Готэм снова двигался по кругу, от центра к его краю и с каждым новым витком центробежная сила подталкивала город к краху. Только причина этому не очередной психопат, решивший войти в историю, не атаки извне и не мутанты, а вирус. Странный, искусственный вирус. Барбаре не надо было изучать новую болезнь, чтобы понять это. Достаточно просто вбить в поисковую строку нужный запрос и, вуаля, сотни слитых в сеть фотографий жертв эпидемии, тысячи комментариев и уже начавшаяся паника. [читать далее]
06/10/19. Свершилось! НА ФОРУМЕ ЗАПУЩЕН ПЕРВЫЙ КВЕСТ. В связи с чем добавлены акции на необходимых в сюжет персонажей и объявлен упрощённый приём для всех жителей Готэма.

08/08/19. в честь первого полугода на плаву для всех героев и злодеев действует упрощённый приём до конца августа.

11/03/19. читайте о свершениях в новом выпуске новостей.

11/02/19. А у нас тут первое полноценное объявление.

30/01/19. Теперь мы такие же стильные, как Черная Маска. С обновлением дизайна нас.

22/01/19. Усиленно готовимся к открытию, которого заслуживает этот город.

22/01/19. чирик. здесь будут новости.

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игра » NOT GONNA RUN


NOT GONNA RUN

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/vOMjWP7.jpg
Barbara Gordon & Dinah Lance

На недолгое время в Готэме воцарятся относительное затишье - войны преступных группировок утихают, когда "королём" города становится Чёрная Маска. Но кажущееся спокойствие в один миг перечёркивается новой угрозой - вирусом неизвестного происхождения, первыми жертвами которого стали нищие на окраинах и в пригородах. Очень скоро болезть поражает горожан всех социальных слоёв и перерастает в масшабную эпидемию. "Хищные Птицы" собираются в Сторожевой башне, чтобы поделиться наблюдениями и составить план дальнейших действий всей группы.


*эпизод с учетом событий квеста The Gotham's Plague

+2

2

Готэм снова двигался по кругу, от центра к его краю и с каждым новым витком центробежная сила подталкивала город к краху.  Только причина этому не очередной психопат, решивший войти в историю, не атаки извне и не мутанты, а вирус. Странный, искусственный вирус. Барбаре не надо было изучать новую болезнь, чтобы понять это. Достаточно просто вбить в поисковую строку нужный запрос и, вуаля, сотни слитых в сеть фотографий жертв эпидемии, тысячи комментариев и уже начавшаяся паника.
В этот раз комиссару Гордону даже не придется вводить комендантский час – люди и без того боятся лишний раз выходить на улицу без надобности. Преступность молчит, то ли Черная Маска все ещё устанавливает свои правила, чистит ряды, создает маленькую империю в масштабе Готэма, то ли его тоже бедственное положение коснулось. Было бы забавно, если честно.
Барбара в очередной раз проверяет встроенный в костюм КПК, последнее сообщение от Дины горит мерным, голубым светом. Что ж, пора было уже собираться. Фургон, в котором, после полного восстановления, стоял её мотоцикл, был припаркован на заднем дворе дома, что она снимала с одной девчонкой. Удобное соседство, когда этот самый сосед даже не замечет, как ты уходишь ночами и возвращаешься под самое утро, спишь пару часов, а затем идешь на работу. Соседу главное, чтобы ты забивал холодильник, когда подходит твоя очередь, наводил порядок и вовремя платил аренду. Остальное – сугубо личное дело каждого. Ах, ну да, и ещё надо предупреждать, если ты решишь привести парня. Рыжеволосая справно выполняла поставленные условия.

Мотор взревел, последний подарок Уэйна своей бывшей помощницы радовал. Техническое оснащение байка могло сравнится с переносной лабораторией главного судмедэксперта города и, при этом, железный конь не потерял ни в скорости, ни в маневренности, да и комплектация осталась прежней, разве что все было стилизовано под костюм. Мотоцикл сорвался в ночь, женщина выруливала в сторону часовой башне, отмеченной на карте навигатора. Надежное убежище, которое ею уже давно не посещалось. На то были причины и, совсем скоро, ей придется столкнутся с ними лицом к лицу. Барбара была готова.
Ночной Готэм сверкает лишь в центре, в том самом месте, где кипит жизнь, а сливки общества заливают свою совесть дорогим алкоголем, не все, конечно, но таких большинство и на их фоне все меркнет и теряется. Брюс тоже, обычно, носил маску, он вообще крайне редко был самим собой, иногда Гордон казалось, что Бэтмен и есть его истинное лицо… Видимо, вся их семья была немного сумасшедшей. Тоже забавный факт, если подумать и вспомнить всю историю.
Она резко берет влево, двигаясь к докам, а затем сворачивает, скрываясь на узких улочках трущоб.

Башня встречает темнотой и тишиной. Лифт, с душераздирающим скрипом, останавливается, сильно дернувшись, им уже давно никто не пользовался, но это, возможно, к лучшему. Она делает шаг вперед из кабины, проходит вперед и морщится.  В углу стоит обычное инвалидное кресло с пледом на сиденье. Барбс тогда могла бы принять то, что хотел ей всучит Уэйн, но отказалась, предпочитая стандартное. Тут, в образе Оракула, ей ни к чему были навороченные игрушки, ну, кроме, конечно, мощного компьютера и десятка мониторов, накрытых, сейчас, пленкой.
Она по памяти клацнула переключатель, с мерным гудением ток прошелся по проводам, вспыхнул свет, на что среагировали линзы маски, сбавив яркость. Звук её шагов заполняет тишину, Гордон недовольно поджимает губы, но ничего не поделать. Одним, резким движением она скидывает покрытие, отбрасывает полупрозрачный материал в сторону и падает в кресло, снимая маску с лица. Пальцы привычно пробегаются по спящей клавиатуре, затем будят компьютер и все десять мониторов вспыхивают голубым светом, превращая лицо Барбары в ту самую маску, что красуется на центральном экране.
Синхронизировав часовую башню, свой КПК и терминал, встроенный в байк, она обновила данные баз, после чего запустила стандартное сканирование. У неё были программы, она это помнила, две из них, кстати, написал Тим, одну она позаимствовала в Бэт-пещере, остальные – плод её трудов. Они могли пригодиться. Пиликнула опознавательная система, предупреждая о том, что в Башню проникли, но распознавание лиц сработала на ура. Дина. Сколько они уже не виделись?
Гордон оттолкнулась от стола и развернула кресло в сторону входной двери, ожидая подругу. Почему им так везло? Поводов для встреч было так много, выбирай любой, но нет. Хотя, стоило признаться самой себе – это только её вина, и ничья больше. Реабилитация, когда начался прогресс, занимала все свободное время и мысли. Надежда, пусть сначала и призрачная, с каждым новым днем укреплялась, и она пропала. А потом…, а что потом?  Возвращение в Готэм, семейные проблемы, пропажа Бэтмена и все, что с этим связано.
Она следила за каждым из выводка Бэтмена, а ещё отслеживала Хищных птиц, но в их дела не лезла.
- Привет. Не самый лучший способ собраться снова! – Она виновато улыбнулась, поднимаясь на ноги и делая шаг вперед, раскрывая объятья.

+1

3

Несколько странно было вновь возвращаться в Сторожевую Башню, которая теперь казалась маяком давно ушедшего прошлого, утонувшего в событиях и фотографиях, померкших от времени. Если задуматься, общие приключения Хищных птиц разворачивались не столь давно… сколько времени прошло с тех пор? Год? Два? А по ощущениям словно целая жизнь. Или минула эпоха, чьи проблемы и заботы остались на прошлой перевернутой странице. Теперь всё было по-другому.

Неизменным оставался лишь дух. Канарейка по-прежнему ощущала себя дочерью Готэма, местной до мозга костей, со своего первого вздоха вобравшей отравленный воздух и пропитавшейся им насквозь. Может поэтому и не могла она надолго уехать? Не могла бросить, забыть и оставить на попечение других детей. Ведь этот город свой, родной и любимый, несмотря на мерзопакости и уродство, его одолевавшие. Всё же не место красит человека, и Канарейка, вместе с такими же, кому не всё равно, сделает Готэм чуточку лучше. Ну или, в крайнем случае, хотя бы развлечется.

Было странно облачаться в свой старый костюм, оставшийся со времен ещё первого сбора Хищных птиц, но более поздний, надолго ставший для Дины основным геройским одеянием, выглядел слишком неподобающим случаю. Не хотелось бы, чтобы сетчатые ноги в коротеньких шортах привлекли ненужное внимание ещё до того того, как она доберется до условленного места.

По обыкновению своему Готэм хорошей погодой не радовал. Хмурые сумерки и едкий туман, забиравшийся под одежду, заставляли по спине проноситься табуну мурашек. Однако не проливной дождь — и то хорошо. Дина плотнее куталась в полы тренча и сильнее втягивала голову в плечи. В такую погоду хороший хозяин собаку из дома не выгонит, но Канарейка — не собака, и подчас подрывалась с места и при менее приглядных обстоятельствах. Человека, прошедшего огонь, воду и медные трубы слякоть пугать не должна. Она и не пугала, но неприятно всё равно.

В тот вечер Дина решила оставить привычный байк на парковке. Добиралась она на метро — опасном готэмском метро, где каждый второй норовит обчистить карманы, где нередко случаются аварии, а поезда встают. Где устраиваются теракты, а вагоны воняют мочой и расписаны творениями школоты. Р-романтика.

Тем не менее, даже здесь нагоняли воспоминания о днях, когда Барбара являлась самым лучшим координатором, как Дина боялась взрыва собственных мозгов и как предательством отплатила за дружбу… От таких мыслей она сильнее закусывала нижнюю губу, подняв выше газету, которой закрывала лицо от любопытствующих посторонних взглядов.

От станции в старом центре до пункта назначения оставалось совсем немного. Подойдя ко входу, Дина подняла подбородок и посмотрела в камеру. Она не знала, работает ли сейчас система распознавания лиц, сделала так скорее по-привычке. И почти удивилась, обнаружив, что дверь открылась, а значит не придётся пробираться внутрь окольными путями. Скрипучий лифт поднял в помещение, где в прежние годы (задолго до того, как башню облюбовала Оракул) часовщики настраивали циферблат огромных часов.

Ещё на подходе Дина заметила свечение, исходящее от входа на чердак, и сердце её замерло. Она много раз прокручивала в уме предстоящую встречу, и всё равно словно кто-то сжимал грудь, не давая сделать глубокий вздох, а слова… да не было никаких слов, все они будто исчезли за один миг.

Лифт остановился, задребезжала старая решетка ограждения, отодвигаемая нетерпеливой рукой. Вот она — Барбара! Вот она совсем как в прошлом сидит спиной и всматривается в синие мониторы. Дина качнула головой, надеясь отогнать нахлынувшие воспоминания. Она столько раз виделась с подругой уже после того, как она снова стала Бэтгёрл (и снова начала искать приключений на свою задницу), но разум упорно ассоциировал “Сторожевая  башня = Оракул”. И: “Как это Барбара не Оракул? О__о”.

Приветливая улыбка озарила лицо Дины, когда Гордон заговорила. Видимо, не у неё одной все мысли превращались в кашу и колени подрагивали.

Ты хотела сказать “повод”? — поправила она, — Ну, в смысле повод собраться.

Дина посмотрела по сторонам, отметив на полу чехлы, ранее закрывавшие технику. Потом сощуренным взглядом окинула на Барбару, мол, всё понятно, руки к электронике сами потянулись. И в этом, зная Барбс, не было ничего удивительного. Такая она.

Она быстро приняла обнимашки, прикрыла глаза и отметила про себя, как это всё-таки приятно. Затем, когда с приветствиями было покончено, спрятала руки в карманы и плюхнулась на стул неподалеку.

Повод и в самом деле наихреновейший, — согласилась Канарейка. После чего оглянулась в пустующий угол, — Бертинелли ещё не вернулась?

Об Охотнице она спросила скорее из вежливости. С ней Дина пересекалась несколько чаще, чем с Барбарой. Да и отношения с ней совсем другие. Барбс была как член семьи, который всегда оставался родным, даже если не приходил долго в гости и редко отвечал на звонки.
“Включив” в себе лидера (а единожды включив, выключить ой, как непросто), Канарейка начала:

Эта зараза вплотную подбирается к городу. Если раньше болели только низшие слои населения, то теперь любой может заразиться. Нетипичное поведение для обычного вируса. Что скажешь, Барбс?

+1

4

Сторожевая Башня полнится голосами – задиристым, принадлежавшим Дине, более тихим и спокойном – Барбаре. Она не стала надевать костюм, да и ни к чему, когда Гордон вернулась и решила снова надеть маску, она попрятала несколько запасных костюмов в различных точках, один даже был в Бэт-пещере, на тот случай, если ей придется работать с Брюсом или это будет единственным местом, где она сможет укрыться. О Бэтмене лучше сейчас не вспоминать и не думать, нужно было сосредоточится на ином. Так что, плащ всегда под рукой.
- Что? – Выпадая из реальности, женщина не всегда могла уследить за мыслями в своей голове и это при наличии едва ли не исключительной памятью. – Ах да! Действительно, каша в голове. Хреновый повод собраться, да и способ, если честно, не лучше. Учитывая всю ситуацию в городе, тебе, наверное, пришлось импровизировать.
Маски вне закона, любой герой, чье имя на слуху, в Готэме становился персоной нон-грата. Больше нет помощи от полиции, нет восторженных криков и искренних благодарностей, и не будет, даже если они услышать убаюкивающую песнь сирены. Снова пришел темный период мстителей, они снова будут прятаться в тени и вершить правосудие, да вот только тихо, прячась.
- Нет, с ней я, пока что, не связывалась. Думаю, если нам повезет, она сама скоро объявится. Ты же знаешь Хелену! – Взрывной характер Охотницы был известен всем и каждому, кто, хотя бы раз, с ней сталкивался и, если Лэнс была просто боевой, то от Бартинелли, истинной итальянки, можно было ожидать непредсказуемого финта. Когда-то, у них даже был конфликт из-за её поведения, но, сработавшись, они стали весьма близки. Хищные птицы вообще являлись её отрадой. – До неё должны долететь слухи о том, что тут творится, она не останется в сторону. По крайней мере не тогда, когда Бэтмен исчез.
Барбара морщится и отворачивается, кресло послушно, со скрипом, чуть отъезжает в сторону, образуя дистанцию между подругами. Не хотелось об этом говорить, точно не сейчас, да и не потом. Лучше сосредоточится на проблемах, которые есть здесь и сейчас. Они справятся и без Темного Рыцаря, к тому же, его плащ, как думают многие, окрасился красным. Гордон в это не верила. Может и зря.
Как бы то ни было, когда Канарейка заговорила и её голос проник под корку, настраивая голову на нужный лад, рыжая подъехала к столу, быстро пробежалась пальцами по клавиатуре, вызывая панель доступа к аналитической программе и кивнула. Да, все правильно. Все данные сходятся, вирус распространяется, вот только в нем было очень много интересных особенностей, даже внешних. Увы, дееспособный образец у Барбары достать не получилось, а лесть на улицы, не подготовившись себе дороже. Как бы то ни было, теперь было реальное подкрепление, на которое она могла положиться.
- Не подбирается, Дина, она уже в городе. Бушует на улицы, выползает и растет, как сорняк, только вот это, увы, не проделки Плюща и не её эксперименты. Я провела анализ. Сравнила симптоматику со всем, что имеется в базе данных Сторожевой Башни. Выявила совпадение. Симптоматика напоминает отравление газом Джокера, но, одновременно, есть кое-что и от токсина Пугала. – Она вывела на экраны фотографии погибших, с выпученными, налитыми кровью, глазами, широкими улыбками и напряжёнными шеями, будто бы в последние секунды жизни их мышцы перекручивало судорогами. Выглядела это страшно, очень страшно. Такой смерти, в лающем кашле и спазмах, никому не пожелаешь, даже самому клоуну. – Посмотри. По словам очевидцев, здесь и здесь, - женщина указала пару мест на карте Готэма, - были обнаружены первые тела. Никто, сильно, не обратил внимания и, по заверениям врачей, болезнь не передается воздушно-капельным путем. Тогда где её источник? И как происходит заражении?
Она переключилась, убрав все изображения, мониторы погасли и тут же вновь вспыхнули, ярче, чем прежде. Это были старые данные из архива Бэтмена. Дело Пугала, дело Джокера, дела отравлений города. Эти ребята с особым усердием пытались использовать газ и не без успеха, надо сказать. Чего стоили шары, переполненные зеленой смертью…
- Раньше все было проще, потому что они пытались устроить настоящее шоу, привлечь внимание, чтобы все видели, кто причина бед и что никто не сможет им противостоять. Но теперь, когда новая готэмская чума бушует и медленно ползет вверх, никто не выступил с признанием. Я не думаю, что в случившемся виноваты эти двое, ну, или их кто-то сдерживает. Хотя, это может быть только ложной догадкой.
Она откидывается на спинку кресла и ногами разворачивает его к Лэнс. Что ж, это, по сути, вся информация, которую она имеет на данный момент. Именно поэтому Бэтгерл решила искать помощи, потому что у неё не было ответов и их не предвиделось. Канарейка обладала отличной интуицией, они всегда представляли собой отличный дуэт, а когда к нему присоединялась Охотница, то могли свернуть горы и даже больше.
- Я ставлю на канализационную систему города. Зимой, осенью и даже весной на улицах холодно, да даже бездомных там находится не безопасно. Все приюты переполнены, а значит, чтобы согреться они или идут на заброшенные районы, готовящиеся под снос, либо спускаются в катакомбы. Там ж можно присосаться и к системе водоснабжения, получить как горячую, так и холодную, чистую воду. Но все это слишком просто. Хотя, действенно. - Она вздохнула и потерла переносицу. - Что думаешь?

+1

5

С недавних пор жизнь Дины во многом стала сплошной импровизацией, как метко заметила Барбара. Она казалась себе жонглёром, подбросившим в воздух слишком много шариков, вовремя поймать которые далеко не всегда удавалось. По большому счету, ей и из дома выходить не следовало бы — и в родных стенах хватало забот выше крыши, которые осточертели больше некуда.

Оказавшись вне привычных четырёх стен, Дина поразилась переменам, произошедшим в Готэме. Нет, в этом городе и в прежние времена чего только ни творилось, но, по-крайней мере, Готэм был жив и давал понять, что бурлит и развивается (по-своему и весьма специфично, но всё же) — мелкие бандиты неизменно поджидали в тёмных углах и грабили зазевавшихся прохожих, в то время как на центральных улицах зазывно горели огни ресторанов, театров и казино. И куда теперь всё делось? Город словно бы уже вымер с приходом эпидемии. К тому же лица, которые ещё вчера считались защитниками, теперь были поставлены в один ряд с преступностью, с которой боролись. Канарейка хотела бы увидеть в творящейся неразберихе положительные моменты, но, как ни пыталась, отыскать не могла.

А я думала, что уже не влезу в старый костюм, — задумчиво произнесла Дина, облокотившись на спинку стула и посмотрев в потолок, — Но всё обошлось.

Наверное, это единственный эпизод, пусть и косвенный, который мог хоть как-то сгладить горечь всеобъемлющего разочарования. Она не хотела говорить о Бэтмене. Само допущение, что Брюс мог сделать то, в чём его обвиняли — оскорбительно. Канарейке было неприятно даже размышлять в подобном ключе. Бред всё это. Мышь, конечно, тот ещё мудак, но силы воли у него не занимать. Он мог уже десятки раз оступиться, но этого не происходило раньше, не произошло и сейчас. И даже если это окажется не так, Дине нужно было во что-то верить — во что-то незыблемое и непоколебимое, что светило во мраке словно маяк.

Когда на экране мониторов показался план города, подсвеченный особым образом в местах очагов болезни, Дина ужаснулась. Мурашки стройным рядом пронеслись по спине, заставив передёрнуть плечами. Существуя в своём вакууме, она и подумать не могла, что угроза даже не у порога, она уже проникла внутрь и пустила корни.

С озадаченным видом Канарейка поднялась со стула и подошла ближе, вцепившись взглядом в динамичную схему.

Едрить твою налево! — ошарашенно воскликнула она, — Трындец подкрался незаметно.

Она внимательно слушала всё, о чём говорила Барбара. Пожалуй, информационной сводки с менее удручающим положением дел, на повестке собраний Хищных Птиц еще не было. Обычно они сталкивались с локальными проблемами, а тут масштабы многомиллионного города!.. Волосы на затылке шевелятся, если вдуматься.

Канарейка смотрела на снимки первых жертв и закусила язык. Подобные застывшие судороги на лицах жертв она видела и раньше.

Без помпы, без погонь и прямых включений с мест происшествий?.. — она хмыкнула и отрицательно покачала головой, — Либо эти двое вышли на новый уровень, либо кто-то забрал их звездный час, заставив пролететь как фанера над Парижем… точнее, над Готэмом. Будь зараза творением рук клоуна или Пугало, об этом, наверняка, уже знала бы вся страна. Терпение и молчание — не их конёк. Хотя…

Сложив руки на груди, Дина с ехидной улыбкой обернулась к подруге.

Сотку ставлю, что это не наши ребята.

Но при случае она была бы совсем не против встретиться с каждым по очереди и поболтать “по душам”, выбив из воротил преступного мира что-нибудь полезное. Но раз криминальные звезды Готэма не у дел, им даже лица не поломаешь, ведь особого повода-то нет.

Ладно, — продолжила она, желая подытожить услышанное, чтобы повернуть обсуждение в нужное русло, — Допустим, эти двое — не виновны. Тогда кто? Кто из наших знакомых имел возможность и ресурсы, чтобы провернуть подобное?

И тут предстояло поразмыслить. Потому что с ходу на ум не приходило ничего вразумительного. Единственный, кто имел мозги, связи и ресурсы, чтобы сотворить неубиваемую заразу подобного рода — это Бэтмен. Но о его причастности даже и думать не приходилось.

Всё-таки незаконченно и нелогично прозвучала сводка. Будто в ней не хватало одной, но очень важной, детали, без которой целостная картинка не выстраивалась.

Здесь что-то не так, — после паузы, потраченной на молчаливое размышление, произнесла Канарейка.

Она далеко не иммунолог, но понимала, что болезнь, которая не передается воздушно-капельным путем, слишком быстро распространялась. Барбара сосредоточила внимание на следствиях, в то время как Дину больше интересовали истоки. Ещё во время рассказа она отметила, что первыми заразившимися стали бездомные — больная для Канарейки тема. Из всех существующих героев в масках она, пожалуй, была единственной, кто не гнушался опуститься в самые низы и решать проблемы людей, которых общество посчитало отбросами. В течение последнего года она то и дело сталкивалась с ситуациями, когда людей просто похищали с улиц. Людей, которых никто не хватится и заявление которых не примут в полиции. Часть из них была информаторами Дины, а потому исчезновения были ею замечены довольно оперативно.

Думаю, что недавние пропажи людей, в нашем случае, могут оказаться не случайным стечением обстоятельств. Продажей и перевозкой людей занимались воротилы Чёрной Маски, рекруты из борделей с несовершеннолетними, сектанты, наконец, — Дина не могла выследить абсолютно всех и каждого, за кем числились подобные грешки. Но что если она пропустила? Улица и её жители готовы говорить, но только с тем, кого считали “своим”. А Канарейка не могла иметь “глаза” везде.

Я к тому, что создателям болезни понадобились бы подопытные. И как известно, нет лабораторной крысы неприхотливее, чем бродяжка на углу.

Она плотно сжала пальцами спинку стула, за которым стояла, и опустила голову в пол. Не время раскисать и окунаться во флэшбеки, вспоминая моменты, которые могли бы оказаться важными. Судно сектантов пошло ко дну, владельцев борделя Канарейка вместе с Чудо-девушкой покрошили на капусту, кто оставался?..

Предлагаю проверить “Ace Chemicals”, вдруг заводик преобразовался.

Опять же, догадка и ничего более. Но с чего-то же начинать нужно было. По статистике, большинство неприятностей доставляла могучая четверка: если Пугало и Джокер условно выпадали из уравнения, неплохо будет проведать Пингвина и Сиониса.

0


Вы здесь » DC: dark century » Игра » NOT GONNA RUN


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC