Dark Century — тематический форум, представляющий свободную игровую площадку по комиксам DC. Любые персонажи, когда-либо появлявшиеся на страницах выпусков; любые сюжеты, вдохновлённые вселенной; любые идеи, дополняющие и развивающие мир DC, — единственными ограничениями и рамками выступают лишь канон и атмосфера комиксов. Здесь нет общего временного отрезка и единого для всех сценария: каждый игрок волен привносить свои идеи и играть свою историю.
21/10/2020: Начался новый виток запущенного на форуме квеста: хронология обновлена и актуализирована, а в сюжет ожидаются новые игроки. В честь этого стартовала акция на готэмских злодеев.

09/09/2020: Объявляем период тотального перевоплощения! Помимо визуальной части, вы можете наблюдать первые ростки организационных изменений: обновлён и дополнен гайд форума, а также переделан и частично упрощён шаблон анкеты для новых игроков!

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игра » mayday, mayday


mayday, mayday

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/deA96Av.jpg https://i.imgur.com/U22jGkf.jpg
— mayday! mayday! we are sinking!
— what are you... thinking... about?

Спойлер возвращается в Готэм. Готэм рад принять обратно блудного мстителя и любовно подсовывает ей дело, которое обещает стать самым серьёзным за столь долгое время — кто откажется от возможности заново сделать себе доброе имя и показать, что способен на большее? Стефани ловит едва слышный и кем-то заглушаемый сигнал бедствия от застывшего неподалёку от готэмского порта грузового корабля — и она даже не представляет, кто именно стал его причиной.

Stephanie Brown, Roman Sionis

+2

2

Спойлер нервничала, но со всех сил старалась унять свою нервозность полностью сконцентрировавшись на своей задаче. Она не должна переживать, она должна думать, что ей повезло. Это её большой шанс достойно вернуться на тропу виджиланте, не затрагивая при этому Бэтмена и ко. Она же не могла прийти и сказать ему “Привет Брюс, как дела? Тут такое дело, я вот жива, давай работать вместе.” Было бы глупо, а вот если она совершит несколько неплохих поступков и станет заметной для мышиного братства и в случае если они захотят с ней связаться, то она уже не будет просто воскресшей девочкой-трусихой.

Прокручивая свой старый приемник, она поймала сигнал бедствия, сигнал быстро оборвался, но она услышала название корабля и примерную сторону где он находится. Этого было достаточно, что бы понять, что дело явно в причудах морской погоды или же ржавых деталях.

Сейчас быстро, но мягко ступая по пирсу, по закрытой его части, где была стоянка частных катеров, Стефани приглядывалась к тому, который выглядел бы самым быстрым и совсем было бы круто, если бы еще не сильно шумел. Она закусила от досады нижнюю губу, понимая, что ей было бы неплохо подтянуть свои знания о водной гражданской технике, так как скорее всего она выберет тот, который покажется ей самым симпатичным.

Завести было не проблемой, водить небольшим катером тоже оказалось не сложно, даже весело. Хотя сердце у нее и так набрало уже достаточно оборотов и вовсе не от радости.

На корабле не было включено все освещение, признаков пожара она тоже не видела. Было наоборот темно, а ближе к корме прозвучало несколько очередей выстрелов, а за ними приглушенные крики. Поэтому она снова стала грести, не совсем удобно расположившись на спасательном круге. Катер пришлось оставить позади, чтобы не создавать лишнего шума. По этой же причине, через минут 5 плаванья, Спойлер забиралась на корабль с боковой части.

Восстановив дыхание, при помощи техники, что научил ее Бэтмен, Стефани перезарядила свой крюк и по тени прошлась ближе к середине и только она хотела, прошмыгнуть светлый участок в сторону товарных контейнеров, как увидела одного из головорезов. С нее все еще капала вода, а в этой части корабля было тихо, только само судно скрипело, да рассеянные безграничным пространством голоса у кормы, поэтому действовать надо было быстро.

Кувырок, удар под колено, теперь голова амбала на уровне ее рук, закрыла ему рот мокрой перчаткой, накинувшись сзади мартышкой и связав его руки, своими ногами.

Мужчина был довольно сильным и дергался упорно, поэтому она промазала дважды, прежде чем нашла необходимую точку на шее, чтоб вырубить его, в голове у девушки уже как-то начала проскальзывать мысль, что куда было бы проще, прикрыть ему и нос, чем так мучаться. После этого она еще немного повозилась с ним, привязывая мужика, к первому попавшемуся столбу, при помощи его же шнурков и пояса. Картинно отряхнув ладони по окончанию, Сэфани снова нервно вздохнула и нырнула в тень огромных контейнеров. Ее обувь издавала хоть и тихие, но все же  издавала, чавкающие звуки и пока она проходила вглубь коридоров в сторону кормы, она сделала себе заметку, подумать над улучшением костюма, чтоб на него не влияла так сильно вода. Хотя она догадывалась, что после соленой воды, её кожаной броне будет не сладко.

На одном из последних поворотов Спойлер решила, что лучше будет занять позицию повыше, тени сзади и правда было поменьше, поэтому что бы быть совсем тихой, она стала ползти словно ящерица. Со стороны выглядело наверняка смешно, но было достаточно эффективно. Сгруппировавшись на корточках уже ближе к краю, она стала считать нападающих, оценивать их обмундирование. Благо прихватила с собой небольшой бинокль для таких вещей.

Трое стояли совсем рядом. Все подтверждало то, что это какая-то банда, что хочет поживиться товаром с корабля, их корыто наверняка стояла неподалеку. Будет сложно, но если направить их же огонь друг на друга, использовать крюк как перетяжку. Главное…

И тут её даже словно её мысли замерли. На борт взошел еще один человек, в сопровождении парочки повыше и с автоматами. Это был Черная Маска. Тот самый, её живой кошмар, что каким-то своим извращенным способом сумел вживить свой образ ей в подкорку мозга.

Тихо стало и внизу, так как затихли все кто там был и словно по команде перестали возиться.

Стефани сглотнула вязкую слюну и облизала солоноватые губы. Взгляд отвести от Сиониса она не могла, смотреть не хотела, но вытаращилась и продолжала смотреть, уже даже без бинокля. В маске становилось трудно дышать, нет, не так, она точно задыхалась, и поэтому потянулась маску стаскивать,, совсем позабыв, что в руке у нее что-то лежит.

Бинокль полетел вниз, с грохотом, она шлепнулась на задницу и попятилась, наделав достаточно шума, чтобы ее заметили и поняли, где именно она засела. В её сторону посыпались выстрелы и ей пришлось быстро ретироваться, особо не подключая к своим действиям тактику. Ей было страшно, пару раз, её даже улавливал луч прожектора, что так же пустили на её поиски. Ей было страшно. Умирать страшно, но жить в лапах Черной Маски — невыносимо.

+2

3

Замершая «Лилиан Дейн» плавно раскачивалась на волнах и немо смотрела в сторону виднеющегося вдали готэмского порта — все её крики о помощи заглушались искусственно созданными помехами. Чуть поодаль стояли чёрные катера с острыми хищными носами — лакомая добыча в её трюме привлекла их внимание, и теперь люди Чёрной Маски перетаскивали тяжёлые контейнеры под пристальным руководством своего босса. С экипажем никто не церемонился: рыпались — получали прикладом в лицо, рецепт простой и неизменно действенный.

Кто-то из них успел послать сигнал бедствия, но он утонул в помехах, глушащих любые попытки вызвать подмогу, и разбился на сотни маленьких и бессвязных осколков. Даже если кто-то в готэмском порту и поймает эти сообщения, то едва ли разберёт их суть и обратит внимание; а на гостей со стороны городских мстителей Сионис не рассчитывал — далековато «Лилиан Дейн» была от их привычной области патрулирования.

Один из заложников, в которых превратился экипаж корабля полным составом, начал медленно красться к выходу из трюма, стараясь при этом обмануть следящих вооружённых бойцов и обойти Чёрную Маску, который прохаживался между ящиками груза и оценивал пытливым взглядом свою добычу.

— Стоять! — гаркнул один из его людей, выставленный на охране, и взвёл пистолет.

Выстрел оглушающе прогремел в замкнутом пространстве и пуля звякнула о металлический пол, пройдясь через бедро пленника навылет. Тот упал и завозился в луже собственной крови. Роман недовольно прищурил взгляд.

— Глаза солёной водой разъело или просто читать разучились? — процедил он и приказал всем жестом убрать оружие; внутри корабля, помимо контейнеров с грузом, стояли огромные бочки с красноречивой надписью «огнеопасно». — Попадёте в такую — все здесь взлетим на воздух в зрелищном фейерверке из морских брызг. Сильно хочется засадить куда-то пулю — пользуйтесь собственными висками! Внутри корабля не стрелять!

Злобно рявкнув на своих людей, Роман прошёлся к выходу из трюма, мимоходом вступив в лужу крови одного из членов экипажа — на металлическом полу остался отчётливый бурый след. Контейнеры выносили один за другим, бочки с опасным содержимым — тоже, и им приделяли особенное внимание, боясь даже встряхивать после агрессивных наставлений босса. Всё шло как по маслу — чисто и гладко.

Поднявшись на палубу, Роман связался с дежурящим на грузовом катере бойцом, но его команды прервал внезапный и громкий звук, на который тут же обернулись все — на корабль затесался кто-то посторонний.

— Так-так-так, — глухо протянул Роман под шумом выстрелов: самозванца заметили и попытались устранить.

Юркая тень пронеслась и скрылась за преградой, повернувшийся в её сторону прожектор не успел выхватить даже миллиметра её блеснувших пяток; в очередной раз напомнив о том, почему стрелять здесь опасно и к чему может привести неудачно срикошетившая пуля, Роман направил людей на её поиски: незваные гости ему не нужны. Пространство было малое и численное преимущество — вовсе не на стороне лазутчика, а потому скрыться здесь у него бы не вышло ни при каких обстоятельствах.

Один из бойцов, заметивший движение, двинулся в его сторону — ловкая тень юркнула в сторону и затаилась, считая, что ничей взгляд её манёвра не уловил; обойдя ящики с грузом, в тени которого пряталась гостья, Чёрная Маска пошёл ей наперерез — и схватил, как только она рванула в его сторону, уходя от настигших её преследователей.

— Попалась, — довольно ухмыльнулся он, крепко держа её и пресекая попытки вырваться. — Что-то забыла тут, крошка?

Роман Сионис не узнал маску — сколько в Готэме этих костюмированных фриков, разве возможно каждого из них знать в эмблему и в капюшон? Не особо и присматриваясь, впрочем, он схватил маску, скрывающую её лицо, и грубо её сорвал — и вот тут узнать уже было несложно.

— Ну надо же, — заговорил он уже куда более довольным голосом, — какая встреча. Соскучилась, милая? — Роман обхватил её крепче, пресекая любую попытку к побегу, и спросил тише, почти шёпотом: — А я-то думал, что первого раза тебе до смерти хватило.

Незваная гостья перестала быть мелкой неприятностью и превратилась в очень даже приятную, пусть и неожиданную встречу. Сионису было плевать, что стряслось со Спойлер после ночи в его убежище, но по последствиям и реакции её мышиного наставника он понял, что девчонка, пусть и ушла от него живой, в таком состоянии осталась недолго.
Что ж, этих бэт-фриков действительно тяжело убить.

Не давая вырываться и чинить отпор, Роман потащил её внутрь корабля — эта встреча его порадовала и было бы грешно не уделить ей внимание.

+1

4

За ней погнались слаженно, словно стая хищников за добычей на знакомой территории, а сама Спойлер не сильно и отличалась от испуганной косули — ею в основном руководил страх. Всё её часы восстанавливающих тренировок, прошлые занятия с Бэтменом и время медитаций, исчезли словно тонкая спичка сожженная играючи.

Возможно стоило бы потратиться еще на курс терапии у мозгоправа. Хотя, на какие деньги? Вот она и бегает в своем не геройском костюме, мокром от морской воды, с колотящимся сердцем и сбитым дыханием. Совсем никакой концентрации. За что и поплатилась.

Пара резких рывков  — скорее рефлекторных, ничего не дают и Спойлер затихает. Остатками рационального мышления (та часть, что не утонула в испуге), она понимает, что сейчас вариантов для побега нет. Не убил сразу, значит нужно ждать только шанса. Возможности, да чего угодно, — его усталости, его невнимания, проблем извне. Сейчас главное совладать со своими мыслями и телом.  Стефани лишается своей маски и только от того, что это сделал именно Сионис —  ощущение словно она голая. Противно и стыдно одновременно. Накатывает осознание бессилия. Она не может даже моргнуть, скованная не только крепким хватом рук, но и накатившим ужасом, всё, что она сейчас может, так это тяжело дышать и слушать этот въевшийся в подкорку елейный шёпот.

— А я-то думал, что первого раза тебе до смерти хватило.

До смерти. Как он прав, она почти ведь умерла. Хотя, от того набора таблеток, на которых она провела долгое время и которыми сейчас старается блокировать все свои ментальные проблемы, она не уверена, что жива. Возможно она и правда умерла, а это тот самый банальный ад, когда человек раз за разом отправляется встретиться со своим худшим кошмаром. Но даже если откинуть всю эту метафизику, она была мертва для многих, она была мертва для Готэма. Для мамы, Тима, Бэтмена. И возвратившись из мертвых она снова налажала.

— Пусти! Урод. — оскорбление она уже скорее прорычала.

А злилась по большей части на себя.

Очутившись внутри корабельной рубки, да еще в окружении вооруженных головорезов, Стефани ничего не оставалось, как осмотреться и усиленно готовиться к тактическому отступлению. И всё наверное было бы так, если бы она была Бэтменом, даже если допустить вариант, что Бэтса могли схватить таким образом. Проблема была в том, что она была Спойлер, без должной экипировки и явно не готовой к такому уровню угрозы. А еще, никто не знал, что она здесь. Где-то там не было никакого подкрепления.

Без маски мокрые волосы растрепались и прилипли к лицу. Наконец она взглянула на Сиониса, она пялилась на него одновременно зло и пряча испуг и с непониманием, как на скалящуюся собаку. Не к месту паниковала. Заметила пистолет в руке охраны у дверях. “Но им же велели не стрелять, так?” — разумная мысль, которую перекрывает другая, — “Надо было тогда выстрелить. Надо было тогда стрелять ему прямо в череп. Да, но ты же хорошая девочка, Брюс тебя тогда хвалил, назвал посмертно Робином. Ты же решила, что оно того стоило.”

Ох, если бы она не была такой самонадеянной и в её поясных сумках было больше сподручного оружия. Смешно подумать, но она даже потянулась за той липучей бомбой слева на поясе, но потом вспомнила, что там лежит детонатор, а бомба на бедре справа, ведь так ей казалось удобнее. Каких-то, сука, пару часов тому.

Убить или не убивать, было в прошлый раз. Сейчас, вроде как бить или бежать, но почему-то этот механизм тоже дал сбой. Она просто пялилась. Внутри было странное ощущение. Вот если взять вину перед учителем за невыученный урок и выкрутить это чувство до максимума.

Она должна была научиться принимать боль, а сейчас у неё точно будет финальный экзамен.

— Тебе незачем меня держать. Я не работаю с Бэтменом. Я полностью бесполезна. — это было правдой, но это не была мольба о быстрой смерти. Это была надежда на шанс.

Отредактировано Stephanie Brown (2021-04-27 21:40:23)

+1

5

— Иронично, — прошептал Чёрная Маска, — вернувшись из мёртвых ты так отчаянно рвёшься обратно к тому, кто стал причиной твоей смерти.

Да, Спойлер была мертва — пусть и не фактически, но все её таковой считали: Роман помнил, как метался по пылающему и разрываемому на куски Готэму отчаявшийся Бэтмен. Каким бы образом она ни инсценировала свою смерть и не попыталась исчезнуть из города, у неё это получилось — и внезапное «воскрешение» не смоет с неё следы выдуманной смерти. Чёрная Маска знает, о чём говорит — его одно время тоже считали мёртвым.

«Урод», — прорычала она, и в её голосе чувствовалась едва уловимая дрожь — от Романа такого не скрыть. Ох уже эта связь между палачом и жертвой — куда прочнее и ощутимей, чем большинству может казаться; пытки — сближающее действо, почти интимное, и не только жертва раскрывается в них полностью — мучитель тоже.

— Ещё больший, чем ты помнишь, — ответил он.

Спойлер больше не пыталась вырываться, затихла — наверняка судорожно пыталась успокоить мысли и придумать хоть какой-то план отступления; но она была на корабле, а корабль — в открытом море, до берега далеко и никто не успеет прийти к ней на помощь. Подумать только — она сама загнала себя в эту ловушку. Затащив её в трюм, Роман ослабил хватку и предоставил Спойлер некоторую свободу, но далеко отпускать её от себя не спешил. Такие встречи происходят нечасто, запирать её внутри корабля и откладывать «на потом» совсем не хотелось — в конце концов, это такое волнительное воссоединение.

С их предыдущей встречи она почти не изменилась — только взгляд стал чуть пристальней, чуть темнее, будто страх и боль остались в её глазах навсегда и там окаменели. Она нервничала, боялась, но всё ещё пыталась держать себя в руках. Даже силилась привести хлипкие доводы, надеясь, что они станут её спасением. Роман не дал ей отдалиться от себя слишком сильно — сделал к ней шаг и протянул руку, успев схватить быстрее, чем она отшатнулась — его ладонь легла на заднюю часть её шеи, пальцы немного зарылись в волосы.

— О, как будто я делаю это только ради пользы. Очевидно, что ты больше не работаешь с Бэтменом — второй раз он бы на встречу со мной маленьких девочек не отправил. Всё гораздо проще, — его губы под маской растянулись в улыбке, — я делаю это ради развлечения.

Если бы Бэтмен был в курсе о захвате корабля, то он бы её сюда не послал — у большой летучей мыши лучше получается анализировать информацию и сопоставлять факты: услышь он тягучие крики о помощи от замершей в море «Лилиан Дейн», то сайдкиков в одиночку в эту огромную и покачивающуюся на волнах ловушку бы не закинул. А именно ловушкой она для Спойлер и стала.

— Надо же, как колотится твоё сердце, — почти играючи протянул он. — Будоражат старые воспоминания?

Он чуть сместил руку, которой держал её за шею, и сжал в кулаке её волосы. Не сильно, без боли — пока что без боли, — и чуть склонил голову набок, рассматривая её лицо. Он знал, что она сейчас будет пытаться делать — все эти попытки затянуть время, отвлечь, выиграть хоть пару минут для обдумывания побега настолько хорошо знакомы ему, что всё это он может воспроизвести наизусть.

Роман поцокал языком, словно выражая неудовлетворение, звук приглушился под плотным материалом маски.

— Я знаю, о чём ты думаешь, милая, — почти ласково сказал он. — Но сбежать не получится — прямо как в прошлый раз, помнишь?

Тогда Роман её отпустил, но сейчас — сейчас он ещё не знал, как именно с ней поступит. Отпускать так рано? Точно нет, это лишено смысла. Убивать? Было бы досадно лишиться столь очаровательно игрушки преждевременно.

— В прошлый раз тебе не хватило смелости — но, признаться, я всё равно был впечатлён: столько бойкости, столько рвения... Интересно, если бы пистолет попал в твои руки сегодня, ты смогла бы спустить курок? — Сионис засмеялся, задавая этот вопрос, риторический по своей сути. — Или воспользовалась бы тем, что стрелять в этом трюме опасно? Вот видишь, как удачно получилось. В этот раз ты в ещё более хрупком положении, чем тогда. Что это у тебя здесь?

Роман абсолютно будничным, спокойным движением опустил руку на её пояс — как и у всех бэт-героев, он был у Спойлер со множеством карманов и одним только мстителям известно, что они туда пихают — иногда Чёрной Маске казалось, что их карманы бездонны. Мало ли, какие сюрпризы может таить эта девчонка — если у неё там что-то взрывоопасное, то это может поставить под угрозу их всех. Он схватил пояс крепче, пресекая её попытки отстраниться, и намерился его снять.

+1

6

Цепкие пальцы на шее быстро ухватились за мокрые волосы, а за этим хватом, последовал резкий вдох Стэф сквозь зубы — не испуг, а когда готовишься, что вот-вот будет больнее. Она и без того была переполнена страхом. Странно, но несмотря на грубые движения, Черная Маска был осторожен и не причинил боли.

Извращенная игра началась. Его лицо было так близко, что побольше бы света, то она бы рассмотрела его глаза в деталях, а не только их отблеск, что казался ей в испуге хищным. Чудовище. Она услышала эту улыбку в его голосе, ей стало противно и отвращение проявилось на её лице. Беззащитная, ловит носом аромат его дорогого одеколона, который совершенно неподходит ситуации, от него тошнит, он перебивает мазут, железо и море вокруг, он заполняет пространство между ними. Её несчастное сердце, кажется, теперь колотилось в горле отдавая в виски.

А он. Он всегда получает что хочет. Вечное положение злодеев в Готеме, с которым хоть как-то мог справляться только Бэтмен. Остальные не задерживались, остальные ломались или умирали. Как она. Черт, чего только снова полезла? Призвание, да? Долг? Кем вы выдите себя через пять лет, спросили зачем-то у нее на собеседовании в закусочной. Живой, сука, живой. Теперь ей хотелось только одного, а она с каждым движением и словом Сиониса не верила в то, что у нее будет хотя бы еще один день.

Правда, зная эту тварь, у неё точно будет еще несколько часов, ярких и запоминающихся. Ведь она помнит. Помнит прошлый раз, воспоминания залили ей глаза, она не помнит боли, но она прекрасно помнит как это было. Хруст собственных костей, как натягивались мышцы, находили на сломанные острые концы костей, как лопалась её кожа, как она поддавалась холодному металлу, расскрывая что под ней... Как ей хотелось жить и одновременно всё прекратить, даже умиреть. Она дернулась, в попытке отбросить руку и принять хоть какое-то достойное положение, оскалила зубы — пускай видит, что она прекрасно помнит, пускай упивается прошлым, пусть это будет тем моментом, когда он недооценит её. Пожалуйста.

Стефани знала, что Черная Маска не жаждет слышать её ответов, он предпочитал по большей мере всхлипы и стоны, может даже проклятия в его сторону, но никак не диалог. Побольше эмоций подайте ему и приправьте контролем, а пить будем, конечно же, чистую и неразбавленную кровь. Спойлер резко выдохнула через нос, прикосновение у пояса и последовавшая дрожь по телу от этого словно отрезвили её, словно дали разряд и громкое — чего тебе терять?! Она ухватилась пальцами за его руку, крепко и помахала головой. Медленно, будто могла в таком положении предупреждать его о каких-либо последствиях.

Она перевела взгляд на амбалов, что решили всё же оставить их. Было плохо видно, но кажется всё было именно так. Ну да, куда она отсюда денется? Она и сама не знала.

— Не трожь. — её желваки надулись, она наверняка не выглядела и в половину такой грозной как ей хотелось, но голос хоть и выдал нернвные хрипы, все же был твёрдым. — Выстрелила бы? Может узнаем? Дашь мне пушку и посмотрим раз так интересно. — ей деваться некуда, перед её глазами была только маска, совсем не лицо, вот она и пялилась.

— Кто знает, может раз я не работаю на Бэтса, я могу тебя и таким удивить. Не смотря на опасность и всё такое, да Роман? — Стефани пустила нервный смешок и как-то тоскливо простонала. От того, что она заговорила и первый страх спал, к горлу подступил ком, а на глазах появились слезы, которые она из последних сил старалась сдержать. Она знала его имя, давно, но всегда отрицала его наличие у Маски. — Урод, как наверное легко прятать свое рыло под маской. Словно не ты, словно не с тобой. А наркотики не пробовал? Тоже можно словить диссоциацию. Небось такой страшный, что и бабу найти себе не можешь, приходится удовлетворяться через насилие. Знаешь, я слышала это можно лечить. Могу даже провести и показать то место где. О! О, точно! Твоя маска, это как у троллей в интернете. — на мгновение она снова улыбнулась, но улыбка быстро потухла и последние слова она сказала снова словно плевок — Инцел ебанный.

Отредактировано Stephanie Brown (2021-04-27 23:18:32)

+1

7

Она не просто помнила. По её глазам, повадкам, даже по резким вдохам и озлобленным оскалам Роман видел, что события той ночи так и не преобразовались для неё в обычные воспоминания — они всё ещё держат, не отпускают. Каждая вспышка боли и разряд страха сплелись для неё в цепкую паутину, Спойлер — всего-лишь мотылёк, по ошибке туда угодивший, всё ещё бьющий, мечущийся среди липких нитей — ни порвать, ни выпутаться. Где-то глубоко в ней пытки всё ещё продолжаются, утягивая всё глубже и глубже в жар разогретых зыбучих песков. Каждая песчинка — как прокол на коже.

Она не выбралась тогда из его убежища, не сбежала. Часть неё навсегда осталась там.

Море беспокоилось, словно разделяя её волнение, — «Лилиан Дейн» покачивалась, пол под ногами казался подрагивающим, живым. Роман сказал своим людям чуть слышное «кыш» и бойцы покорно ушли из трюма, Спойлер бегло проводила их взглядом. Роман ухмыльнулся — вряд ли она расценит это как добрый знак. Один на один, без постороннего присутствия, в таком опасном и таком хорошо знакомом уединении.

Спойлер напряглась, как только он тронул её пояс, перебирая пальцами карманы и отсеки в поисках застёжки. Роман ожидал, что она захочет отвлечь его внимание — и она попыталась, преодолев оцепенение от накатившего шока и страха, натянув маску искусственной храбрости.

— Всегда знал, что Бэтмен отвратительно на вас влияет, — голос Чёрной Маски почти вибрировал от довольства ситуацией. — Ограничивает и сдерживает, как большой чёрный намордник; пытается держать под контролем целый Готэм, но не справляется даже с собственными шестёрками. Насколько, наверное, без него свободней... И пистолет в руку ляжет, и обратно ко мне вернуться можно — никто ведь не остановит, не вразумит, да?

Она говорила так бегло, так агрессивно — да, ярости ей было не занимать, и прямо сейчас эта ярость сквозила в её голосе и чувствовалась в сумасшедшем ритме её сердца. Сколько времени она уделяла, воображая себе вторую встречу с Чёрной Маской? Сколько раз представляла, как убьёт его, как закончит начатое, как сотрёт из памяти и навсегда избавится от ощущения его рук в собственной душе? О, наверное, достаточно. Или, может, она и вовсе боялась об этом думать, стараясь похоронить воспоминания глубоко внутри себя, кинуть в яму поглубже и присыпать землёй, взгромоздив сверху прибивающий крест? Любопытство вскипало в Романе, ему хотелось вскрыть её и посмотреть, что на самом деле происходит внутри — если он снимет её кожу, то под ней наверняка увидит отпечатки своих же собственных пальцев.

— Наркотики? — он улыбался: улыбка звучала в его голосе расслабленным, но от этого таким опасным весельем. — Пробовал.

Его пальцы сжались на её волосах сильнее, намотали их, заставляя её запрокинуть голову, — вот теперь она наконец-то может почувствовать боль. Лёгкую, почти не причиняющую дискомфорта — может, такая ей даже нравится.

— Но это, — Роман сильнее натянул её волосы: теперь удовольствие уже маловероятно, — это лучше.

Он толкнул её к стене, волосы всё ещё крепко намотаны на кулак; несколько его размашистых шагов почти протащили её по холодному полу трюма и металлическая стена отозвалась гулким «бам» на резкое столкновение с её спиной. Никто из людей Сиониса не смел упоминать в разговорах его маску или даже надолго задерживать на ней взгляд — все боялись её, боялись его реакции, неизвестность всегда страшит. Как ни крути, но маска справлялась со своим назначением: запугивала, отталкивала, настораживала неизвестностью — и эта видимая неестественность отзывалась в большинстве будоражащим холодком. В Готэме Роман был таким не один.

— Удивительно, что за столько времени с Бэтменом ты так и не догадалась, для чего нужна маска, — процедил он, склоняя лицо к её уху. — И нет, милая, не для сокрытия личности, не для пряток, не для притворства. Знаешь, зачем её носит Бэтмен на самом деле? Кем бы он ни был без этой мышиной морды, каким бы ни было его лицо под ней — оно не настоящее. А вот мышь — это он и есть. Он настоящий. Ни один фрик не держался бы за это «геройство» из чувства справедливости или жажды мести, твой бывший мышиный папочка просто от этого тащится — это то, кем он на самом деле есть. А откуда я это знаю? Потому что у нас с ним одинаковые фетиши. Это и есть моё лицо, милая.

Роман ухмыльнулся и с силой дёрнул защёлку на её поясе — послышался треск и звук рвущейся ткани; кажется, новый её костюм не такой прочный, как старый.

— О моих бабах и удовлетворении заговорила, потому что эта ситуация тебя заводит? Брось, — Роман отпустил её волосы и обхватил ладонью за горло, сжимая достаточно для того, чтобы оборвать любой поток протестов и пререканий, — это одно из свойств защитных механизмов психики, знаешь: преобразовывать болезненное в приятное.

Его голос почти перешёл на шёпот — опасный, самодовольный шёпот.

— Я не большой фанат вторых свиданий, — он пожал плечами, будто речь шла об обычной, будничной беседе, и словно его рука прямо сейчас не сжимала её горло. — Все мужчины одинаковы — девицы вроде тебя, наверное, об этом уже знают; и как бы ты ни запомнилась мне после первой нашей встречи, я бы никогда — никогда — не перезвонил тебе сам. Дело не в тебе, просто... ох, ладно, я ненавижу лгать. Дело в тебе, золотце, мне не хватило огонька.

Роман дёрнул за пояс во второй раз, и хлипкие нитки и куски ткани, удерживающие его, окончательно поддались — Чёрная Маска отбросил его в сторону, пояс оказался неожиданно тяжелым и упал с громким шумом. Наверное, там было несколько вещичек, которые могли бы ей помочь — вот же засада для бедной Спойлер. Если она сейчас попробует воспротивиться, если только попытается дать отпор или отбиться — о, тогда игра наконец-то начнётся на прежних правилах. И так щадяще держать руку на её горле Роман уже точно не будет.

— Полагаю, поэтому ты и здесь. Никак не могла выкинуть меня из головы и фантазий?

+1


Вы здесь » DC: dark century » Игра » mayday, mayday


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно