолли уже встречался. Довольно мерзкие создания, которые у глупых людей забирают души за бесполезные просьбы. Но они не были проблемой Уолли. Проблема Демонов - это задачка для магов вроде Константина. А Уэст... Уэст просто продолжит бегать. Смартфон парня пополнился так же несколькими фотографиями: серый невзрачный минивэн. Впоследствии можно пробить по базе, но Уолли сомневался, что преступник не подумал о конспирации даже в этом плане.

Он бежал по городу, стремясь по быстрее добраться до Уоллстрит-Авеню. Всего-то нужно было пройти пару-тройку кварталов. Но пришлось затормозить. Мужчина просто не мог пройти мимо плачущего ребенка. Маленькая девочка надрывала голосовые связки, привлекая внимание. Неровное дыхание, громкие всхлипы. Разве можно пройти мимо?

- Эй, малышка, что случилось? - Уолли присел рядом с девочкой. Та не прерывая свою истерику указала на ядовито-розовый воздушный шарик, который взлетал всё выше. Уэст тяжело вздохнул. - Не бойся, сейчас принесу.

Спасать кошек с деревьев, ловить убежавших собак и заниматься доставкой - это он уже проходил, когда был ещё только Юным Титаном. Но догонять розовые шарики ещё не приходилось. Правда с этим он справился довольно быстро и вскоре вновь мчался по городу. Правда и в последний раз ему не повезло. Опоздал. Нашел лишь хладный труп, да очерченную территорию работы полиции. Ему делать в этом времени больше нечего.

- Ну хоть не напортачил - усмехнулся Уэст, мысленно прикидывая, сможет ли номер машины что-нибудь ему дать?

Наши дни, вечер

Уолли проносился сквозь туннель Спидфорса, чувствуя как по всему телу проходят волны Силы. Это было приятное ощущение. Лучше только ветер, треплющий вьющиеся рыжие волосы и брызги воды под ногами, когда проносишься по ровной глади океана. О своем путешествии в прошлое парень решил никому не рассказывать. Всё равно будут орать, обвиняя во всех смертных грехах. Пусть лучше будут в неведение.

Выход из туннеля омрачился резкой вспышкой молнии, пронзившей всё тело. Уэст упал на колени, проехавшись по асфальту. Мышцы свело судорогой, а из горла вырвался крик. Блять, больно! Почему его так радушно принял мир? Покачиваясь, Уоллес встал, цепляясь пальцами за кирпичную стену. Проулок был слабо освещен. Единственный фонарь и тот постоянно моргал, погружая мир во тьму. Где-то вдалеке слышался вой сирен.

- Да чтоб вас! И чем я провинился? - в сердцах Уоллес уже проклинал вездесущий Спидфорс. Шатаясь, парень медленно побрел вперед, к свету. Дойдя до угла, он приложился спиной о стену. Левая рука периодически непроизвольно дёргалась. Конечно он восстановиться и очень быстро, но видимо даже организм был ошарашен внезапным наказанием.
Голова закружилась и Уолли, пытаясь не упасть, схватился за стену. Рукой схватил какой-то плакат, но тот был не в силах удержать тяжелое тело мужчины. И бегун достаточно быстро встретился с асфальтом. Снова. Благо улица была пуста и никто не был свидетелем его конфуза.

- Что?! ЧТО?! - когда он наконец-то очухался, то взгляд сфокусировался на плакате. На нем было изображение спидстера - если судить по  фирменному черному костюму -  с припиской "живым или мёртвым". Но больше всего ошарашило парня другое. Под маской Уоллес чётко видел себя. Ошибки быть не могло. Уоллес Уэст слишком часто видел собственное лицо, чтобы спутать.

Парень обвинялся в главенстве над террористической организацией. Некое сопротивление называло его маньяком убийцей и предостерегало мирное население от встречи с бегуном. Уолли в шоке попытался вспомнить, в какой момент он исправил реальность? Вроде бы ничего существенного не делал. Ну не могли простые фотографии и пробежка по местам славы некого маньяка так сильно повлиять. Не-мо-г-ли! И не понимал Он, глупый, что простой жест в виде розового воздушного шарика изменил реальность.

Тот шарик должен был улететь, зацепившись за дерево. От острого сучка оглушительно лопнуть, напугав тем самым толстого ворона. Тот в свою очередь свалился бы вниз, прямо на проезжающую мимо машину, заставив водителя резко повернуть руль и  выехать на проезжую часть. В ходе страшной аварии должен был погибнуть некий "гражданин Н". А так как он выжил, то всё же попал на свой авиа-рейс. И взорвал самолёт, убив около ста человек, в числе которых были и постаревшие родители автомеханика Уоллеса Уэста. Мало кто из обычных людей знал, что этот самый автомеханик на самом деле известный супергерой - Флэш. И кто же знал, что этот случай сильно ранит его душу, а внезапная правда, что некий "Н" выжил, выбравшись из самолёта за пару минут до взрыва, заставит мужчину искать мести. И кто же знал, что разъяренный Уоллес Уэст найдет убийцу своих родителей и вырвет сердце из его груди. И, что забавно, это ему понравилось... Только боли это не уняло. И вновь и снова... Он нес свою справедливость в этот мир. Жестокую и беспощадную, но справедливость.

И вот теперь вновь вернувшись назад, Уолли Уэст не понимал, почему в одночасье стал врагом номер №1.

Отредактировано Wally West (2019-04-16 21:51:21)

+1

3

Внешний вид: коричневая кожаная куртка, полуботинки, темно-синие джинсы, серая футболка, светлый гофрированный шарф на шее. Волосы собраны в высокий хвост.


Был поздний час, но в полицейском участке всё также царили хаос и суета. Из дальнего коридора, который вел в «обезьянник», доносились вопли. Там постоянно что-то происходило. Слишком много задержанных, рабочей силы не хватало, патрульных косили прямо на выезде. Всем откровенно плевать на проституток и сутенеров, заполонивших улицы. Стороной обходили и барыг. Все знали, кто и в каком районе крышевал мелких торговцев. Раз в месяц покровителю отваливали деньжат, и на несколько недель правоохранительные органы закрывали глаза на существование теневого бизнеса. Знал об этом и начальник участка, и каждый его сотрудник, и мэр. Но всех устраивало такое положение дел. У каждого была работа поважнее.

С самого утра не переставая звонил телефон. Каждый, кто работал в участке, привык к этому дребезжанию. Со временем звон телефона становился чем-то сродни головной боли — раздражает, но привыкнуть можно. Главное, что можно работать дальше. А работы хватало всегда. На сей раз какой-то псих выпустил кишки всей семье уважаемого в городе мафиози. Поговаривали, что это межклановые разборки, и копам в это дело совать нос не стоит.  Для проформы было заведено следствие, которое, вероятнее всего, будет закрыто из-за отсутствия улик. Журналистам, беспрестанно обрывавшим телефон, будут сообщены лишь общие сведения — происшествие было, виновник не найден, полиция ведет расследование.

Детектив Дина Дрейк часто засиживалась допоздна. По-правде говоря, она уже и забыла, когда в последний раз спала в своей постели или расслабленно лежала в ванне. Она работала днем и ночью. Без преувеличения была фанатиком своего дела. Для неё не было другой жизни, кроме расследования очередного дела с обилием кровищи, желательно с горой трупов. Нередко она засыпала на диване в приемной или прямо в кресле, питалась фастфудом и в любую минуту была готова подорваться и уехать куда-нибудь на вызов. Работа  занимала все её мысли. О ней она думала во время утренней пробежки и когда принимала  душ, о ней же во время тренировочных спаррингов или в тире. Коллеги называли её роботом с сиськами и частенько посмеивались за спиной. В городе, где смерть случалась на каждом шагу, никто не относился к расследованию обстоятельств чьей-то гибели слишком серьезно.

Эй, Дрейк, – окликнул кто-то. Дина обернулась вполоборота и встретилась с ухмыляющейся мужской физиономией, – Тебя до дома проводить, а?
Она без интереса посмотрела на коллегу и снова опустила глаза в бумаги, разложенные на столе в, казалось бы, хаотичном порядке.
Нет, Ларри, – монотонно ответила она, не поднимая головы, – Спасибо. Ты иди. Встретимся завтра.
Неудавшийся кавалер пару раз сконфуженно кивнул головой, сделал прощальный жест рукой и попятился к направлению к выходу, произнеся сквозь зубы едва слышно: «Сука».
В ответ Дрейк сложила кулак с вытянутым средним пальцем и показала уходящему.
Всего доброго, Ларри. До скорой встречи.
Она уже знала, кому случайно сломает нос во время следующей тренировки.

Дрейк! – голос послышался издали. Детектив подняла голову и посреди опустевшего зала (когда все успели уйти?) на расстоянии десяти шагов увидела начальника участка, – Вали домой. Это приказ.
После этих слов мужчина нажал на выключатель. Свет погас. Приказы, как известно, не обсуждают.

Морозный воздух щекотал щеки, приятно наполнял легкие во время вздоха. Только оказавшись на улице, Дина почувствовала навалившуюся на плечи усталость. Повезет, если доедет до дома и не заснет прямо за рулем. Хотя... в такие моменты Дина как нельзя кстати вспоминала, что у неё есть какая-никакая личная жизнь. Или быстрый перепихон, что её заменял. Вытащив из кармана куртки телефон, она быстро набрала сообщение. Сигнал входящего, и улыбка на пол лица. Сегодня она будет спать не одна. Вместе со смешком она выпускает облако пара в воздух. Теребит в руках брелок с ключами от старенького «Мустанга», доставшегося ей по наследству от учителя — то немногое, что осталось у неё в память о человеке, который вытащил её с улицы и научил всему, что Дина знала и умела. Резво заводит двигатель и по пустынным улицам мчится в ближайших круглосуточный магазин, чтобы купить пиво и лазанью.

Ночью даже шлюхи не выходят на работу, да и зачем? Всё равно никто, будучи в здравом уме, не рискнет разгуливать по улицам с наступлением темноты. Город замирал с приходом ночи. Копы и те не решались выходить из машины во время дежурства. Впрочем, такие меры предосторожности, как известно, уровень смертности при исполнении не снизили. Полицейские гибли как мухи. Приходили новые, и тоже гибли. Дрейк пока везло — сломанные кости и несколько пулевых — это ерунда. Мясо зажило, кости срослись, а она могла снова выполнять свои обязанности в участке.

Перекрестки быстро сменяли один другого. Редкие фонари над дорогой мерно играли, совсем как неисправные неоновые вывески на дешевой забегаловке. Дина щелкнула зажигалкой и прикурила. Она почти не смотрела по сторонам. И вдруг...

Резко вдавила по тормозам. Это что она только что увидела? Переключила на заднюю скорость и, скрипя шинами, двинулась обратно, выбросив сигарету в окно. Бездомные всё же появлялись на улицах, редко, но они были. Однако фигура, привлекшая внимание Дины, не была обычным забулдыгой. Она не верила своим глазам, но узнала бы этот костюм при любом освещении. Облик этого человека являлся ей во снах. Это его она видела за каждый новым не раскрытым преступлением, его больше всего на свете хотела засадить за решетку. А если не удастся, то пристрелить, как собаку и плюнуть на его труп. Человек, сломавший столько судеб мирных горожан, находился здесь, и, что наиболее странно, совсем один...

Времени на размышления не было. Дина выхватила из бардачка припрятанный пистолет, на ходу вывернула руль так, что автомобиль, осветив преступника светом фар, затормозил прямо перед ним. Предупреждать о стрельбе Дрейк не собиралась. Какая, нафиг, разница сдохнет эта скотина сейчас или сгниёт в тюрьме? В случае чего она найдет себе оправдание. Она выстрелила пару раз прямо из окна «Мустанга». Попала? Да хер его знает! Это кажется слишком нереальным, чтобы быть правдой. Мало того, что этот мудила, назвавший себя Флэшем, попался ей в вонючем переулке, так еще и от пули не ушёл? Просто фантастика!

Всё стихает. Не раздается ни шороха. Дрэйк открывает дверцу машины и идет к месту, где только что видела преступника. Пистолет выставлен перед собой. Она спустит курок снова, если потребуется, будь уверен.
«Ты просто заработалась, – говорит она себе и не верит в произошедшее, – Это всего лишь глюк».

Отредактировано Dinah Lance (2019-04-18 18:19:14)

+1

4

Знаете в чем отличие уже существующего параллельного мира от создания нового? Если пройти сквозь пространство и время, можно оказаться в другой реальности, где, казалось  бы, всё похоже, но немного иначе. Наука могла пойти другим путем и к этому времени в мире уже есть и летающие машины на квантовых частицах, и небоскребы в небе. Или в своё время мог захватить власть совершенно другой правитель. Или... Знаете, этих "или" очень много и каждое из них может отражать суть одного или нескольких параллельных миров. И при большом желании в своем путешествии вы можете встретить самого себя. Нет, не того себя, которым вы пришли сюда, конечно же, а вашу копию. И кто знает, к чему эта встреча приведет?

Но существует и другой вариант. Можно не прийти, а создать. Надругаться над уже произошедшим прошлым, изменить его и... создать что-то новое. И в таком мире не существует других Вас. Есть только измененные Вы. Именно это и называется "натянуть вселенную". И именно это запрещено делать бегунам на сверхскорости. Это чревато губительными последствиями.

Но я забыл уточнить один маленький факт. Если вы стали причиной изменения собственного мира, где вы так же совершенно другой человек, то и память ваша подлежит изменению. А это... процесс, скажем так, не самый приятный.

Прошло около получаса, прежде чем Уоллес смог встать. Всё это время его словно били разрядами тока, издеваясь над бедным мозгом. Из носа уже текла кровь. Сфокусироваться на чем-то, кроме собственного портрета, казалось, невозможно. Вместе с болью, приходили и воспоминания. Болезненные флэшбеки проносились перед глазами. Единственная мысль - и та не цензурная. Это не я! Нет, не я блять! В какой-то момент даже забываешь, что и не используешь подобные слова в своей жизни. Но сейчас... какая разница? Вокруг и так полный пипец!

Мимо просвистела одинокая машина. А после послышался резкий скрежет тормозов. Парень давно уже встал и просто смотрел в пустоту, пытаясь оценить масштабы катастрофы сотворенной им. Взгляд несколько лениво переходит на остановившуюся машину. Чуть прищурился от резкого света фар, подмечая отличительную мигалку на крыше авто.

Выстрел подействовал на него отрезвляюще. Сразу были откинуты в сторону все посторонние мысли. Какая разница, кто виноват в случившемся и когда это всё произошло, когда из окна "Мустанга" на тебя несутся четыре пули в упор? Вот и правильно - никакой. Уйти от них не составило труда. И вот уже парень стоит на крыше ближайшего дома, чуть подавшись вперёд и следя за действиями нападающего. Им... точнее Ей оказалась девушка. Уолли умудрился в тусклом свете фонарей разглядеть её силуэт. Видела ли она, как он исчез и появился? Или быть может ей всё это приснилось?

Ох... Как я бы хотел, чтобы всё это было сном. Просто страшным сном

Полной подмены воспоминаний не произошло. Только часть из них успела появиться в сознании, становясь рядом с иными событиями этого же временного отрезка. Обычный человек, возможно, уже бы свихнулся от двойственности, но Уоллес Уэст - бегун, самый быстрый из ныне живущих. В памяти бегунов может уместиться даже целая вселенная. Не зря же Барри после Флэшпоинта восстановил вселенную в изначальном положении по своему вкусу и памяти?

- Интересно, получиться ли исправить то, что сотворил я? - шепотом произнес парень, садясь на край крыши и всё ещё не отводя взгляда от растерянной девушки. Благо она не соизволила поднять взгляд вверх иначе бы обязательно бы увидела столь пристальный взгляд к своей персоне. Вот в свете фонарей показалось лицо незнакомки. Дина Лэнс, она же Канарейка. Она курировала Титанов в своё время, когда Уолли стремился лишь в высшую лигу. Голос этой девушки мог его заткнуть. И очень легко. Почему же сейчас она начала стрелять, а не закричала на него? Звук бы достигнул его быстрее.

Желание докопаться до правды было слишком велико. Даже чувство самосохранения ушло на второй план и вот уже Уоллес, перепрыгивая с крыши на крышу - спасибо тренировкам вместе и Найтвингом - следит за девушкой. Интересно, а что произошло с другими? От этой мысли пришлось отмахнуться, так как девушка завернула в другой переулок, а  прямой дороги по крышам теперь не было.

- Твою ж! Ну что... - Уолли глянул на расстояние между домами. Недоверчиво посмотрев на парапет, парень тяжело вздохнул. Прыгать так прыгать. Мыши же это как то делают, не так ли? - Я тьма. Я ночь. Я - БЕТМЕН!

И с этими криками, парень с разбегу прыгнул вперёд, надеясь на то, что всё не так уж и сложно и он вполне мог бы вписаться к Брюсу в качестве очередного Робина. Особенно сейчас, когда в голове столько мрачных мыслей, что вполне хватило бы на весь Готэм с головой.

Слежка затянулась. Путь до дома оказался не самым близким. И почему копы живут на такую мизерную зарплату? Район не самый благоприятный. А вот план как познакомиться по ближе с девушкой - возник внезапно. Уоллес, поддаваясь собственному чутью, на бегу снял костюм. Рывком спустился на улицу параллельную той, по которой двигалась машина. Волосы развивались на ветру и Уэст впервые за время прохождения сквозь туннель ощутил прежние эмоции. Не злость и ненависть, что впивались в его разум с каждым флэшбеком, эмоции другого Его. Чувство свободы дарило радость. И он то собирается свободу променять ради выгоды информации? А если она не стоит того?

Парень двигался с той же скоростью, с которой машина мчалась по тёмной улице. Резкий поворот в сторону, уходя в тень проулка и вот, когда машина показалась в просвете, Уоллес врезается в неё на обыкновенной, свойственной лишь обычным смертным, скорости. Лобовое стекло жалобно хрустнуло под тяжестью его спины. Вновь послышался скрежет тормозов. И, кажется, даже мат.

+1

5

На месте происшествия никого нет. Совершенно пустынно и тихо. Слышно, разве что завывания ветра в электрических проводах да шум собственного сердцебиения. Она отчетливо видит то место в глухой стене, где пули пробили кирпичную кладку, словно прошли по воздуху, не встретив никакого препятствия. Значит ли это, что она стреляла в никуда, в бесплотную тень, в плод своего воображения? Нет, она не сумасшедшая и не употребляет запрещенные вещества. И она знает, что точно видела здесь Флэша несколько мгновений назад.

Она не успокоилась бы так просто. Для верности обошла весь закоулок и ближайшие к нему — ничего. Никаких следов. Всё же верила своим глазам, но ничего уже не понимала. Дина вернулась в машину, где по рации связалась с полицейским участком и уточнила, не поступало ли сообщений о беспорядках с района, где она находилась. По информации диспетчера, всё было спокойно. И это настораживало куда больше, чем привычные сообщения о грабежах, убийствах и нападениях. Здесь что-то не так, и это нутром чувствовалось.

Кажется, я видела Флэша на седьмой улице, – в ответ молчание.

Шипение рации и через некоторое время резкий голос комиссара:

Дрейк, не выдавай свои фантазии за действительность. Вали домой, тебе сказали.

В очередной раз ей снова не повезло нарваться на босса, как раз в то время, когда он зашел проведать жену. Ок, намек поняла. Не думать о работе, не думать об ублюдках, которые разделывают людей под орех прямо на улицах, думать о себе и своих потребностях. Она протяжно выдохнула, с тоской посмотрев на банки пива, лежащие на пассажирском сиденье. По правде сказать, ей и тащиться куда-то перехотелось. К утру она снова не выспится и будет чувствовать себя ужасно. А потом в овощном состоянии ей снова станут мерещиться  Флэши и другой сброд, по которому плачет психушка. В такие моменты Дина жалела, что смертная казнь в их штате давно отменена. С каким бы удовольствием она поприсутствовала хоть на одной такой расправе, зная, что козлина получил по заслугам. Но мечтать не вредно. С такими мыслями она поддала газа, и свернула на перекрестке.

На ходу она нащупывает в кармане телефон. Почти не глядя набирает последний номер и списка вызовов. Дорога пустынная, как и всегда в такое время суток на этом отрезке.

Алло? Привет, – спокойно произносит она в трубку, – Извини, сегодня не получится. Кое-что произошло. А?.. Да нет, ничего страшного.

Машина подъезжает к следующему перекрестку. Немного затормаживает на повороте. Дина успевает заметить смазанную человеческую фигуру перед самым капотом автомобиля. Резко давит педаль тормоза. Тело человека сначала сталкивается с лобовым стеклом, а затем скатывается и падает под колеса.

Твою ж дивизию... – вырывается у неё прежде, чем она успевает выключить разговор и выскакивает на проезжую часть.

В голову разом закрадывается ворох мыслей. Кто это такой и что он делает здесь в такое время? Откуда он взялся? Он что, слепой и не видит куда прёт? Как это вообще могло произойти? Дина падает перед ним на колени, разворачивает тело к себе лицом. Мысленно она уже попрощалась с прошлой жизнью, с работой вместе со всеми проблемами и заботами. Её единственной проблемой в данный момент было то, что, похоже, она убила человека. Единственной задачей — выяснить, в каком он состоянии (хоть бы жив, лишь бы жив! Пожалуйста, пожалуйста, сука, да пожалуйста!), и как можно скорее доставить в больницу, если там еще есть, что доставлять.

Ну как же тебя угораздило, придурок? – без следа злобы, с глубоким сожалением в голосе спрашивает она.

Слёзы наворачиваются сами собой. Было ли то сожаление о чужой жизни или же плачь по угробленной своей, она еще не осознавала. Трясущимися руками она пытается нащупать пульс на шее. Слабый, но пульс прощупывался. Приложила ухо к груди — сердце бьется. Тогда она поднимается с колен, тыльной стороной запястья смахивает с щек слёзы. Бежит к машине, хватает телефон и возвращается обратно к пострадавшему.

Она не имеет никакого представления, какие именно повреждения получил глупый паренек. Она боится к нему прикоснуться, боится передвинуть, чтобы не сделать еще хуже. Дине страшно оставлять пострадавшего одного, а еще ей кажется, что лежать на холодном асфальте очень неприятно, хотя, скорее всего, потом он даже не вспомнит. Действуя на свой страх и риск Дрейк тихонько поднимает голову пострадавшего и кладет и подсовывает под нее свои колени. Так-то лучше. И совсем не страшно оказаться на злачной улице на пустынной дороге совершенно одной с незнакомым парнишкой на руках.

Мне нужна скорая... – гнусаво произносит она в трубку и называет место.

Отредактировано Dinah Lance (2019-07-11 10:59:36)

+1

6

Если вы думаете, что бегуны слабые и не могут пережить встречи с автомобилем, который несется приблизительно со скоростью в шестьдесят миль в час, то вы глубоко ошибаетесь. Жизнь любого бегуна не похожа на сказку со счастливым концом. Она похожа на... бег... Да, как бы это не звучало обыденно, но это всего лишь очередной забег с множеством препятствий и ловушек. И чаще всего без проблем не обходилось. Однажды, например, Уоллес сражался с разъярённым красным криптонитом Суперменом. Практически один на один. Нет, конечно была команда спасения и усмирения буйного супергероя, но среди всех, Уэст и Аллен были быстрее и выносливее всех. Вот тогда то рыжий и прочувствовал на своей шкуре удары "бога".

А теперь сравните удары Супермена, которые тот наносил на приличной скорости, и встречу с автомобилем. Где должен был сдохнуть наш герой?  Вот, то тоже. А Уолли очень даже жив и бегает себе спокойно. Безусловно он провел несколько ночей с агрессивной регенерацией тканей, запертый для своей же безопасности  в изоляционной камере, дабы не снес в болевом безумии несколько штатов. Но! Жив же!

Он прекрасно слышит её голос. В голове вертится мысль, что в его плане есть множество изъянов. А если быть точным, то один огромный изъян. У него фактически нет плана. А просто сумасбродная идея. Так и хочется встать и поаплодировать самому себе за идиотизм. Что сделает рядовой гражданин сбивший пешехода? Правильно - вызовет скорую. И будет ждать её прибытия и по возможности не трогать пострадавшего. А кем является Он сейчас? Бинго - пострадавшим!

И что теперь делать?

Появилось некое желание встать, да схватить девушку за запястья, заломив руки за спину. И поинтересоваться, как дела у местной полиции и почему они допускают существование ублюдков, вроде "Гражданина Н"? И порассуждать о том, что лично Он, анти-герой, справился с этим в одиночку и теперь мир может спать спокойно. И каждый раз, когда они не будут ловить очередных ублюдков, то ими он займется сам. И пусть даже его считают ещё большим ублюдком. Какая разница, если мир стал лучше?

Правда это желание удалось загубить на корню. Уэст понимал, что не является тем самым "злодеем". Но обманывал себя. Он им станет. Осталось всего лишь несколько ночей и он не сможет отличить себя того от этого. Но пока ещё есть время... Можно же всё исправить, не так ли?

А смогла бы она стать моим союзником в этом деле? Почему нет... можно... попытаться

Уэст резко сел. Чем всё-таки напугал девушку. Или очень сильно удивил. По крайней мере она вскрикнула и парень повернул в её сторону голову.

- Не надо скорую. Она не поможет... Он... Он... гонится за мной. Быстрее! - Уоллес прыжком поднялся. Рывком добрался до машины, дверца которой была приоткрыта. - Я расскажу по дороге. Ты же... коп? Да? Садись. Я поведу. Быстро!

Поведение девушки его злило. Или это отголоски проносящихся в голове флэшбеков? Он чувствовал боль, когда сознание заполнили воспоминания гибели родителей. Как он стоял над их могилами. И плакал. Безутешно рыдал, стоя на коленях. И просил прощения. В частности у матери, которую безмерно любил. Которой так мало уделял последние годы внимания, хоть и всячески помогал чем мог. Помнил он и ярость, которая проснулась в нем спустя несколько дней, когда журналисты вынюхали информацию по поводу того, что этот "террорист" успешно покинул сцену за несколько минут до взрыва. Взломанные данные всех правоохранительных органов, в том числе базы полиции, ФБР и ЦРУ, ещё больше взбесили. Преступник был упущен.

Вспомнил он и радость, которую ощутил поймав террориста. Это произошло достаточно быстро и  фактически случайно. Уоллес даже был без костюма, так что ублюдок видел его лицо. И эта горячая кровь, струящийся по руке....

Уоллес тряхнул головой, отгоняя наваждение. Он подумает об этом чуть позже. Девушка всё ещё стояла чуть в стороне. Такой родной для неё пистолет остался в машине. Да и зачем он девушке, если она бежала проверять жив ли неудачник-пешеход? Так что, Уэст предполагал, чувствовала себя девушка несколько неуютно без него. Но и у него был козырь в рукаве.

- Ты хочешь знать правду о Флэше? Хочешь... я вижу это по твоим глазам - Уэст облокотился на дверь автомобиля. Облизнул пересохшие губы. Сердце в груди бешено билось о ребра. Он всё ещё чувствовал тот запах запекшейся крови, после того как решил избавиться от трупа и обежав с грузом всю планету, выкинул его  в открытый океан. Его нашли... но не сразу. Спустя всего лишь месяца три. А потом... Важно ли это для самого Уоллеса? Или для мира в целом? "Я несу свою справедливость. Если вы не можете защитить мир от ублюдков, я это сделаю за Вас"

А где же Лига Справедливости спросите Вы? Я отвечу. В этом мире она не существовала в полном своем великолепии. Уже не существовала. Почти год как супергеройская банда распалась. Кто-то был согласен с Флэшем и ушел вместе с ним, основав третью силу. Кто-то решил держаться стандартной политики, не желая уподобляться ублюдкам. А кто-то просто отправился решать семейные дела. Например, тот же Кларк Кент был занят сейчас на другом конце Галактике со своим злым клоном. Решил увести его подальше, дабы не было проблем для мира. Это произошло за несколько дней до трагических событий. И он даже не знал, что на Земле теперь имя "Флэш" готовы были мешать с грязью. А тот же Аллен... Аллен оказался взаперти Спидфорса, когда посмел усмирить пыл племянника.... Вот такая вот... "семейка".

+1

7

Разве возможно, чтобы попавший под машину человек вдруг как ни в чем не бывало встал и пошел? К слову, машина не на месте стояла, когда парень прыгнул на капот. При иных обстоятельствах скорости движения и силы столкновения вполне бы хватило, чтобы размазать по асфальту мозги бедолаги. Сказать по правде, Дина вздохнула с облегчением уже в тот момент, когда обнаружила, что паренёк жив. Когда же он вдруг поднялся, в памяти всплыли фильмы про зомби и другая сверхъестественная хрень. Дина почувствовала, как лицо само собой вытянулось от удивления, а в глазах нарисовался вполне закономерный вопрос: «Какого хрена здесь творится?»
Увиденное уже не спишешь на недосып или глюки. Всё вполне реально и происходило на её глазах. Она даже ущипнула себя, дабы убедиться, что в самом деле не спит.

Нет, погоди! – запоздало реагировала Дрейк, наблюдая за действиями парня, который будто с плюшевым медведем минуту назад столкнулся, а не с движущимся автомобилем, – А... Эм-м... Может не стоит так торопиться?

Поначалу она старалась помочь новому знакомому подняться, но быстро поняла, что помощь ему не требуется. И это открытие не на шутку напрягло. Слова молодого человека заставили её замолчать, и лишь брови вздымались всякий раз, иллюстрируя категорическое несогласие или недовольство происходящим. Странно, очень странно вел себя незнакомец. Как будто разрывался между словами и действиями. Вероятнее всего такое поведение являлось последствием недавнего шока, от которого пострадавший ещё не отошёл. Не каждый же день он попадал кому-то под колеса. А значит всё-таки нужно показать его врачу, пока не удучил что-нибудь.

Да кто за тобой гонится? – она старалась говорить размеренно и четко. Нельзя в такие моменты терять самообладание. Хоть кто-то из них двоих должен соображать трезво и этот кто-то явно не её полуночный знакомый, – Да можешь ты остановиться ты хоть на минуту!

Не нравилось ей предложение, что за руль её ласточки сядет кто-то, кроме неё. Не хватало ещё, чтобы резвый парнишка отключился посреди дороги и врезался в ближайший столб. Она сделала руками останавливающий жест и шумно выдохнула. А ночка становится всё интереснее и интереснее. Дина практически видела, как накрываются медным тазом её мечты выспаться и поваляться в горячей ванной. Какой тут! Теперь провозится с этим чудиком, как минимум, до утра. И такая перспектива её совсем не радовала.

О да, я до усрачки хочу знать правду о грёбанном Флэше. Расскажешь мне? Окей, – взглядом она указала незнакомцу, чтобы усаживался на водительское сиденье. Сама побрела на пассажирское место. Распахнула дверцу «ласточки», коленом согнутой ноги уперлась в кресло и принялась убирать банки с пивом и коробки с полуфабрикатами. Быстро раскидав покупки из супермаркета по свободным углам, тем самым освободив себе место, Дина уселась и выжидающе уставилась на парня.

Пока мелкие части мозаики не складывались в общую слаженную картину, однако внутреннее чутьё подсказывало, что не так прост её пассажир и не просто так с неба свалился именно на неё. Почему она? Что ему от неё надо? Впрочем, почему бы не расспросить об этом прямо сейчас...

В следующее мгновение Дина с силой бьет приятеля кулаком в скулу, затем хватается за пистолет, молниеносно взводит курок и наводит на лоб попутчика.

А вот теперь поговорим начистоту, – подытожила она, – Рассказывай, зачем Флэш тебя подослал? Что ему от меня нужно?

Если сделать допущение, что инцидент с наездом был подстроен, всё остальное складывалось само собой. Даже изнуренные мозги Дины сообразили, что к чему. Слишком много совпадений, в случайность которых, в силу специфики профессии, Дрейк не верила.

Отредактировано Dinah Lance (2019-07-11 18:01:35)

+1

8

Уэст кивнул, садясь за водительское сидение. Всё естество парня говорило о предстоящем звездеце.  Хотелось даже нервно оглядываться и в напряжении ждать подвоха. Только как быть, если главный подвох в этой жизни ты сам? Да и не мог он даже помыслить, что его невольная спутница будет вести себя как пай-девочка. Даже будучи Канарейкой, девушка отличалась довольно свободолюбивым нравом.

Пока бывшая (или всё же не состоявшаяся?) супергероиня раскидывала по углам машины покупки, Уэст прикидывал варианты. Для неё - несколько минут, для него около получаса в режиме скоростного мышления. Благо на это не тратилось никакой энергии, да и внешне проявлялось скорее в мелкой дрожи тела. Но это можно было списать на нервное состояния парня, который только что был сбит машиной и чуть не погиб.

И зачем я вообще пошел за ней? Зачем убился об её машину? Вон даже мелкая трещинка на лобовом стекле

Парень пробежался взглядом от левого нижнего угла, где начиналась трещина, до середины верхнего края. Вести машину такое повреждение не помешает, но будет крайне неприятно, когда она разойдется. Вполне можно заменить, займет около часа-двух в стандартных мастерских. Или можно заняться самому и управиться за пару минут если будет замена, но его ли это проблемы?

Машина действительно была хороша. Автоматическая блокировка дверей, а кнопки управления как раз со стороны водителя. Та же автоматика на боковых стеклах. Уэст мысленно кивнул самому себе. Всё-таки позиция водителя имеет больше преимуществ перед пассажиром. Сенсорная панель навигатора  приветливо манила к себе взгляд и проложенный программой путь тут же легко запечатлелся в памяти бегуна. Для обычного человека - моментально, для  него несколько минут детального изучения. В случае необходимости Он  найдет её.

Зачем? Убить свидетеля? Найти союзника? Черт....

Двойственность мышления раздражала. Воспоминания и эмоции измененного Уоллеса мешали нормально соображать. Правда дальнейшие события то же резко помешали обдумыванию плана, который впрочем строился на импровизации. В основном своем. Он заметил движение сразу. И в принципе мог бы даже отреагировать, легко уйдя из под удара. Благо силы были при нем и летящий в него кулак он видел как в замедленной съемке. Но стоит ли так сразу раскрывать карты? Единственное, что он успел сделать, как бы случайно заблокировать двери и опустить стекло со стороны водительского сидения.

Вариант для побега был неплохой, с учетом скорости и ловкости - легко можно выбраться. Но за этим ли он это сделал?

- Бьешь слабее, чем я знаю... - прошептал он тихо, поворачивая голову в сторону девушки. Внимательный взгляд зеленых глаз изучающе смотрел на девушку. Даже направленный в его лоб пистолет не мешал. На губах появилась кривая усмешка. Чуть придвинувшись вперед, упираясь лбом в самое дуло, парень усмехаясь проговорил:

- А с чего ты взяла, что Флэш кого-либо будет подсылать? Хочешь ответов? Тогда тебе эта штука - парень ткнул пальцем в пистолет, фыркнув - совершенно не нужна была. Но если ты хочешь поиграть в плохого полицейского... стреляй. Чего ждешь? Я сказал СТРЕЛЯЙ!

И выстрел разрезал тишину ночного города. Казалось бы и сказке конец, да можно закрывать скучную книгу и идти дальше, только не забывайте, что Уэст не простой смертный и перед блондинкой имел некоторое преимущество. Каждое её движения, вздох и трепет ресниц - лишь картинка в замедленной съемке. Вот она уверенно нажимает на курок и взгляд её трогает то ли сожаление, то ли презрение. Уоллес же успел войти в фазу пули и пропустить её сквозь себя. Запомните - если бегун в курсе, что в него будут стрелять - вы не попадете. Неожиданность - вот шанс на успех.

Пуля пролетела насквозь, не оставив и следа на светлом лбу. Через открытое окно машины она устремилась вдаль и врезалась в дерево. Избыточная кинетическая сила заставила её даже взорваться, разворотив кору бедного клена. Уоллес редко мог проходить сквозь предметы и не взрывать их этим. Но кому какая разница?

- А теперь - Уэст легко отобрал пистолет у ошарашенной девушки, разрядил его, обойму отправив куда-то в сторону пакетов из супермаркета, а сам ствол спрятал в кармане куртки. Наручники легко замкнулись на правом запястье девушки, другая часть закрепилась на поручне сверху левой двери - Теперь мы готовы к разговору и поедем. Да, Канарейка? Только веди себя прилично и узнаешь всё в подробностях. 

Уоллес спокойно завел автомобиль и поехал по заботливо проложенному навигатором маршруту. Минуту - другую стояла тишина. Парень уже думал включить радио, чтобы не слышать недовольное сопение девушки. Но вопрос девушки заставил его опешить?

- В смысле кто я? - беглый взгляд в сторону  блондинку и широко улыбнулся - Ты серьёзно не можешь сложить два и два или тебе просто нужно подтверждение? Или ты хочешь знать всю историю? Что ж... я тот, кто может исправить весь этот пиздец, что происходит вокруг. И я даже не о той пропаганде, что так часто слышали вы - "очистить мир от ублюдков". Этот мир... не такой каким я его помнил. Понимаешь, Лэнс, произошла... какая-то херня и я... скажем так... случайно... что-то изменил... Хм... Так... Ты мне не веришь или не хочешь верить?

Сложно было изъясняться  с недо-врагом и недо-союзником. То, что помощь ему потребуется, Флэш понимал. Ему нужен был просто кто-то ещё, чтобы взглянуть на ситуацию со стороны.

- Хорошо, Дина Лэнс, я кое-что тебе покажу. И хватит смотреть на меня, как на ублюдка. Я не совсем тот, за кого ты меня принимаешь. На, посмотри. Тебе как полицейскому эти отчеты могут быть интересны. И если ты действительно умеешь думать, а не только стрелять в упор, то ты поймешь... что-то... Если нет, то я поясню - и Уэст кинул девушке свой телефон, предварительно разблокировав его легким касанием  пальца к дактилоскопическому датчику. Ещё одним движением он открыл галерею фотографий, что сейчас сплошняком была усеяна фотографиями с мест преступлений, отчетами об убийствах и фотографиями статей с датами. Под каждой фотографией была дата. Но, что более любопытно - все эти события в этом мире просто не происходили. Изменилось всё, даже сознание Уоллеса теперь подвергалось изменением, но только не его телефон и то, откуда он пришел.

+1

9

Слишком сомнительно всё это выглядело. Вранье Дина научилась распознавать чуть ли не по запаху. Но от сложившейся ситуации разило скорее бредом, чем ложью. В поведении незнакомца не прослеживалось никакой логики, наоборот его действия казались хаотичными, импульсивными, лишенными какого-либо смысла и расчета. Или расчет всё же был? Вот только сумасшедшего под финал этого дня ей и не хватало! Для полного сходства со сбежавшим из психушки новому приятелю не доставало разве что характерной для мест заключения робы.

- Ты меня с кем-то путаешь.

Сбивали с толку слова попутчика. На короткие мгновения Дина хмурила брови, будто вспоминала и прикидывала, видела ли она когда-либо прежде этого человека и мог ли он иметь дело с ней. Дрейк никогда не жаловалась на память. Лица отпечатывались в ней как изображения на плёнке фотокамеры. Дина была внимательна к деталям, от неё редко что-либо уходило – как значительное, так и маловажное, на первый взгляд. Совершенно точно она не встречалась с этим парнем раньше и совершенно не за чем ему было оставлять себе пути побега. Вообще глупо это – сначала пытаться убиться, но попасть внутрь машины, а потом думать, как оттуда убраться. Причем времени-то прошло всего какие-то минуты!

Дальнейшее и вовсе казалось каким-то сном, нереальным и оттого пугающим. Будто всё это происходило не с ней, а с кем-то другим. Она словно смотрела фильм, героиней которого была она сама. Вот в следующее мгновение она нисколько не сомневается, что перед ней тот самый преступник, лишенный всего человеческого. Она не пытается его задержать и зачитать права – это бессмысленно, и все это понимают.

«Остановить, защитить, уничтожить», - успевает пронестись в голове, прежде чем гремит выстрел.

Дина замирает в оцепенении. Чужая кровь отчего-то не брызнула в лицо, чужое тело не обмякло, а оставалось в прежнем положении. В один миг ей показалось, что пули вообще не было, но она была, Дина видела, как она разрезала воздух и вошла в ствол дерева слева от машины. Когда пелена перед глазами рассеялась, она ожидала узреть что угодно, только не невредимого негодяя. От удивления она потеряла дар речи. Бранные слова и те не могли передать её состояния.

- А-а-а… м, - только и вырывалось у нее из горла. Она выпучила глаза и сосредоточенным взглядом осматривала место происшествия, - Как такое вообще возможно, придурок?

Теперь её охватывает паника. Напрасно она вспоминает первое правило действия в чрезвычайных ситуациях – не помогает. Одно дело улепётывать от вполне понятных и привычных бандитов, и совсем другое столкнуться с подобным. Дина понимает, что в этой ситуации бегство будет самым разумным решением. Она пытается сопротивляться и попутно пару раз лягает мерзавца ногами (насчет того, попала она куда-нибудь или нет, лучше не думать), но незаметно для самой себя оказывается прикованной собственными же наручниками.

Она едва не задыхалась от возмущения, совершенно не желала действовать так, как от неё ожидал негодяй на водительском месте, но, чёрт побери, он был прав. Её уже поймали и захлопнули дверцу клетки, бежать некуда, метаться из стороны в стороны – бессмысленно. На этом фоне обращение «канарейка» прозвучало очень символично. Дина оскалилась в едкой ухмылке и прожигающим взглядом посмотрела на парня. Не нужно ей никаких особых пояснений – не тупая, догадалась, кто он. Вот только на вопрос: «Зачем?» по-прежнему не находила ответа.

- Тебя послушать, так ты герой, - вторила рассказу Дрейк, - Парень, мир вообще несправедлив. Но это не повод убивать людей просто потому что.

О да, до неё снизошел не просто уголовник, а миссия, который несет в этот мир добро. Вот только чтобы причинять добро, нужно мир очистить от всей гнили. Похоже на слова фанатика.

- Точно чокнутый, - пробубнила она себе под нос и положила свободную руку на колено так, чтобы она не приложилась к глазам в фэйспалме. В меру своих возможностей она старалась вести себя тихо и лишний раз не провоцировать. Когда рядом неуравновешенный преступник, только это и остается.

Нужно попытаться настроить неприятеля на контакт, так хотя бы будет время, чтобы подумать, что делать дальше. Для Дины лишь лучше, что её псих сам готов к разговору.

- Еще раз тебе говорю, я не Дина Лэнс. Ты путаешь меня с другим человеком, - предложение отпустить её и поискать ту самую Лэнс на сей раз Дрейк оставила при себе. Не провоцировать, реагировать спокойно, действовать обдуманно и взвешенно.

Она берет телефон из его рук. Поначалу увиденные фото и подписи кажутся бредом. Она не копалась в базе 24/7, но не нужно знать наизусть весь перечень нераскрытых дел, чтобы понять, что они не соотносятся с тем, что было заснято в телефоне парня. Искоса и недоверчиво она поглядывает на попутчика. Зачем он показывает ей доказательства преступлений, о которых даже копы не знают. Она смотрит на даты и узнает реальные места – там совершенно точно ничего подобного не было и не могло быть. Все эти фото утка.

- Что это за хрень? – бросает она, - У тебя развлечение такое: воссоздавать места преступлений, а потом любоваться и мечтать? Очень интересное хобби.

Она дернула прикованной рукой. При его-то талантах мог бы и поудобнее застегнуть браслет.

- Бред какой-то, - бурчит она. С этими снимками вопросов появилось еще больше, а отвечать, похоже, никто не собирался, - Хорошо. Ладно. Того, что там изображено, не было на самом деле. Смешная шутка, ха-ха. Дина Лэнс бы оценила. А я не Дина Лэнс. Так может я пойду?

Отредактировано Dinah Lance (2019-07-16 06:48:07)

+1

10

Девушка не поверила. Конечно. Он бы тоже не поверил в существование... всего этого, пока не стал на одну ступень с знаменитым на весь мир Флэшем. Не стал самим Флэшем. Пережил бы он десятки вариаций самого себя? Видел бы он тогда чудеса Вселенной? Или был бы так же слеп, как слепа теперь Канарейка? Точнее, вовсе не Канарейка. Она... не завершена.

- Я не могу путать. - отрезал Уэст, заворачивая направо. Он уверенно вел автомобиль. Надоедливый навигатор он давно уже отключил, так как противный компьютерный голос его только раздражал ещё больше. А в его состоянии это опасно. Он не до конца смог сопоставить все изменения происходящие с миром и с ним самим. Была ещё чрезмерная двойственность сознания. Терпение и доброжелательность резко сменялись на гнев и импульсивность. Как он мог упустить эти добродетели? Всего-то за год? Или его просто раздражает глупость и слепота людей?

Возможно. А быть может его организм просто так реагирует на сложившуюся ситуацию и смесь эмоций как раз проявление этой реакции? Ну точно беременная женщина, не хватает только поплакать над мороженным с рыбой и взбитыми сливками. Уоллес качнул головой, отгоняя нелепую шутку.

- О, да! Дина! Да! У меня просто хобби такое. В свободное от убийств время, я воссоздаю преступления. Ворую у полицейских всякие ленточки, мелки и номерки, только чтобы было идеально! - фыркнул Уэст. Ему это дело потрепало много нервов. Журналисты просто разрывали полицейских и мешали  с дерьмом всех причастных к расследованию супергероев. Результатов ноль. Зато теперь, когда он решил сделать по своему - расхлебывать ещё большее дерьмо. При этом парень начал барабанить пальцами по рулю. Даже прибавил скорости, несясь по ночному городу. - А после этого я забегаю в местные типографии шести газет, чтобы распечатать в каждой двадцать три газеты за разные даты и умело подделываю манеру письма разных журналистов. А в свободное от всего этого безобразия время я ворую красивых девушек, чтобы просто отвести их домой. Конечно же!

И тут до его сознания дошли предыдущие слова девушки. Она успела произнести фразу до его злобной тирады, но он её проигнорировал. А теперь... когда смог выговориться, то внезапно удивленно посмотрел на девушку.

- Подожди секундочку - при этом парень даже немного притормозил. Правда скорость с семидесяти миль в час упала разве что на шестьдесят. Вести машину ему не мешала беседа, да и прочие раздражители тоже. Гонщик по призванию, бегун по факту. Ему эта скорость все равно что прогулка. - Не Лэнс говоришь? Любопытно.

Уоллес упустил из виду тот факт, что в этой версии Вселенной может быть всё иначе. И дело даже не в его изменении версии событий. Хотя, быть может, он приложил свою шуструю руку и к этой истории. Точнее ещё приложит, так как в памяти не было никакой информации об уничтожении Канарейки. В памяти, что сейчас сортировалась на предмет "этой вселенной" вообще не было упоминаний о хорошей наставнице и просто красивой женщине, по которой в тайне (и не очень) мечтала мужская половина Титанов. И не только мечтала, но и активно использовала эти мечты при... кхм...

- Значит тут что-то совсем не так. Ладно. Хм... Где же ты свернула не туда, пташка? - рассуждал вслух Уэст, мысленно перебирая сведения о Дине Лэнс, которую помнил. Он знал, что её фамилия - взята от мужа. По крайней мере в одной из версий Вселенной так было. После того как Уолли вырвался из Спидфорса, он пересекся только с Титанами и некоторыми близкими героями. Бетмен, Флэш, Супермен. И то, только потому, что они воспитывали подрастающее поколение. А у Канарейки приемника не было. Она лишь обучала их.

- Начнем с того, что я действительно не могу ошибаться. И ты действительно та, кто мне нужна. Да, возможно не совсем та версия. Но мозги должны же варить. Хоть чуть-чуть. - Уоллес кратко глянул на девушку, чуть усмехаясь. Отчего-то в такие моменты его посещали мысли "этой версии Флэша". - Я буду перечислять факты, известные мне. Пожалуй, возьмем обратный порядок. Итак... Зеленая стрела? Кроме того, что это супер-герой тебе не о чем не говорит?

Вид девушки давал ответы. Уоллес перечислял некоторые факты и получал отрицательный ответ. И вновь, и снова. Уэст уже готов был поверить в то, что девушка действительно не та.

- Хм... Забавно. Всё это действительно было. В другой версии, но не может всё так отличаться... Ладно. Допустим этот факт - до конца поездки оставалось всего пара кварталов. Ещё чуть-чуть и девушка будет дома, а он сможет наконец-то нормально поесть. Есть хотелось неимоверно. И Уоллес надеялся, что в холодильнике девушки полно еды. Очень надеялся. Потому что появляться где-то ещё ему сейчас очень сильно не хотелось. Тем более оставлять девушку одну. Хоть ей никто и не поверит, а он очень умело сыграет свою роль обычного смертного, но не хотелось всех этих разбирательств. Вдруг ей в голову придет доказать всем, что он тот самый Флэш очередным выстрелом? Ему же нельзя будет фаззировать. Значит придется просто дернуться и словить пулю куда-нибудь ещё. А это больно.  - Замуж не выходила. В боевые организации не вступала. Кричать... не умеешь. Надеюсь, что хоть имя учителя я запомнил правильно и "Ламар" всё-таки был.

Реакция девушки поступила незамедлительно. Она резко повернула в его сторону голову и немного прищурилась.

- Канарейка часто упоминала имя своего сенсея. Особенно мне, когда я ещё юнцом обучался под её руководством - пояснил Уэст, взглядом прикидывая дом около которого остановиться. Ещё пара десятков метров и можно уносить девушку домой. Жаль не романтичными побуждениями действовал герой. Очень жаль. - "Ты слишком нетерпелив. Судья должен быть очень внимательным и осторожным. Следи за своими поступками и словами."

На этих словах, Уоллес остановил машину у многоэтажки. Краткого забега туда и обратно, что занял ровно двадцать три с половиной секунды, хватило. Квартира девушки была найдена. Единственная менее обжитая, с не распакованными вещами и всего небольшим обустройством. Стол, стул, холодильник, да кровать с диваном. Вот и всё. А, ну ещё и душ. Куда же без душа? И туалета! Да-да.

Этого времени хватило и для того, чтобы обойти машину и открыть её с другой стороны.

- Добро пожаловать домой - Уоллес легко отстегнул наручник от поручня и перекинул его на другое запястье девушки. Отпускать её он не собирался. Пока что.  Сначала была мысль перекинуть девушку через плечо, но парень быстро отмел её. Зачем? Он всё-таки уважал эту девушку и был ей во многом признателен. По крайней мере другой версии Дины. Именно поэтому он подхватил её на руки. Легко, будто не заметив её веса. И не замечая как она очень недовольна.

- Эй, а продукты? - Уоллес удивленно опустил взгляд на свою ношу. Вздохнув, молча кивнул. На суперскорости и не выпуская, казалось бы, девушку из рук, парень собрал все не хитрые покупки в пакет и повесил за своё запястье. Так же молча он добрался до нужной двери и, отключившись от всего вокруг, сосредоточился. Пройти сквозь дверь и не взорвать её. Пройти сквозь дверь и не взорвать её. И у него получилось. Опустив девушку на диван, Уоллес стал разбирать покупки и заглянул в холодильник.

Отредактировано Wally West (2019-07-15 21:04:14)

+1

11

Она уже почти свыклась с мыслью, что у нового знакомого и в самом деле с головой не в порядке. Всё, о чем он говорил, просто не могло быть правдой, так не бывает и не могло быть в принципе. А ещё этот парень дёрганный. Кто знает, что взбредет ему в голову, если Дина и дальше продолжит отвечать с издёвкой. Она ведь всё-таки заложник, а он преступник. И не какой-нибудь, а мерзкий ублюдок Флэш. Потому, если жизнь дорога, сбавь обороты, Дрейк, и реагируй так, как от тебя ожидают. Так, как хотят, чтобы ты реагировала.

Объяснения попутчика ни на грамм не добавили веры. Наоборот, если такой человек умеет уворачиваться от пуль, что ему стоит проникнуть куда угодно и сделать всё, что вздумается? По правде говоря, познакомившись с Флэшем поближе и увидев лишь малую часть (она уверена, что это далеко не всё, на что способен новый знакомый) его возможностей, Дина не представляла возможных для него границ. Существуют ли они? От подобных мыслей на лбу выступал холодный пот.

Она слушала его пространные рассуждения и никак не могла взять в толк, что происходило в его мозгу. Почему он так уверен, что она – это она. В смысле именно та, кого он искал. Ведь сам же не раз обмолвился, что не сильно она соответствовала его ожиданиям.

- Свернула не туда? – переспросила она. С  чего он взял, что с ней что-то не то? Кто он такой, чтобы рассуждать, что она сделал не так, а где поступила правильно, в конце-то концов! – Мой путь был прямым как разрез в заднице до тех самых пор, как однажды на голову не свалился ты.

На вопросы о Зеленой Стреле она ответила, что он клёвый, в группировки не вступала… она же коп, забыл? А замужем за кем-то она и вовсе себя не представляла. С каждым новым вопросом или утверждением приходилось делать над собой всё большее усилие – рука никак не хотела оставаться на колене и так и тянулась к лицу. Но последние заявления заставили её почувствовать себя участницей шоу по ТВ с розыгрышем. Она напряглась, недоумённо смотрела по сторонам, надеясь таким образом обнаружить, где кроется скрытая камера и в чем подвох. Резко замкнулась в себе.  Пропало всякое желание о чем-либо говорить. Вместо этого лучше слушать. И тут главное уметь услышать.

Слова Десмонда, произнесенные устами Флэша, больно резанули по сердцу. Мысленно Дина стала искать адекватные объяснения, как этот парень мог узнать о сенсее и его наставлениях. Совершенно точно он не был учеником Ламара – об этом даже думать нечего, не мог он быть в додзё и слышать то, что было адресовано ей.

- Пока ты не отпустишь гнев, тебе не победить, - тихо продолжила она фразу учителя.

Задумалась. Философию Десмонда Дина по-прежнему понимала, хоть и не принимала её в полной мере. С его смертью многое изменилось, изменилась и она сама. Дрейк так и не стала лучом света в грязном сером Готэме, каким был для неё он. Одобрил бы он её такую? Гордился бы, кем она стала?.. И снова боль в груди. Едва ли она оправдала надежды сенсея.

Она замолчала на какое-то время. Тем временем машина незаметно подъехала к дому, где жила Дина. Когда обнаружила конечную остановку, ни о чем спрашивать не стала. Пора привыкать ничему не удивляться в компании с этим парнем, хоть и внутренне возмущаться Дина перестать не могла. У нее были скованы руки, но передвигаться-то она могла спокойно!

Недоверчиво посмотрела на Флэша. У неё всё ещё оставалось слишком много вопросов. Но вместо того, чтобы попытаться снова бить горохом в стену, пытаясь получить пояснения относительно всего, что происходит, она вспомнила о пакетах, брошенных в машине.

Попала в квартиру она весьма нетрадиционным способом.

«Так, не удивляйся. Не удивляйся. Ты всё еще цела, и это уже очень и очень хорошо», - напоминала она себе.

Вновь почувствовав под собой привычную более устойчивую (и надежную) поверхность, Дина ощутила себя заметно более уверенно. Она поднялась с дивана, широкими кругами прохаживаясь по полупустому помещению и искоса поглядывая на гостя.

- А сколько лет твоей Дине Лэнс? – остановившись в дверном проёме, спросила она. Дина по-прежнему не особо охотно принимала россказни парня, однако условно для себя попыталась сделать допущение. Пусть всё так, как говорил незнакомец, но почему тогда общие исходные данные так разнились? – Ты сказал, что она учила тебя в юности. На вид тебе далеко не 15 лет, а мне ещё не 50. Как она, то есть я, могла… Несовпадения налицо, понимаешь?

Были и другие шероховатости и неточности в рассказах гостя. Однако обо всем по порядку. Сначала нужно разобраться с проблемами, которые возникли прямо перед носом. Дина подошла ближе, оставшись на расстоянии пары шагов.

- Допустим, твои слова правда, - только «допустим», никто не говорит, что она верила. Не так-то просто принять на веру рассказы, что ты неправильная и живешь в неправильном мире своей неправильной жизнью, - Зачем я тебе? Ты же Флэш, должны быть кандидаты получше, чем коп, который, вроде как, за тобой гоняется.

И махнула рукой. «Да, располагайся как дома», - говорил её жест. Как будто бы её запрет на что-то мог повлиять.

Отредактировано Dinah Lance (2019-07-16 09:55:57)

+1

12

Разрешения ему и не нужно было. Он даже не заметил этого жеста, просто проигнорировав. Холодильник был пуст. Казалось бы хозяйка дома даже не уделяла даже толики своей жизни такой прекрасной вещи как еда. Даже не так. Е-Д-А! Уоллес вообще был большим любителем поесть. Когда он стал бегуном, а произошло это очень и очень давно, когда он был ещё маленьким мальчиком у которого на губах едва-едва засохло грудное молоко, так с тех пор потребность в еде стала основной, а не просто одной из многих физиологических нужд. Есть - чтобы жить.

Спидстеры очень и очень много тратят энергии. Не освоив навык выживания только за счет Спидфорса (а это было одной способностей, которой Уоллес овладел не так уж и давно, да и не в полной мере), любой бегун нуждается в восполнении этой энергии. И самый простой способ - поесть. Хотя другой бы сказал "пожрать". Прокормить такого скоростного мальчика может не каждый. Те же Брюс Уэйн и Оливер Квинн, а через них и Найтвинг, не редко оплачивают счета, чтобы в лиге находился на постоянной основе один из бегунов. Сначала Аллена финансировали, потом уже Уэста. Дальше будут уже их детей. То что они будут - доказанный факт. В том же союзе Аллен-Уэст уже были дети и они с ними встречались... В общем... жизнь идет своим чередом, правда потом в эту самую жизнь вмешиваются бегуны и всё идет кувырком. Кстати о жизни.

-  Ей ровно столько же, сколько и тебе - Уоллес тяжело вздохнул, убирая баночку горошка в холодильник. Туда же отправились и другие продукты: десяток яиц, молоко, консервированные томаты, шпроты, помидоры с огурцами. Вот и все не хитрые покупки молодой девушки. Больше похоже на берлогу отъявленного холостяка, коим и был Уэст. Не хватает только носков на полу, да  пустых коробок из под пиццы. И, конечно же, засохшая грязь на тарелках в раковине. И тогда точь-в-точь квартира самого холостяка. - А  несовпадения объясняются одновременно и просто, и сложно. У тебя чай есть? Или кофе?

Уоллес так же без особого разрешения полез в шкафчик на кухне. Ну как кухне. Квартирка была достаточно маленькой, так что разделение было несколько размытым. Хорошо хоть душ и спальня были отделенными. Впрочем, не ему здесь жить... Возможно.

Искомое было найдено. Чайник (порадовало, что всё-таки электрический) поставлен подогреваться, а по кружкам рассыпан кофе. Разговор предстоял долгий.

- За мной много кто гоняется. Ты - меньшая из моих проблем. Особенно без "Крика". Я точно помню как выглядел мой сэнсэй. И это - ты. Точнее несколько иная версия тебя. Всё, что я перечислял в машине - должно было произойти. Но не произошло. Почему - я не знаю. Но факт остается фактом - ты Канарейка. Ещё можешь ей стать, наверное. По крайней мере жить в таком мире... - парень тяжело вздохнул. По кружкам был разлит кипяток. Поставив их на стол, Уоллес отодвинул один из стульев, жестом предлагая девушке сесть. После же, когда она всё-таки заняла предложенное место, снял наручники. Ключ при этом он не использовал, а просто вновь снял их фаззировкой. Благо сконцентрироваться прямо сейчас у него получалось. Быт всегда его успокаивал. Так было и в этот раз.

- К сведению, бежать не советую. Я, конечно же, не буду тебя убивать или что ты себе там можешь придумать... Но всё-таки я не хотел бы устраивать очередные гонки, в которых тебе не победить. Была бы ты Канарейкой.... Эх... - сам же Уоллес уселся напротив. Кофе приятно пах, хоть и был растворимым. Видимо на таком напитке девушка не экономила, но вот на времени - да. Иначе бы тут была турка, да  нормальный молотый кофе.

- Для начала, я хочу кое-что тебе дать. Чтобы ты хотя бы имела представления о том, кто я. И о том, откуда я тебя знаю. Не просто слова. - Уэст не знал, сможет ли он повторить то же, что сделал несколько лет назад со своими друзьями. После того, как вновь вернулся в этот мир. Спустя года, десятилетие. Уоллес создал молнию на кончиках пальцев. Чистая энергия Спидфорса. То, что пронизывает всё его тело. Парень сконцентрировался на воспоминании. Все его чувства, эмоции, мысли. Всё как на ладони. После чего легонько коснулся пальцами ладони девушки. Слишком быстро, чтобы она убрала свою руку.

Flashback.

Башня Титанов. Тренировочный зал. Часть стены - сплошные зеркала. Рыжеволосый парень, а именно его глазами сейчас был виден мир, тяжело вздохнув, поправил непривычное для него каратэги, стандартное одеяние для начинающего осваивать искусство боя каратэка. Его друзья-товарищи уже закончили тренировку. Он же старался. Старался достичь их высот. Да, у него была суперсила - скорость. Но у них же их не было, не так ли? Тот же Найтвинг без помощи сил мог одолеть целую банду. Он просто - человек! Че-ло-век. Даже не мета, коим является Он - Кид Флэш.

Зал был усеян манекенами. Он слишком часто пылил и в гневе уничтожал их до этого. И только потом до взрослых дошло, что такими темпами они лишь спустят в унитаз весь бюджет. Теперь в зале было дополнительно два манекена - для него. Особый сплав металлов было не так то просто проломить, даже обладая высокой скоростью ударов. Сейчас же он пытался добиться если не идеального, то хоть какого-нибудь мало-мальски стоящего результата.

- Тренируешься, Соник? - Кид Флэш вздрогнул. В прыжке он резко развернулся, смотря на внезапного гостя. Точнее гостью. Сэнсэй. Дина Лэнс - Чёрная Канарейка.  Она была достаточно молода, но при этом чрезмерно опытна. И для своего возраста мудра.  Каратэги обтягивало её тело и вполне неплохо выделяло приятные глазу формы. Рыжик был в том прекрасном возрасте, когда гормоны лились из ушей. Да что Он. Даже Найт вполне так лестно отзывался об этой женщине.   Вот и сейчас его взгляд на несколько секунд задержался совершенно не на глазах учителя.

Она хмыкнула. Флэш же четко ощутил, как запылали щеки, но он постарался взять себя в руки. Тряхнув головой он молча кивнул. В руку прилетел ненавистный Бо. Бодзюцу так же входило в тренировку. Или Каратэ-до входило в Бодзюцу. Для него это было не столь важно, сколь достичь успехов и в этом. Тренировки с Лэнс стали достаточно частыми. Что она видела в нем? Наглость? Упрямство? Напыщенного мальчугана, который не мог освоить то, что так легко давалось друзьям? Что?

- Йииии-ах - Бо пролетело мимо, легко отбившись от такого же оружия в руках сэнсэя.  Он отпрыгивает чуть назад, опасаясь удара. Его, впрочем, не последовало. Зато были наставления.

- Слишком рано, Соник. Дождись нужного момента для удара. - Флэш не хотел ждать. Промедление - смерть. Он это уяснил достаточно давно. Неудачи заставляли его злиться. Промах за промахом. Удар за ударом. Он уже несколько раз пропустил по ребрам и левому предплечью. Один раз даже получил по ягодицам. Гнев заполнял его.

- Аааргх! - парень ударяет с разворота, стараясь задеть хоть не в начале, так в конце приема. Но вновь неудача.

- Направь свой гнев. Не давай ему управлять тобой.

Вновь выпад и вновь Она легко уходит из под удара отклоняясь назад. Разворот и очередной удар, который рыжик опять пропустил.  Достаточно сильный, чтобы он отлетел назад и больно ударился плечом об пол.

- Слишком нетерпелив. Слишком импульсивен.  - звук доносится откуда-то сверху. Но болят ребра и живот, а теперь ещё и плечо. Хотелось напасть и наконец-то добиться поражения учителя, но... сколько раз уже так всё заканчивалось? Снова и снова.

- Мой учитель говорил мне. "В своих решениях судьи осторожны и внимательны. Если ты собираешься судить или нести справедливость другим, ты должна следить за своими словами и поступками. Терпеливо." Тоже самое я могу сказать и тебе, Соник. Терпение и хладнокровность. Цени эти благодетели.

Уэст подул на горячую кружку кофе. На вкус  он оказался достаточно достойным. Вкусным. Периодически он поглядывал на девушку, пока она приходила в себя. Конечно же это была лишь маленькая толика того, что он мог показать. В те годы ему было сложно. Больно. Обидно. И лишь на одном упорстве он смог добиться сносных успехов. Нет, он не смог достичь того же, что и тренирующийся годами Найтвинг. Да даже если бы Дина сражалась серьёзно, а не в половину своих умений, то он бы не выстоял бы и минуты. Впрочем, если к этому прибавить ещё и силу скорости... Но это же читерство? По крайне мере в боях со своими.

Наконец-то можно было продолжать.

- Рассказ будет долгим. Стоит упомянуть, что наши силы - это Силы Скорости. Существует так называемое подпространство, которое так и называется SpeedForce. Развив достаточную скорость, можно пройти сквозь пространство и через Канал Скорости выйти в том числе и в другом времени. Иногда и в другом мире. Спидфорс существует в любой момент времени. Он не отделим. От нас. От мира. От Вселенной. Сквозь время и пространство. Сквозь миры. Но существует опасность уйти и не вернуться  - на этих словах Уоллес вздохнул. Сложно вспоминать ту боль, то одиночество, что заполонили его сердце в те годы. Он тщетно пытался выбраться и, едва не растворившись в энергии Спидфорса, всё же выбрался. В совершенно новым мир, где Уолли Уэст хоть и существовал, но был он чернокожим мальчишкой, кузеном Айрис Уэст по линии отца. В общем, рыжеволосому парню здесь места не было. Но вопрос решил Барри. Как всегда.

- Это и случилось со мной. Я... застрял на долгие годы. И разница в возрасте с другими нивелировалась. Потому что попал я в несколько другое время. Это если кратко. Что касается кандидатов.... Да, выбор многообразен. Тот же Бетмен с радостью примет меня в распростертые объятия. Хотя подожди - Он встал на мою сторону? Ах, конечно же, я похож на самоубийцу. - парень фыркнул, отпив из кружки. Тепло расходилось по телу. Закрыть глаза. Отрешиться от мира. И на миг может показаться, что всё хорошо.

+1

13

Дина чувствовала, что чем больше она углублялась в вопросы, связанные с новым знакомым, тем меньше понимала. Никак не покидало ощущение нереальности происходящего. Она словно смотрела на себя со стороны, будто она – это и не она вовсе, да и вела она себя не совсем так, как в обычных ситуациях. Всё шло наперекосяк, и Дрейк это не нравилось.

Надо отдать должное, рассказывал парень складно (но от этого ничуть не более доходчиво). Дина внимательно его слушала и, надо сказать, чтобы выдумать такую стройную и продуманную ахинею, нужно быть либо очень чокнутым и очень гением, либо не выдумывать вовсе и говорить правду, которую мало кто знал.

У тебя всё «просто», – в какой-то момент возмутилась она, – С чего ты взял, что именно я твоя проблема? Позволь напомнить, что это ты на меня свалился. Бежал бы себе мимо, а я бы знать не знала обо всей той дури, которую ты мне сейчас втираешь.

Скованные наручниками запястья не особо беспокоили Дину, она не ощущала особого неудобства или беспомощности. Если Флэш думает, что она не сможет от них избавиться в нужный ей момент, то очень зря. Плох тот коп, что не знает, где хранит ключи, и не умеет выпутываться из скользких ситуаций. А Дрейк ни к одному, ни к другому типу себя не причисляла. Она везунчик, как говорили коллеги. Да уж, везение на неё так и лилось рекой последнее время. И пример такого «везения» как раз сейчас сидел напротив. Поочередно  она потерла раскрасневшиеся вмятины на каждой руке. Сурово посмотрела на собеседника.

В самом деле думаешь, что я настолько тупая, чтобы пытаться от тебя убежать?
Теперь она ощутила себя обезьянкой в зоопарке. Зачем она нужна не ясно, но пусть будет, чтобы посетители на неё смотрели, она же такая прикольная!

Дальнейшее и вовсе воспринималось как отвал башки и абсолютный уход от реальности. Думаете, чтобы ощутить прикосновение магии, нужно отправиться на шоу к шарлатану? Нет. Те ребята нервно курят в сторонке по сравнению с фокусами, которые творил приятель Дины. Завидев молнию в его пальцах, она хотела было отшатнуться, но против самого быстрого парня у неё не было никаких шансов. Реальность исказилась. Сначала в глазах поплыло, а затем она перестала видеть ставшее знакомым за последний час лицо и вместо него смотрела на себя. Она посмотрела по сторонам – комнаты, табурета, на котором сидела, и стола больше не было. Вместо этого Дина видела тренировочный зал, столь похожий на додзё Ламара. Поначалу мозг отказывался воспринимать картинку, он пытался понять, как видение работает. А может это и не видение вовсе? Сейчас уже ни в чем нельзя быть уверенной. Чуть пообвыкшись с ролью проводника чужих мыслей, Дина всматривалась и в сюжет происходящего. Она отметила, что женщина, которую она теперь видела, хоть и была на неё похожа внешне, совершенно точной не была ею. Та женщина источала уверенность, и это чувствовалось во всем: в её позе, осанке, голосе... другом голосе, более звучном, более живом. Улучшенная версия той Дины, что она видела каждое утро по утрам в зеркале.

Видение оборвалось также внезапно, как и возникло. И вот она снова на кухне зачуханной квартирки. Она не сразу пришла в себя. Какое-то время Дина рассеянно хлопала ресницами, рассматривая свои ладони и соображая, что это только что было.

Ебать меня кирпичом, – первое, что произнесла она, стоило мыслям более-менее встать на место, – Есть что-нибудь, что ты НЕ можешь?

Впрочем, он мог и не отвечать. Вопрос скорее как пища для размышления, чем реально требующий ответа. В задумчивости она нащупала чашку с кофе и сделала глоток. Поморщилась, будто в рот попало что-то крайне неприятное на вкус. Нет, не растворимое пойло из жестяной банки ей сейчас нужно. Требовалось что-то более бодрящее. В следующий миг Дина поднялась из-за стола и побрела к холодильнику, откуда выудила начатую бутылку виски. Вместе с со стаканом поставила бутылку на стол, а после села на прежнее место.

Подожди.

Один за другим, не тратя времени даром и не отрываясь на болтовню, Дина опрокинула три бокала. Закрыла глаза, внутренне оценивая свое состояние. Так-то лучше.

Затем посмотрела на парня. Этот мелкий пялился на свою учительницу, бессмысленно отпираться или пытаться уверить в обратном. Дина лукаво улыбнулась, но мысли свои не озвучила. Сейчас имелись куда более важные темы.

Так Соник — это твое имя?

Сказать по-правде, было бы более удобно обращаться к парню иначе, чем просто «эй, ты» или «эй, придурок».

М-м, так ты и во времени можешь путешествовать, – как бы между прочим заметила Дрейк. Очаровательно. Никогда прежде её серая скучная жизнь не казалась ей более унылой, чем сейчас. И в общем-то её и устраивала та обыденность, которая резко перестала таковой быть с появлением Флэша.

Почему ты думаешь, что твой мир единственно правильный? Как ты можешь определить, какая из реальностей имеет место быть, а какая ошибочная? – Дина наклонилась вперед и положила локти на стол, – Не думал, что эта действительность куда больше имеет место быть, чем та, из которой пришел ты?

Внятного ответа на вопрос относительно своей скромной персоны она так и не получила. Где она и где Бэтмен! Скривив губы, потерла шрам на шее. Все верно, она даже крикнуть как следует не способна.

И что я могу? – развела руками по сторонам и бессильно опустила, – Ты говоришь, что меня и существовать не должно. Или должно, но не я, а какую-то другая женщина, которая похожа на меня и у которой моё прошлое.

Покачала головой. Мало выпила. Надо ещё.

+1

14

Увидев на столе бутылку с виски, Уоллес ещё несколько погрустнел. Он пробовал сотни алкогольных продуктов, если не тысячи. Некоторые были вкусными, сладкими, приятными. Другие были кислыми или горькими. Хотя ему очень понравилась по вкусу медовуха, но ничего, кроме вкуса Уэст не ощущал. Даже самый крепкий алкоголь его не брал. В лучшем случае - легкое головокружение от чистого спирта, которое выветривалось спустя пару секунд. Из-за ускоренного метаболизма - алкогольное опьянение было не возможно. И парня несколько печалило, что подобный опыт его обошел стороной. Ну представьте, просыпаетесь с жуткой попойки в незнакомой квартире, с трещащей головой и сушняком.  Из одежды - только трусы и носки. Вокруг безобразие. В кровати рядом - тоже. А это ведь - обычное студенчество средне статистического американца. И Уэст был этого лишен.

Да, он участвовал в пьянках, но чаще всего это была лишь игра, притворство. И чаще всего он пил что-то достаточно вкусное. Но того, что испытывали его товарищи, было чем-то недоступным. Хотя Аллен как-то раз решил данный вопрос, создав полностью сентетический алкоголь с очень и очень высоким градусом. Эффект был минут на десять. Ну, хоть что-то....

- Хм... ты хотела узнать, чего я не могу сделать? Есть такие вещи. Одной из них ты сейчас занимаешься - Уолли пожал плечами, добавив немного виски к себе в кофе. Так вкус был более гармоничным. Сделав несколько глотков, парень усмехнулся. Определенно, вечер набирал обороты. Осталось определить, где потом положить надравшееся тело и нужно ли будет раздевать девушку. И если нужно, то как не... Уоллес тряхнул головой. Об этом он подумает только тогда, когда появится проблема. - А ещё танцевать. Я не умею танцевать, да. 

Лукавая улыбка девушки заставила немного нахмуриться. Что она задумала? Хотя, опять же, это проблема, которой ещё нет. Можно подумать о ней позже.

- Нет, так называла меня только ты. Прозвище. Кид Флэш. Флэш. Соник. Знаешь же, есть такой мультик. Ёж Соник, такой синий и в красных кедах. Как то раз я даже нарисовал его... Хм... Миг. - Уэст быстро встал и на сверхскорости заносился по квартире в поисках чистого листа и хоть какой-то намек на цветные карандаши. И если лист он нашел довольно быстро, просто вытащив один из листов какой-то невзрачной тетради. Но вот с карандашами были проблемы. Зато нашел три ручки: чёрную, красную и синею.  Вернувшись на место, Уоллес усмехнулся. Прошло несколько мгновений.  После чего начал так же быстро рисовать. Конечно с той картинкой, что получилась у него в прошлом, этот "шедевр искусства" сложно было назвать достойным, но всё-таки - Вот. 

Вопрос девушки заставил задуматься на пару секунд. Отчего он так уверен? Ну может быть потому, что... Впрочем сдерживаться он не собирался, поэтому заговорил.

- С этим проще простого. - Уэст взглядом проводил ещё один шот, что так усердно в себя вливала девушка. Четвертый. На котором она отключиться? Что ж, дальнейший разговор можно будет отложить потом. Главное чтобы она не захотела поехать в какой-нибудь ночной клуб, где ему придется усердно  показывать на лице радость. Быть может там будет караоке? -  Будь это просто очередным параллельным миром, в который я попал бы случайно, я бы давно уже отсюда свалил. Зачем мне находиться не там, где меня любят?

Хотя Уэст сейчас откровенно врал. В его версии реальности у него были друзья и товарищи. Был Аллен, как приемный отец. Даже натянутые отношения с родителями можно назвать достаточно теплыми. Но совершенно никто не ждал. Куда возвращаться? В пустую квартиру, где пахло не стиранными носками? Где кусок пиццы давно умер собственной смертью и теперь разлагался? И самое главное - к кому? Друзья могут его забыть. Один раз уже так  было. Почему же ситуации не повториться? Даже Барри может это сделать, хотя с этим сложнее. Но "маяка" у него уже давно не существовало.

- Хотя... - Уэст погрустнел, вздохнул. Дико захотелось воссоздать сыворотку Скорости девять. Единственное, что сделало бы его на несколько часов, а  если "повезет" и дней, обычным. Тогда он смог бы опрокинуть в себя несколько бутылок особо крепкого алкоголя. А почему мне не пришла в голову такая идея? Ах да, она идиотская. Затопить боль алкоголем? Ну такое решение.

- И тем не менее, в моей памяти есть обе версии событий. То, что должно было случиться и то, что случилось. В этом мире не существует второго меня. А по твоей версии, я в параллельной. Так где же тот Флэш, которого ты так жаждала сегодня убить в переулке, пустив в него всю обойму? - Уоллес фыркнул. Конечно же, он бы не умер став решето. Но больно было бы. Смотря куда попасть.

Парень пару раз погладил по столу, смахивая невидимые крошки, успокаиваясь. Собственное состояние ему сильно не нравилось. Но что он мог сделать? Так будет каждый раз, когда он совершит ошибку. И рядом нет Барри, который мог бы всё исправить за него. И это тоже его вина. Как вытащить Аллена - Уэст не знал. Зато нужно было думать, как  всё сделать самому.

- Но опустим это. Меня много хотел бы убить. -  Уоллес вздохнул, справившись с нахлынувшими эмоциями. - Кстати... Меня зовут Уоллес...

Отредактировано Wally West (2019-07-18 08:11:24)

+1

15

Ах, вот в чем дело, – почти сразу же подхватила Дина. Наконец-то хоть что-то начало проясняться. Становилось даже интересно, где-то внутри просыпался азарт. Нечто подобное она ощущала, когда наблюдала сдвиги в расследовании. Это сродни раскручиванию спирали — с виду скучная ерундовина, но стоит потянуть за один край, и каждый новый виток принесет в себе что-то новое, не известное ранее. Поиск информации, улик, причинно-следственных связей превращался в одержимость. И она не остановится, пока не докопается до самой сути. Хватка у неё что надо. А тут и зубами вцепляться не требовалось, собеседник сам отвечал на заданные вопросы. Большинство ответов, конечно, были совсем не теми, что рассчитывала услышать Дрейк, но нужно отметить, что Флэш не на допросе, а она не в роли дознавателя. Хотя чем-то всё же похоже.

Ты не можешь отсюда... – она не находила нужных слов, чтобы обозначить свои мысли. Руками рисовала в воздухе круги, пытаясь найти искомое выражение. Телепортироваться, улизнуть, улететь? Как это правильно назвать? – … не можешь покинуть этот мир. Так бы сразу и сказал.

Прям дышать легче стало. Или это четвертый стакан сказывался? В любом случае, лучше, чем было. В таком состоянии Дина больше расположена к длительным разговорам, даже если они не несут в себе информативной ценности. Да и в целом становится более легкой на подъем. А как по-другому в подобной ситуации? Тут либо воспринимаешь всё как есть и не думаешь о последствиях, либо же, наоборот, продумываешь каждый следующий шаг, каждое слово и поворот головы. В итоге сходишь с ума раньше времени — и добро пожаловать в Аркхэм. У неё не сладкая работа, и на психов всех мастей она успела насмотреться. Присоединяться к числу умалишенных Дина не спешила, а потому требовалось уметь иногда отпустить ситуацию. Она и отпустила, и пусть несёт... К тому же, если новый знакомый замышлял свернуть ей шею, у него была масса возможностей, которыми он до сих пор не воспользовался. Зачем ему чего-то ждать? Информатор из неё бесполезный, ничего стоящего или из того, что могло бы пригодиться Флэшу, она не знала. Пришил бы сразу, да и дело с концом. Но нет.

Поразмыслив, Дина отметила, что едва ли хотела бы быть такой, как он. Слишком не как у людей у него всё. Должно быть, сложно постоянно ощущать себя не в своей тарелке. Впрочем, обо всех трудностях бытия Флэша она могла только гадать. За крутые абилки нужно платить. Считает ли он цену оправданной?

Так значит для тебя правильным является та реальность, где хорошо тебе, – заключила Дрейк, – Несколько эгоистично по отношению к другим, не находишь?

Она сложила руки на груди и с прищуром посмотрела в лицо парню. На какое-то мгновение отклонилась назад, но быстро вспомнила, что сидит не на стуле и спинки нет, и успела вернуться в прежнее положение прежде, чем феерично рухнуть на пол.

Дина заметила перемену в лице гостя.

Ладно, извини, – набрала в легкие воздуха для нового вопроса, но так и не задала его. Решила, что пора сделать передышку и дать интервьюируемому перевести дух.

Похлопала ладонями по коленям, просканировав помещение на предмет чего-то, стоящего внимания. Ничего. Пусто. Нет, блин, так дальше нельзя. Даже в обезьяннике обстановка и то более жизнеутверждающая.

Так, мне надо проветриться, – в пустоту заметила она. Затем оттянула ворот несвежей футболки и поднесла его к носу.

Только сначала помыться и переодеться. Не скучай! – хотя в последнем она очень сомневалась. Пока она будет заниматься своими делами, этот паренёк при желании успеет вокруг Земли обежать. Просто в уме не укладывается, что такое возможно!

Она поднялась с табуретки, зарулила за угол. Потом резко затормозила, что-то припомнив, и выглянула из-за выступа, обнаружив гостя на прежнем месте. Улыбнулась.

У тебя милое имя, Уоллес, – и снова скрылась за углом.

Сколько бы она ни старалась закончить с водными процедурами поскорее, выходило все-таки недостаточно быстро. Нет, если бы она не оставила за кухонным столом парня с турбинным ускорителем в заднице, всё нормально. Но парень был. Он, поди, уже выспаться успел. Или сбегать на экскурсию по городу. Или ограбить банк. Да что угодно он мог сделать в то время, как Дина мирно разговаривала с уточкой.

Завернувшись в полотенце, она прошмыгнула из душа в спальню так быстро как только могла. Благо, не расчерпалась на середине пути. Наскоро переоделась в платье с виду больше похожее на вытянутую майку (в действительности оно смотрелось лучше, чем на вешалке), расчесала волосы и босиком выбежала в соседнюю комнату.

Пойдем? – спросила Дрейк, вытянув руку перед собой в приглашающем жесте.

На ходу она схватила джинсовую куртку, сумку и всунула ноги в сандалии. Нужно быть готовой ко всему, всё же она не с давним приятелем на прогулку выходила. Если потребуется за кем-то бежать — она побежит. Дина давно привыкла к тому, что ситуация в любой момент может поменяться и вывернуться наизнанку. И в момент, когда лицо окажется жопой, Дрейк не растеряется.

Не сразу сообразила, почему дверь заперта. Однако дошло довольно быстро. Дина прислонилась лбом к двери, щелкнула ключом в замке, а после вышла из квартиры.

Наверное, поступить так будет правильнее. Наверное... Да чёрт знает, что тут теперь правильно! Уоллес говорил, что его хотят убить. Если так, то хотя бы какое-то время лучше находиться на виду у многих людей. Опять же, не совсем понятно, как такого как он можно убить, но раз он так говорил, должны быть на то основания.

«Ничему не удивляться. Помнишь, Дрейк?»

Не так-то просто к этому привыкнуть.

+1

16

Оставшись в одиночестве, Уоллес не знал чем себя занять. Можно было конечно завалиться на диван и поспать, всё равно эта птичка не сможет пробежать не заметно. Уолли всегда спал чутка. По крайней мере, когда не был при смерти. А этой ситуации пока что не наступило. И, будем надеяться, что не случиться такой ситуации. По крайней мере ближайшее время. Ему ещё нужно было решить - исправлять этот мир. И исправлять ли?

Мысль оставить всё, как есть сейчас всё-таки посетила его рыжую голову. Быть может этот мир не идеален, но ведь и его можно довести до такого состояния? Может это и эгоистично, но Уолли не чувствовал себя нужным нигде. Так есть ли смысл вообще что-то делать? Правда, когда парень вспомнил о Аллене и о многих других, что пострадали по его вине, то на душе застенали кошки. Своими когтями они рвали и так потрепанную душу парня. Парня с улыбкой на лице и болью внутри.

От нечего делать, Уэст решил пройтись по квартире. Не пробежаться, как он это сделал уже несколько раз, а медленно и спокойно осмотреться. Всё-таки на сверхскорости всё ощущалось иначе. Мир в принципе на таких скоростях замирает и люди, словно манекены, замирают в смешных и не очень позах. И он, словно маленький мальчик, бродит в этом мире игрушек.

Квартира особо ничем примечательным не отличалось. Сквозило одиночеством. В брошенной одежде в комнате. Прямо на кровати. Полупустой шкаф. И кровать, даже не заправленная. Уоллес мог бы предположить, что это его дом, если бы не наличие боксерской груши и пары гантелей. Что ж, его старая-новая знакомая держит себя в форме. Что ещё ожидалось от копа?

Но всё-таки здесь... пусто. Сколько здесь суммарно Дина проводила время? Часа три? А остальное время на любимой работе? Что ж... в этом они очень похожи.

Взгляд упал на часы. Девушка достаточно долго проводила водные процедуры. Рыжик даже успел за беспокоиться. Вдруг.... Да мало ли, что вдруг?!

Осторожно, стараясь особо не шуметь, Уолли профаззировал сквозь дверь верхней частью тела. Сделал он это явно зря. Нет, дверь он не взорвал. Да девушка, как он и был уверен, выглядела превосходно. Только вот в своем беспокойстве он даже не подумал о том, что она может... быть цела и... В миг он убрался подальше.

Кухня стала ему спасением. Резким движением бегун опрокинул в себя шот. Алкогольного эффекта не получилось. Хотя морально - стало чуть легче. Зрительная память у бегуна была очень хорошей. Так что закрывая глаза, он вновь видел представшую перед ним картину. Вода стекающая по светлой коже. Она стояла к нему спиной, закинув голову назад и подставляя лицо каплям воды. Ничего, казалось бы, особенного. Он видел и более откровенные сцены. Тот же контент в интернете позволял узнать всё, что только душе угодно. Но было что-то такое... завораживающее. И Уэсту показалось, что он слишком многое себе позволил.

Сделав несколько вздохов-выдохов, парень немного успокоился. Я просто проверил, всё ли с ней хорошо. Всё нормально. Ничего критичного не случилось. Просто... обнаженная девушка в душе. Всего лишь... Воздух казался душным. Хотелось пробежаться. Но не оставлять же Дину одну? Ведь она когда-нибудь, да выйдет оттуда? Жди... просто жди Уолли

Она вышла спустя ещё пять минут. Уэст услышал, как с легкими мокрыми шлепками она скрылась в комнате. Хорошо что он остался на кухне, а не продолжал изучать мисс Дрейк по обстановке в её квартире. Ведь как только она зашла, она бы скинула ненавистное полотенце и... Мысли опять пошли не в ту сторону.

- Всё нормально, Уолли, всё хорошо - прошептал он сам себе, постучав большим пальцем по нижней губе. Хотелось. Но нельзя было. Оставалось просто успокоиться и просто плыть по течению. Единственное, на что надеялся парень, так это в то, что девушка его даже не заметила. Не заметила же да?

Внезапный вопрос заставил чутка вздрогнуть.

- Пойдем - Уэст тепло улыбнулся, делая шаг вперед и принимая протянутую ладонь. Она оказалась теплой. И несколько маленькой. Хотя, как помнил Уолли, достаточно крепкой. Не зря же Канарейка была такой крутой в его детстве. Боже, если бы кто-то сказал, что я пойду гулять по ночному городу с Канарейкой, я бы не поверил. "Гулять" -  патрулировать, ещё быть может. Но просто гулять?! Поправив ворот рубашки, Уэст нервно усмехнулся.

- Всё хорошо. Просто... не думал, что спустя всего то десять пуль, ты решишь пойти со мной гулять.

Прохладный ночной город отрезвлял. На улице было тихо. Район не центральный, оно и понятно. Ближайшие заведения в минутах десяти пути. Взгляд упал на машину девушки. Покачав головой, Уолли решил пройтись. Всё-таки это было приятнее.

- Миледи? - Уолли чуть склонился вперед, сгибая локоть и приглашая девушку прогуляться.  Она колебалась несколько секунд. И уже они шли по ночной улице, молча думая каждый о своем. Уолли не знал, куда можно пойти. Очередной вопрос решил данную дилемму. Леди хотела развлечений. Леди хотела веселья. Значит какой-нибудь ночной клуб.

- Ну... - рыжик оглянулся, пытаясь сориентироваться на территории. - В четырех кварталах есть приличное заведение. Найтвинг как-то упоминал, что там хорошее обслуживание. Отличная музыка. И в целом...

О том, что там могут с ходу предложить свои услуги девушки лёгкого поведения, Уэст решил умолчать. Во-первых такое было не так уж и часто. Во-вторых,  к парам такие девицы не подходили. А рыжий надеялся, что хоть кто-то может посчитать их парой. Хоть кто-то, кроме них двоих.

- Эм.. Согласен, пешком мы доберемся туда...  Хм... Полчаса? Такси? Не-не-не, я не хочу... Там укачивает - прогулочным шагом Уэст брел в сторону цели. Правую руку слегка оттягивала вниз ладонь девушки. Сама Дина была чуть ниже него, но при этом не выглядела слишком уж мелкой. Даже в сравнении. Чувствовалось, что эти руки могут быть как нежными, так и грубыми. Особенно с мерзавцами. Интересно, к кому теперь относится Уолли. - У меня есть идея. Хочешь побегать? Только осторожнее, с непривычки может... Ну на месте узнаешь, что может быть. Ты же девочка крепкая, не так ли? Вот и проверим. Только не отпускай ладони, хорошо?

И вот его ладонь крепко держит её, чуть сжимая. Всё такая же теплая. Его же на миг стала горячей и этот жар проник дальше, в сторону девушки. Ладонь заискрила мини-молниями. Аура Скорости. Следовало расширить защиту, чтобы после пробежки мисс Дрейк не оказалась в том же, в чем видел её Уэст в душе. То есть - ни в чем.

И они побежали. Уэст впервые делился своей скоростью не для спасения и не для дела. А просто так. Просто потому что захотел разделить радость от скорости. Просто потому что хотел.

Они остановились в проулке, за метров сто до искомого бара. В последний миг девушка споткнулась и чуть не упала. Правда в тот же миг оказалась у парня на руках. А после вновь стояла на своих ногах, чуть прижатая к стене. С непривычки могла кружиться голова и трясти тело. Мышцы обычного человека не получали тех же нагрузок, что среднестатистический спидстер. Так что... Возможно даже пробьет на еды. Точнее не так - жрать захочется неимоверно. Сколько бы Уэст не давал собственной энергии, своя используется тоже и в огромных количествах.

- Ну... Как себя чувствуешь? - прошептал он, всматриваясь в лицо девушки.

+1

17

Если бы десять пуль назад на месте Уоллеса оказался тот, кого Дрейк надеялась обнаружить, её бы не было здесь и сейчас. Она бы не расспрашивала гостя о непонятном и казавшимся нереальным другом мире, где всё было не так, как здесь. Скорее всего она бы уже перестала существовать, встреть она Флэша из своей действительности в тёмной подворотне. Такие нехитрые умозаключения казались Дине элементарными и не требующими пояснений. Разве нужно говорить, что она не воспринимала Уоллеса как того Флэша, из-за которого на ушах стоял весь участок? Она видела в нём другого человека, иначе сделала бы всё возможное, чтобы помешать мерзавцу в исполнении задуманного. В том, что у Флэша из этой реальности был план, Дрейк не сомневалась. Вот только разгадать его у полиции до сих пор не получалось.

День длился слишком долго. Если бы кто-нибудь с утра сказал, что вечером она отправится беззаботно шляться по городу, она бы рассеялась в лицо сморозившему такую нелепицу. Дина Дрейк всегда была предельно собрана и не отвлекалась на мелочи, вроде развлечений или бессмысленных прогулок с друзьями. У неё и друзей-то не было. Лишь коллеги и лица, с которыми она работала. Мир в неё глазах был монохромен: только белое или только черное. Чужие и свои, пусть и работавшие под прикрытием и на вид казавшиеся ребятами из другого лагеря. И никаких полумеров. Ведь если задумываешься, значит колеблешься. Если колеблешься, значит медлишь. А если медлишь — пуля в твой лоб прилетит быстрее. Ведь преступник сомневаться не станет. Для него ты коп, ты — враг. А с врагами расправлялись без лишних сантиментов.

Ночь чуть ли не в самом криминальном городе страны. Ещё утром она бы решила, что чокнулась, раз решилась на подобное. Однако сейчас она думала совсем иначе. Ей не казалась сумасшествием идея выйти куда-то. Не странно и не дико. И главное с кем? - С парнем, в которого стреляла несколькими часами ранее. Но теперь Дина смешной и пьяный житель города, совсем как тысячи других горожан. И скорее всего она об этом пожалеет. Но это будет потом.

Что касалось её спутника, Уоллес и вовсе выглядел растерянным ещё больше, чем до этого. Она не стала спрашивать о причинах. Она коп, и подмечать детали — её работа. Она и без слов заметила, как вдруг вспыхивали щеки нового знакомого всякий раз, как он опускал глаза в пол и старался на неё не смотреть. Он видел в ней не безликого и бесполого служителя закона. И, наверное, это не очень хорошо.

Дина закатила глаза и посмотрела на беззвездное небо:

Кто бы мог подумать, что всемогущего Флэша укачивает в транспорте! – поддела она. Подкол не засчитан, её компаньон даже бровью не повёл. Ладно, в следующий раз она подыщет более удачный повод для насмешек.

Его предложение Дрейк восприняла с должным уровнем скептицизма. То есть как это? Они просто возьмутся за ручки и побегут, как пастух и пастушка по залитым солнцем изумрудным лугам? Или может он умчится на много миль вперед, в то время как она не успеет сделать и нескольких шагов? Смех да и только.

Я не могу как ты...

На деле всё оказалось по-другому, не так, как ожидала Дина. Неизвестно откуда взялось волнение, накатило и накрыло с головой словно плотным покрывалом. Он волнения перехватывало дыхание. Она не верила своим глазам. Разве могло такое происходить в действительности? Дина видела, как собственные ноги неслись с невообразимой скоростью. Фантастическое ощущение. Она будто оказалась на страницах книг о каком-нибудь Гарри Поттере и удивлялась всему новому и необъяснимому как и юный герой повествования. Она хохотала во весь рот и с замиранием ждала, что же дальше. Что там, за поворотом? Дина снова казалась себе ребенком, который исследовал такой большой и такой неизведанный мир. Мир Флэша. Ключи к дверям от которого были у него одного. Всё сильнее она сжимала ладонь Уоллеса, боясь, что в следующий миг оступится — и магия закончится. А она не хотела, чтобы всё завершалось так скоро.

И всё же она оступилась. Беспорядочное мельтешение из задний, фонарей, машин и дорог вдруг остановилось. Время потекло в привычном размеренном темпе. Она почувствовала, как зашлись в судороге руки и затряслись колени. Хорошо, что Уоллес был рядом. Не дал упасть. Придерживал ей ещё какое-то время. Находился так близко, что было слышно его дыхание. Дина замерла, потпила взгляд и перестала дышать. Весь мир вокруг дышал, а она  нет. Положила руки ему на плечи, ладонью коснулась щеки. Вместо ответа Дина коснулась губами его губ. Сначала легонько, словно спрашивая разрешения, затем настойчивее, продолжительнее, глубже. Она прильнула к парню всем телом, обвив руками его шею. Непроизвольно закрыла глаза.

O saaaaay, can you see, by the daaaaawn’s early light, – послышался со стороны пропитый вдрызг мужской голос, распевавший государственный гимн. Голос этот разносился эхом по опустевшим улицам, нагонял прохожих, прокрадывался в неосвещенный переулок. Должно быть, его владелец вывалился из ближайшего питейного заведения. Для него веселье всё ещё продолжалось, хоть и сменились декорации.

Дина отстранилась, прервав поцелуй, искоса посмотрела в сторону источника шума. Захмелевший певец медленно проплыл по тротуару и скрылся за углом соседнего здания. Ещё какое-то время его было слышно, но потом всё снова стихло. Тишину ночной подворотни нарушал разве что шорох ветра да гул проезжавших мимо автомобилей. Блестящим взором Дрейк посмотрела в глаза парню. Повисла пауза, в ходе которой Дина повела плечом, стараясь отлипнуть от недавнего гостя. Выходило несколько нелепо, пару раз она едва не наступила молодому человеку на ноги.

«Это сказывается опьянение», – поясняла она для себя. И желудок, который будто скрутило жгутом, и тяжесть внизу живота объяснялись той же причиной.

Я знаю, что ты подглядывал, – вдруг произнесла она с хитрой усмешкой. Сказала, но по большому счету в тот момент ей было всё равно. Указательным пальцем Дина дотронулась до скулы Уоллеса, – Сложно удержать что-то в тайне, когда лицо горит.

Хотелось есть... Вот так внезапно и совершенно дико. Следующей остановкой их небольшой вылазки стал клуб, о котором ранее упоминал молодой человек. Неоновая вывеска зазывала посетителей пройти внутрь. В стенах заведения было многолюдно. Музыка грохотала так, что закладывало уши. Девушки в коротких платьях, в свете неона казавшихся светящимися, крутились в центре площадки. То тут, то там сновали официанты, разнося напитки всех цветов радуги.

Дрейк присмотрела место более тихое — диван в углу у глухой стены показался ей наиболее подходящим вариантом. Вопреки ожиданиям, начать она собиралась не с выпивки и танцев. Прежде всего нужно было хоть чуть-чуть наполнить желудок. По большей части меню составляли закуски, пришлось поискать что-то более похожее на еду. И когда заказ был принесен, Дина принялась запихивать в рот практически первое, что попадалось на глаза. И только к лучшему, что взгляду случайного прохожего этот угол казался непроглядной темнотой.

В жизни не была настолько голодной, – с набитым ртом причитала она, – Это нормально вообще?

+1

18

Теперь каждый взгляд на девушку пробуждал новый виток фантазии, будто продолжая вскользь увиденную сцену. Приходилось постоянно переключаться на что-то ещё. На одиноко проезжающие машины, на очередной фонарный столб. На что угодно, но старательно не возвращаться к её очаровательным глазам и лукавой улыбки. Его щеки каждый раз пылали и...

Фантазия могла завести его так далеко, что он сам бы потерялся в ней, не имея возможности, да и не желая, найти выхода. Мысленно его уже притянули вперед, заставляя встать под теплые струи воды. Рубашка взмокла, неприятно прилипая к телу. Волосы, тяжелые от капель воды, застилали взгляд. Нежные пальчики убирают их в сторону. На губах та же игривая улыбка, не предвещающая легкого исхода событий. И стройное тело, прижимающиеся слишком близко. Настолько, что перехватывало дыхание.

В фантазиях своих он не рассматривал её. Лишь взгляд ярко-голубых глаз и одни эмоции, и чувства.

Пришлось тряхнуть головой, чтобы отогнать непрошенное наваждение. Его организм вполне отчетливо реагировал уже на это. Неуверенно, но достаточно заинтересованно реагировал. Это было сейчас лишним. Совершенно лишним.

И именно поэтому он предложил разделить радость пробежки. В скорости - находишь самого себя. Растворяешься в ней и чувствуешь чрезмерную лёгкость. Но так - пусть проходиться очень быстро. И если есть конечный пункт назначения, то становиться даже несколько грустно.

Он чувствовал её тепло рядом. Чувствовал, как слегка дрожит её тело. Ещё бы немного и она свалилась бы без сил. По крайней мере так казалось. И Уэст честно беспокоился за радушную хозяйку, что приняла у себя столь странного гостя. И даже не важно было уточнение, что в этой истории он в действительности был тем злодеем, что по сути похитил девушку и... привез её домой, не тронув даже пальцем. 

А вот её пальцы ловко перебрались с плеч на шею, заставляя по спине пройтись целому эшелону мурашек. И на миг почудилось, что фантазия вновь разыгралась. Больше это ощущение подкреплялось прильнувшим телом. Поцелуй. Сначала неуверенно, потом более настойчиво. Требовательно, желая получить абсолютно всё его внимание. И Уоллес, вначале отвечая лишь по инерции, углубил поцелуй, проникая языком в рот девушки, проводя кончиком по нёбу. Ладони сами спустились к девушке на талию, крепче прижимая к себе. Её губы манили, даруя пьянящее чувство наслаждения.

Тишину ночного города вначале лишь слегка разрывали отголоски музыки, а после послышался пьяный голос какого-то мужика. Он несчадно фальшивил, вызывая у рыжика дикое желание преподать ему несколько уроков вокала. Или же заткнуть ему рот и самому продолжить такие важные для всей страны строки. Но больше всего Уэст желал его просто заткнуть. Именно его фальшивые ноты прервали такое...

Взгляд вновь встретился. Уоллес вновь покраснел, неожиданно вновь получив новую порцию воображаемой сцены. Теперь уже всё было слишком реально, что казалось совершенно нереальным. Ну не может же быть так... просто? Скорее всего я просто неудачно дёрнулся и убился о стену, а это фантазии перевобужденного организма. Шутка ли быть одному долгие годы? Я очнусь... связанным и с кляпом во рту. А она.... Дыхание вновь перехватило, так как фантазия всё же была буйной и теперь сцена несколько сменилась. Если бы не неожиданное прикосновение и взгляд, словно бездонный океан, он бы утонул в собственных фантазиях.

- Что?! - она не спрашивала. Она утверждала. Она не могла меня заметить. Нет, слишком быстро всё произошло Объяснение не чуть его не успокоило. Наоборот, он ощутил дикое желание защититься. Оправдаться. До него даже не сразу дошло, что девушка говорит это не со злостью или агрессией. А с какой-то лукавой улыбкой. Что она задумала?

- Я... Я ничего такого не видел! Я ... просто проверил... Я видел только спину! - он даже отступил немного назад и поднял руки в жесте "Я сдаюсь!". Вот так, без боя. Правда её словно не волновали события столь щекотливые. И она, вновь взяв его за руку, потянула в сторону бара.

Было шумно. И многолюдно. Намеченный взгляд супергероя уже несколько раз осмотрел помещение на предмет возможных выходов, а так же хоть каких-то скрытых мест, где можно было не сильно привлекая внимания к своему альтер-эго, выйти на сцену уже будучи супергероем. Но, Уоллес надеялся, что это вечер пройдет без бандитских разборок и хотя бы этот участок Готэма сегодня будет достаточно мирным.

Когда принесли еду, а точнее нечто отдаленно похожее на это, парень хмыкнул. Покачал головой, не сильно соглашаясь с выбором своей спутницы. Всё-таки он как никто другой знал, что нужно бегуну после первого же забега.

- Вполне. - усмехнулся парень, а потом чуть повернувшись на диване, крикнул - Официант!

Расторопного парнишку пришлось звать трижды. В это время девушка старательно пыталась унять голод закусками. Но как только подошел "званный гость", несколько притормозила. Не хотела портить имидж красавицы? Или это выглядело слишком уж странно? Для спидстера это было вполне нормальным, естественным. Но выбор за Диной.

- Как тебя зовут? Уильям? Так вот, Уильям. Понимаешь, тут такое дело. Я пришел с работы, дико голодный. А моя девушка потащила меня сюда. Есть у вас что пожрать? - Уоллес старался говорить громко, пытаясь докричаться до парня. Музыка несколько мешала. Расторопный официант покачал головой. Впрочем, проблема решалась просто. Деньгами. И вопреки всеобщему мнению, у бегуна-автомеханика они всё же имелись. Да, прокормить самого себя на них он не мог - счета исчислялись бы большим количеством нулей. А вот помочь девушке в её первый раз... запросто.

- Хм... А может сообразишь чего? Что-нибудь калорийное. Можно даже немного жирное. Но не слишком. Это же поможет решить тебе проблему? - перед брюнетом замаячила купюра в пятьсот долларов. Обычно чаевые исчислялись десятками, иногда достигая лишь сотни с одного довольного клиента. По итогу, конечно же, получалась неплохая сумма за ночь, но за один раз?  Брюнет сказал, что совсем рядом находится бургерная. - Хорошо. Четыре бургера, побольше. Разницу после покупки оставишь себе. Понял?

Тот кивнул и унесся прочь, будто так же был угощен силой скорости. Хотя это вряд ли.

- Что? Ты хочешь есть... В первый раз всегда так. Всегда пробивает на еду. Хочется и хочется есть. Я в свой первый раз съел шестнадцать бургеров, три больших картошки фри и около ведра наггетсов. - Уэст даже стал загибать пальцы левой руки, перечисляя. - Почему ты так на меня смотришь? Или ты не из-за моего желания тебе помочь?

Уэст удивленно изогнул бровь. Возможно она видела в этом какую-то корысть. Но Уоллес же знал - еда нужна совсем другая. Так она продержится не долго. Совсем скоро начнет кружиться голова. Это организм, пытаясь восполнить ресурсы, решит потреблять самого себя и искать исцеление. Проще всего это происходило в бессознательном состоянии.

Расторопный парнишка вернулся спустя минут десять. Встретил его Уолли ещё сотней - за быструю доставку. Тот, заулыбавшись, уточнил не нужно ли что-то ещё и получив отрицательный ответ, унесся прочь. Перед девушкой появилась еда. Вредная, но высококалорийная. То, что прописал доктор. Доктор-спидстер. Доктор-спидстер-Барри-Аллен. Но это уже мелочи.

- Так... Так как ты будешь это есть вечность, я всё таки хотел бы тебе помочь... Я то уже не так зависим от еды... Иди сюда... - Уэст сделал манящие движение рукой, зазывая девушку ближе. Неуверенно, будто не доверяя, она всё же подсела. - Нет, ближе. Вот так... Так будет проще... контролировать интенсивность...

Он усадил её на колени. Светлые волосы тут же защекотали щеки и нос. Пришлось немного отстранится назад, поправить их, освобождая для собственного подбородка плечо.

- Что? Тебе нужны свободные руки. А мне нужен контакт для передачи энергии. Есть несколько энергетических каналов, где я без вреда для тебя могу это сделать. Ладони - самый простой вариант. Второй - чуть выше живота,  солнечное сплетение. Другие... мы использовать не будем - Уэст даже несколько повел подбородком, а щеки парня чуть порозовели. Сосредоточившись на деле, Уоллес вновь перекинул свою Ауру Скорости на девушку, а после начал делиться и энергией. Меньше, чем для бега, но для того, чтобы съесть эти чертовы бургеры - достаточно.

Пока она ела, Уоллес тихо радовался моменту. От девушки вкусно пахло. Смесью молока, кокоса и какой-то выпечки. Какой-то навороченный гель для душа? Что ж, ему он очень был по душе и в будущем собирался узнать его состав. Всё-таки приятные запахи парень любил. В один миг, девушка чуть поелозила по коленям, усаживаясь удобнее. Организм вновь заинтересованно очнулся. Уже чуть отчетливо, но не так уверенно, как при явном контакте. Она издевается? Да. Точно. Чуть вздохнув, парень дождался когда она наконец-то доест и разомкнул руки, которые до этого держал чуть выше живота, но ниже груди. Хотелось конечно... Но нет, это было бы неправильно.

- Прости. Я просто хотел тебе помочь освоиться. Конечно вряд ли ты станешь бегуном, но... лучше быстрее пережить это, чем мучатся потом неделю. Так у тебя ускоряется обмен веществ и ты сможешь это всё усвоить без вреда для фигуры и здоровья. Это мне всё равно - могу хоть поезд таких вот бургеров сожрать. Хотя сейчас это не столь необходимо. Это в тринадцать лет мне было обязательно есть тоннами всякое разное. Просто чтобы не сдохнуть...

Они успели заказать напитки и перекинуться парой фраз. Уолли рассказал немного о своем детстве, усмехаясь реакции девушки. Для него всё это было в далеком прошлом. А вот она ощущала все те яркие эмоции первого забега, что так поблекли для него. Скорость - тот же наркотик. Именно поэтому, когда Уоллес однажды потерял супер-силы, то чувствовал себя... В общем он тогда дня три не выходил из дома и закрылся от друзей, что так жаждали ему помочь.

Вновь сменился трек. Уоллес чуть повернул голову в сторону сцены, где сейчас зажигал диджей. Память услужливо подкинула информацию. Через четверть часа должен на сцену выйти небольшой коллектив, где в живую будут исполнять каверы на достаточно знаменитые песни. Коллектив, в который его так усердно звали. Не его конечно, а того Уолли, коим он должен стать несколько дней спустя. Или стать чем-то средним между собой текущим и собой ... другим. Впрочем, петь Уоллес всегда любил. Мимо как  раз проходил один из солистов.

- Воу-воу-воу... Кого я вижу... Уо-оооо-оо-оллес собственной звездной персоной. И в компании очаровательной девушки. Теперь понятно, почему ты даже не поздоровался. Сегодня будешь зажигать сцену? М? - нескончаемым потоком слов он даже несколько пригвоздил рыжика к дивану. Уэст глянул на девушку, потом вновь на своего "друга". Или всё же друга? Брюнет выглядел доброжелательно. Темные брюки и рубашка на голое тело. Расстегнутая. Воспоминания подсказали, что так же выступал и сам Уолли. И чаще всего эта рубашка оказывалась где-то в зале, а оставшийся вечер он сверкал голым торсом на сцене.

- Оу, я кажется помешал? Уолли, может меня представишь? - всё не унимался брюнет.

- Да, конечно. Это Дина. Моя... эм...  - парень даже растерялся. Но девушка, вновь с очаровательной улыбкой, нашлась с ответом.

-  Дина, это Кристофер, мой... хороший приятель, который не знает что такое чувство такта - сориентировался наконец-то рыжик. Вернулась уверенность, вернулась наглость. Кажется она была продолжением его естества.

- Для Вас, милая леди, можно просто Крис... Иногда просто Кис-кис... - брюнет многозначительно повел бровями и рассмеялся, встретившись с хмурым взглядом Уолли. - Так что, будешь петь сегодня? Мишель опять надрался и не сможет. Ну по-жа-луйста. Хочешь я даже отдам тебе часть выручки? Ну Уэстик, давай.

Итоговое  решение Уэст принял из-за Дины. Кажется самой девушке было интересно узнать что-то новое в её новом приятеле. И вот уже он на сцене, а Дина стоит в первом ряду, прямо у сцены. И о чем-то уже щебечет с очередной пассией Кристофера. Брюнет хоть и флиртовал просто потому что так общался, но всё же уже длительный период держалась эта рыжеволосая бестия. Кажется её звали Роза или Розаллия. Память этот момент не слишком то удерживала. Не нужные данные, понимаете?

Переодеваться было не обязательно. Достаточно было закрепить лишь микрофон и скрыть провода под рубашкой. Впрочем, даже они не мешали ему. Главное - свободные руки и чрезмерная харизма. Кажется, он был завсегдатаем не только этого бара, но и сцены. И это чертовски нравилось самому Уоллесу. Может не так плоха жизнь Флэша-судьи?

Первой песней была обычная энергичная танцевалка. Просто для того, чтобы зал наконец-то расшевелился. Где-то на середине песни руки сами расстегнули рубашку. Что-то с родни привычки. И теперь по сцене он рассекал, сверкая крепким телом. Вверх поднимались руки. Даже кое-кто зажигал экраны смартфонов, снимая полу-профессиональный концерт. В основном репертуар состоял из попсы. В баре заходило отлично. Третьей песней заиграла довольно популярная сейчас песня группы Jonas. У братьев было много зажигательных вещей. Но с первых секунд Уолли понял, что теперь они решили пробежаться по совсем свежаку. И, как оказалось, Уэст прекрасно помнит слова и они сами лились из него. И это был как раз дуэт с Кристофером, а не одиночное выступление с бэквакалом одного из них.

- We go together, better than birds of a feather, you and me. We change the weather, yeah. I'm feeling heat in December when you're 'round me - глазами Уэст нашел Дину. Та чуть пританцовывала в такт музыке. И эта улыбка, уже в которой раз сводящая его с ума. И бездонные голубые глаза. Да что с ним твориться?

В этот миг подхватил Кристофер и Уэст включился лишь под конец припева. И в этот миг он всё ещё смотрел на девушку.

- You're the medicine and the pain, the tattoo inside my brain. And, baby, you know it's obvious

Дальнейший зрительный контакт пришлось прекратить, так как вновь накатила очередная фантазия. Нет, не сейчас. Не на сцене. Хотя это было бы забавно, наверное... Кристофер бы дико ржал над ним.

Улыбка во все тридцать два зуба. Энергичный такт музыки. Руки сами тянулись к рубашки, будто желая сорвать её. Каждое слово он будто кидал в зал, ловя восхищенные женские взгляды.  Несколько раз он приближался к краю сцены, приседая на корточки перед очередной фанаткой их "полу-профессиональной группы" и чуть заигрывая, пел ей. Правда взгляд постоянно задерживался на одной блондинке, которой хотелось пропеть эти слова.

Второй куплет пел уже сам Крис, на котором вытащил Розу на сцену и закружил её, продолжая выступление. Он делал так уже в прошлый раз. И до этого. Сколько помнил Уэст, Крис вытаскивал свою девушку на сцену и начинал петь только для неё одной. В это же время Уолли обычно развлекал остальную толпу, пританцовывая на сцене и эротично снимая с себя рубашку. А потом кидал её куда-то в зал. И не находил больше. Так и приходилось возвращаться домой в одной кожанке. Только сейчас кожанки то не было?

Зато было кому петь. И, последовав примеру друга, вытянул с первого ряда Дину, утаскивая на сцену. Крис одобрительно улыбнулся, подмигнул. Песня продолжалась.

- I'm a sucker for you. You say the word and I'll go anywhere blindly. I'm a sucker for you, yeah. Any road you take, you know that you'll find me - Рука парня легко легла на талию девушки, уводя её в танце.  Наглая улыбка на его лице. Блеск в глазах. Парень каждую строчку сопровождал соответствующим жестом.  И только под самый конец песни всё же остановился, прижав к себе девушку. Последние слова он буквально прошептал ей в губы. - It's true, I'm a sucker for you, yeah


Гость - ознакомься

Отредактировано Wally West (2019-07-20 10:08:27)

+1

19

Дина ловила себя на мысли, что всякий раз, когда казалось, что дальше и больше быть уже не может, происходило что-то ещё. Что-то такое, что ставило её лицом к лицу со ступором. И не сказать, что ей нравилось такое положение вещей. Она привыкла держать руку на пульсе, контролировать ситуацию, будь это пьяные посиделки в баре в гордом одиночестве или же допрос очередного засранца в участке. Ей нужно было знать, что всё идет как положено, и осознавать, что в случае необходимости она сможет свернуть действие в правильное, на её взгляд, русло. Контроль приносил уверенность. В себе, в завтрашнем дне, в ситуации. Без него Дрейк терялась. 

Этот вечер растоптал и выбросил в ближайшую урну её представления о том, как надо и как должно быть. Не так шло всё. Непонятный парень, с которым она куда-то отправилась вместо того, чтобы пристегнуть его к батарее и как следует порасспрашивать. Нет, конечно теперь Дина понимала, что такой номер бы не прошёл, но, тем не менее, почему она вела себя так? Совсем не так как положено и как было для неё привычно. Она сухарь, без эмоций и потребностей. Она не легкомысленная блондинка с простреленной головой, чтобы сначала делать, а потом думать.

Но, подводя черту под уже произошедшим за текущий вечер, выходит, что всё, что было до, являлось фальшивым. Дина себя не знала и искусственно загоняла в придуманные рамки. Она сама для себя создала образ непробиваемого копа, сама же воздвигла стены, которые трещали, но до сих пор удерживали её внутри.

А потом стена треснула.

Бесполезны доводы рассудка, заглушенные действием алкоголя и сомнительной компанией. Почему Флэш (если Уоллес всё же Флэш) из другого мира кажется человечным более, чем другие знакомые Дины? Почему негодяй из этой реальности где-то там таковым не стал? Почему он так мил, обходителен, с очаровательной обезоруживающей улыбкой и пунцовыми щеками, которые делали его мысли считываемыми без слов? Разве возможно это? Разве это нормально?

Куда менее нормально, что Дина не видела в нём врага. Отказывалась рассмотреть, не хотела — чёрт знает, что такое, но этот парень угроза. Он способен вырубить кого угодно быстрее, чем тот успеет об этом подумать. Пугающая перспектива. Но вместо сдержанной настороженности она совершенно искренне ему улыбалась, вместо холодной отстраненности протягивала руку, вместо того, чтобы думать, как его поймать и усадить в клетку, рада была попасть в стихию, известную одному ему. Нет, всё это не имеет ничего общего с обычным порядком вещей. Через Дину как будто и в самом деле пропустили разряд тока. Расплавили часть мозга, оставив на месте рассудочности веселье и вседозволенность. Не существовало больше никаких границ. Всё было возможно этим странным вечером.

Иногда мозг, впрочем, включался. В те редкие моменты какая-то часть сознания билась в ужасе и изо всех сил кричала, барабанила кулаками с внутренней стороны черепа. Опасность, открой глаза, СМОТРИ! И вместо того, чтобы ощетиниться, Дина смотрела на нового знакомого и напрочь отказывалась ту опасность разглядеть.

Ты не думал предупредить о последствиях до того, как предложил пробежаться? – с серьезным видом спросила она. Однако суровости надолго не хватило. Она растаяла слишком быстро. Даже непривычно переключаться с эмоции на эмоцию вот так внезапно.

Спасибо, что не сказал сейчас, а не через неделю, когда я бы двинула кони, – на этом всё. Дальнейшее она произнесла совершенно другим тоном, кокетливым и заискивающим, – Я стала бы очень приставучим злым духом, который преследовал бы тебя по ночам.

Есть хотелось просто жутко. Голод не унимался закусками и напитками, что принес официант. Вместо облегчения незаполняемая пропасть внутри, казалось, всё росла и ширилась. Дина словно кидала в неё пыль — глупое и бесполезное занятие. Накатывала слабость, даже руки стали налиты свинцом, слишком тяжелые, чтобы поднять. Язык как будто чужой, словно его вырвали у кого-то другого и вставили ей в рот. Она не подсела, она рухнула рядом с Уоллесом практически без сил, способная только кивать ему в ответ. Другого выбора не было. Ей снова пришлось принять предложение и безоговорочно довериться незнакомому человеку. Похоже, это начинает входить в привычку.

Его прикосновения не были отталкивающими. Напротив, находиться в его руках было даже приятно. Дина почти не чувствовала его касаний, только тепло, расходившееся где-то под кожей. И ощущала себя очень глупо, сидя вот так и впихивая в себя еду, к которой в другой ситуации и не притронулась бы. Но это и в самом деле сработало. Закончив с поеданием бургеров, она обернулась к Уоллесу. Сложно было представить, что такой проглот может существовать и не весить при этом целую тонну.

Не думал участвовать в чемпионатах по поеданию хот-догов? – спросила она. Нахмурилась и покачала головой — просто уму не постижимо!

Состояние овоща тем временем отпускало. Вернулась подвижность конечностей. Язык, как уже выяснилось ранее, тоже вернулся к нормальному функционированию. Дина взяла со столика салфетку и промокнула губы. И снова порадовалась, что находится не на виду у всего заведения. Сомневалась она, что захочет снова когда-либо повторить пробежку в компании Флэша, слишком... слишком далеко выходили такие прогулки из её зоны комфорта. И сидеть вот так в объятиях малознакомого парня для неё тоже не в порядке вещей. Она повернулась к вполоборота, задержав взгляд на собеседнике. Сменила позу и позволила себе улыбнуться, посмотрев ему прямо в глаза. И снова нахлынуло уже знакомое тягучее ощущение. Повисла пауза, в ходе которой Дина просто молчала. Затем обняла Уоллеса за шею и потянула ближе к себе.

Спасибо, – негромко проговорила она.

Неудивительно, что со стороны они выглядели совсем как обжимающаяся парочка, о чем первым делом и сообщил неизвестно откуда взявшийся знакомый Флэша. Дугой выгнув брови, в один миг Дина разомкнула руки и отсела подальше. Появление третьего лица её смутило.

«Нет, блять, не помешал», – огрызался внутренний голос. Дрейк посмотрела в сторону и легким движением поправила волосы.

О, нет, всё в порядке, – блуждающий взгляд и натянутая улыбка в доказательство, что всё действительно в полном порядке, – приятно познакомиться.

Или нет. Завтра первым же делом она пробьет этого «Кис-Киса» по базе и узнает, были ли на него приводы, уж слишком вид у него какой-то сомнительный. А вот Уоллес, похоже, решил поиграть в игру. Что ж, хорошо, пусть так. Он будет звездой, а она фанаткой. Все верно?

Её быстро вытолкали на танцпол, где было людно и куда менее уютно, чем в темном углу. Дине показалось, что она даже скукожилась прямо на глазах. Рядом сновала подружка воклиста, по всей видимости, находившаяся под действием какого-то запрещенного вещества — уж слишком неестественным было её безудержное веселье. Девица затеяла с Диной разговор, однако сама Дрейк собиралась говорить не о себе, а выяснить чуть больше о своем приятеле с супер способностями.

Мы не вместе, – отмахивалась от вопросов она, но девица оказалась настойчивой. Она же «видела» и уж её-то «точно не обманешь».Такое ощущение, что новые знакомые знали о Дрейк больше, чем она сама. Ещё немного, и Дина начала бы сомневаться в правдивости своих слов, но заиграла музыка, и всё внимание переключилось на сцену. И слава Богу. Какое-то время она стояла почти неподвижно, только уворачивалась от толчков в бока и в спину от собравшихся у сцены подвыпивших посетителей. Но так ведь не честно, верно? Она же должна была стать фанаткой, а пока у нее получалась только брюзга. К тому же Уоллесу, столь лихо отплясывающему на сцене, наверняка будет приятнее видеть не кислую мину. А потому нужно было расшевелиться. Благо, компания подобралась подходящая.

Стоило оказаться на сцене, как она практически физически услышала, как рассыпалась в дребезги её фраза «мы не вместе». Теперь в это ни один человек, находившийся в баре, точно не поверит.

Дине было приятно внимание Уоллеса, она следила взглядом за его перемещениями и совершенно точно знала, что в тот момент её ненавидела добрая половина собравшихся девушек. Прозвучали последние слова композиции. Она ловила каждое слово внезапного исполнителя,  каждый взгляд, каждую тень эмоции, улыбку. Шум в зале вдруг показался далеким и незначительным. Она поцеловала Уоллеса в щеку, коснувшись ближе к губам так, чтобы акустическая система не дала эффект обратной связи.

Ты самый удивительный парень из всех, кого я знала, – прошептала на ухо. Нужно было стаскивать своего полуголого знакомого со сцены до тех пор, пока это не сделала какая-нибудь более расторопная поклонница.

Реальность напомнила о себе бесцеремонно. Где-то в другой части заведения что-то громко хлопнуло. Дине не нужно было видеть произошедшее, чтобы понять, что прогремел выстрел.  От неожиданности (действительность всегда била под дых вот так) она чуть было на рухнула на пол прям тут же. Окей, отличное напоминание, что это Готэм и тут нельзя расслабляться.

«Твою ж мать», – прошипела она, прежде чем дернуть Уоллеса, чтобы убирался со сцены сейчас же, пока все остальные в замешательстве, и их исчезновение может остаться незамеченным.

Спустившись со сцены и стараясь как можно скорее прошмыгнуть между посетителями, она миновала ярко освещенный танцпол и приземлилась на колени в слабо освещенной части за одним из диванов. Пробралась ближе к источнику шума. Так, чтобы можно было увидеть и понять, что только что произошло. А произошла типичная для Готэма история — кто-то (а точнее, судя по виду, люди Двуликого) не поделил сферы влияния с представителями другой группировки. Надо сказать, что бандиты совсем обнаглели, раз решили устроить разборки в районе, ранее считавшимся спокойным. Все течет, все изменяется, и преступный бизнес не стоит на месте.

Дина вытащила из кармана телефон и стала быстро набирать сообщение коллеге, первому попавшемуся в списке контактов. Попутно Дина стала обшаривать сумку в поисках оружия (не спрашивайте). Холодная рукоять пистолета легла в ладонь, когда со спины её окликнул незнакомый голос.

И что это ты тут делаешь? – она почувствовала, как что-то уперлось в затылок, а следом услышала, как пистолет сняли с предохранителя.

+1

20

Он чувствовал себя счастливым. В первые за последние годы. В первые за последний "год, который в действительности даже не проживал". Но это тепло, что разносилось по душе, окутывая её в плотный кокон. Не хотелось думать о тревогах. Не этого мира, не любого другого. Да и в целом мира вокруг не существовало, всё становилось таким незначительным и незаметным.

В миг идиллия оборвалась с оглушительным выстрелом. Посыпалась штукатурка, лопнула одна из ламп освещения. Не сразу, но закричали люди. Уоллес резко повернул голову, цепляя взглядом виновников "торжества". Левый глаз рыжика задергался. В голове что-то щёлкнуло и он уже забыл где находится и кто рядом. Существовал лишь он и кучка ублюдков. Благо это продлиться не долго.

Чья-то рука тянет вниз со сцены. Отчего-то хотелось следовать за ней, а не принять бой и уничтожить противников. До сознания не сразу доходит не совсем правильность ситуации. А точнее двойственность реакций, которая всё ещё была. Он не стал "самим собой" в полной мере, но уже был близок к этому. А случившиеся лишь подстегивало его тёмную сторону. Но всё же он был всё ещё тем Уолли, который должен был защищать в первую очередь людей. Впрочем, тёмная сторона так же пересчитала людей в зале. Так же оценила все возможные ходы, заранее продумала исходы и план был составлен. Вплоть до мелочей.

Первая часть - не идти вслед за девушкой. Как бы больно не было отпускать, как велик бы не был риск, но это нужно было сделать. Нужно было вновь стать Флэшем. И не красно-белым героем своего мира. А Чёрным Флэшем. Из этого мира. По крайней пойти на поводу у этой тёмной стороны своей личности. Запахло шизофренией?

Было дикое желание их убить. Нет. Убивать нельзя! Это... неправильно?! Всех до единого. Но они никого ещё не убили. Жаль Он встал в том самом углу, где сидел ранее с девушкой, которую ещё бы чуть-чуть и мог бы сделать своей. Но эти ироды... они помешали. Простить им это? Жаль? Мне не жаль или жаль?! Ладно... потом... всё потом... Я знаю что делать

Костюм вылетел из кольца со скоростью света. Микрофон, как и рубашка, летят куда-то под стол. Совершенно ненужные сейчас. Вскоре он, такой же чёрный, как и тьма угла вокруг, взирал на мир. Взгляд быстро нашел белокурую голову, спрятавшуюся за диваном. Вид был превосходный. Отличная позиция для нападения. Дайте же пистолет и разберемся за минуты две?! Где пистолет?

Приставленный пистолет к голове девушки заставил действовать. Миг и он стоит уже за спиной чувака, захватив горло в крепкий захват. Рука с пистолетом была приставлена к виску бандита.

- На твоем месте я вначале бы проверил, есть ли среди людей тот, кто может вырвать твоё сердце не встретив сопротивления - голос звучал очень тихо и, на удивление, спокойно. Словно он говорил о погоде или о том, что купил недавно телевизор. И говорил он таким вкрадчивым голосом прямо ухо врагу. Его дружки явно были ошарашены прибытием супергероя. Или правильно говорить Анти-героя?

Уэст с силой толкнул бедолагу на стол, что тот перекувыркнулся через него и застонал.

- Убирайтесь отсюда. Я сегодня... добрый. - Уоллес оглядел ублюдков. Их было человек десять. Не больше. И без Двуликого во главе, что хорошо. Значит Харви мог и не быть виноватым в данной ситуации. Всё-таки договор был: "Вы не трогаете, читай - не убиваете, людей и занимаетесь своим бизнесом, а я не трогаю вас". Все остальные разборки были для остальных героев и полиции. По крайней мере так услужливо предоставила информацию память, которая всё ещё не систематизировалась.

Ублюдки, правда, не спешили ретироваться. Наоборот, поднялся смех. И грубый мужской голос просипел:

- Это наша территория. - Флэш развернулся в его сторону.

- О, ваша территория, да? А у меня между прочим было свидание с самой шикарной девушкой. И вы мне его обломали. Пришлось бежать сюда, чтобы разобраться, кто же здесь больной ублюдок - я или вы? - парень закатил глаза. Настроение упало ниже плинтуса. Похороните меня под ним.  - Так что, будем проверять слухи обо мне или может сразу лапки  вверх и никто не пострадает?

Прозвучал выстрел. И ещё, и ещё, и ещё. В общей сложности в него полетело пуль двадцать. Он бы мог их просто пропустить сквозь себя, только за спиной - люди. Которых он когда-то поклялся защищать. И защищает до сих пор. Правда уже в своей, извращенной форме. Казалось, Флэш даже не двигается с места, а вот его руки... Рук не было видно, вместо них одно размытое пятно. Миг и два десятка пуль упали на землю, смятые в "изюм".

- Мне повторить? - Уэст усмехнулся. Стоит заметить, что голос его отличался от того, что был у Уоллеса-певца. Мало того что он был искажен и звучал более грубо, так от него веяло холодом и злостью. А сам себе Уэст казался загнанным бешенным псом, который готов сорваться с цепи. Ну же, убейте кого-нибудь и я убью вас. 

Всё произошло быстро. По крайней мере так могло показаться людям вокруг. Для Уэста прошло порядка двенадцати часов. В самом конце он чувствовал себя как выжатый лимон и желал лишь одного - послать всех на большой и толстый, забрать отсюда Дину и спокойно побежать спать на её жестком диване. А всё почему? Ответ будет... сложнее, чем вы думаете.

В помещение ворвались около двадцати пяти Флэшей. Таких же, как тот что стоял напротив одного из ублюдков.

- И имя мне - Легион! Ибо нас много! - прозвучал зловещий голос одного из чёрных спидстеров, самого "старшего из них". Взгляд у него был самый уставший, презрительный и желающий разделаться с этим как можно скорее. Спустя какие-то жалкие часы его, Анти-героя действительно переименуют из Флэша в Легион. И спустя несколько дней - любое разбирательство этого бегуна будет происходить при участии реликтов. И каждый раз он будет ненавидеть этот мир и одновременно любить его ещё больше. Двойственность сознания при этом никуда не денется. Впрочем, она и не исчезала никогда. Она была с самого первого дня, когда он своими руками убил убийцу своих родителей. Останется и до самой его смерти. Если только?

Один из Флэшей схватил Дрейк. Крепко прижимая девушку к себе, не давая ей вырваться (а девушка была сильно напугана такой наглостью и больно била по всему, что попадалось под руку), увел её вглубь зала, где их скрывала арка.

- Не бойся меня, прошу... Я... - он говорил своим обычным голосом, в то время как другой-Он говорил всё тем же "гробовым" голосом. - Прошу, Дина... я слишком много раз видел смерть... И твою и этих людей... Видишь сколько раз... я здесь, м? Столько раз я возвращался назад... Это должен быть самый удачный вариант.

Вновь выстрелы. Вновь крики. Но в этот раз "десант" в лице одного лишь единственного Флэша, но уже который раз видевшего все варианты, действовал слажено. Каждый занимался своей частью операции спасения. Просто чтобы ничего не испортить. Не мешать самому себе.

- Хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам! - крикнул Флэш, хватая "старшего" бандита за грудки. Он несколько раз врезал ему по лицу, разбивая его в кровь. Убивать... не хотелось? Или не получалось? Или и то, и другое одновременно? - А теперь, ребятки... Вам нужно будет пройти в участок, где Вас уже заждались. Вы не мои клиенты - поэтому сегодня с цельной грудной клеткой... А карету я вам уже подогнал! Прошу...

Вы когда-нибудь видели лица полицейских, которые полностью уверенны в том, что местный герой Флэш - то же ублюдок и злодей, а потом смотрящее на то, как один за другим "Флэши" закидывают в вызванный минут двадцать назад полицейский фургон? Вот до этого момента Уолли тоже не видел. Та степень полного несоответствия слухам и событиям. Шаблон разрывался... Но пистолеты его преследовали всё время погрузки. Никто не собирался выпускать его из прицела. И Уэст их все-таки понимал. Если бы он захотел, то мог бы даже один справится со всеми. Просто убить. Всех.

А потом копии стали исчезать. Пока последний из Флэшей не отсалютировал доблестной полиции и не исчез в воронке Спидфорса. Рыжий же певец вернулся на пять минут назад во времени (как раз тот, кто схватил Дину) и пока все отвлеклись, вновь стал полуголым певцом. Бессильно он сидел на диване и лениво глядел на происходящее, готовый в любую секунду вновь повторить своё путешествие... Столько раз, сколько потребуется.

- Спаааать... я хочу спать... и жрать... И... кажется я хочу в отпуск... бессрочный... Я больше не хочу видеть, как ты умерла. Чтобы больше на пули не бросалась! - сказал Уолли и откинулся на спинку дивана, закрыв глаза. Как раз в тот момент, когда исчез последний Флэш.

+1

21

Не сказать, что подкравшийся сзади головорез стал уж такой большой неожиданностью. В ситуациях, когда пытаешься кого-то обдурить, зачастую, находятся факторы, учесть которые (или хотя заметить) за те доли секунды, что уходят на принятие решения, практически нереально. Дина знала, что следовало делать в сложившемся положении. Мигом она разжала правую руку и оставила пистолет на дне сумки, так и не засветив его бандиту. Медленно  подняла руки над собой и также медленно поднялась на ноги.

Я безоружна, – солжет она, глядя преступнику в глаза. После чего резко ударит в голень, а затем в пах. В ту же секунду раздастся выстрел, который не убьет её на месте. Пуля попадет в грудной отдел, пробьет легкое. И через 25 минут Дина Дрейк покинет этот мир в машине скорой помощи, так и не приходя в сознание. Глупая и бессмысленная смерть.

Или не так.

В ходе схватки ей удастся уйти в сторону от выстрела. Когда нападавший будет повержен, на помощь придут его дружки, которые и нашпигуют пулями наглую девицу.

Тоже так себе сценарий...

В другом варианте осмелевшая от легкой победы над тремя захватчиками Дрейк с хода выпрыгивает из укрытия с криком: «Всем стоять на месте! Это полиция». На что она надеялась, вытворив подобного рода безрассудство? В следующую секунду не открылись с пинка двери, и бандитов не окружили вооруженные люди в форме. Она прогадала, за что справедливо получила пулю в лоб.

Были и другие варианты развития событий. И каждый раз Дрейк не сиделось на месте. Словно кто-то еще с академической скамьи вбивал в её дурную голову, что нельзя спрятаться и спокойно ждать подкрепления, нужно непременно нестись напролом. Пробить головой стену, но не дать негодяям подстрелить кого-то из мирных жителей. А вот словить пулю самой для неё в порядке вещей. Это в её понимании называлось «защитить». Сдохнуть на работе — обычное явление, когда ты работаешь в полицейском департаменте Готэма.

Но в тот вечер Дине несказанно свезло не получить даже ранения. Когда план в голове созрел, и она готовилась поднять руки, одновременно прикидывая, с какой стороны лучше нанести удар, появилось новое действующее лицо, которое перечеркнуло последующее развитие событий. Теперь Дрейк смотрела не на напавшего и не на его приятелей на другом конце зала, всё её внимание переключилось на Флэша. Впервые она видела его так близко, что можно было разглядеть текстуру ткани на костюме. Она знала, точнее, должна была узнать, кто скрывается под маской. Знала и не хотела принимать. Голос Флэша звучал по-другому, отстранённый и ледяной, совсем как у машины. Чужая походка и незнакомые повадки. Движения чётки и выверены. Он будто угадывал, что произойдет следующим мгновением, и не допускал ошибок или лишних движений. Фигура в чёрном пугала, внушала ужас не только попавшимся под руку преступникам, но и ей — той, кого, по идее, он спас. Совершенно точно Дина не знала человека в темном костюме, хоть и узнавала черты его лица. 

Ей хватило ума не рыпаться и не задавать лишних вопросов, а просто отойти в сторону. На время. До тех пор, пока Флэш снова про неё не вспомнил. К той поре она уже успела вытащить из сумки оружие и присматривала место поудобнее на случай, если придется открыть огонь. Она и нашла — чуть поодаль, в стороне от основной массы гостей заведения. Если повезет, тут её заметят не сразу. На какое-то время удастся протянуть время и не дать бандитам смыться до приезда полиции. Мысленно Дина покадрово нарисовала картину будущих действий... и тут её кто-то схватил и поволок в совершенно другом направлении. Она упиралась и брыкалась как могла. Она отвлеклась и упустила момент, когда Флэшей из одного стало много, и все они как тараканы роились по всему бару.

Мне не нужно твоё вмешательство! Сама справлюсь! Отпусти меня! – раздосадованно выкрикивала она, понимая, что хотела она того или нет, её все же вытолкали с места основных действий.

Ладно. Дальнейшее сопротивление теперь потеряло всякий смысл. Бессильно опустила голову, тупо уставившись в пол, подавленная. А потом услышала слова Флэша и «сломалась». Она пристально-пристально посмотрела на него совершенно другим взглядом. Взглядом, полным доверия.

Будь осторожен, – произнесла она негромко и спокойно, без тени прежнего раздражения в голосе.

Велено было не высовываться — она и не высовывалась до тех самых пор, пока всхлипывания, ахи и крики совсем не утихли. К прежнему месту Дина вернулась лишь когда вой полицейской сирены стал отчетливо слышен. В заведении тем временем творилась полнейшая неразбериха. Дрейк успела застать одну из копий Флэша, несущуюся в сторону выхода. Затем обнаружила и оригинал.

Привет, – виновато произнесла она, подойдя ближе к Уоллесу и остановившись на расстоянии шага, – Хреново выглядишь.

Улыбнулась извиняющейся улыбкой. В короткое мгновение Дина забралась на парня сверху, опираясь коленями в диван. Обхватила основание его шеи ладонями, большими пальцами коснулась скул. Покрыла поцелуями щеки, кончик носа, подбородок, губы. Она закрыла глаза, прислонив лоб к его лбу.

Хорошо, что ты вернулся.

И почувствовала, что дышать, наконец, стало легче.

Дрейк! – этот голос не был для неё незнаком. Но услышать его здесь и сейчас Дина не хотела, да и не рассчитывала, – И что ты тут делаешь?

Она подняла вялый взгляд на источник шума в лице начальника (что б его!).

Обжимаюсь с незнакомым для тебя человеком, – невозмутимо ответила она.

С самого начала, с первого выстрела Дина поняла, что стоит тут показаться коллегам — и ночка для неё будет длинной.

Поедешь в участок, – не вопрос, утверждение. Дину не спрашивали, её поставили в известность. А разве по-другому могло быть?

Я не при исполнении, у меня выходной, – поспешила напомнить она, но словам её не придавалось никакого значения. Да и сама она понимала, что стала свидетелем и, как и все другие свидетели происшествия, должна будет дать показания.

Нехотя она отлипла от Уоллеса, поплелась вслед начальству, решившему, что разговор окончен.

Мой парень немного перебрал! – не переставала стоять на своем Дина. Но что толку спорить, когда итог заранее известен обоим участникам спора?

Хорошо, будь по-твоему, – сдалась она и в качестве капитуляции подняла вверх раскрытые ладони, – Я поеду. Но сначала отвезешь нас домой.

Какое-то время разыгрывалась немая сцена. Дина вытянула перед собой руку в ожидании, что её условия примут. Другая сторона мялась, взвешивая все «за» и «против», но в итоге согласилась, и оба ударили по рукам.

Нас подбросят, – первым делом проинформировала она Уоллеса, вернувшись. Дина не забыла, что её героя укачивало в транспорте, но лучше так, чем тащиться пешком. Особенно в его-то состоянии, – Вернусь утром. Ложись спать и будь паинькой, ладно? Обещаю придумать что-нибудь на завтрак.

И улыбнулась самой очаровательной улыбкой, на какую только была способна.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » All you desire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC