Говорят, что каждый город обладает своим характером. Одни яркие и оптимистичные, вселяющие в своих жителей веру в завтрашний день, другие - пафосные и величественные, в которых особенно комфортно чувствуют себя элита общества. А еще города могут быть большими и энергичными, маленькими и сонными, вдохновляющими или отталкивающими. Но нет в мире второго такого города, как Готэм. [читать далее]
06/10/19. Свершилось! НА ФОРУМЕ ЗАПУЩЕН ПЕРВЫЙ КВЕСТ. В связи с чем добавлены акции на необходимых в сюжет персонажей и объявлен упрощённый приём для всех жителей Готэма.

08/08/19. в честь первого полугода на плаву для всех героев и злодеев действует упрощённый приём до конца августа.

11/03/19. читайте о свершениях в новом выпуске новостей.

11/02/19. А у нас тут первое полноценное объявление.

30/01/19. Теперь мы такие же стильные, как Черная Маска. С обновлением дизайна нас.

22/01/19. Усиленно готовимся к открытию, которого заслуживает этот город.

22/01/19. чирик. здесь будут новости.

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Double trouble


Double trouble

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s8.uploads.ru/90vBc.jpg http://s9.uploads.ru/phPQt.jpg

Dinah Lance & Wally West

Для нее Уоллес Уэст - это не просто супергерой, самый быстрый из бегущих или же рыжеволосый спидстер. Для нее Он - любящий муж и будущий отец её детей. Уж она это знает теперь наверняка. Только у рыжего бегуна очень много скелетов в шкафу и один из них Дина случайно обнаруживает.

Они встретились на задании. Совершенно случайно. Заварушка, не без помощи скоростного парня, быстро сошла на нет, но обыкновенный невинный вопрос к "мужу" вызвал ещё больше и больше. Он будто не знал Её. Будто видел в первые в жизни и ретировался, сославшись на срочные дела.

Да  кто ты такой, Уоллес Уэст?

Отредактировано Wally West (2019-09-18 21:52:16)

+1

2

[nick]Dinah West[/nick]Грудь вздымалась при каждом вздохе, щеки налились беспорядочным румянцем. Канарейка  подошла ближе к краю крыши и посмотрела на бездыханное тело бойца преступной группировки, с которой только что пришлось «поговорить». В ходе разговора выяснилось, что шары у парней из банды оказались не так крепки, какими казались на словах. О да, на словах каждый мудила — прям король ринга, который непременно покажет «блондиночке», что такое настоящий мужик. Подобное Дина слышала столько раз, что лицо само собой складывалось в скучающую гримасу, мол, давай, милый, скорее бы уже. И всякий раз мужественность несостоявшихся кавалеров улетучивалась, стоило тем получить пару раз кулаком в челюсть.

Не повезло тебе, красавчик, – покачав головой, сказала она, обращаясь к распластавшемуся внизу на асфальте трупу. Может быть кто-то другой на её месте и начал бы сокрушаться из-за непреднамеренного убийства. Но Канарейка к несчастным случаям относилась проще. Человека (опустим тот факт, что это существо и человеком-то называться не достойно и что следовало прибить его ещё давно) убила не Чёрная Канарейка, а сила притяжения и цепочка собственных решений, что привела его на крышу, с которой он, собственно, и свалился.

Остальные члены шайки к тому моменту либо разбежались, либо, как могли, кряхтели, хромали, уползали — в общем, пытались смыться подальше с места драки, смирившись с полным и безоговорочным поражением. Теперь в радиусе видимости оставались лишь сама Дина и парень в красном, который здорово помог и, кажется, был не в духе. Канарейка обернулась и посмотрела на Флэша. Лицо её сразу же переменилось, решительность и грубость исчезла, уступив место мягкой приветливости.

Ты ведь не забыл про вечер? – прищурив глаза, промурлыкала Дина и сделала несколько шагов навстречу, – В восемь, и без опозданий.

Она улыбнулась, но тепло улыбки совсем скоро растаяло, сменилось выражением замешательства и непонимания. Что значит такое поведение? Какая муха его укусила? И куда это он только что смылся?

Дина осталась совершенно одна, наедине со своими вопросами и тревожными догадками. Слишком странно он себя вёл, будто незнакомый человек, которого впервые встретила на улице. Хотя нет, незнакомцы и то отвечали с меньшим раздражением и, зачастую, куда более охотно шли на контакт. А это... да что это вообще такое?!

От обиды опустились уголки рта, губы поджаты. Еще долго она смотрит в сторону, куда унесся бегун, затем пожимает плечами и идет двери, ведущей к лестнице вниз. На пути ей попадается тело, которое, по всей видимости, отключилось и так и осталось брошенным товарищами. В злости Дина с силой пинает бедолагу и, отшвырнув таким образом с дороги, и идет дальше.

К вечеру настроение нисколько не улучшилось. Грызло чувство тревоги, подогреваемое догадками, не давая сосредоточиться на чем-то отвлеченном. Мысли иного характера совершенно никак не шли в голову. Она пыталась побороть дурные думы, бралась за карандаш и надеялась писать стихи для новых песен. Но мысленно снова и снова возвращалась к происшествию на крыше и в итоге накручивала себя больше прежнего.

«Нельзя нервничать», – постоянно напоминала она себе. Но разве можно просто так взять и перестать? Можно ли щемящее сердце заставить успокоиться и биться ровно, словно ничего не произошло? Что она сделала не так? Когда произошел разлом, и почему она его не увидела сразу?

«Когда. Когда? Когда!» – тикало в голове всё то время, пока она облачалась в черное шелковое платье с вырезом на спине. Пока натягивала чулки, красила губы или меняла сережки на более эффектные. Под финал Дина пригладила расческой волосы и посмотрела на себя в зеркало. Отражение не давало ответа на вопросы. Стерев под глазом след туши, оставленный мокрыми ресницами, она убедилась, что выглядела так, как должна.

Через час в «Айсберг Лаунж» заказан столик на двоих. Чтобы выбить место в одном из самых престижных ресторанов Готэма, Дине пришлось поднять старые связи и напомнить о себе. Этим вечером она собиралась сообщить Уолли радостное (для неё, по крайней мере) известие. Теперь же Дина вообще сомневалась, что всё пройдет как ранее было запланировано. Первым делом нужно... нет, просто необходимо схватить мужа за жабры и узнать, что происходит.

+1

3

Он - самый быстрый среди бегущих, но даже он умудрился чуть не опоздать на собственную свадьбу. Благо этого никто не заметил, но совесть грызла парня жутко. Ведь он так мог опоздать куда угодно. Вообще, будучи спидстером, чаще всего приходиться выбирать: или семья, или геройство. Первое время, когда тот же Аллен ещё не сошелся в полной мере с Айрис, часто опаздывал на их встречи. Это чуть позже Уолли понял, почему такой веселый друг тетиной подруги не приходит к назначенному часу. Уэсту тоже приходилось выбирать. Только вот в этой временной реальности он опаздывал по другой  причине.

Чтобы реализовать собственное счастье, Уэст совершал ряд прыжков в прошлое, стараясь как можно меньше времени находиться в прошлом, чтобы не убить своими действиями Вселенную. Поэтому выбирать абсолютно любой день он не мог. Вот так и жил - несколько дней в одном времени, ночь в другом и так по кругу. И долгие разговоры со взрослой дочерью, с каждым разом замечающей изменение в состоянии отца и отмечающую положительную динамику. Наличие в его жизни Айрис-младшей давало чувство всевозможности. Стоит только захотеть. Но за это желание нужно бороться.

Прошло чуть меньше месяца с момента Свадьбы четы Уэстов и теперь на одного Уэста стало больше. А дальше по плану ещё двое. Всего-то!

Четко рассчитав время, Уоллес вновь промчался сквозь пространство и время, оказавшись где-то в Канзасе. До назначенного ужина (он обвел этот день красным маркером в календаре в "настоящем") оставалось около десяти часов. Было время уладить некоторые мелочи, выяснить текущую ситуацию, сверившись собственными воспоминаниями - ломать таймлайн парень не желал - и отправиться на долгожданную встречу с любимой женой.

Вечером настроение у рыжика было самым наилучшим. Новый костюм, белоснежная рубашка и счастливая улыбка на лице - вот и весь Уоллес Уэст сейчас. За те несколько часов он успел договориться со знакомым boys-band-ом, согласовать их присутствие на территории самого престижного ресторана и убедить музыкантов всё-таки натянуть на себя заветные костюмы. Поэтому ровно в восемь он не зашел через главный вход ресторана, а нервно облизывал губы, вновь поправляя микрофон у губ. Пиджак успешно скрывал провода.  Музыканты же были достаточно спокойны, видимо не первый раз выступают перед аудиторией, но даже им было немного не по себе. Не каждый день их заказывают для выступления «Айсберг Лаунж».

- Да успокойтесь. Людям понравится. - длинноволосый парень, что в этой бенде отвечает за басс-гитару, закивал в подтверждение своих слов. Уолли же чуть улыбнулся.  Выступать перед публикой ему было не впервой. Стоит только вспомнить события его личного "Флэшпоинта", где он буквально раздевался на сцене и имел огромную популярность у девушек от шестнадцати до сорока. Да и текущее положение вещей говорило о том, что он достаточно смазлив и обладает хорошо поставленным голосом. Так что не совсем уж о пении волновался бегун. А вот одобрение в глазах девушки просто хотелось получить.

Ровно в восемь несколько мужчин в костюмах прошли мимо столика миссис Уэст, пронося в руках основу для сцены. Руководство ресторана специально передвинуло несколько столов, освободив необходимое пространство. Через несколько минут вокруг образовался небольшой куб, закрытый белоснежной тканью, скрывая ото всех импровизированную сцену. Ещё минут десять потребовалось музыкантам и солисту для того чтобы пробраться окольными путями  добраться до сцены.

В восемь пятнадцать зазвучала музыка. Уэст прикрыл глаза, отсчитывая секунды, прежде чем начать петь. Микрофон успешно ловил каждый звук, распространяя его по залу. Несколько мгновений и слетает покрывало, открывая миру выступающую группу. Уэст был уверен, что стоило девушке только услышать голос, то внимание её было устремлено на сцену. По крайней мере он на это очень надеялся. И действительно, стоило ему глазами отыскать светловолосую макушку, как тут же на его лице загорелась улыбка, а песня стала более мягкой.

- My broken pieces you pick them up. - парень отсалютировал девушке, как он делал уже практически всегда, когда появлялся в поле её зрения. Не на секунду он не переставал петь, внимательно смотря только на нее одну. Его не волновали даже взгляды людей, обращенных к нему. Что они значили, когда в голубых глазах любимой он тонул словно в океане? - Don't leave me hanging, hanging. Come give me some. When I'm without ya I'm so insecure. You are the one thing. The one thing, I'm living for

Песня всё лилась и лилась. Слова складывались в фразы. Фразы понимались людьми по разному. Кто-то неодобрительно качал головой, считая эту песню слишком двусмысленной. Кто-то тихонько качал головой в такт музыке и шепотом повторял слова, крутя в пальцах вилку. Некоторые даже уже начали танцевать, потеснившись чуть в стороне. А кто-то заметил интерес солиста к одной очаровательной девушке, что сидела за несколько столиков от сцены. Но это было не важно для Уэста. Он пел для неё.

На одном из припевов, парень спрыгнул с импровизированной сцены, ловко обходя танцующие пары. Хотя они сами чуть расступались, давая пройти вперед. Видимо им тоже было интересно, чем всё закончится и кто эти двое. Впрочем, многие и так уже узнали в девушке солиста - мисс ДиДи, знаменитую певицу. Но знали ли они певца?

Музыка чуть стихла, стала лишь фоном его словам. Он уже был возле её столика, чуть подавшись вперед.

- I want that red velvet I want that sugar sweet - Уэст облокотился о стол, наклоняясь к девушке ближе и буквально шепча эти слова, хотя и этот шепот разносился по залу. - Don't let nobody touch it, unless that somebody's me. I gotta be a man. There ain't no other way. 'Cause girl you're hotter than southern California Bay. I don't wanna play no games. I don't gotta be afraid. Don't give all that shy shit. No make up on, that's my...

И пришлось немного отвлечься, завершая песню многочисленными куплетами. Он отвлекся, вырисовывая на паркете незамысловатые круги а-ля танцую что-то. Пару раз даже позволил себе слабый флирт с присутствующими здесь милыми дамами, которые безуспешно пытались всё это время привлечь его внимание к себе. Впрочем, заняло это лишь пару припевов, после которых он припал к ногам девушки. Ладонь в ладонь. Глаза в глаза. Сердце билось в несколько раз быстрее, кровь стучала в висках. А что если ей не понравилось? Что если она посчитает это ребячеством?

Maroon 5 - Sugar

+1

4

[nick]Dinah West[/nick]Она перебирала пальцами по столу и старалась выглядеть совершенно спокойной. Ожидание затягивалось, а сопровождающий Дины всё так и не появлялся. Если она не сделает заказ в течение ближайших пятнадцати минут, её точно выпроводят и уступят бронь другим желающим, каких у входа в “Айсберг Лаунж” всегда хватало в избытке, тем более по вечерам.

Дина закинула ногу на ногу и отпила из стакана воды, после чего улыбнулась официанту самой милой и обезоруживающей улыбкой, на какую только была способна.

Задерживается, – пролепетала она и опустила ресницы. Хотелось надеяться, что её муж всё же опаздывает, а не надумал не приходить и вовсе. Но, судя по тому, как он отреагировал на её вопрос днём, нельзя сказать наверняка.

Салфетка на коленях была измята, скручена и раскручена десятки раз, а оттого успела потерять изначально идеальный вид. Дина нервничала, скользила по сторонам скучающим взглядом и очень надеялась, что в итоге всё же не останется одна, совсем как героиня какой-нибудь сопливой мелодрамы, жалкая и забытая. Она бы выпила чего покрепче, но и это теперь стало непозволительной роскошью. А потому оставалось хлебать водичку и держаться непринуждённо – у неё всё хорошо, и нечего так пялиться на пустующее место напротив.

Сказать по-правде, ей было абсолютно всё равно, что происходило вокруг и как администрация заведения собиралась развлекать гостей (по мнению Дины, лучше бы вообще никак. В рестораны приходят не для свистоплясок, а ради более интимной атмосферы, разбавленной живой музыкой и хорошей едой). Когда центр зала оживился – она не обратила никакого внимания, слишком погружена была во внутренние терзания. Старалась дышать спокойно и проигрывала в голове сцену, когда Уоллес явится, наконец, а она скажет ему, что хотела. Даже в мыслях представлялось коряво, нужные слова не шли на ум. А если предчувствие окажется оправданным? Как отреагирует он на новость, что теперь их пара стала… не парой?

Заиграла музыка. Где-то в стороне мельтешили фигуры исполнителей. Стоп. Макушка одного Дине явно сильно знакома. В недоумении она поворачивает голову в сторону передвижной сцены и видит там своего мужа.

“Какого хрена, мистер Уэст?” – вырывается у неё едва слышно.

Она сконфуженно улыбается и изо всех сил старается не чувствовать себя идиоткой. Но всё же чувствует. Теперь люди, что прежде смотрели в сторону Дины с сочувствием, разглядывали её более заинтересовано, ведь она сидела как раз за тем столиком, к которому в строчках песни обращался исполнитель. Когда же Уоллес и вовсе подошел вплотную, Дине хотелось провалиться сквозь землю. Она много раз говорила, что взбалмошная девица из “Ч.К.” – не она настоящая. Ей не нравилось находиться в центре внимания и меньше всего хотелось вытаскивать личное и сокровенное на публику. Вот так вечер, который должен был стать особенным только для двоих, превращался в достояние общественности. Её будто против воли раздели и выставили на витрину. Мерзкое ощущение.

Я-тебя-убью, – произносит она одними губами, но, тем не менее, улыбается. Не хотелось становиться эпицентром ещё и скандала, если она придушит бегуна прямо здесь и сейчас. А потому Дина делает вид “я довольна, мне всё нравится, я вне себя от счастья” и надеется, что гостям очень скоро наскучит следить за выходками Уэста. Сцену и остальных ребят укатят, все забудут о небольшом происшествии и не будут глазеть с придыханием и выражением лиц “это так романтично!”.

Шумиха улеглась и в самом деле довольно скоро. Дина по-прежнему растягивала губы в улыбке. Она не злилась, нет, наверное, нет. Хотя за последние часы в голове перебрала столько мыслей, идей и догадок, что уже и не понимала, ощущает она что-то в данный момент или же нет. Она осознавала, что Уолли другой, совершенно другой и видит мир вокруг не так, как она. Когда ей хотелось забраться поглубже в свою раковину и ни на кого не смотреть, он готов был выйти на улицу и делиться эмоциями со всеми и каждым. Это не делает кого-то из них правым или виноватым, просто они такие. Собственно, Дина и полюбила своего мужа, потому что он другой, сумасбродный и непредсказуемый. Было бы неправильно ставить ему в укор поступок, который был целиком и полностью в его характере.

Но теперь-то уже можно перейти к тому, ради чего здесь собрались?

Я думала, мы тихо посидим и поговорим, – призналась она. Складка, которая, казалось, в течение дня плотно впечаталась между бровями, вдруг разгладилась. Она посмотрела прямым открытым взглядом, который впоследствии заблестел от накативших слёз, – Уолли, я места себе не нахожу. Объясни, пожалуйста, что происходит. То ты шарахаешься от меня как от прокаженной, то вдруг поёшь песенки. Я не понимаю и не знаю, как к этому относиться.

+1

5

Сняв с себя аппаратуру и протягивая её одному из ассистентов группы, Уэст опустился за столик. Он улыбался во всю ширь улыбки, делая заказ и мысленно прикидывая, стоило ли ему ещё выиграть, читай, сжульничать в очередной раз, на одном из вечеров покера или текущих сбережений хватит оплатить сегодняшний вечер. О том, что счет оплатит Дина не могло быть и речи. Какими бы плохими не были мистер и миссис Уэст, но отец с малых лет вбил в голову непутевого сына, что в обществе принято заботиться о женщине.

- Прости, милая, я... - начал Уэст, когда официант отошел. Он то был уверен, что девушке всё понравится, на вот только за долгое время его отношений с Диной-теперь-уже-Уэст, а он в отличие от девушки, успел прожить с ней достаточный период времени, чтобы подмечать мелочи и глядеть сквозь маску. Глаза девушки говорили ему красноречивее "искренней" улыбки. Губы девушки сейчас играли на публику, в то время как глаза говорили о некотором недовольстве. - Я думал, что тебе нравится.... как я пою... И я решил...

Но договорить Уэсту было не суждено, так как тут же девушка чуть ли не плача, выдала ему небольшую тираду. Со стороны могло показаться, что девушка просто сильно растрогана устроенным шоу. Романтично то как! Но... Он то слышал слова и они клином вбились в его разгоряченную голову. Не сразу сообразив о чем идет речь, парень хотел уже переспросить, но тут в голову пришла одна бредовая мысль. И она прозвучала в его голове словно гром среди ясного неба.

Она встречалась с НИМ! Уэст резко поднял взгляд на девушку. Одного взгляда глаза-в-глаза хватило, чтобы понять - произошло то, что Уэст старательно откладывал на потом. Разобраться с не состыковками таймлайна и не дать разрушиться миру окончательно. Только вот медленно мир вокруг начал идти мелкими трещинами. Уолли буквально слышал тот раздражающий треск, что раздавался со всех сторон. Ещё чуть-чуть и он разобьется на осколки.

- Я... - бегун замолчал, увидев подошедшего официанта. Всё время, пока их стол обслуживали, Уоллес старательно подбирал слова. Ну как объяснить любимой девушке, что в этом мире ходит два Уолли Уэста и один из них не муж Дины Уэст? По крайней мере не в этом временном промежутке. И не объяснишь же в двух словах. "Дорогая, тут такое дело, просто я из будущего и ты жена бегуна, который сейчас всё чаще думает о суициде, а о том, что существует такая вот ... ТЫ.... вот вообще не знает." Слабая аргументация, не находите?

Перед ним появилась еда. Любимый бифштекс с кровью с запеченными овощами, приправленные великолепным соусом. Ещё несколько мгновений назад он бы уже истекал слюной, да желал отрезать кусочек, растворившись в блаженстве вкуса. Теперь же аппетита не было. Кратко кивнув официанту и чуть улыбнувшись, Уолли вновь перевел взгляд на блюдо.

- Скажем так... мне потребуется тебе рассказать кое-что, но... давай на мгновение забудем про это. Ладно?  - Уэст взял в руки вилку и нерешительно посмотрел на еду. Подступиться к блюду не получилось ни с первой, ни со второй попытки. Вздохнув, парень отложил вилку в сторону и вновь взглянул на жену. - Эх... Ладно.... Ты же... помнишь кто я... Так? Как думаешь.... что происходит с объектом, если он способен преодолеть скорость света?

+1

6

[nick]Dinah West[/nick]Конечно ей нравилось и пение Уолли, и его игривая натура, стремящаяся каждый день наполнить приятными мелочами, но всему же был предел. И в данном случае его выходка казалась Дине абсолютно неуместной. Нет, сама по себе идея крайне милая, и ей должно быть лестно внимание теперь уже мужа, но… наверное, она просто не в том настроении и не умеет быстро переключаться, иначе бы уже растаяла и забыла обо всём на свете.

Дине стало неловко. Она почувствовала себя брюзгой с отвратительным характером, которая просто не способна ценить сюрпризы и чужие старания. Ведь Уолли правда хотел как лучше. Так почему вместо радости она испытывает грусть, а беспокойство не дает прочувствовать все краски момента? Возможно, причина тому в интересном положении Дины, она не знала. Прежде с ней не происходило подобного.

Мне и вправду нравится, просто… я думала… не знаю, – она бессильно пожала плечами и уронила голову на грудь, – Это ты меня прости. Я  сегодня сама не своя.

Она не смотрела ни на кого вокруг, кроме мужа. Не замечала ни посетителей заведения, ни официанта, который кое-как добился от неё связного ответа по поводу заказа. Теперь Дина вяло водила по тарелке вилкой, без интереса выуживая иногда горошину или капусту и отправляя в рот. Вкуса она тоже практически не ощущала.

Она подняла и опустила брови. Если на то пошло, Дина не особо рассчитывала получить ответы вот так сразу. И, раз понятного ответа нет или же Уолли, в силу каких-то обстоятельств, не может дать объяснение сразу, то, должно быть, не всё так просто. И это совсем не радовало. Она посмотрела на парня и утвердительно кивнула, согласившись с его предложением. Всё-таки они оба вели двойную жизнь, и далеко не все темы можно было поднимать в публичных местах. Да, будет лучше, если они отложат непростой разговор, а вечер проведут в компании друг друга.

Мне тоже нужно тебе кое-что сказать, – произнесла Дина после небольшой паузы и почувствовала, как снова накатывает волнение, – Но сначала ты.

Она вытерла губы, оставив на салфетке след от помады, и отложила приборы. Вопросительно посмотрела на Уоллеса.

Ты уверен, что мы можем говорить здесь? – уточнила она. Ей казалось, что они только что сменили тему. Но раз так, почему он мечется, как тигр в клетке? – Всё в порядке?

Подавшись туловищем вперед, она нежно накрыла руку мужа своей ладонью. Неужели она могла забыть, кто являлся его альтер эго? Даже если бы и захотела, он напоминал слишком часто.

Понятия не имею, – с мягкой улыбкой сказала она, – Я не особо интересуюсь научными теориями. Я думала, что ты в курсе.

Про тот факт, что Флэш мог узнать на практике то, что для научного сообщества являлось лишь гипотезой или теорией, Дина намеренно умолчала.

+1

7

Говорить правду отчаянно не хотелось. Не то, чтобы он совершил что-то криминальное, но он успешно нарушил несколько запретов собственной семьи. И если обмануть собственных родных было хоть отчасти возможно, по крайней мере до какого-то момента, хотя Уэст надеялся, что ему удасться провернуть всё за этот год и никто ничего не узнает. И вот уже около трех месяцев он активно реализовывал свой план, вполне успешно скрывая ото всех, кроме самого себя правду. Только даже Уолли-из-настоящего не знал всей правды и лишь усердно не влипал в неприятности.

Но видимо сегодня случилось и Уэст попал в эти самые неприятности. Ему не понятно было только одно - где миссис Уэст встретила прошлую версию своего мужа? По договоренности, Уоллес-младший должен был обитать в ближайшие месяцы как можно дальше от Готэма. Сиэтл, Лакшир, Централ-Сити, Будапешт. Да где угодно, только не Готэм. Или рыжик нарушил собственное слово (а память в этот раз не напоминала даже о мгновениях, хотя он обязан был помнить всё), или же в этот раз Канарейка забрела дальше обычного. Ни один из вариантов бегун не мог представить во всей красе. Может быть в путешествии своем он изменил прошлое и слишком сильно?

Но если их встреча в Индонезии фактическое событие - до этого Уолли был уверен, что на это задание вызвали Аллена, а истину он попытался забыть и смог это сделать, то получается, что и дальнейшие события должны были быть фиксированными. Иначе он об этом уже узнал. И горели бы уши от наставлений отца и нравоучений матери. Однако не Барри, не Айрис даже словом не обмолвились. Или это потому что он их ещё не видел?

- Хм... Я... не уверен, на счет того, можно ли говорить об этом здесь - честно признался, оглядев зал полный людей. Вряд ли кто-то будет подслушивать. Да и подобрать слова было достаточно сложно. Всё-таки не каждый день признаешься в своих махинациях. - Так что ты хотела рассказать? Это... ведь это не связано с твоей работой?

Незаметно подошел официант, держа в руках не вскрытую бутылку вина. Услышав голос, Уэст несколько встрепенулся, но это не смог ли бы заметить обычные смертные. Для них он лишь слишком резко повернул голову на звук и удивленно посмотрел на блондина.

- Может желаете вина, сэр? Прекрасный букет 1976 года - мужчина показал ему бутылку. Этикетка гласила: Joseph Drouhin Richebourg Grand Cru. Незаметно используя сверхскорость, Уэст глянул в винную карту и тихо присвистнул. Три с половиной только за одну лишь бутылку? Нет, его бумажник и так отчаянно не хочет расставаться с зелеными бумажными дружками. А тут едва ли хватит содержимого. Однако, не подавая виду и накинув на лицо несколько скучающий вид, парень всё-таки позволил себе посмотреть на Дину. - Он будет отлично оттенять ваш бифштекс. Остается такое прекрасное послевкусие.

Видимо в нем видели кого-то другого. Возможно иностранного певца, который остался в Америке лишь только ради милейших голубых глаз. Отчасти официант был прав и он действительно не здешних краев пташка, но явно слишком перегнул палку, подбирая очередную бутылку. Хотя, Уолли всегда может найти выход из ситуации. В крайнем случае позаимствует у грабителей очередного банка, а после их схватит. Не всё же только плохим парням деньги? Не так ли?

Удивленно взглянув на девушку, которая вежливо, но настойчиво отказалась, Уэст повернул голову набок.

- Нет, спасибо, я лично не пью. Может быть лучше... ммм... молочного улуна? Могу я попросить вас? - Уэст доброжелательно улыбнулся официанту и тот, чуть поклонившись, удалился. Уоллес вновь перевел взгляд на девушку. - А ты то почему отказалась? Не уж то из-за стоимости? Или не хочешь в очередной раз оказываться... беззащитной моему напору?

Уолли тихо рассмеялся, прикрывая усмешку ладонью. Что-то в этой ситуации его настораживало. И он привычно прятал одни эмоции за другими. Когда наконец-то принесли его любимый чай, а перед девушкой поставили её напиток, Уоллес полностью погрузился в собственные мысли, медленно попивая улун. Лишь когда чашка была пуста, а к еде он так и не смог притронуться, Уолли решился. Им нужен был этот разговор. И откладывать было невозможно.

- Счет! Пожалуйста - позвал он официанта, доставая из пиджака бумажник. Он заметил в глазах своей жены некоторую тревогу и смятение. Причин могло быть множество, но почему то отчетливо представлялось только одно - встреча с Уэстом этого времени. Так и не дав возможности девушке внести свою лепту в счет, Уоллес повел её прочь из ресторана.

Спустя несколько кварталов и завернув в пустой переулок, Уэст подхватил девушку на руки и умчался прочь. Туда, где находилась одна маленькая красная точка. Централ-Сити, на юго-запад города. Остановившись на крыше, где всё было достаточно видно, Уэст внимательно посмотрел вниз. В памяти всплыли события этого вечера. Не сказать, чтобы он был самым прекрасным в его жизни (хотя если брать в расчет этот же вечер, но вернувшись назад спустя девять месяцев, то всё же он был не таким ужасным), но память штука странная. А быть может что-то не давало забыть?

- Посмотри туда. Что ты видишь? - парень указал вниз, где активно сражался он сам, срывая свою злость и боль на работе. А в чем заключалась работа хорошего героя? Конечно же спасать мир от падонков. И в роли боксёрских груш на этот раз были ублюдки, что грабили уже не один банк. И он мог бы закончить всё за секунды. Но... от чего то становится легче, позволяя себе двигаться едва ли быстрее обычного человека.

+1

8

[nick]Dinah West[/nick]Вечер тянулся как жевательная резинка. Совсем не так представляла себе Дина поход в ресторан. Он должен был запомниться, стать чем-то светлым и хорошим, а вместо этого Дина изредка заталкивала в себя еду и мысленно спрашивала себя: “Когда всё это закончится?” Не получалось легко и непринужденно, выходило затянуто и уныло, и не выходило избавиться от чувства, что сегодняшнее мероприятие стало в тягость как ей, так и Уолли.

Она подняла рассеянный взгляд на парня. То, что она хотела рассказать, напрямую никак не касалось работы, но скажется, когда срок перевалит за полгода. Дина покрутила вилку в руке – нет, не сейчас. Момент ещё не настал. Сначала нужно уладить личностные вопросы, и это первостепенно.

Н-нет, ничего, – сказала она, спрятав за ухо прядь волос, – На самом деле, это не так важно и подождет.

И снова извиняющаяся улыбка.

В тот час Дина была бы очень не против оказаться где-нибудь в другом месте. Где-то, где вокруг не было столько народу, в присутствии которого нельзя было нормально поговорить и рассказать всё то, что так терзало. Она уже корила себя за эту идею с “Айсберг Лаунж”. С самого начала всё шло не так. Нужно было отказаться от похода сразу, отменить, перенести на другой день, в конце концов. Но вместо того, чтобы слушать себя и довериться предчувствию, Дина шла напролом. Совсем как в обличии Канарейки. Иногда нужно вспоминать, что личная жизнь и “работа” – разные вещи. И то, что в одном случае считается безволием или проявлением слабости, в другом – самое разумное решение.

На вопросы об отказе от алкоголя Дина ответила спокойно.

Я принимаю витамины, – без промедления сказала она и непринужденно пожала плечами, словно такой вариант подразумевался сам собой. Главное при этом не встречаться с мужем взглядом и поскорее увести тему в другое русло, – А ты чем весь день занимался?

Она старалась не грузить вопросами и никогда не потребовала бы отчета, где, когда и с кем был мистер Уэст. Понимала, что при образе жизни, который оба они вели, сегодня можно быть в одном конце страны, а завтра в совершенно противоположном. Это нормально, когда считаешь себя защитником и мчишься, сломя голову, в самые горячие точки. Однако в последнее время Дина стала за собой замечать, что ей хотелось интересоваться делами мужа. Не потому, что ей нужно занять собой все сферы его жизни и не дать протиснуться чему-то ещё. Просто ей было очень нужно почаще находиться рядом с ним.

Когда ужин подошел к концу, Дина и радовалась, и напряглась одновременно. С одной стороны, больше не требовалось изображать обычную пару, у которых из секретов имелся разве что внушительный список “побед” на стороне. С другой, теперь не было причин откладывать разговор. Он должен состояться. И чем скорее, тем лучше, наверное… Или нет, пусть всё будет как прежде, пусть ощущение, что впереди неприятности, будет ложным! Пусть всё будет хорошо!

Вечерний воздух отрезвлял, приятно холодил легкие, принося обманчивое впечатление, будто дышать становилось легче. Нет. Тяжесть в душе по-прежнему не давала продохнуть. Но теперь Дина чувствовал себя лучше просто от того, что могла неспешно прогуливаться, обхватив Уоллеса под локоть. Сколько ещё суждено продлиться ощущению этой лживой безмятежности? Она понимала, что её бегун озадачен не меньше, чем она сама. И пока гром над головами не грянул и ничего не произошло, она резко останавливается, затем привлекает мужа к себе. Проводит ладонью по его щеке и приникает в долгом поцелуе.

Я люблю тебя, Уолли Уэст, – произносит она после того, как отстраняется.

Дина знает, что слишком часто об этом говорит и что подобные слова скоро станут восприниматься как само собой разумеющееся и ничего не значащее. Но в данный миг ей важно, чтобы он знал; важно напомнить, почему они вместе; и сказать, что ей очень хочется, чтобы так продолжалось как можно дольше. 

Ей нравится прижиматься к нему в то время, как здания, улицы, дороги и районы проносятся мимо со неимоверной скоростью. Она успела свыкнуться с возможностями мужа в теории, но их осознание по-прежнему будоражило воображение. Как можно успевать разглядеть, куда несешься? Это так и оставалось для неё загадкой, разгадать которую она не спешила, а потому просто закрывала глаза и предпочитала не смотреть, что происходит вокруг до тех самых пор, пока мир вокруг снова не обретет привычные очертания.

И вот они на какой-то незнакомой крыше явно в другом городе. Дина смотрит вокруг и пытается понять, где они оказались и почему выбор пал именно на это место. Но ответа не находит. Она узнала Централ-Сити. Но зачем Уоллес примчал их именно сюда?

Она растерянно хлопает ресницами.

Милый, что происходит?

Где-то там внизу Дина видит фигуру мужа. Именно мужа, его-то она отличит от любого другого парня в красном. Потом переводит встревоженный взгляд на любимого человека рядом. Что этим он хочет сказать? Ведь она видела и раньше его копии самого себя, которые могли размножиться до бесконечности одним усилием воли. Так в чём принципиальное отличие этой?..

Нет, тут что-то должно быть. Смотри внимательнее, Лэнс, что ты видишь? Человек внизу, который избивает других людей со старательностью, присущей скорее Бэтмену, чем Флэшу… что ещё? При более детальном рассмотрении она увидела различия в костюме. Слабая, очень слабая догадка тенью пробегает по её лицу.

Это ведь не ты, да? Точнее, не совсем ты?

+1

9

Холодный ночной воздух приносил немного покоя. Но этого было мало. Ему нужно было выплеснуть накопившиеся эмоции. Несколько дней назад потребовалось всего-то четыре часа в тренажерном зале, чтобы наконец-то почувствовать хоть что-то, кроме боли и чрезмерной тоски. Точнее боль оставалась - физическая. Разбитые в кровь костяшки пальцев ныли, постоянно напоминая о себе. Мышцы периодически сводило судорогой, заставляя буквально согнуться по полам. Правда то усердие, что бегун применил в зале, не оценили по достоинству. Пришлось заплатить за сломанный кронштейн, саму грушу и потом ещё убирать разбросанный по залу песок. А после получить запрет на посещение сего заведения. Это было обиднее всего. Даже то, что организм восстановился за несколько часов и тем самым позволив вновь окунуться в свои эмоции, было не так обиднее.

Но сегодня всё шло кувырком. Ещё и эта непонятная девушка. О чем она? Она с кем-то его перепутала, да? В мыслях проносились догадки, но Уэст старался их отметать. Не думать о белом кролике. Не думать о белом кролике. Не думать! В какой-то момент его добровольного патрулирования поступает информация, что один из банков в Централ-Сити в настоящий момент грабят. Отчитавшись, что справиться в одиночку, бегун помчался на встречу с грабителями как на свидание.

Старательно двигаясь медленно, чтобы не испортить себе "терапию", мужчина уворачивался от ударов, блокировал их или пропускал, нанося удары в ответ. Боевой танец расслаблял, заставляя забыться в совершенно другой боли. Костяшки пальцев вновь заныли. На лице юноши появилась несколько мазахисткая ухмылка.

- Ну что ребята - потанцуем?!  - голос спидстера донесся даже до крыш, заставив другого такого же бегуна слабо усмехнуться в ответ. Взъерошив собственные волосы, Уоллес Уэст, вновь взглянул на своё прошлое. Уолли Уэст, побитый жизнью, полностью сломленный, но не сломавшийся. Пока не сломавшийся. Скоро... Но об этих событиях Уолли не хотел даже вспоминать, надеясь, что они уже никогда не произойдут. Но ведь они сделали его тем, кем он является, не так ли?

- Ты права. Это не совсем... не совсем я. А как ты думаешь, почему? - парень стянул с себя пиджак и накинул на плечи девушки. Было прохладно. Дул мерзкий холодный ветер, заставляя морщиться. По крайней мере он успел заметить, что девушка несколько раз скрывала дрожь в руках. Ему то достаточно было постоянно разгонять организм, чтобы быстрее текла кровь по венам, не давая замерзнуть. Обняв девушку со спины и положив подбородок к ней на плечо, Уолли продолжал следить за собственным танцем из прошлого.

- Да. Потому что ещё не дошел до этого. Ты же его встречала, не так ли? - решил на прямую спросить Уэст. Получив слабый кивок, словно девушка уже ни в чем не уверена, парень вздохнул. Он надеялся, что сможет не рассказывать всей правды. Убедить любимую, что существует всё ещё один своевольный реликт или что-то в этом духе. Но... Слишком слаб был Уолли из прошлого, по сравнению с твердо стоящем на ногах Уоллесом.

- Я... Это я и не я одновременно. Точнее это я из прошлого. Точнее, для тебя всё-таки настоящего. - парень чуть отстранился, целуя шею девушки. Этот привычный жест успокаивал его не меньше, чем просто нежные руки любимой. Каждый прыжок назад он боялся, что "сказка" закончится и, узнав правду, девушка просто вышвырнет его. Назовет уродом, мошенником и манипулятором. И вот, кажется, этот день настал. Так почему бы не насладиться последними мгновениями?

+1

10

[nick]Dinah West[/nick]Дина не знала, какие ответы от неё требовались. Она с трудом понимала, что происходит, как ни пыталась проследить причинно-следственную связь. Если днём она виделась не со своим Уолли, то, надо полагать, это был тот другой? Если подумать, бред какой-то. Как могут существовать два одинаковых человека в одном мире? Именно разных человека, хоть и выглядели они идентично, не считая небритости на лице. То не были вариации… или как это правильно называется?.. В общем, это не копия её мужа, которая прогуливалась где-то там, мелькая на виду у людей, в то время как он-настоящий (и настоящий ли? Разве возможно понять, где он на самом деле находился в конкретно взятый момент?) сидел с ней за столиком готэмского ресторана. И, судя по словам мужа, всё обстояло именно так, и два Уоллеса Уэста существовали одновременно. Такое открытие лишь прибавило вопросов, в то время как прежние до сих пор не разрешились.

Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать, – честно призналась Дина, – Не представляю, как такое возможно.

Ей были приятны ласки любимого мужчины, нравилось находиться в его объятиях, забыться на мгновение и ощущать душевную близость. Дина  блаженно улыбнулась. Да, она была счастливой, самой счастливой и в Готэме, и в Централ-Сити всё то время, что он был рядом. Но недосказанность не давала покоя, мешала жить одним мигом. Дина отшатнулась и, развернувшись к Уоллесу, с озадаченным видом на резко помрачневшем лице спросила:

Так ты из будущего – об этом ты и хотел мне рассказать?

Парень, с неким сожалением, сжал ладонь в кулак, ещё чувствуя кожей тепло любимой. Остались последние мгновения, которые для бегуна должны были быть вечностью, но в этот раз время было беспощадно. Уэст кивнул и отошёл к перилам, облокачиваясь на них руками.

И если на словах всё выходило просто, то в мыслях совершенно никак не укладывалось. Что за фантастическая ерундистика из произведений третьесортного писаки? Но спокойнее, спокойнее. Она напряженно сдвинула брови, взвешивая, может ли здраво рассуждать или нет. Похоже, что нет.

Знаешь, как всё это выглядит? Как абсолютная и полнейшая хрень, – озвучила она вслух свои размышления, – Ок. Ладно, пусть так. У меня один вопрос: зачем?

Уэст некоторое время стоял к девушке спиной, наблюдая как его прошлое пропускает очередной удар. Кажется в этот момент он хотел заглушить одну свою боль другой. Не сделает ли он это снова, встав рядом с Уолли и… Что будет тогда?

Чтобы найти тебя. Снова. Или ты поступила иначе, если бы я забыл тебя? - он говорил все так же, не отрывая взгляда от Флэша. Или это уже не он, а тень? Или быть может Уоллес стал лишь копией самого себя? Не потерял ли он собственную личность в погоне за счастьем?

Итак, очередное откровение, всё это время скрываемое по неизвестным (пока) соображениям. И что бы это значило? Дине пришлось сделать над собой усилие, чтобы не скривить лицо в недоумении ещё сильнее. Она и без того, должно быть, выглядела глупо.

У меня всегда было ощущение, будто я знаю тебя очень давно. Понимаю, что это совершенно невозможно, но... – она посмотрела в затылок мужу, затем подошла ближе и положила руку ему на плечо. Дина не жаловалась на память, не страдала амнезией и получить сотрясение для неё было практически нереальным, – Почему я не помню?

0

11

Уэст тихо хмыкнул. Как можно помнить того, чего не было? Чуть повернув голову в сторону девушки, парень слабо улыбнулся. В душе вновь начала расползаться рваная рана, которую только-только удалось закрыть после стирания того другого мира, где он, вопреки всему миру, был счастлив.

– Я… я начну с самого начала, хорошо? - парень перекинул ноги через перила и сел, благо они были достаточно широкие, чтобы уместиться. Взгляд его был устремлен на человека в красном. - На твой день Рождения. Меня вытащили из небытия примерно за неделю до этого. Точнее… Его вытащили, это было примерно…  Хм… Для меня прошло чуть больше года.

Уэст кивнул на самого себя, но из прошлого. Забавно было смотреть на себя со стороны. Это ведь не реликт, который лишь на пару секунд отстает от тебя. Это ты сам, но очень и очень давно. А если вернуться ещё раньше, до того дня, как Уэст оказался в этом мире, то не найдется такого рыжеволосого двойника. Его просто не существовало.

До этого у него была семья. Жена, двое детей. Маленькая принцесса Айрис - Уэст улыбнулся, вспоминая собственную дочь. Он любил её и даже тот факт, что малышку стёрли во времени, не отменял этого факта. Он помнил. Как любил и помнил собственного сына. - Малыш Джей, верный страж собственной сестры. Они были той ещё парочкой…

Уэст замолчал, опуская голову ниже. Он прекрасно знал, что у этих детей есть ещё шанс появиться на свет. Но этот шанс сейчас таял с каждой минутой. Нет, с каждой секундой.

Если не существует Уолли Уэста, не существует и их. Но Он любит их. Точнее… я люблю… Но это я так, для понимания ситуации. Для понимания вон того молниеносного - Уэст кивнул на бегуна. В этот момент его видимо всё достало и он уже ловко уворачивался от ударов, разбивая кулаки о лица бандитов. Тебе ещё предстоит понять, что боль не исчезнет просто так. Уоллес устало вздохнул.  –  Если я правильно помню, то скоро должно быть Святилище. Ибо сам он уже не справляется и… Он был слишком слаб, чтобы не полезть в самоубийственную миссию и выжил только благодаря удаче. Только чую я, что эта удача это Я.

Дина уже и не знала, в каком месте вытягивать лицо от удивления или вставлять комментарии. Она молчала, не моргая смотрела куда-то вдаль перед собой и думала… о чём только за те секунды они ни успела подумать! Что если личность человека, за которого вышла замуж, была только выдумкой, причем выдумкой её? Существовал ли тот Уоллес, которого она знала? Да и знала ли она его на самом деле?

“Круто, так у тебя была семья? И не просто какая-то там семья по залёту, а семья, которую ты любил”, – вести диалоги самой с собой куда проще, особенно когда не знаешь, как реагировать на услышанное. Тем более, что рассказывать Дине о своей прошлой жизни никто не собирался. Была ли она зла? Нет. Само по себе то, что у её мужа была какая-то жизнь до неё – это нормально. Не полгода назад же он вылупился и не существовал же в вакууме. Хотела бы она, чтобы Уоллес в красочных подробностях рассказывал о своей биографии и о любимой семье в частности? Нет. Но сказать, что уже был женат, он мог? Так, по крайней мере, было бы честнее, и Дина теперь бы не чувствовала себя пятой ногой собаки или заменителем, причем едва ли лучшим.

Так почему ты здесь, со мной? – отстраненно спросила Дина, по-прежнему глядя перед собой, –  Ты есть, а значит и твои дети будут существовать. Зачем всё это? Валяй, спасай себя-не себя… Каким бы хреновым ни был герой, а от драки он не откажется.

Дина махнула рукой в сторону, жестом отправляя бегуна на помощь. Так у неё будет хоть какое-то время, чтобы осмыслить услышанное. Или не будет, учитывая способности ребят в красном.

Уэст повернул голову в сторону девушки. Он не совсем понимал её реакцию. Точнее, он ожидал чего-то подобного, но видимо готов к этому совершенно не был.

Не сейчас. Потом. Через… - Уэст глянул на часы, будто цифры  давали ему подсказку. Впрочем, дату они ему всё-таки напомнили и мысленно он пытался припомнить момент, когда чуть было не умер в очередной раз. - Где-то через три месяца после Святилища. Но… ты ведь не совсем это спрашивала, так? Почему я… с тобой, так?

Уэст перекинул одну ногу обратно, сев будто на какого-то каменного скакуна. Его  был взгляд пропитанный одновременно и радостью, и болью. Но тосковал он не по той, прошлой жизни, которой никогда не существовало. А другой… которую он стёр сам лично, последовав напутствиям одной светловолосой возлюбленной.

Однажды Я изменил этот мир… мир, в котором было ещё больше боли и смерти. Мой личный Ад. И я… Я стал другим. Менее милосердным. И весь мир меня ненавидел. Никто не любит палачей, не так ли? - Уэст скрестил руки на груди и прикрыл глаза. Говорить о собственных недостатках было не особо приятно. Но она и так видела на что он способен? Не отвернулась даже тогда, когда на её глазах он стал причиной гибели людей. Хотя, быть может она просто не видела? - Но… была одна девушка. Которая подарила свет кромешной тьме. И это была ты, Дина. Ты стала той, что не дала мне… потерять себя. Ты собрала меня по кусочкам. А потом… потом обстоятельства сложились так, что ты уговорила меня вернуть изначальные события. Гибель всего мира или стертая жизнь?

Парень вздохнул, взъерошил волосы и вновь продолжил.

Но я не могу…. Не могу без той, что стала для меня целым миром. Я же сказал тебе ранее… Я пришел сюда и не уйду, пока ты не будешь любить меня так же, как я люблю тебя, Дина Уэст.

Не в этом дело, – наскоро произнесла она, чтобы остановить тираду словоизлияний, от которой легче не становилось. Какой смысл в слове “люблю”, если не знаешь, кого любишь? Или любишь образ, в действительности которого никогда не существовало? Она хотела бы улыбнуться, сказать, что всё хорошо и ничего не изменилось. Но тогда бы она соврала себе, в первую очередь. Происходящее напоминало лихо закрученный сюжет мексиканского сериала, но Дине было совсем не до смеха.

– Ты можешь говорить, что я дорога тебе. В данный момент это, наверное, это и в самом деле так. Но что будет потом? Через год, два, через десять лет, когда ты в очередной раз что-то сломаешь во вселенной? – к горлу подступил комок. Ещё чуть-чуть – и она разрыдается. Но нет, нельзя давать волю слезам, нужно держаться. – Что будет, когда ты наиграешься с Диной Уэст? Если существуешь ты, существует та твоя жена, почему ты не пошел к ней и не повторил прошлый сценарий?

Уэст тяжело вздохнул. Вот именно поэтому он и не хотел рассказывать эту истории. Его мотивы воспримут превратно. Его решения поддадутся критике. А каждый его последующий шаг будут считать ничем иным, кроме как игрой.

О, да, конечно. Я здесь рискую уничтожить Вселенную ради улыбки одной единственной девушки, а она думает о том, что у меня есть другая. Впрочем есть у меня одна девушка. Очень милая, забавная. И что самое интересное - она твоя дочь. - Уэст фыркнул. После чего подхватил девушку на руки и вновь унес обратно в Готэм, в её квартиру. Стало заметно теплее.

+1

12

[nick]Dinah West[/nick]От последней выходки Дина пришла в ярость.

Что ты себе позволяешь? Прекрати таскать меня как какую-то куклу! – выкрикивала она и несколько раз ударила мужа в грудь, – Какого чёрта ты куда-то помчался в то время как должен помогать себе-любимому!

Тот факт, что день уже давно перешел в ночь, и заметно похолодало, она и не заметила. Меньше всего её сейчас задевали внешние раздражители, когда в голове творился полнейший кавардак.

Псих сумасшедший, – Дина не унималась и когда поняла, что очутилась в родном городе в знакомом интерьере. Надула губы и отвернулась к окну. Затем вспомнила, что на ней надета вещь Уоллеса, тут же сняла его пиджак и швырнула на диван. О чем с ним говорить, когда разговаривать он не хотел?

Почему он здесь, в смысле, по его словам, не в своем времени – тот ещё вопрос. Впрочем и существование какой-то там дочери (совсем от скорости крышу снесло), которую он назвал “девушкой” – тоже штука интересная. Может это не он, а она сходит с ума? Или скорее всего оба. Иначе зачем нужно было мчаться в прошлое и разыгрывать пьесу по одному ему известному сценарию, почему нельзя было это сделать без перемещений во времени?

Уэст проследил за полетом своего пиджака, который таки упал с дивана, едва коснувшись его края. Хотел было заикнуться, что всё-таки он этот костюм только сегодня купил, чтобы не позориться и не позорить Дину перед именитыми людьми. Но потом понял, что в принципе этот жест его не волнует то особо. 

Вместо этого парень начал убираться, чтобы хоть чем-то занять себя. Пиджак отправился висеть на вешалку. Помыл посуду, протер стол, поставил чайник и делая всё это на всей скорости. В душе вновь ныла рана. Он боялся услышать следующие слова. Боялся, что Дина скажет ему исчезнуть из её жизни.

Чтобы хоть как-то прийти в себя, Уоллес заскочил в ванную комнату. Набрав в ладони ледяной воды, омыл лицо. Дышать стало легче. Из зеркала на него смотрел всё тот же убитый человек. Только если в прошлом была лишь боль и отчаяние, то теперь в глазах можно было заметить проблески злости. И только один человек мог унять эту боль, избавить одной улыбкой от собственных страхов и усмирить его демонов. И вот…

Взгляд бегуна привлек блеск. Повертев головой, он понял, что это какая-то баночка в мусорном ведре. Честно говоря до этого бегун никогда не прибегал к обыску мусорок, да и вообще… Но тут, словно это был Священный Грааль, он потянулся вниз, присев на корточки. Пузырек из под витамин…. для беременных.  Несколько раз моргнув, Уолли ещё раз прочитал надпись.

Он вернулся в комнату, держа в ладони эту самую баночку. Не было его всего пару минут. Но только он хотел задать вопрос, как его опередила девушка. “Что ж, отложим это на потом.”

Меня что, в будущем не существует? – спокойным голосом спросила Дина после долгого пребывания в тишине. Ей требовалась передышка, прежде чем продолжить. Нужно было убедиться, что разговор не перейдет на крик, стоит ему снова возобновиться.

0

13

Уэст на секунду опешил, а как только девушка повернулась к нему лицом, быстро спрятал левую руку за спину, крепче сжимая находку. Ответ у него был. Парень думал об этом несколько ночей, прежде чем решиться на самоубийственную выходку.

Не существует? Почему же. Ты жива здорова. Почему тогда я…. Хе-хе. После того как ты уехала в Сиэтл? И стала любовницей мужика со стрелами? - Уэст качнул головой. Он видел как Дина улыбалась этому бородачу. Видел, как горел её взгляд. И это убивало его. Его Дина целует совершенно другого. - Даже не знаю. Может потому что по сравнению с богатеньким Куином, какой-то рыжеволосый бегун совершенно мерк? И я даже пытаться не стал. Проще было не дать тебя забрать у меня в прошлом.

Ах, любовницей!.. – эхом воскликнула она, плотно сжала губы, но ничего не сказала. Бросила гневный взгляд исподлобья. Последняя фраза её задела. Дину что, фактически назвали сейчас неразборчивой девкой, которая заводит по любовнику в каждом городе? Лицо перекосило от ярости, однако она держалась, чтобы не наговорить лишнего, про себя досчитала до десяти, а после улыбнулась широкой искусственной улыбкой.

А этот Куин горяч, – как бы мимоходом заметила Дина. Сделала это она намеренно, чтобы позлить.

Слова девушки резали по сердцу, заставляя рану в душе всё больше расти и воспаляться. Стало несколько трудно дышать и чертов галстук будто сдавливал шею. Кулаки непроизвольно сжались, послышался слабый треск, но Уэст не сразу понял, что это крошится пластик в его ладони. Спохватившись, Уолли чуть ослабил хватку и просто уставился в пол.

Остальное комментировать она не стала, сделалось сильно неприятно от мысли, что её воспринимали как вещь, за которую можно принимать решения. Так вот значит как! То мы поём песенки и чешем про любовь, то вдруг делаемся скромным застенчивым рыжиком, который боится даже подойти. Хорош муженёк, ничего не скажешь!

Она направилась в соседнюю комнату и закрыла за собой дверь. Села за туалетный столик и посмотрела в зеркало. Первым делом сняла с себя сережки, казавшиеся теперь тяжелыми и совершенно бестолковыми.

“Ну и чего ты добилась?” – спрашивало её отражение. В ответ Дина лишь хмыкнула и передернула плечами.

Бретели легкого платья сползли с плеч, и Дина просто стянула его с себя через голову. Снимая чулки, она подумала, с какой бы радостью в данный момент затолкала бы один из них в глотку Уолли, чтобы думал, что говорил, в то время как другой обмотала бы вокруг шеи и придушила. Выдохнула и… улыбнулась. От такой идеи стало легче. Переодевшись в сорочку, Дина собрала волосы в хвост и принялась удалять с лица макияж.

Уэст, в очередной раз тяжело вздохнув, сел на пол, подперев собой дверь. Закрытая дверь не была для него преградой. Но сейчас он прекрасно понимал, что девушка не желает его видеть. Но терять её очень не хотелось. И он чувствовал, что каждое слово его приближает момент их разрыва. Глухо ударившись затылком о дверь, Уоллес стал считать про себя до миллиона. Обычное до десяти не работало. Вновь взглянув на находку, парень слабо улыбнулся.

  Сколько недель? - Уэст смотрел на потолок, щурясь от света лампы. Он прекрасно знал, что девушка его слышит. И надеялся, что он не ошибся и это не его воспаленный мозг создал галлюцинацию и на самом деле он держит в руках не то, что думает. - Только не говори, что витамины для беременных у тебя забыла подруга и выкинула у тебя дома, ладно?

Отредактировано Wally West (2019-10-03 20:15:49)

+1

14

[nick]Dinah West[/nick]Она вздрогнула, услышав голос Уоллеса совсем рядом. Напряглась, приготовившись вскочить с пуфика в любой момент, стоило мужу лишь показаться на пороге. Секунды отсчитывались, но он так и не появился. Быстрым взглядом пробежавшись по комнате, Дина искала ответ. И не находила. Всё не должно было произойти вот так – наперекосяк и через известное место. И от этого становилось горько.

Накинув поверх сорочки кружевной пеньюар, она осторожно приоткрыла дверь и проскользнула в образовавшуюся щель. Посмотрела сверху вниз на своего великого махинатора.

А, всё понятно, – произнесла Дина, заметив, что находилось у него в руках.

Если бы она надеялась и дальше держать в тайне своё интересное положение, то явно бы избавилась от “улик” более удачным способом. Но она не собиралась, а потому просто выбросила баночку в урну. Ведь если бы всё прошло как должно было произойти, к этому моменту Уолли был бы уже в курсе.

Четыре-шесть недель, – негромко ответила она, – Я хотела сказать сегодня.

Затем опустилась на пол и села рядом, положив голову на плечо парню. Её раздражала легкость, с которой Уоллес решал, что может просто взять и вмешаться  в ход событий, перекроить их под себя. Интересно, как часто он так делал? Ещё больше бесило заявление про мужика из Сиэтла. Она зажмурилась и постаралась прогнать из головы мысли об убийстве.

Ты мой муж, и я люблю тебя.

“...хоть ты иногда и ведешь себя как скотина”, – добавило за неё подсознание.

Не знаю, что будет дальше, но хочу, чтобы в моем будущем был ты и наш малыш.

“Я не хочу оставаться твоим прошлым!” – буквально кричал внутренний голос.

Так будет всегда? В мире будут существовать два Уоллеса Уэста, потому что один из них забрался в собственное прошлое и решил что-то поменять... – говорить об этом было непросто, но Дине нужно знать, на что надеяться, – Ты всегда будешь будущим, а я прошлым?

Парень покачал головой.

Нет, я смогу синхронизироваться, когда он будет готов. Но на этом временном отрезке нас будет двое. Тебе не нужно думать о моем прошлом. Я прошел по этому пути один, пока не встретил тебя. И ему тоже нужно пройти этот путь в одиночестве. Чтобы потом… Но ты… Ты никогда не была моим прошлым. Ты для меня всегда настоящее и будущее. - Уэст поцеловал макушку девушки. Одной рукой он осторожно дотронулся до живота девушки.

Дина насупилась. Делала так она всегда, когда слышала не особо приятные новости и когда ситуация не требовала “надевать маску”. Ну что ж, на какое-то время (и Дина не знала, на какое) придется смириться с тем, что она не могла просто взять и позвонить мужу, чтобы узнать, будет ли он к ужину. Или просто поинтересоваться делами и сказать, как сильно по нему соскучилась. Как будто сейчас дела обстояли по-другому! Но от того, что стала известна причина, положение вещей не изменится в одночасье.

Ты не просто моя жена. Ты луч света в кромешной тьме. И это не просто слова. Если я… когда-нибудь заблужусь в Спидфорсе, то именно ты укажешь мне путь домой. Именно к тебе я вернусь вопреки всему. - Уолли коснулся губами виска девушки, а после вздохнув, осторожно поднял её на руки. - Вам двоим нужно спать. А я постараюсь вас не расстраивать, хорошо?

Договорились, – ответила она. Выражение лица изменилось, и её губы тронула едва заметная улыбка.

Уложив девушку на кровать, Уоллес улыбнулся. Всё-таки она была прекрасна и он честно считал её целым миром. Миром, ради которого он мог совершить невозможное. Стянув с себя рубашку и брюки, Уэст забрался под одеяло.

Надеюсь ты не выгонишь меня на диван? - изогнув бровь, спросил юноша.

Мне очень бы хотелось тебя прогнать, – с хитрым блеском в глазах сказала Дина, – Но ещё больше я хочу, чтобы ты остался.

0


Вы здесь » DC: dark century » Игровой архив » Double trouble


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC