Говорят, что каждый город обладает своим характером. Одни яркие и оптимистичные, вселяющие в своих жителей веру в завтрашний день, другие - пафосные и величественные, в которых особенно комфортно чувствуют себя элита общества. А еще города могут быть большими и энергичными, маленькими и сонными, вдохновляющими или отталкивающими. Но нет в мире второго такого города, как Готэм. [читать далее]
06/10/19. Свершилось! НА ФОРУМЕ ЗАПУЩЕН ПЕРВЫЙ КВЕСТ. В связи с чем добавлены акции на необходимых в сюжет персонажей и объявлен упрощённый приём для всех жителей Готэма.

08/08/19. в честь первого полугода на плаву для всех героев и злодеев действует упрощённый приём до конца августа.

11/03/19. читайте о свершениях в новом выпуске новостей.

11/02/19. А у нас тут первое полноценное объявление.

30/01/19. Теперь мы такие же стильные, как Черная Маска. С обновлением дизайна нас.

22/01/19. Усиленно готовимся к открытию, которого заслуживает этот город.

22/01/19. чирик. здесь будут новости.

DC: dark century

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: dark century » Игра » Drag me down and chain me


Drag me down and chain me

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/gzwX0tR.jpg https://i.imgur.com/6N1buvZ.jpg
JOHN CONSTANTINE, KING OF THE VAMPIRES

Король Вампиров отравился кровью Джона Константина.
Иронично. И вовсе не то, с чем стоит мириться.

[nick]King of the Vampires[/nick][status]Gladly now please suck me dry[/status][icon]https://i.imgur.com/QkdXt1h.jpg[/icon][sign] [/sign]

0

2

Ярость пульсировала где-то внутри, зудела между рёбер, клокотала в саднящем горле, которое разъело кровью из чужих вен. Кожа, оплавленная солнечным светом, срослась заново на костях — надо же, Король Вампиров всё-таки увидел рассвет, который так хвалили люди в своих смертных жизнях, увидел и тут же зажмурился — а рассвет не мигая смотрел на него своими испепеляющим горящим глазом. Он крошился и плавился от этого жара, но не чувствовал боли — боль изнутри перекрывала боль снаружи; кожа срослась заново, а выжженное демонической кровью нутро осталось сочиться ломотой и резью. Король Вампиров пережил рассвет, но не мог справиться с кровью демона в своих жилах.

Когда он скрылся под землю, то скрутил своё тело в судорогах попыток выплюнуть каждую каплю крови, выпитую за своё бесконечное существование; он был готов вывернуть себя наизнанку и соскрести звериными когтями тот яд, который попал в него вместе с кровью Джона Константина. Но тот уже въелся в мясо и кости, в ткани и клетки — каждая частица Короля Вампиров изнывала от боли, доставляемой кипящей демонической дрянью. В те первые моменты, должно быть, он в единственный раз осознал, каковы на вкус страдания.

Они оказались горче крови умершего спидозника.

Теперь боль была его постоянной спутницей — иногда едва ощутимая, зудящая где-то в подкорке, иногда — сводящая с ума, кипящая в жилах и в изорванных венах. В такие моменты ему хотелось впиться самому себе в горло и перегрызть его, порвать на ошмётки и раскидать по всей земле. Вымыть эту въевшуюся заразу не удавалось ничем: он пил кровь грешников и последних праведников, он выжирал младенцев из утроб матерей и запивал самыми долгоживущими старцами; ему не помогала ни кровь девственниц, ни кровь шлюх, ни кровь девственниц, превращённых в шлюх; он мог осушить весь мир, но ничья кровь не избавила бы его от жгущего демонического ощущения внутри. Даже кровь других вампиров — он едва не убил Дариуса, единственного из своих последователей, кто был готов умереть за него с искренним рвением, но это не имело никакого воздействия; он заставлял других пить свою кровь, но они только падали замертво, как разъеденные спиртом пиявки.

Ни одно из доступных средств не могло помочь отравленному Королю Вампиров. Вместо дыма он обращался во влажный кровавый туман, вместо волка — в огромную псину с хриплым дыханием, иронично напоминающую адскую гончую; голод ощущался режущей болью, а насыщение — отвращающей тошнотой. И хуже всего была неспособность что-либо с этим сделать. Злоба закипала в Короле Вампиров вместе с демонической кровью, разгоралась не хуже солнечного пламени и с ненавистью шипела лишь одно имя: Джон Константин.

Слепая рыба в подземном пруду смотрела на него своими белёсыми глазами и оракулы из горных омутов ни черта больше не показывали. Собственные же вампиры и мертвецы смотрели другим — изменившимся — взглядом: в их глазах больше не было благоговения и слепой покорности, они видели в нём кого-то другого, но не своего Короля. Кого-то обозлившегося, ослабевшего и сломленного, кого-то поверженного.

Он не собирался пускать всё на самотёк. Привыкнуть оказалось невозможно, справиться своими силами — тоже, и Королю оставался только один, последний вариант: найти виновника своего положения и заставить его исправить это дерьмо. Ненависть, вскипевшая в короле и повелителе всех мертвецов, передавалась его легионам — Константина ненавидела каждая тварь из глубокого подземного царства. Сильнее, наверное, его ненавидели только в Аду — Король Вампиров чувствовал себя на месте обманутого и униженного Первого из Падших.

Слепая рыба таращила бессмысленно вылупленные глаза и немо хлопала огромным ртом. Вода в омуте была холодная, стылая, мутная, как взгляд мертвеца, и пустая, как выеденная черепная коробка. В своём стремлении заново отыскать Константина Король Вампиров готов был пойти на многое — ничто не было для него важнее, чем вернуть свою былую силу. Кости ныли — говорят, дурное предчувствие, — и раскалённый свинец пульсировал в его венах. Он найдёт человека, который сделал с ним это, найдёт и заставит исправить, а затем — убьёт без малейшей жалости, не коснувшись и пальцем его дурной крови.

На это не потребовалось много времени. У Короля Вампиров были легионы мертвецов и тысячи прислужников — они охотно несли ему любую информацию и не требовали ничего взамен; однажды он предлагал Константину на себя работать, но горделивый ублюдок отказался, противопоставив вечной жизни возможность напиться с друзьями и увидеть долбанный рассвет. Он даже не понимает и не осознаёт, что накликал на себя после того, что сделал с Первым из Падших, и как усугубил это тем, что сделал с Королём Вампиров. Всё, что ниже корки земли, ненавидит Константина с немыслимой силой.

Он нашёл его в узкой комнате с зашторенными окнами, которая едко пропахла джином и дымом сигарет «Силк Кат» — в их прошлую встречу Константин был в гораздо худшем виде и запах алкоголя сильнее бил по ноздрям. Король Вампиров застыл над ним, с холодным прищуром глядя как вздымается его грудь и чувствуя, как сердце перегоняет кровь по его венам — дурную, проклятую кровь. Губы скривились, невольно обнажая заострённые клыки; в руках Короля была дохлая кошка со вскрытым горлом, кровь из которого стекала по чёрному хвосту и капала на пыльный паркет. В ванной на зеркале большими кровавыми буквами был написан адрес, куда он приглашал Константина явиться следующей ночью — глухой переулок в нескольких кварталах отсюда, тихий и безлюдный; было что-то ритуальное в том, чтобы приглашать его на разговор таким образом — в самую первую их встречу Король Вампиров поступил так же.

Стоило усилий перебороть в себе подпитываемое ненавистью желание свернуть ему шею прямо сейчас и кинуть в грёбаный ад на растерзание демонам. Но Константин был ему нужен — и это ощущение омерзительно горчило на вкус.

Он ушёл через щель в окне ванной комнаты, бросив напоследок кошку-чернильницу в залитую кровью раковину; когда Константин придёт — а если он не придёт сам, то его приведут силой — он выскажет ему всё, что накопилось за это время. [nick]King of the Vampires[/nick][status]Gladly now please suck me dry[/status][icon]https://i.imgur.com/QkdXt1h.jpg[/icon][sign] [/sign]

+2

3

Проблемы. Они были в его жизни всегда. Даже будучи ещё в утробе собственной матери, пихаясь то в  живот, то отодвигая своего брата, он получил первую в своей жизни проблему. А потом появилось ещё и ещё. Их становилось всё больше, что не перечесть их все. Увеличивались в геометрической прогрессии. Словно он рубит какого-то многоликого демона и на место одной отрубленной головы встают ещё три.  Впрочем, так было всегда. И всегда проблемы скатывались к одному очень тезисному понятию - выживание. Выжить любой ценой. А если и предстоит умереть, то смертью своей получить максимально большой куш.

Впрочем, даже смерть не являлась преградой. Сотни раз он чувствовал её ледяное дыхание на своём затылки. Настолько близко, что шевелились волосы, а по телу пробегали мурашки. И столько же раз он поворачивался к ней лицом, готовый в любой момент принять свою участь, но поиметь с этого нехреновые проценты. Ему задолжала и жизнь, и смерть и Вселенная в принципе. Им впрочем, абсолютно на эти долги плевать.

Каждый чёртов день лишь день. Его нужно прожить так, будто рассвет не наступит никогда. Но стоит учесть, что были в его жизни и лучшее времена. Раньше, когда на другой стороне Ирландского моря, когда его жизнь была на самом деле прекрасной, всё было гораздо проще. Виски лилось рекой и уходило, словно лёгкий компот, сваренной заботливой старушенцией из дома напротив. Опиум туманил сознания, заставляя говорить о совершенно нелепых вещах. Говорить до самого рассвета или следующего заката. Почему он не остался там? Почему его вновь притянуло в ненавистный Лондон? Город, от которого  он бежал, но не смог скрыться? Или это его судьба, петлять по любой дороге и вновь оказываться не там, где хотел бы?

Сегодняшнее утро тоже не принесло ничего другого, кроме дурно пахнущих вестей. Среди привычных запахов не самых дешевых сигарет и выпитого спиртного, витал и другой. Запах смерти, смрада. Константин слышал этот запах много раз. Разлагающийся плоть, медленно гнеющая и отравляющая воздух. Он уже слышал этот запах раньше. И так же омрачался его день. И пусть в тот раз всё происходило этой же ночью, но Джон чувствовал, что просто так от него не отстанут.

Мало мне чёртовых ублюдков?

Константин открыл дверь ванной, откуда был слышен этот смрад. Слабая надежда на, что это просто очередной кошмар, трепыхалась где-то внутри грудной клетки, задыхаясь этим ароматом. Он уже предполагал, что увидит на зеркальной поверхности. И это будет далеко не помятый образ его былого Я.  Взгляд медленно поднимался от кривой дорожки из потемневших капель крови, поднимаясь всё выше. В раковине опять лежал труп. На этот раз пострадала кошка. Константин лениво отметил, что в прошлый раз были птицы. Видимо гоняться за пернатыми стало тяжелее, да? Кровавый адрес алел на стеклянной глади зеркала.

- Значит ты всё ещё жив? - не было даже вопросов о том, какой именно из ублюдков приглашал его на очередное рандеву. Скоро подобный способ общения станет визитной карточкой этого мудака. Впрочем, Константин  хотел бы не устраивать с ним и второе свидание. Первого вполне хватило, а последующая мимолётная встреча лишь упрочило первое впечатление. Однако, удивляло совсем другое. Не то, что Король Вампиров желал с ним вновь повидаться в интимной обстановке.  Скорее сам факт, что это создание, хлебнув отравленной крови проклятого мага, всё ещё существует - удивлял не меньше, чем собственное сердцебиение по утру.

Времени вагон и маленькая тележка. Лениво покачиваясь на задних ножках стула, мужчина смотрит на часы. Все дела давно сделаны. Прощальные слова близким он говорить не будет. Просто по причине того, что близких то давно и нет рядом. В живых, впрочем, тоже. А мёртвые и так его не покидают, напоминая о себе достаточно часто. Он слишком устал, чтобы внимательно следить за ними и хоть как-то реагировать. Он живой. Он настоящий. А они... Они просто тени давно исчезнувших людей. Слова лишь мухи жужжащие над ухом. Отмахнуться рукой, безуспешно прогоняя муху прочь. Стрелки часов показали девять вечера.

Откинув стул назад и положив запечатанный конверт с некоторым количеством денег, Джон выходит из комнаты. За всё надо платить. За еду, воду, дом и собственную жизнь. В особенности жизнь. И рано или поздно пора расплатиться с долгами, не так ли? В этот раз не хотелось думать  о том, что рассвет не наступит. Но в эту каморку он больше не вернется, а арендодателю тоже нужно чем-то платить за собственную жалкую жизнь.

Несколько кварталов пролетают слишком быстро. Даже размеренным шагом, лениво делая каждое движение и выдыхая в ночной воздух клубы табачного дыма. Константин подмечает, что прошлое рандеву было более атмосферное. Старый парк, одинокий и пустой в ночное время суток. Ходячие мертвецы вокруг и завывание волков на фоне. В этот раз же всё намного скромнее. Лишь тихий переулок, где едва ли слышен лай собак и где-то вдалеке слышится вой  полицейских сирен.

Джон замечает его практически сразу, как только бледная фигура отсоединяется от мрачной тени. Вновь закурив, мужчина поднимает взгляд на бывшего Короля. Сейчас он походил скорее на просто вампира, которого очень не слабо так потрепала не-жизнь. И это всего-то от глотка его крови? Что же случилось бы с тобой, "приятель", если бы доза была бы выше? Ссохся бы и развалился прямо там, где когда-то стоял?

- Мило. Я думал ты покончил с желанием завести со мной отношения и мы расставили все точки над i ещё в прошлое наше... свидание. Если уж ты настолько мной увлечен, то может быть выберешь другой способ передавать приглашения на рандеву? Существует такая вещь как телефон, знаешь ли. Всего то пара центов, да красная будка за ближайшим поворотом. Неужели это так сложно? - Константин вновь затягивается, переводя взгляд в сторону. Как и в прошлый раз он был уверен, что это свидание будет похоже на спаривание с самкой богомола. И единственный способ выжить - не дать себя трахнуть.

+1


Вы здесь » DC: dark century » Игра » Drag me down and chain me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC