Черный фургон, покрытый толстым слоем ржавого налета, на большой скорости мчался по ночному Готэму, сопровождая свое присутствие громким ревом двигателя и черной дымкой из под передних колес. Автомобиль, словно демон, мощно работая крыльями, летел по трассе мегаполиса всячески нарушая правила дорожного движения... [читать далее]
10/02/20. А тем временем форуму исполнился целый ОДИН ГОД. На радостях от сей знаменательной цифры объявляем для всех персонажей упрощённый приём!

06/10/19. Свершилось! НА ФОРУМЕ ЗАПУЩЕН ПЕРВЫЙ КВЕСТ. В связи с чем добавлены акции на необходимых в сюжет персонажей и объявлен упрощённый приём для всех жителей Готэма.

08/08/19. в честь первого полугода на плаву для всех героев и злодеев действует упрощённый приём до конца августа.

11/03/19. читайте о свершениях в новом выпуске новостей.

11/02/19. А у нас тут первое полноценное объявление.

30/01/19. Теперь мы такие же стильные, как Черная Маска. С обновлением дизайна нас.

22/01/19. Усиленно готовимся к открытию, которого заслуживает этот город.

22/01/19. чирик. здесь будут новости.

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игра » i love the way you lie


i love the way you lie

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I LOVE THE WAY YOU LIE So maybe I'm a masochist
I try to run but I don't wanna ever leave
Till the walls are going up
In smoke with all our memories
http://i.yapx.ru/GA5fr.png
Joker & Harley Quinn & Jonathan Crane

Пламенная ссора двух безумцев перемешала все карты в колоде криминального Готэма. Джокер разбит, лишён банды и в очередной раз направлен на принудительное лечение в Аркхэм, пока Харли наслаждается свободной и независимой жизнью в качестве полноценного босса его бывших людей. Казалось бы, для неё всё, наконец, начинает налаживаться... но, сколько бы арлекина себя не обманывала, клоун всегда имел, имеет и будет иметь скрытые рычаги давления на неё. Те, что очень быстро позволят восстановить прежний порядок вещей и должным образом напомнить, кому в этой истории уготовано смеяться последним.

Отредактировано Harley Quinn (2020-02-14 00:05:34)

+2

2

Черный фургон, покрытый толстым слоем ржавого налета, на большой скорости мчался по ночному Готэму, сопровождая свое присутствие громким ревом двигателя и черной дымкой из под передних колес. Автомобиль, словно демон, мощно работая крыльями, летел по трассе мегаполиса всячески нарушая правила дорожного движения и скоростной режим. Четырехколесный зловещий “дьявол”, под управлением не менее зловещего наездника, скрипя конструкцией, быстро маневрировал между проезжавшими рядом автомобилями, частенько вылетая на встречную полосу.

Вырвавшись из города, фургон, марки Шевроле Ван 1990 года, столкнулся взглядом с проезжавшим навстречу полицейским седаном. Непрезентабельный вид автомобиля и агрессивное вождение заставили копа вдавить педаль тормоза в пол, быстро вывернув руль, и включить сирену, которая в миг завизжала на всю округу. Погоня. Только третье предупреждение офицера, раздавшееся через громкоговоритель, заставило водителя фургона сбавить скорость и свернуть к обочине. Когда минивэн, наконец, остановился, полицейский автомобиль встал позади, окидывая местность вокруг красно-синим светом от мигалок.

Мужчина средних лет с уставшими глазами вышел из полицейского форда и, положив ладонь на кобуру, двинулся к водительскому окну фургона. Морщась от паров, что развивались из выхлопной трубы задержанного автомобиля, офицер, нахмурившись, попутно осматривал фургон. Номеров не было, по крайней мере сзади, задние фары разбиты, а на заднем крыле еле заметная вмятина. Поравнявшись с водительским окном, офицер устало произнес:

- Лейтенант Росс. Вы в курсе, что у вас разбиты задние фары и отсутствуют номера сзади? - лейтенант осматривал кабину и пытался рассмотреть водителя, но было темно. - Кроме того, вы нарушили скоростной… - раздавшийся стук внутри кузова фургона и женские крики о помощи прервали его. - Что в… - рука в фиолетовой перчатке, обтянутая рукавом потертого темно-фиолетового пальто, совершила резкий выпад вперед, вонзив нож в шею офицера. Лезвие мелькнуло на секунду, отражая свет мигалок притаившегося сзади полицейского форда, а затем вошло по рукоять в шею лейтенанта Росса. Полицейский громко захрипел, ухватившись рукой за торчащую рукоять ножа. Былую усталость в его глазах сменил дикий страх, его ноги подкосились и теперь он разглядел лицо водителя, склонившегося немного в его сторону. Росс начал сползать вниз, прильнув к двери фургона и рисуя своей кровью огромную полосу на металлической поверхности. Из кабины раздался издевательский смех, а затем двигатель фургона забухчал громче и автомобиль двинулся вперед.

Нью-Йорк. Бронкс.

Шерон, как обычно, поздно вечером возвращалась домой, медленно перебирая ногами. Превозмогая усталость, женщина направлялась домой, чтобы переодеться, а затем снова отправиться трудиться за гроши на другую работу. Она была вынуждена работать на трех работах, чтобы оплачивать обучение своей горячо любимой доченьки, которая прилежно училась в Нью Хэмптенской школе-интернате. Обучение стоило большую сумму денег, но Шерон решила, что даст своей дочери образование и сделает все, что в ее силах, чтобы Кэти, - так звали девочку, - не пошла по стопам своей безамбициозной старшей сестры. Кэти была единственной дочерью для своей мамы и только она имела для нее значение, затмевая собой старшую сестрицу, которая была давно мертва в глазах Шерон. Старшая была потеряна уже в момент рождения - она была нежеланным ребенком, последствием запретной любви, неудачной попыткой… первым блином, который вышел комом. Харлин, - старшая дочь Шерон, - сделала выбор связанный с психиатрией, который не вызвал у женщины никакого восторга. Шерон считала, что будущее ее ребенка строится на гимнастике, но никак не на этой сомнительного рода научной области. У женщины не укладывалась в голове мысль о том, что ее дочь променяла потенциал в спортивной дисциплине на эту бесполезную и не денежную нишу. Харлин решила бросить все ей наперекор, Шерон была уверена в этом.

По пути домой, миссис Квинзел рассчитывала в голове расходы на текущий месяц и думала о том, как скучает по Кэти. Шерон более месяца не видела свою дочь, поэтому желание заключить свою малышку в объятия переполняло ее. Подходя к дому, рыская в кармане в поисках ключей, женщина обратила внимание на старый ржавый фургон, стоящий у обочины напротив. Дверь с водительской стороны была измазана чем-то темно-красным.

Шерон вошла в свою квартиру, с грохотом захлопнув за собой дверь. Положив на пол небольшой пакетик с объедками, собранными со столов в конце смены, она закрыла дверь на цепочку, а затем застыла на месте, услышав какой-то звук, доносящийся из глубин квартиры. До жути знакомый голос что-то пел, но слов было не разобрать. По началу женщина подумала, что ее сожитель просто смотрит телевизор, но это не мог быть он - Пит в командировке уже пару дней. Не включая свет, Шерон медленно направилась к источнику звука. Зайдя в зал, она увидела, что в кресле, напротив работающего телевизора, кто-то сидит и хрустит попкорном, сдерживая смешки. Зеленые вьющиеся волосы незнакомца чуть свисали со спинки кресла. Сначала женщина не обратила внимание, что за картинку показывает ее телевизор, но когда она перевела взгляд и прищурившись всмотрелась в экран, ужаснулась. На экране шла какая-то запись, где маленькая девочка лежала на бетонном полу, предположительно какого-то подвала, и плакала, умоляя кого-то за кадром отпустить ее. Человек в ответ всего лишь злорадно хихикал и требовал от нее, чтобы та следовала сценарию. Хриплый голос требовал от девочки песню, угрожая, что отрежет ей палец. Жертва рыдала и тихо пела, стараясь четко выговаривать каждое слово песни, которую требовал сценарий:

I love her and she loves me.
And Mommy is her name-o.
M-o-m-m-y,
M-o-m-m-y,
M-o-m-m-y…

Мужчина за кадром хохочет, как ненормальный, поднося камеру к лицу рыдающей девочки, а затем начинает ей подпевать, наигранно вытягивая каждый слог. Когда песнь утихла, рука в кожаной перчатке медленно убирает русые волосы с заплаканного лица девочки. Голубые глаза Шерон расширились от ужаса.

- Да ты поешь, как а-а-ангел, крошка Кэти! - торжественно воскликнул хриплый голос. На экране появилось обезображенное шрамами лицо, небрежно измазанное гримом. Мужчина со шрамами на щеках наигранно рассмеялся в кадр. - Пой для своей мамочки! По-о-ой!

Шерон застыла на месте, наблюдая за страданиями своей любимой девочки. Прикрыв рот, она тихо всхлипнула и медленно принялась отходить назад. По щекам побежали слезы. Смех монстра на экране резко оборвался и сменился белым шумом. Громко хихикнув, незнакомец, сидевший на кресле, поднялся на ноги и наигранно лизнул свои пальцы, облаченные в темные перчатки. Он откинул пакет с попкорном в сторону и обернулся.

- Здра-а-а-а-а-асте. - протяжно произнес человек, заведя руки за спину. Шерон, спотыкаясь, бросилась к выходу. Оказавшись у двери, дрожащими руками она попыталась снять цепочку и выбежать наружу, но клоун уже стоял позади нее. Крепко взяв женщину за волосы, не обращая внимание на умоляющий крик, он потащил ее обратно внутрь квартиры. На лице Джокера не было ни единой эмоции. Когда они оказались посередине комнаты, клоун швырнул ее к телевизору, подальше от выхода. Пока женщина рыдала, оставаясь на полу, зеленоволосый мужчина пододвинул кресло, стоящее в стороне, и поставил его напротив, а затем сел, закрыв собой выход. Облизнув свои губы, он крепко схватил Шерон за руку и с легкостью подтянул к себе.

- А вот и я… - он приподнял брови и слегка улыбнулся, - Квинзел старшая. - схватив женщину за шею, Джокер подтянул ее еще ближе к себе, а второй рукой полез в карман своего пальто.

- Знаешь… хм… Шерон… Родители всегда младших любят сильнее, чем старших. Так уж… заведено, угу. Первенец для тебя словно… м-м-м… тренировочный полигон. Ты воспитываешь его, допускаешь ошибки, чтобы при воспитании второго их не совершать. Все это… эксперимент, да. Знаешь… Знаешь, что я заметил? - прервав свое слезное молчание, Шерон вновь закричала, она молила о помощи, видимо, рассчитывала, что кто-нибудь из соседей поможет, но она не знала, что Джокер о них уже позаботился. И все-таки они были в Бронксе - месте, где всем на всех наплевать. - А че ты так нервничаешь? Из-за шра-а-амов? Хм… я вижу, ты хочешь узнать откуда они у меня. Что же… - крепко ухватив Шерон за лицо, клоун приставил к ее левой щеке нож.

- У меня было двое сыновей. Двое близнецов. Они всегда спорили, кто из них появился на свет вторым. Один утверждал, что он родился позже другого на пару минут, второй же возражал и всячески пытался убедить, что на самом он младший. - клоун медленно скрябает лезвием по морщинистой щеке Шерон. - Никто не хочет быть старшим… Ведь, как я сказал ранее, младшего всегда любят сильнее. Я был отцом-одиночкой, их мать умерла при родах. Я остался один… м-м-м… без нее. И вот однажды я утром вернулся с работы… Да, тогда я работал охранником какого-то химического завода. В общем, хм, захожу я в дом и вижу… вижу, как один из моих сыночков держит другого, приставив к его шее лезвие кухонного ножа. Я молил своего сына убрать нож и отпустить своего брата, но он меня не слушал. У него был испуганный взгляд… пустой взгляд, как у тебя сейчас. Мой… сын говорит мне, что он все понял, что старшим был он и поэтому я люблю его меньше, нежели его братишку. Знаешь, что самое забавное, м? Я не знал, кто из них был старшим. - Джокер едва моргнул, - И тут мой мальчик берет и делает большой надрез на шее своего брата… от уха до уха… Вот здесь... - он приложил обух ножа к своей шее, - а затем… сделал такой же надрез и себе. Моя жена всегда говорила мне, что у меня очень грустное лицо и я никогда не улыбаюсь. В тот день, Шерон, я улыбнулся… широко улыбнулся. Я взял окровавленный нож, вставил лезвие себе в рот… вот так. - клоун вставляет лезвие в рот Шерон, - И-и… хм…. - он убрал нож. - Тебе страшно?

- К-кто ты т-такой?! Что тебе нужно от меня и моей семьи, псих?! - набравшись смелости воскликнула Шерон. - Где моя Кэти?!!

- О-о-о! А-а-а! Хе-хе-хе! Да ты говорящая! - Джокер грубо отбросил ее назад. Он знал, что теперь она не попытается убежать, что она поняла его решительность, поняла, что жизнь дочери зависит от нее.

- Итак… Что мне нужно. - клоун едва раскрыл рот и отвел взгляд в сторону. - Харли… Харлин Квинзел, да… Знаешь такую, м?

Шерон не слышала этого имени уже более 15-ти лет, с того самого дня, когда Харлин, громко хлопнув дверью, вышла из дома и не вернулась. Она не страдала, когда потеряла ее, не убивалась горем по ночам, плача в подушку, ей было всего лишь жаль потраченное время и силы.

- Сколько вы не виделись, м? Лет десять? Думаю, семье пора воссоединиться… испытать, - клоун жестикулировал руками, приподняв брови, - бурю спорных эмоций. Познакомить малютку Кэти со старшей сестренкой. Устроить праздничный ужин! Аха-ха-ха!

- Что ты сделал с моей дочерью, мерзавец? - жизнь Кейт волновала Шерон куда больше, чем своя и уж точно куда больше, чем жизнь Харлин, которую она не помнила все это время и не хотела вспоминать. - Верни мне ее, прошу тебя… верни… - она взорвалась слезами.

- О-о-о-о! Нет-нет-нет-нет-нет. Твоя дочь в порядке… пока. Она готовится к праздничному вечеру. Выбирает себе… эм… платье. - клоун наигранно задумался сощурившись и, потирая свой шрам, добавил, - Наверное уже делает прическу в салоне, да.

Шерон думала , что выход из ситуации был один - выслушать маньяка, сделать видимость, что он полностью контролирует ситуацию, а затем, когда представиться возможность, бежать прямиком в полицию. Опустив взгляд, женщина тихо произнесла:

- Я с-сделаю все, что т-ты скажешь. Только верни мне мою девочку… Прошу тебя. - она врет, она не сделает то, что он скажет, она свято верит в то, что полиция ей поможет и вырвет ее дочь из лап этого монстра. Шерон совсем не знала, кто перед ней.

Именно эти слова Джокер ожидал услышать, но в его голову закрались сомнения. Ухмыльнувшись, он вынул из кармана игральную карту и медленно уложил ее на стол, стоявший рядом.

- Сейчас я уйду… а ты соберешь вещи и отправишься в Готэм, там мы обговорим, какой сюрприз ты сделаешь Хар… мисс Харли Квинзел. Моя… эээ… визитка.

Договорив, он медленно поднялся на ноги, посмотрел на Шерон пару секунд и, отшвырнув ногой в сторону кресло, направился к выходу. Сделав пару шагов, клоун застыл на месте.

- О… да, чуть не забыл. - обернувшись, Джокер снова сунул руку в карман, - Отнеситесь к делу серьезно, миссис Квинзел… Малышка Кэти просила передать. - он что то вынул из кармана и уложил стоймя на карту, которую положил ранее, а затем развернулся и, насвистывая какую-то мелодию, направился к двери. - Увидимся в Готэме… миссис Квинзел! - воскликнул он, захлопнув за собой дверь.

Как только хлопнула дверь, Шерон быстро поднялась на ноги. Она еще не видела, что Джокер оставил на столе, т.к. было достаточно темно и лишь эфирный шум телевизора освещал комнату. Медленно смахнув со щек слезы, женщина подошла к столику и с ужасом воскликнула, увидев “подарок” от Кэти - на карте стоймя был припечатан отрезанный детский палец.

+1

3

- Вот же дрянь! Я так скоро оглохну к чёртовой матери… - выплюнул устало-раздражённо Вилли, широкоплечий ирландец, один из отморозков новой банды Харли Квинн, небрежно туша энный сигаретный окурок прямо о стену, - Как думаешь, парень долго протянет?
- Эй, Стиви, последнего хватило на сколько? 6 часов? – его сосед, остроумец Гэри, увлечённо перебирая в грязных руках награбленные цацки, переадресовал вопрос темнокожему здоровяку, вечно сохраняющему поразительное спокойствие, даже когда вокруг гремели взрывы или их бос носилась с воплями о том, что мальчики для битья закончились. -  Да он был крепким орешком! Зуб даю, маменькин недоносок, которого ты притащил сегодня, совсем скоро откинется. Раз… - отложив в сторону всё ещё хмурого Вилли кольцо с вкраплением крупного изумруда, он неопределённо повёл бровью, - Два… - Стиви его судом досталась внушительной ширины золотая цепь, - Три! – осыпав себя остатками из мешка аккурат в момент контрольного выстрела с верхнего этажа, самый разговорчивый из троицы криво усмехнулся, причмокивая, - Помолимся о духе павшего героя?

Со знаменательной ночи расставания прошло уже несколько месяцев. Казалось, самое время просыпаться из мира бредовых грёз, делать то, что обещала ребятам и самой себе – прибирать к рукам город… но так просто отпустить зависимость, укоренившуюся глубоко в префронтальной коре, Харли не могла. Она надеялась, что избить Джокера до полусмерти станет действенной терапией, чтобы начать историю с чистого листа, не обесценить опыт, но вынести ценный урок, дать себе хлёсткую моральную пощёчину и двигаться дальше. Переродиться. Стать великолепной. Могла ли она заблуждаться сильнее?..
Будучи блестящим специалистом и заслуженной пациенткой Аркхэма в одном флаконе, клоунесса заставила банду отлавливать и преподносить ей в подарок мужчин предположительно одного с Джокером возраста и схожего телосложения, чтобы вымещать на них злость. Одни бедолаги кричали и плакали, точно малые дети, умоляя отпустить к семье, чем невероятно её утомляли, получая преждевременную пулю в лоб; другие оказывались умнее, сохраняли лицо, даже подыгрывали, прежде чем гарантированно сломаться и заработать билет на тот свет. А она всего-то хотела поговорить! Проработать свою травму, возможно, напоследок помучить немного, не больше! Ну, может быть, чуточку больше. Определённо больше. Гораздо, чёрт возьми, больше! Слух о том, что Джокер выжил при взрыве, а поймать его и доставить в Аркхэм помог мышиный подражатель, пробудили в Харли кипящую смесь чувств: злость, досаду по неудавшейся мести и непозволительное облегчение, вызывающее ещё большую злость на саму себя. Этому аду нужно было придумать выход – и она придумала. Не имея возможности заполучить в своё распоряжение истинный источник всех бед, несчастий и личностных кризисов, через которые ей довелось пройти, арлекина отыгрывалась на безымянных тряпичных куклах. Она привязывала их к креслу, доставала из тайника коробку с гримом и принималась творить: присыпала лица белоснежной пудрой, подводила чернильной сажей глаза и рисовала самую широкую ломанную улыбку от уха до уха, затем – задавала вопросы, и если ей не нравились ответы, жертва получала ножевое ранение. Порой Харли ограничивалась неглубокими порезами, затягивая экзекуцию на несколько дней, пока объект издевательств окончательно не истечёт кровью, порой прибегала к более действенным мерам. Несколько раз, включая сегодняшний, она вставляла лезвие в их рот и рассекала щёки, но никто не смеялся, лишь приходил в ужас, корчась от боли. Бесполезные идиоты, они сами подписывали себе приговор, вынуждая её хвататься за пистолет.

- Ещё и этот старый хлам всюду… Она же понимает, что мы ненастоящие клоуны, а?
- Расслабься, Вилли. Чего тебе неймётся? Гляди на эти милые серёжки – стоят, небось, целое состояние.
- Я послушаю, что ты скажешь, когда растянешь яйца на шарах для жонглирования!

Когда временное пристанище в виде безвкусных заброшек на окраине сгорело дотла, перед бандой встала непростая задача отыскать новый дом. Харли тут же решительно заявила, что приемлет для своих людей только самое лучшее, хватит ночёвок на грязных стройках и полуразваленных заводах, пора поселиться в месте, которое станет их визитной карточкой.
Так они оказались в цирке.
В прошлом веке одно из самых ярких увеселительных заведений, расположенное на достаточном удалении от оживлённого центра города, в нынешнем - безвременно прикрытое владельцами-банкротами, как и прочие цирки с появлением в Готэме Джокера, давно притягивало на себя цепкий взгляд арлекины. А сеть катакомб под фундаментом служила неоспоримым аргументом в пользу того, что это место – идеальный вариант. Щедро заплатив собственникам, заодно запугав их долгой и мучительной смертью на случай, если подумают обратиться в полицию, Харли с ребятами обзавелись настоящим дворцом по сравнению с предыдущими убежищами – здесь было всё! Просторный холл для отдыха, гримёрки с остатками реквизита, брошенными за ненадобностью, огромная арена мечты, позволяющая как с размахом упражняться в акробатике и просто часами смотреть вниз, на пустующий зал, размышляя о жизни, так и вдоволь кричать, слушая эхо, вероломно возвращающее проклятья, адресованные Джокеру. Тренировать гиен. Да, в стычке с нелегальными торговцами экзотики, на замену убитым собакам Харли раздобыла парочку чудесных диких малышей, за месяц-другой уже прилично вымахавших и просто обожающих хозяйку. Бросая острозубым комкам шерсти куски сырого мяса, она с удовольствием представляла, как натравит зверушек на нового Бэт-занозу в заднице – такие оттяпают его симпатичные ушки куда раньше, чем рука успеет потянуться за огнестрелом. Вот смеху-то будет!

- Серьёзно, вы не жалеете, что пошли за ней? Говорят, Джокер снова сбежал из Аркхэма… - проведя ладонью по рыжеватому ирокезу, Вилли самоуверенно хмыкнул, - Я хочу сказать, не пора ли разыскать его и двинуть нахер от этой чокнутой дамочки, пока мы ещё можем? Понимаю, всем вам хочется ей вставить, но Джокер…
Прыткость новичка заставила бывалого Гэри театрально прикрыть глаза ладонью, зная, что последует дальше. А дальше последовало это: Стиви неспешно поднялся на ноги со скамьи, которую единолично занимал вот уже второй час, так же неспешно приблизился к ирландцу, одним мощным ударом выбил тому челюсть и невозмутимо вернулся назад.
- Послушай, Вилли… - начал Гэри со вздохом, - В банде Харли Квинн мы стараемся не упоминать его. Знаю, тебя там не было, но поверь мне на слово: Джокер двинулся окончательно. Сперва он кинул нас, на Харли, между прочим, а потом вызвал копов. Копов, сечёшь? Кто, дери тебя за ногу, так поступает?

Формируя банду, Харли знала, что ей придётся нелегко. Поблекнув в её мыслях, философия хаоса под авторством безумного клоуна потеряла вес и в рядах её людей. Теперь они почти не совершали бессмысленных актов насилия (маленькое серийное хобби не в счёт), ориентируясь больше на крупные кражи, накапливая денежную базу для того, чтобы соревноваться за город наравне с Чёрной Маской. Конечно, многих взятый арлекиной курс не устраивал – как и Джокер, они желали видеть мир в огне, а потому от них пришлось избавиться. Невелика потеря! Завербовать новичков оказалась проще-простого, правда, верность в их горячих головах, полных предубеждений на её счёт, только лишь предстояло воспитать. Она знала, что одни отморозки шепчутся за спиной, обсуждают её внешний вид, делают ставки, как долго она продержится на плаву, и смеются, смеются, смеются внутри, тогда как другие проникнуты искренним уважением ровно с того момента, когда она нажала на кнопку детонатора, чуть было не положив конец бесконечному злу, перед которым трепетали в страхе самые отъявленные подонки. Это чего-то стоило для толпы. В придачу, Гэри и Стиви, за всё, что она сделала для них, показывали себя преданными до чёртиков новому боссу, закрывая глаза на её заскоки и периодически обучая хорошим манерам ближних. Пока что, Харли думала, она неплохо справлялась.

- Приберите труп, кто-нибудь!

Харли справлялась неплохо со всем, кроме своего эмоционального состояния. Сейчас она впервые по-настоящему самоутверждалась, занимала собственную позицию, завязав со второй ролью безотказной подручной, но, какие бы успехи она не совершала, сердце оставалась обёрнуто пеленой отравляющего безразличия. Ради чего всё это? Люди, деньги, территории? Для чего, если ей так плохо и пусто?
Харли ощущала себя выброшенной на пять лет назад, во времена сеансов с Джокером, когда единственным, что впервые пробудило в ней желание жить, стало его внимание, грубые прикосновения его рук, бездонные тёмные воды его глаз, пожирающие накатной волной.
Харли ненавидела Джокера. Ненавидела потому, что любила. Потому что самая страшная ночь со сломанными рёбрами, синяками и ссадинами по всему телу, но с возможностью чуть позже прижаться к нему и пролежать так до самого утра, перебирая завитки его засаленных волос и думая, как сильно она его ненавидит, казалась приятнее, чем любая ночь без него вовсе.
Как-то Айви заглянула поддержать подругу, но разговор принял катастрофический оборот, когда та попросила ударить её. «Я не понимаю, в чём твоя проблема, но, может быть, на этот раз в Аркхэм стоило отправиться тебе, а не Джокеру. Ты больна, Харли, больна…» - гневная тирада Памелы затронула Квинн чуть меньше, чем никак – она заранее знала всё, что та могла бы ей сказать, потому что говорила об этом самой себе день за днём.
Включив радио, Харли услышала поздравление диктора с Днём Святого Валентина, сжала зубы, достала молот и разбила устройство вдребезги, удар за ударом, пока не осталась пыль. Вдруг, её посетила очередная идея для досуга.

- Приведите мне парочку.
- Тот парень слишком быстро издох, а, босс?
- С ним было невыносимо скучно! В следующий раз выбирайте со Стиви получше. Ах да, у нас есть запасное радио?..

Любовь витала в воздухе, гадкая, омерзительная любовь досаждала ей одним концептом своего жалкого существования, поэтому Харли вдохнула поглубже окружающее волшебство Дня Всех Влюблённых и решила досадить в ответ. Она надела короткое чёрное платье с глубоким декольте, будто собиралась на свидание, распустила волосы, потратив на укладку тонну лака, надушилась и подвела губы багрово-красным. Одним словом – провела все необходимые приготовления для приятного вечернего времяпровождения. Услышав стук в дверь гримёрки, она поспешно наполнила бокал шампанским и с широкой улыбкой показалась на пороге.
- Гости! – воскликнула Харли радостно, принимая двух дрожащих от страха молодых людей со связанными запястьями и заклеенными скотчем ртами. – Спасибо, мальчики, можете идти, я развлеку этих голубков. О боже, моя любимая песня! – подкрутив у приёмника звук, Харли принялась негромко подпевать, кружась и талантливо делая вид, что не замечает потерянных взглядов в свою сторону.
О, простите мою нерасторопность! – аккуратно сняв скотч, мешающий обречённой парочке говорить, она тут же об этом пожалела – девушка взорвалась плачем, парень затараторил.
- Пожалуйста, не трогайте Хейли! Что вам нужно?.. Деньги, драгоценности?! Я достану всё, только не трогайте её, прошу!
- Сладкий. – Харли чуть склонила на бок голову, обернулась к косметическому столу и опустила на него бокал, подобрав пистолет и нож, который просто бросила парню, угрожая дулом.
- Освобождайся.
Пока он непонимающе выполнял сказанное, Харли вплотную приблизилась к девушке, рассматривая её перепуганное лицо: мягкие черты, заплаканные карие глаза, маленький носик и пухлые губы, растрёпанные шоколадные локоны, ниспадающие по смугловатой коже шеи к откровенному вырезу платья. Хейли тоже собиралась на свидание. Как жаль, что в эти милые планы пришлось вмешаться.
- Хэйли, значит… А как зовут тебя, красавчик?
- Б… Брендон.
- Мистер Би! – заулыбалась Харли улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, - Положи нож на стол, если не хочешь, чтобы мальчики вернулись.
Наблюдая за неуверенными движениями Брендона, словно тот размышлял, не использовать ли лезвие в других целях, Харли предостерегающе повела указательным пальцем.
- Так вот, Брендон… - начала она, довольная послушанием, - Изюминка в том, что я не трону Хейли… её тронешь ты.
- Что… что вы хотите сказать?..
- Видел бы ты себя, Брендон! Эти ого-о-омные глаза, вытаращенные на меня, словно я только что произнесла самую большую нелепость в мире! Вон, взгляни в зеркало. Такой умора! – хохотнув, она поднесла бокал к губам, немного отпила и отставила вновь, продолжая угрожать пистолетом, - Ничего, всё скоро станет ясно. А пока, вам не кажется, что здесь слишком душно для троих? Давайте же отправимся на арену, уиии! В темпе, мальчик с девочкой, в темпе! – взяв под руку поющее радио, Харли буквально вытолкала парочку из гримёрки и проводила их прямо под купол цирка.
- Теперь, - объявила она торжественно, усаживаясь на кресло в первом ряду, - бей. Бей её.
- Нет… нет, я не стану! П-почему вы этого хотите?..
- Потому что, Бре-е-ендон, - протянула Харли, как это сделал бы Джокер, - мне не нужны твои деньги. Ты был внизу? Видел мешки с награбленным, а? Считаешь, можешь предложить мне больше? Нет? Переговоры окончены. Бей.
- Да что с вами не так?! Я не стану её бить!
- О, Бре-е-ендон… - Харли тяжело вздохнула, качая головой, - Кстати, давно хотела сказать – невероятно тупое имя. Очень тебе подходит. – поднявшись и легко перепрыгнув через ограждение, она вытянула руку с пистолетом вверх и без предупреждения выстрелила, изображая деланное удивление, для пущего эффекта даже прикрыв рот ладонью. – Ох! Что это у меня? Огнестрельное оружие, которое стреляет, кто бы мог подумать! – начиная выходить из себя, Харли на мгновение посерьёзнела, - Поясняю специально для Брендона. Ты не можешь дать мне того, что я хочу. Только один человек может, но он не станет. Большее, что можешь сделать ты, Брендон — это немного поднять моё паршивое настроение. Не ударишь свою конфетку – я выстрелю ей в ногу, потом в другую, потом в грудь. Или сразу в голову, ещё не решила.
Ошарашенный, парень стоял, не в силах пошевелиться. Медленно, он перевёл взгляд на Хейли в предобморочном состоянии, как бы заранее прося прощения. Та лишь согласна опустила ресницы, понимая, что выбора у них нет.
- Если я ударю её, вы отпустите нас?
- Сколько ещё гениальных вопросов ты хочешь задать женщине с пистолетом и без настроения?.. -  прошипев вопрос, Харли перешла на крик, полный неизъяснимого гнева, - БЕЙ ЕЁ, СУЧИЙ ТЫ СЫН, БЕЙ!
Первый удар был самым сложным, второго удалось добиться быстрее, с третьего Брендон втянулся в игру. Наверняка он тайно ненавидел девушку, подозревал в измене и давно собирался бросить, только смелости всё не находил. Удар в рёбра, удар в челюсть, удар в грудь, удар в висок. Восторженные возгласы Харли сквозь собственный смех, стоны боли Хейли и очередную серенаду, раздающуюся из динамика приёмника. Катарсис. И, если вслушаться в слова, эта серенада была не такой уж и лживой.

«And the last thing I heard was a muttered word
As he stood smiling above me with a rock in his fist»


Когда Брендон склонился над Хейли, чтобы нанести удар, который запросто мог бы стать для неё последним, позабыв, очевидно, суть уговора, Харли прострелила ему голову. Процокав на каблуках к холодящей кровь сцене низменной человеческой натуры, она вздохнула, брезгливо хватая за волосы и сбрасывая одно мёртвое тело с другого, полумёртвого.
- Теперь ответь мне, Хейли, ты всё ещё его любишь?
- Он… в-вы заставили… его, - прохрипела Хейли слабо, - мы… б-были… кх-кх… счастливы…
- О, ты так думаешь? Что ж, это мило, до дрожи мило. Но ты ошибаешься. Этот подонок причинил бы тебе куда больше боли, если бы остался жив. Он изводил бы тебя годами, не ставил бы ни во что, растоптал бы твои чувства своими старыми ботинками, посмеялся бы и ушёл, оставив задаваться сводящими с ума вопросоми: что ты сделала не так? Почему тебя было недостаточно? Поверь, я знаю, о чём говорю. Такие, как Брендон, не заслуживают доверия. Я спасла тебя от жуткой участи, детка, можешь сказать «спасибо» - это бесплатно.
Двинувшись было прочь, безумная арлекина резко остановилась, поджав губы.
- Впрочем, мальчики не поймут, если я оставлю тебя в живых. С Днём Святого Валентина, Хейли.

«As I kissed her goodbye, I said, 'All beauty must die'
And lent down and planted a rose between her teeth»

Отредактировано Harley Quinn (2020-01-25 13:16:13)

+1


Вы здесь » DC: dark century » Игра » i love the way you lie


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC