Готэм снова двигался по кругу, от центра к его краю и с каждым новым витком центробежная сила подталкивала город к краху. Только причина этому не очередной психопат, решивший войти в историю, не атаки извне и не мутанты, а вирус. Странный, искусственный вирус. Барбаре не надо было изучать новую болезнь, чтобы понять это. Достаточно просто вбить в поисковую строку нужный запрос и, вуаля, сотни слитых в сеть фотографий жертв эпидемии, тысячи комментариев и уже начавшаяся паника. [читать далее]
06/10/19. Свершилось! НА ФОРУМЕ ЗАПУЩЕН ПЕРВЫЙ КВЕСТ. В связи с чем добавлены акции на необходимых в сюжет персонажей и объявлен упрощённый приём для всех жителей Готэма.

08/08/19. в честь первого полугода на плаву для всех героев и злодеев действует упрощённый приём до конца августа.

11/03/19. читайте о свершениях в новом выпуске новостей.

11/02/19. А у нас тут первое полноценное объявление.

30/01/19. Теперь мы такие же стильные, как Черная Маска. С обновлением дизайна нас.

22/01/19. Усиленно готовимся к открытию, которого заслуживает этот город.

22/01/19. чирик. здесь будут новости.

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Try walking in my shoes


Try walking in my shoes

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/xqBUG3n.gif
Wally West, Dinah Lance, Iris Allen, Barry Allen

Однажды проснувшись по утру, Аллены и Уэсты в зеркале увидели отражение не себя, а своих супругов. И поняв, что ничего не поняли, решили воспользоваться случаем и узнать, что значит быть другим человеком.

+3

2

Обычный семейный обед. Один из тысячи, которые были, есть и ещё будут. Семья это самое главное в жизни каждого бегуна. Долгое время Уоллес был лишен её тепла и теперь с жадностью наслаждался каждым мгновением. Это был особый вечер - Уолли собирался познакомить свою невесту с родителями и уговорил супергероиню остаться в доме Алленов с ночевкой. То, что родного "почти сына" из дома не выгонят - это абсолютно точно, а вот что они скажут о Дине.... Но Уэст надеялся, что его выбор оценят по достоинству. Всё-таки уже совсем скоро свадьба и совсем скоро Дина-Лэнс-наконец-станет-миссис-Уэст. 

Но вечер пошел не совсем по плану. В ходе обычной, казалось бы, беседы возник спор, а после всё переросло в ссору. И, что не мало удивило бегуна, это единодушие, которое быстро нашли между собой женщины спидстеров. Непонимание сторон привело к тому, что рыжий не выдержал натиска любимых и, бросив на стул белоснежную салфетку, так и не дождавшись пока Барри принесет с кухни очередную вкуснятину, вбежал вверх по лестнице и хлопнул двери своей старой спальни.

Несколько раз в его дверь стучались и заискивающий голос Барри просил спустится вниз. Однако рыжий бегун упрямо молчал, замкнувшись в себе. Старушка гитара стала ему утешением. Перебирая струны, Уэст тихо напевал так любимую отцом песню. На душе скреблись кошки. С одной стороны Уоллес не считал себя абсолютно правым в данной ситуации, с другой стороны... С другой стороны ему были неприятны слова слетевшие с уст любимой девушки. Пусть она хоть сотню раз права, но ведь она так ловко задевала струны его души. Прямо как он сейчас терзает свою старушку-гитару.

Проснулся он от яркого солнечного света.  Наглый лучик прыгал по его лицу, заставляя жмуриться. Перевернувшись на другой бок, Уэст поглубже завернулся в одеяло. Только вот сон не шел. Мысленно проклиная солнце, за то что решило его разбудить в такой тихий день, Уолли не хотя встал. Оглядевшись, парень был несколько удивлен. Он точно помнил, что засыпал с совершенно другой комнате. Беглым взглядом пробежавшись по гостевой комнате, Уоллес зацепился за что-то взглядом.

Это что-то оказался светлый туалетный столик. Точно такой же был и в комнате Айрис, когда он последний раз там бывал. Взгляд уперся в отражение. Вместо привычного помятого лица рыжеволосого спидстера с небольшой щетиной и угрюмым взглядом, парень увидел светловолосое безобразие на голове и прокушенную губу. Не веря собственным глазам, Уэст рефлекторно потянулся к собственному телу и не найдя там соответствующих его организму особенностей, несколько ужаснулся. Не то, чтобы ему не нравилось как выглядит его любимая женщина - а из зеркала на него глядела именно Дина, но очутиться внезапно в её теле и не при естественных обстоятельствах было крайне неожиданно.

Внезапно и футболка, которую он до этого не замечал, оказалась несколько не комфортной, тесной. Непривычным оказался и лифчик, что он обычно любил снимать с девушки и... Тряхнув головой, тем самым заставив кучу локонов закрыть ему обзор, Уэст постарался взять себя в руки. Паниковать было рано. По крайней мере Уоллес надеялся, что Барри решит эту не состыковку и всё хорошо.

Так же неожиданно пришла мысль о том, что если он в теле Дины, то она, вероятнее всего, сейчас спокойно спала в его комнате. Тот же момент Уэст сорвался с места, но забывшись, что не обладает силой скорости в этом теле, врезался в дверь. Глухой удар и ноющая боль во лбу - вот и всё его приключение.

- Так... говорить об этом Дине не будем. А то заругает за порчу собственного тела.... Так... - Уэст поднялся на ноги, ощущая, что центр тяжести тела собственно сместился. И весь мир был непривычно медленным. Да и собственные мысли тянулись словно нуга. Зато какого было ощущение, когда одна из самых важных мыслей прорезалась сквозь этот бедлам и давала о себе знать. Если она проснется... Она же не знает что она в моем теле! Она же... Что может случится Уэст не мог даже представить. Точнее вариаций было множество, но из-за отсутствия возможностей развить мысли в полной мере, парень довольствовался малым.

Дверь в комнату была заперта. Ах, ну да, малыш Уолли заперся в своей каморке. Чёрт Правда дверь не оказалась преградой. Ибо как только Уолли грязно выругался, что-то в его организме щелкнуло и горло издало вой, разнося дверь в клочки. Поспешно закрыв рот ладонями, парень сглотнул. Но что больше позабавило парня, так это то, что собственное тело даже не среагировало на подобный "будильник". Закатив глаза (Уолли  видел подобный жест слишком часто,как и знаменитый канареичий facepalm). Видимо это было чем-то на уровне рефлексов.

Всё ещё держа ладони на губах, боясь произнести хоть слово, Уэст подошел к спящему себе. Точнее себе-Дине, так будет правильнее, да? Собственное тело со стороны показалось ему не таким уж и идеальным. Надо подкачать пресс. И бедра слишком... пышные. Боже, а прическа. Надо подстричься что ли. Плечи слишком широкие.... Ужас! С каждым шагом, Уэст уже был практически уверен, что полюбить такого как он урода нельзя. Правда забираясь в кровать к себе любимому, ощутил внезапный приступ нежности. Одна ладонь все ещё закрывала рот - как справляться со способностями любимой Уэст не знал, поэтому просто боялся даже дышать, делая это рывками, другой ладонью прошелся по груди лежавшего... себя. Как-то по другому ассоциировалась и утренняя проверка функций организма, вполне естественная. Проще говоря утренний стояк. Вздохнув и убеждая себя, что делать это неправильно, парень перевел взгляд обратно на собственное лицо.

- Дина? Прошу... проснись. Не заставляй меня будить тебя минетом... прошу... - шептал он, ерзая на животе парня. Очень хотелось и не хотелось одновременно съезжать дальше. Было в этой ситуации что-то странное. Вздохнув, Уэст похлопал парня-девушку по щекам. Когда Дина соизволила открыть глаза, Уэст многозначительно посмотрел куда-то вниз (а сел он рефлекторно на самого себя сверху), пытаясь хоть как-то описать ситуацию. Только спустя пару минут им удалось успокоиться. Уолли-Дина постоянно вибрировала, волнуясь в новом теле, а Дина-Уолли шепотом пытался давать советы.

- Нам нужно найти Барри. - так же шепотом проговорил Уэст. Звуковой волной разрушить собственный дом не очень то хотелось. Заглянув обратно в комнату, в которой проснулся, Уоллес нашел одежду девушки и наконец-то оделся. Всё-таки расхаживать по дому в обнаженном виде не слишком комфортно. Если, конечно же, ты не спидстер. Приходилось гневно шептать на "себя самого", а точнее на Дину.  - Может хотя бы майку натянешь? Я конечно согласен, что тебе нравится меня трогать... Но выходить в одних трусах к столу... И штаны, да. Штаны тоже. Старайся двигаться медленнее, пока не привыкнешь к реакциям моего тела. 

Найти родителей не составило труда. Они о чем-то громко переговаривались в гостиной. Когда они вошли, спор тут же стих.

- У нас проблемы - Уолли непроизвольно подался вперед. Груди всколыхнулись. Непривычное ощущение. Уперевшись взглядом в собственную - или почти собственную - грудь, парень несколько раз подпрыгнул на месте. Она подпрыгивала вместе с ним и ощущения были... странными. А что если...? Ладонями Уэст непроизвольно их сжал, а потом тут же получил тычок по голове.

- Уолли! - услышал он собственный голос. Сразу вспомнилась и проблема открывшаяся перед ними. Чуть качнувшись, Уоллес заставил себя не реагировать на внезапную особенность тела Дины и взглянул на родителей.

- Ах да... Простите. У нас проблемы. Кажется мы поменялись телами. - новость не стала такой уж драматичной, так как Барри лишь склонил голову на бок и цокнул языком, уперев руки в бока. Как обычно делала Айрис. Пришло осознание, что не у одного него прошло утро в новом теле. - Что, блять?

Отредактировано Wally West (2019-09-22 22:01:47)

+3

3

Оглядываясь назад, Дина понимала, что вся её прежняя жизнь была… ну, нормальной такой. Прежде ей не доводилось знакомиться с родителями своих парней. Теперь же мало того, что пришлось выйти за рамки уютного отшельнического уголка, так ещё и периодически накатывал мандраж. До сих пор ей было плевать на мнение окружающих, она выглядела как хотела, вела себя, как считала нужным в конкретно взятой ситуации, да и делала всё, что заблагорассудится. Она не привыкла озираться на кого-то рядом и вжимать шею в плечи с вопросом: “А можно?” Уже давно Дина свыклась с мыслью, что прикрыть тыл некому, и сохранность драгоценной задницы целиком и полностью зависела от неё. А потом появился Уолли, и взгляды на жизнь пришлось пересмотреть. Так что для неё очень важно было произвести хорошее впечатление на близких ему людей.

Она фыркала и упиралась ногами и руками идее знакомства с “родителями”. Еще больше ей не нравилась перспектива ночёвки – вне дома Дина могла заснуть разве что на задании… или же в обнимку с рыженьким бегуном в его берлоге. Все остальные варианты для Дины были недопустимы. До этого  самого дня. Когда по уши влюблена человека, с которым собираешься связать жизнь, приходится идти на уступки. Подумаешь, родители, подумаешь, их страшный незнакомый дом, в котором она явно будет чувствовать себя не в своей тарелке. Это мелочь, что всё время в гостях она будет нервничать и не находить себе места! Привыкнет.

На удивление, знакомство прошло хорошо. Но вместо предполагаемых проблем в общении с Барри и Айрис, фокусы выкидывал благоверный.

“Совсем как ребенок”, – думала она про себя, но предпочитала не встревать. Пусть сходит пробздится. Вернется, когда подумает на холодную голову и поймет, что был неправ. А у Дины в бокале имелось ещё достаточно винишка, чтобы отвлечься на что-то более приятное, чем выяснение причин чужих капризов.

В тот вечер она резко отключилась и проспала как убитая всю ночь. Было ли тому причиной слишком активное употребление горячительных напитков или же организм таким образом среагировал на пережитый стресс – неизвестно. Но Дине казалось, что, начнись за окном бомбардировка, и та бы её не разбудила. Она проснулась, когда солнце давно встало, причем пробуждение было далеко от приятного. Сначала привидилось, что она видит себя со стороны. Вот только что она делала в незнакомой комнате? Она (точнее та другая она) вошла через разлетевшуюся дверь и что-то хотела от спящей копии. Дина сильнее зажмурила глаза и сладко потянулась в постели в полной уверенности, что всё это ей только снится. Но стоило приоткрыть глаза – и она вновь увидела себя. Повернула голову, чтобы прогнать остатки сна, и едва не свалилась на пол от неожиданности, разглядев волосатые подмышки, которые уж точно ей не принадлежали.

Она округлила глаза, резко села в постели и со всего маху влетела в чей-то лоб. Аж звезды рассмотрела.

Ай! – вскрикнула она. Было больно. Непривычно больно. Неморгающим взглядом она уставилась на точную копию себя, сидящую сверху... и закричала во всё горло, что было мочи.

Приснится же дерьмище, – прооравшись, заскулила Дина совершенно несвойственным для неё голосом. Прочистив горло, она попыталась произнести что-нибудь ещё, но привычный голос не возвращался. Так говорил Уолли, это его манера произношения, не её. – А ты ещё, бля, кто?

Уолли? – спросила она, уставившись на своё лицо, зависшее над ней. Тупой вопрос, если она – это не она, а он, то кем он мог быть? Но Дина ещё не проснулась, ей позволительно нести глупости.

Она опустила взгляд туда, куда указывал блондинистый Уолли, и покраснела.

Едрить твою за ногу, – с предостережением посмотрела на него, – Даже не думай об этом, Уэст!
Паника! В более хреновой ситуации Канарейка никогда не была. За геройскую биографию её били сотни раз, угрожали убить ещё больше, она побывала в такой жопе, откуда далеко не каждый возвращается. Но всё это время она была собой, а не кем-то другим, в чьё тело впихнули её мозги. Она попыталась успокоиться, ведь первое правило действий при ЧС – не паниковать. А эта ситуация чрезвычайнее некуда! Она мерно вдыхала воздух через нос, стараясь очистить мысли от лишнего. Но трудно это сделать, когда у тебя лютый стояк.

Дина посмотрела оценивающим взглядом на своё тело, которое теперь было телом Уолли. А ей (точнее физиологии Уэста) нравилось то, что она перед собой видела. Состроив осуждающую моську, она сдвинула с себя блондинку и поднялась с постели. Присутствие в непосредственной близи кого-то, на кого так неоднозначно реагировал организм, было явно лишним.

Как с этим можно жить? – буркнула она, посмотрев на отражение парня в зеркале. Повертела бедрами из стороны в сторону, наблюдая, как несгибаемый дружок дёргался в такт движений.

Одеться? Не, не слышала. Да и когда бы Дина успела надеть что-нибудь? Она пыталась разобраться со стояком вообще-то! Не скрутишь же его в трубочку и не завяжешь узлом.

Так, отойди от меня подальше. Твой член-пипен на меня стоит, между прочим!

Да оденется она, и не надо на неё так смотреть. Трусы поуже – и проблема практически решена. Что тут ещё? Джинсы (почему они такие тесные в паху?), футболка… нет, блин, лучше укутаться одеялом, иначе слишком палевно показываться кому-то на глаза. В “костюме” Цезаря Дина и отправилась следом за Уолли на поиски Барри. Вот только чем тот мог помочь, она не понимала. Но это нормально, Канарейка уже привыкла к роли Джона Сноу в компании бегуна. Вдруг были ещё какие-то читерские способности, о который она пока не знала? Хотелось бы верить. Застрять в теле своего жениха Дина никак не планировала.

+3

4

Сегодня должен быть достаточно волнительный вечер и он явно отличался от всех, тех, которые проходили у нас в кругу друзей, он должен был быть очень теплым и семейным. ''Не каждый день знакомишься с невесткой, а твой ''сын'' не каждый день приводить невесту и хочет с ней познакомить родителей.'' И многие бы сейчас удивились и спросили, как у меня в таком молодом возрасте такой взрослый ребенок и это бы действительно вызвало во мне затруднительную паузу, но все очень просто и совсем не так, как может показаться со стороны. ''Нашу семью вообще сложно понять, но если узнать нас поближе то и разобраться не сложно.'' Уолли мне действительно, как сын и я его еще маленьким мальчишкой помню, когда он попал в наши с Айрис руки и мы действительно практически вырастили его, а точнее Айрис, которая была ему тетей и стала мамой, которая часто отводила его в школу и следила за его достижениями в жизни и знакомство с девушкой, а точнее невестой не было исключением. - Это так волнительно, Айрис...Ты уже знаешь ее? Кто она? Он все темнит вокруг ее имени какая-то тайна и завеса, но я все таки надеюсь, что знакомство с ней пройдет гладко и без казусов. Я действительно не особо люблю семейные драмы и ссоры, и они всегда давались мне крайне сложно. ''Моя жизнь и без всего этого крайне сложная, чтобы еще и в этом ее усложнять, а поэтому я не буду загадывать наперед и просто порадуюсь за своего сына, что он нашел себе достойную женщину.''

Старался в этот день помогать любимой с уборкой в доме и навел везде порядки, чтобы девушка не ужаснулась тому, что иногда в дома Алленов воцаряется бардачок и они оба - из-за работы ленятся, а не из-за того, что они неряшливы и все такое. ''Я в общаге часто оставлял все, как есть, но тут не общага и приходится убираться не в половину силы, как следует, чтобы все действительно сверкало чистотой.'' - Я потом сбегаю в магазин и докуплю недостающие продукты, родная. Со скоростью убираться всегда было проще и даже не знаю, как я раньше жил без этих способностей и уже вряд ли вспомню, но вот любимая очень любит, когда я в слоу режиме помогаю ей с какими-то делами по кухне и приходится замедляться, чтобы не натворить дел. - Список готов? Я могу выдвигаться? Обнимаю любимую за талию, а она суетиться на кухне и вся занята приготовлением вкусного ужина. - Я уверен, что они оба оценят твои старания и у тебя всегда все вкусно и даже, когда ты не стараешься, а просто готовишь мне яичницу или блинчики, я от этого в восторге, дорогая. Сладко целую ее и забираю у любимой листок со списком покупок и достаточно быстро отправляюсь за покупками.

Очереди, я никогда не любил их и они раздражали меня даже, когда я был обычным человеком, но сейчас меня это словно с ума сводило и люди намеренно так копошились на кассе и все так медленно пробивали, что я мог бы раз триста или четыреста вокруг магазина пробежать и встать обратно  на это же место. - Добрый вечер, да, мне нужно два больших пакета. Я едва не заснул, когда очередь дошла до меня и на меня покосилась кассир и нехотя спросила за пакеты для моих покупок. ''А я разве мог бы унести это в руках? Хм, я думаю, что несколькими пробежками, но точно не разом.'' Мысли мчаться быстрее, чем кассир успевает пробить мне все товары и я уже спешу их собрать в пакеты, но не со скоростью, а также, как она, чтобы не вызвать подозрений в толпе. - С вас 170 долларов и если можно без сдачи. Но у меня не было без сдачи и мне пришлось протягивать ей две сотни и она со вздохом отсчитала мне деньги и отдала. - Всего доброго. Я не получил одобрительных слов и явно был послан в пешее эротическое с таким взглядом. ''Видимо я ей чем-то не подошел.. не был слишком приветлив? А может она заметила, что я попросту устал стоять и ждать ее? Проехали.''

Примчался к любимой и вручил ей недостающие продукты для ее блюд, а затем начал помогать готовить и пробовать учиться мастерству у любимой жены. - Ты только не бей, если я буду делать что-то не так, я очень стараюсь. Но все это сказано было в шутку и любимая всегда с теплом реагировала на мои кулинарные проявления, а иногда действительно пыталась научить меня печь печенье на рождество, но все попытки красивого печенья были просто тщетны. - Из меня ооооочень плохой кулинар, но я счастлив, что твои руки умеют творить такую вкуснятину и можно наслаждаться ей всегда. А какая у нее вкусная выпечка и мы с Уолли часто воровали кексы или печенье со стола и в тихую их ели, чтобы дорогая не видела. Но сегодня я честно держался до самого конца и ничего со стола не воровал, когда она готовила, а наоборот пытался нарезать для салатов все и даже смешивал все это правильно, как сказала жена.

Начало вечера было отличным и даже мое знакомство с Диной не мешало мне узнавать ее с другой стороны, с теплой стороны и она очень трепетно относилась к спидстеру, который сейчас явно был недоволен, что мама крайне ''спелась'' с новой невесткой и они кажется очень во многом нашли общий язык или это вино, а может уже давно назревающие споры, но мы немного повздорили из-за все старых и накипевших внутри тем, которые совершенно не выходили из головы, а младший спидстер и вовсе решил уйти от этого разговора в свою старую комнату, которая так долго была ему родной.  - Уолли!!! Что случилось там? Я пытался прийти поговорить с ним и уладить то, что я успел пропустить, когда отправлялся за пирогом, но видимо слова сильно задели парня и он заперся в комнате и решил отключиться от этих тем. - Вы еще не поменяли эту тему? Все итак знают, что вы не фарфоровые девушки и не кисельные дамы, но разве стоит сейчас вот так заканчивать наш вечер? Все было так хорошо, Айрис... Дина... Он сейчас там закрылся и явно не хочет спускаться и я бы на вашем месте как-то уладил это и уже наконец сменил эту тему, которая ни к чему хорошему не приведет. Меня откровенно разозлило то, что эта обида или мысли внутри моей жены все еще так сильны и эта тема беспокоила не только ее, а еще и блондинку, которая явно не уладила перед свадьбой все косяки и споры. - Предлагаю отправляться спать и я думаю, что вам лучше остаться у нас с ночевкой и уладить ваши с ним отношения...Дина, а я могу постелить тебе в гостевой комнате, если хочешь... Пожимаю плечами и отправляюсь быстро в гостевую, а затем спускаюсь и говорю девушке, что там уже все готово и она может идти отдыхать. - А я помогу тебе тут, чтобы убрать со стола или ты можешь идти спать, а я сам приберусь. Быстро помогаю жене все убрать в холодильник и смотрю на пирог, который явно уже никто не будет и также убираю его в холодильник, а в голове все еще эта ссора. И эти мысли не оставляют меня, они не покидают меня до самой спальни и с ними я засыпаю.

Утро началось очень странно, меня дико одолевала чувство естественной нужны и голова немного побаливала, но я даже не мог понять причину и потер виски, а затем сонной походной отправился в туалет, но свет решил не включать, а затем руками начал искать боксеры и не мог найти их. - Чего? Что? Что на мне за трусы? Мои глаза открылись полностью, когда я все таки решил включить свет и увидел, что у меня ниже пояса и то, как я выгляжу. ''ЧТО???? ЧТО СО МНОЙ? ЭТО СОН? ЭТО ВЕДЬ СОН?????'' С громкими криками и визгами выбегаю из туалета и смотрю на кровать, а затем тру свое лицо и начинаю его щупать, как сумасшедший. - У меня пухлые губы и нежная женская кожа без щетины?????? Айрис???? Я моя жена????Я ведь сплю???? Я все еще хочу в туалет, я чертовски сильно хочу в туалет.Обратно влетаю в туалет, но на обычной скорости и понимаю, что это все просто дикий абсурд и скорее дурной сон, чем реальность. - Как мне писать????? Открываю крышку унитаза и смотрю на него, а затем спускаю неудобные кружевные трусы и сажусь на белого друга, а руками держусь за стену, как будто она вот-вот рухнет и с облегчением выдыхаю.

- Как будто заново родился просто. Смотрю на себя без белья и понимаю, что это видимо совсем не сон, а у меня отсутствует мой член и видимо он тут не зря отсутствует. - Айрис!!!!!Она ведь не....Она же не могла стать мной? Ну не могла же, да нееее. Встаю с белого друга и нехотя натягиваю назад кружевные трусы, а затем поправляю их на заднице и бегу в спальню, а затем запрыгиваю в кровать и начинаю будить себя, а точнее ее. - Айрис!!!! Вставай! Быстро проснись!!!!!!!! Щупаю себя и шлепаю по лицу, а в этот момент понимаю, что давно бы мне побриться и не понимаю, как жена молчит за такую колючую щетину. Сбрасываю с себя-нее одеяло и смотрю, что мне отлично спиться в моих черных боксерах и я бы с удовольствием бы сейчас их одел, а не эти кружевные неудобняшки. - Подъем!!!! Надо спасать мир!!!!! Флэша вызывает Сторожевая Башня!!!! Слышу свой голос и понимаю, что он такой женский и такой миловидный, что такое точно не может разбудить меня, но стоило попробовать побить лицо подушкой и это бы точно сработало. - Я уже не сплю, я сейчас встану и зачем ты бьешь меня подушкой по лицу???? Я еще пару минуточек и встану. Но разве эти пару минуток нас спасут от того, что мы перед собой видим? И как мне об этом сыну говорить, как мне все это дерьмо вообще исправить и где моя скорость???? Она не в этом теле?

- Айрис! Живо вставай у нас проблема и она невероятных масштабов. Но девушка все еще злилась на меня и явно не спешила меня выслушивать, но поговорить то нужно было и я решаюсь первым одеть на себя белье, свободную футболку и джинсы, чтобы спуститься в низ и дождаться ее там. - Я в гостиную и я надеюсь, что ты скоро спустишься ко мне, чтобы вы все это уладили! Попутно собираю волосы в хвост и отправляюсь выпить кофе, которое в обычной жизни я не пью, но тут помог бы только двойной черный кофе и без всяких сливок, а можно туда еще и виски налить?

Отредактировано Barry Allen (2019-09-24 02:44:49)

+3

5

Айрис была любопытной столько, сколько она себя помнила. Еще со времен школы она совала свой носик во все возможные дела и проблемы, выискивала такую информацию, о которой никто был ни сном, ни духом. И совершенно не удивительно, что итогом ее любопытства стала профессия журналиста, и журналиста не простого, а того, чьей самой первой работой было раскрытие целой террористической группировки в то время, как сама девушка «отдыхала», устроив себе кругосветный вояж. И уж точно не смог бы никого поразить тот факт, что сложить два и два в том, кто такой Флэш она сумела уже через четыре месяца после его появления. Удивительным был тот факт, что еще почти год она спокойно молчала, наблюдая за тем, как ее парень, впоследствии ставший женихом, старательно пытается скрыть сей нюанс своей жизни. Но еще более шокирующим оказалось то, что молодая миссис Аллен умудрилась молчать непростительно долго, когда узнала о том, что ее любимый племянник наконец-то встретил девушку, ради которой был готов оставить холостяцкие будни в прошлом и никогда больше к ним не возвращаться.

Таким образом Айрис умудрилась не просто молчать, но даже не делать никаких намеков на то, что сгорает от нетерпения и своего коронного любопытства, в комплекте с жаждой понять насколько необычной будет избранница мальчика, который умудрился стать ей практически сыном. Вот только если она смогла не произносить ничего вслух, лишь мило кивая и одобрительно улыбаясь в тот день, когда Уолли все же сообщил семье Аллен о том, что состоится вечер знакомства, то это еще не значит, что внутри у девушки не начал происходить небольшой армагеддон. И даже Барри с его попытками помочь не сильно отвлекал ее от тайфуна в голове, поэтому его вопрос о списке продуктов остался без должного внимания, как и сам поход за ними, ведь Айрис изо всех сил старалась не сойти с ума от обилия витающих в ее голове вопросов. «Кто она? Как выгладит? Сколько ей лет? Она блондинка или брюнетка? Может рыжая? Кто ее родители? Они знают? Она знает, что Уолли рассекает, в костюме с молнией на груди, по городу и не только в компании собственного дяди? Она знает, что Барри — Флэш? А может она сама носит маску? Господи, а если она сама из всех этих героев? Или нет… вдруг по ней плачет тюрьма? Или того хуже… она была замужем и еще не успела развестись? А вдруг мы ей не понравимся? А вдруг ей не понравится наш дом? А вдруг ей не понравится, как я готовлю?!» Впрочем, когда любимый муж вернулся и, рвением достойным то ли рыцаря, то ли спидстера, принялся оказывать всю доступную ему помощь, девушка отвлеклась. Слишком милым был ее супруг в такие моменты. Он наконец-то действительно замедлялся, по своему желанию, а не чтобы угодить ей, и так старательно нарезал продукты, что результату позавидовали бы знаменитые повара, а замешивал тесто так, будто от этого зависела его жизнь. Когда она смотрела на Барри, то видела не просто высунутый от усердия кончик языка и сдвинутые в сосредоточенной гримаске брови, она смотрела и видела самого очаровательного мужчину в мире.

Вот только очарование это, как и самого вечера длилось недолго. Несмотря на то, что Дина, избранница сына, оказалась девушкой определенно замечательной, со своей изюминкой и явными секретами, вечер был капитально испорчен. Очень скоро выяснилось, что младший спидстер имел те же самые проблемы, что и старший, а отстаивать самих себя в очередной раз девушкам было совершенно не в моготу. А потому, когда за Уоллесом с громким хлопком закрылась дверь его старой спальни, а Барри, следуя своим лучшим порывам, как всегда попытался исправить все вот сию секунду, не позволяя остыть ни одному из участников конфликта, и потерпел неудачу, следом за которой благополучно устроил невесту сына в гостевой спальне, Айрис все еще ждала его в гостиной. Она подняла на мужа взгляд, мрачно изучая его. - Во-первых, твоя помощь сегодня мне не нужна. А во-вторых, что бы ты ни говорил, ты все равно думаешь об этом! Думаешь, каждый раз, когда бежишь, едва заслышав об опасности, думаешь, когда действительно без тебя не обойтись и когда я могла бы справиться сама. И я могу справиться сама, но для тебя слишком тяжело и просто невозможно дождаться моей просьбы, вместо того, чтобы на всех парах влетать туда, где такой необходимости еще нет. Ты можешь даже не пытаться убеждать меня или кого бы то ни был еще в том, что не считаешь меня вечной дамой в беде. А знаешь почему? Потому что все слова будут бесполезны, пока ты не научишься воспринимать меня так, как говоришь, пока не начнешь ждать моей просьбы, пока сам не поверишь в свои слова. - Остаток вечера проходит в полной тишине, которую не нарушает ни все еще закипающая от гнева Айрис, ни кажется столь же взвинченный Барри. Впрочем, убрать все со стола и помыть посуду, она Барри не мешает, несмотря на громкий отказ, знает, что это бесполезно, потому как куда ей уследить за спидстером?

Всю ночь девушка металась по кровати, то и дело одаривая мужа пинками или тычками, пытаясь стащить с него одеяло и теряя собственную подушку. И вот когда она наконец-то удобно устроилась, в тепле и уюте мягкого одеяльца, от сладких грез ее начало отвлекать настойчивое шебуршение. То ее собственный голос заявлял, что никак не может пописать, то возмущался, что у него мол щетины нет, то вообще пришел к выводу, что родился заново. Но Айрис отбрасывала каждую из этих помех для сна все дальше и дальше, ведь не может ее голос вдруг стать не ее и вообще, судя по заявлениям, обрести собственное тело. Именно поэтому на первое отчаянное «Айрис проснись!» она не отреагировала в принципе, посчитав его частью очередного странного сна, как и все предыдущие, на вторую попытку разбудить себя, она отмахнулась лишь стандартной отговоркой про еще пять минуточек, как и от нескольких ударов подушкой по лицу, справедливо посчитав, что ее муж такого бы себе не позволил, а больше ее будить собственно некому. Лишь на третий вопль она уже отреагировала, но не собиралась даже одним мускулом демонстрировать этот факт, вместо чего лишь продолжила ровно дышать, как будто все еще спит.

Только после того, как настойчивый голос удалился, она наконец-то решила пошевелиться, делая глубокий вдох и сбрасывая с себя одеяло и открывая глаза, в попытке протереть их после сна. Совершенно меланхолично она изучала большие ладони, длинные пальцы и полоску обручального кольца на одном из них, а затем заметила три кратких слова выбитых на руке. Три слова, которые она изучала, плавно водя по ним подушечками пальцев, и звонко смеялась, когда узнала о причинах сделанной татуировки. Его татуировки. Ровно в тот момент, когда к Айрис пришло осознание того, что рука перед ее лицом никак не может принадлежать ее собственному телу, ведь на ее коже в этом конкретном месте подобных украшений не было, мысли девушки понеслись непривычным галопом. В один миг ей показалось, что голова просто взорвется от обилия мыслей, информации, каких-то выводов и прогнозов, как будто разом из простого человека она превратилась в компьютер, не справляющийся с нагрузкой. - Барри!!! - Она взвизгнула совершенно не своим голосом и не умеющим изображать истеричку, в надежде, что благоверный услышит ее, но тут же осознала, что подобного не случится, ведь он спустился вниз. Точнее спустилась. «Он — это я. Я — это он.» Мысль достаточно простая и краткая далась ей, или правильнее все-таки ему, после осознания и сопоставления тех факторов, что сперва были отметены как сон, еще не полностью пришедшим в себя сознанием. - Где этот подлый трус, оставивший свою жену в своем же теле? И что мне делать с этим вот? - Взгляд незадачливого мистера-миссис Аллен устремился на удобные мягкие боксеры, подарок от жены, которые абсолютно недвусмысленно демонстрировали последствия ночных возлежаний рядом с женским телом и естественной утренней реакцией организма на «восход солнца». - Тааак, он ушлепал вниз. Вот ведь гад!!! А с этим-то мне что делать?! - Мстительный план родился так же быстро, как пришло осознание того, насколько это будет неприятно вот прямо сейчас, но итог все-таки радовал больше, а потому Айрис было принято решение воплотить свой план в жизнь.

- Холодный душ. Чертов ледяной душ. Ты сам виноват, малыш. Сам виноват. - Стоя перед зеркалом в ванной и разговаривая с собственным отражением в зеркале, Айрис пыталась объяснить ему причины своего поступка, как будто Он об этом узнает. - Ты сам виноват!!! - Все еще бурчала себе под нос девушка, старательно залезая в душевую кабину и закрывая дверцу, избегая даже мельком оглядывать не только саму ванную комнату, но и всю спальню целиком, которая выглядела сейчас как поле боя. Ведь первые попытки встать с постели дались ей с большим трудом… с прикроватной тумбы слетела книга, а лампа превратилась в осколки, зеркало большого шкафа превратилось в блестящую пыль, подушки разбросали перья по всей комнате сразу после того, как в попытке по-человечески пройти от кровати к ванной, Айрис разнесла небольшой трельяж и от ужаса запнулась и полетела вперед, но мысли и мышцы были быстрее, чем она это осознавала и результатом их работы стало приземление на кровать на суперскорости без адекватного управления движением. - Ты сам виноват!!! - Твердила она стоя под струями ледяной воды до тех пор, пока организм не сдался и лишь после этого, ужа научившись на многострадальной комнате, она глубоко и размеренно дыша вытерлась и оделась, с трудом борясь с чисто женским желанием надеть любимые кружевные трусики, здраво рассудив, что тело Барри не способно пережить настолько великий стресс.

Лишь приведя себя в относительный порядок, она спустилась вниз. Каждый шаг, каждый спокойный шаг, давался с огромным трудом. Делая вдох она ставила вперед левую ногу, делая выдох — правую, и так каждый раз, одергивая себя, угрожая самой себе новым потом льда, в попытках сдержать порыв двигаться так, как велит каждая молекула тела, прочными узами связанного со спидфорсом. Но стоило ей увидеть собственного мужа, в ее теле, в ее одежде, так нагло бросившего ее там одну, даже не подумавшего о том, каково ей будет справляться с его телом, его способностями, его скоростью, как Айрис в мгновение ока оказалась рядом с ним, а расстояние в пять ступеней и половину гостиной показалось не длиннее шага. - Как ты посмел это сделать? Как ты посмел оставить меня одну? Ты думаешь, что сказать мне, чтобы я спустилась уладить проблему, хватило? Ты действительно так думаешь? - Она схватила свое хрупкое тело, одним резким движением прижимая к стене, оставляя на предплечьях следы, что через несколько минут уже расплывутся лиловыми синяками. Тело и эмоции быстрее мыслей. - Черт… прости меня… любимый, прости… прости… - Меньше одного взмаха ресниц ей понадобилось, чтобы успокоиться, осознавая, какую боль она могла причинить и причинила любимому человеку лишь потому, что не сумела вовремя справиться со своими эмоциями. Меньше секунды ушло на то, чтобы не изображать из себя маньяка, а ласково прижимать любимого человека к себе, в попытке вымолить прощение.

- С этим нужно что-то делать, Барри… Как такое вообще могло случиться? То есть понятно как, но почему? - Они обсуждали возможные варианты уже несколько минут, когда на лестнице раздались новые шаги, это Уолли и Дина решили присоединиться к утреннему собранию. - Ах да... Простите. У нас проблемы. Кажется мы поменялись телами. - Инстинктивно склонив голову чуть набок, Айрис повернулась к своему племяннику и изобразила на лице Барри то, что должно было бы обозначать «а то мы не в курсе» и как-то сдавленно улыбнулась. - Что, блять? - Думаю тут не ругаться стоит, а искать способ вернуть все так, как было.

Отредактировано Iris Allen (2019-09-30 21:49:44)

+3

6

Засыпая вчера вечером в собственной постели, Уэст думал о том, что проснется где-то часиков в пять и тихонько проберется в гостевую комнату. То, что любимая девушка не будет отправлена среди ночи в другой конец города было понятно. И дело даже не в том, что мисс Лэнс не могла за себя постоять, вовсе нет. Чёрная Канарейка могла спокойно одна всю ночь патрулировать город и только под утро заявиться домой спать. Нюанс заключался в том, что жили Аллены в Централ-Сити, где постоянно и геройствовал самый быстрый человек на Земле - Флэш. А ехать среди ночи было просто не рационально. Это на спидстерских скоростях один шаг и ты на другой части планеты. А уж когда легко хлопнула дверь комнаты напротив, Уэст облегченно вздохнул. Всё-таки от Дины можно было ожидать чего угодно.

Однако, проснувшись лишь часов в восемь утра, всё пошло коту под хвост. И вот, стоя в гостиной в непривычно узких джинсах и не менее обтягивающей футболке. Даже кожа чувствовалась иначе, сложно сшитый на заказ костюм по чужим меркам, а продали его почему-то именно тебе. Уэст качнул головой, пытаясь отогнать непривычные мысли. Хотелось чего-нибудь выпить и желательно закинуть в себя что-то достаточно сытное. Но даже голод ощущался где-то на задворках сознания. Были проблемы по серьёзнее.

Переводя взгляд то на отца, то на мать (и совершенно сбиваясь с толку кто есть кто), Уоллес попытался успокоится. Особенно страшил тот факт, что парень не знал, как в точности работают способности возлюбленной и как это контролировать. И от этого было дико страшно. С одной стороны можно было "случайно" разнести родительский дом до основания, а то и вовсе оставить без всего. С другой же - могли пострадать близкие ему люди. А инструкцию "Как быть Чёрной Канарейкой" не дали. И ведь невесту не спросишь - вдруг случайно крикнешь и раз - нет невесты и собственного тела. Или хуже - расфаза и вытаскивай потом новенького бегуна хрен знает откуда и хрен знает сколько времени.

Именно поэтому, резко вспомнив об особенностях нового тела, Уэст старательно сжал губы и усердно молчал. Лишь кивнул на реплику Барри. Точнее Айрис в теле Барри. Как всё сложно. Голова идет кругом. Отключившись от внешнего, парень постарался понять происходящее. Проделками бегунов это не могло быть. Ни Барри, ни тем более Уолли вчера не совершали каких-то экстраординарных прыжков во времени и пространстве, да и просто пользовались своими силами только для перемещения из пункта А в пункт Б. Да и не похоже это было на искажения Спидфорса.

А вот на какую-то заумную магию, которую Уолли всеми фибрами души не переносил, вполне себе смахивало. Доктор Манхэттен вполне могущественен для такого фокуса, но по сравнению с другими его реализациями планов, этот выглядел слишком уж жалко и мелочно. Слишком уж по детски. Из знакомых магов ещё был противный блондин с перманентным и сильным амбре - Джон Константин. Но вроде как тот был "за хороших парней". Так что его кандидатуру Уэст так же отмел, посчитав, что блондинчику просто не было до них какого либо дела. Кто ещё остается?

Вдруг его внимание привлекло какое-то движение слева. Чья-то ладонь коснулась локтя и... Что хотели с ним сделать, Уэст не успел подумать, так как тело среагировало гораздо быстрее. Он не был уверен, что это рефлексы обычного человека. Раз - рука "врага" резко перехватывается чуть выше кисти и заламывается. Два - такой же резкий переброс через спину и с глухим стуком тело падает на пол. Слышится стон. Три -  колено упирается в подбородок, заставляя "врага" откинуть её чуть в сторону. Одно движение и можно сломать шею. И сейчас Уэст знал как сделать это не сильно меняя положения тела.

И только спустя секунд тридцать до него доходит. ТВОЮ МАТЬ!!!! Понимание того, кто находиться в его теле приходит достаточно быстро. Ослабив хватку и чуть отстранившись, парень, всё ещё поджимая губы и боясь хоть что-то сказать, смотрит на свою любимую максимально извиняющимся взглядом. Обычно такое выражение лица было только у рыжеволосого бегуна. Вряд ли кто-либо ожидал его увидеть на личике симпатичной блондинки с железобетонной репутацией.

- Прости - шепчет он одними губами. Говорить в полный голос бегун всё никак не решался. Всё-таки Дина ему не объяснила нюансов, в то время как Уэст все пятнадцать минут, что он провел в комнате с девушкой, Уоллес старательно пояснял как успокоится и привести сознание в относительный порядок. По крайней мере Дина не сметала собой пол комнаты и не боялась сделать хотя бы шаг. Ответной любезности Уэст правда и не просил. Ничего, можно провести испытания. Желательно где-нибудь на пустыре и вокруг не будет ни одной живой души. Жаль что он не сможет сейчас же всё проверить. Ведь супер скорости у него нет. Но ведь можно взять мамину машину. Можно же?

Когда Дина-в-теле-Уолли встала, потирая ушибленные места, Уэст осторожно поцеловал собственную щетинистую щеку, нос и губы. А после, чуть отойдя в сторону, будто боясь ещё каких-нибудь "сюрпризов" от тела, сел на диван.

- Кажется я лучше посижу в сторонке - всё так же тихо прошептал Уэст и плотнее сжал губы и скрепил руки в замок.

Отредактировано Wally West (2019-10-01 00:43:29)

+3

7

Пожалуй, более глупую ситуацию Дина и припомнить не могла. И мало того, что она фактически не являлась собой в полном смысле этого слова, так и новая оболочка стремилась выкинуть фокусы, от которых, если подумать, волосы на затылке становились дыбом. Но Дина не думала. Все её мысли были заняты нецензурными словами, описывающими, как в кратчайшее время (и без последствий желательно) добраться из пункта А в пункт В. Не подозревала она, что это может быть настолько сложно в чужом теле. Однако, спустя долгие минуты тренировок, передвигаться получалось даже почти не сшибая каждый угол. Оставалось только научиться не вилять бедрами при ходьбе, но не всё сразу.

Ну, пиздец, – едва слышно выругалась под нос Канарейка, когда выяснилось, что проблема коснулась не только Уолли и её, но и Алленов. Её совершенно не прикалывало ходить в чужом теле, пусть это и было тело человека, которого любила. И вообще всё это напоминало сюжет плохого порно фильма. Ох, впрочем, сейчас лучше не думать ни о каком порно… – Заснула Диной, проснулась Dick’ом.

Дина молча постояла на месте, переминаясь с ноги на ногу.

А всё это, – указательным пальцем она обвела в воздухе круг, – Может являться последствием психа какого-нибудь спидстера?

С хмурым видом она покосилась на собственную блондинистую макушку.

Я как раз знаю одного, перебесившегося накануне.

Магия, не иначе. Спрашивается: и как дальше быть, и что с этим делать? Может более опытные товарищи по спидстерскому делу скажут что-то более приемлемое?

Ладно, не время для оттачивания навыков злословия и остроты языка. К тому же, Уэст в теле Дины выглядел таким потерянным грустным котиком, что его хотелось прижать к себе и заверить, что в этом нет его вины (она надеялась на это, но не была уверена) и всё обязательно будет хорошо (хотелось бы верить). К тому же, похоже, он всерьез думал, что может обрушить стены, если неудачно вздохнёт. Наблюдать за этим, с одной стороны, было интересно и смешно – Уолли весь такой осторожный и зашуганный. К тому же, она так и не отпустила его вчерашнюю выходку, превратившую знакомство с родителями в театр одного актера. С другой – насколько хватит душевных сил самой Дины, и она не сжалится над несчастным или хотя бы не рассмеётся в голос?

Дорогой, успокойся, это так не… – склонившись ко второну варианту, сказала было она, но не успела закончить фразу. Едва коснувшись собственного тела, она поняла, что делать этого не стоило и что с реакцией у неё (а точнее у Уолли, который теперь пользовался благами, добытыми многими годами упорных тренировок) всё отлично.

В мгновение ока Дина оказалась распростёртой на полу. В самом по себе положении не было ничего такого – с самого детства и всю жизнь её опрокидывали, но она поднималась и всегда была готова продолжить бой. Но в этот раз всё было не так. Удары, которые Канарейка считала слабыми, ощущались куда сильнее, чем должны бы были. Её тело знало, как и на что реагировать. И к чему готовиться в случае, если удар пропущен. В данной комбинации она пропустила всю атаку, как мешок, не среагировала и не успела увернуться. Но отчего же так больно?!

Казалось, вместе со стонами боли и кряхтением у неё из глаз посыпались искры. И слезы.

Почему тебе настолько больно? – вслух продолжила она свои мысли. Похоже, при падении в спине что-то хрустнуло.

Поднялась она не сразу, позволив телу Уолли “отдохнуть” на полу, где хорошо, где на пути не попадаются стены, и не боишься, что каждый угол намеревается ударить тебя в лоб. И стояк прошел практически сразу же. Как рукой сняло! Дина оторвала голову от пола и убедилась в этом воочию. Теперь можно было не таскать за собой одеялко, прикидываясь, будто холодно.

Я не знала! – не унималась она и после того как оказалась на ногах, – Больше никогда не буду ни кусать тебя, ни царапать во время секса.

Возможно, если бы “родителям” было лет по шестьдесят, Дина бы постеснялась сказать подобное. Но перед ней были ровесники (и никак не старшее поколение), которые знали, чем занимаются пары за закрытыми дверями вовсе не по памяти из далекого прошлого.

Она аккуратно сложила одеяло и положила на диван, стараясь при этом двигаться максимально осторожно. Сама осталась чуть поодаль ото всех. А то мало ли что…

Я не сталкивалась с подобным. Думала, что подобное бывает только в фильмах, – призналась она, имея в виду всю ситуацию в целом, – Есть идеи, что могло произойти или кто мог с нами такое сотворить?

“А главное, сколько это продлится”, – подсказывал внутренний голос.

+3


Вы здесь » DC: dark century » Архив незавершённых эпизодов » Try walking in my shoes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC